Научная статья на тему 'Территориальное верховенство как признак государства в русских землях XIII-XV веков'

Территориальное верховенство как признак государства в русских землях XIII-XV веков Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
806
258
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РУССКИЕ ЗЕМЛИ / ОРДА / ПУБЛИЧНАЯ ВЛАСТЬ НАД ТЕРРИТОРИЕЙ / ПРИЗНАК ГОСУДАРСТВА / ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ РУСИ ОРДЕ / RUSSIAN LANDS / THE HORDE / PUBLIC AUTHORITY OVER THE TERRITORY / THE STATE ATTRIBUTE / THE STATE ACCESSORY OF RUSSIA TO THE HORDE

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Назипов Ильгиз Ильдарович

В контексте анализа русско-ордынских связей на предмет государственной принадлежности русских земель Орде исследуется проявление признака государства — «территориальное верховенство». В определенные периоды русско-ордынских связей власть хана была высшей в русских землях, решением хана на Руси создавались ордынские административно-территориальные единицы, по воле хана изменялись границы русских княжеств, Орда защищала русские земли как свои.I

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

n the context of analysis of Russian-Horde relations on the matter of the state accessory of Russian lands to the Horde the manifestation of the state attribute — 'territorial supremacy' — is being investigated. In certain periods of Russian-Horde relations the khan power was supreme in Russian lands, by the khan decision the Horde administrative-territorial units were established, by the khan will the borders of Russian principalities were changed, the Horde defended Russian lands as its own.

Текст научной работы на тему «Территориальное верховенство как признак государства в русских землях XIII-XV веков»

Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 5 (296). Право. Вып. 35. С. 102-106.

ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

И. И. Назипов

ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ ВЕРХОВЕНСТВО

КАК ПРИЗНАК ГОСУДАРСТВА В РУССКИХ ЗЕМЛЯХ ХШ-ХУ ВЕКОВ

В контексте анализа русско-ордынских связей на предмет государственной принадлежности русских земель Орде исследуется проявление признака государства — «территориальное верховенство».

В определенные периоды русско-ордынских связей власть хана была высшей в русских землях, решением хана на Руси создавались ордынские административно-территориальные единицы, по воле хана изменялись границы русских княжеств, Орда защищала русские земли как свои.

Ключевые слова: русские земли, Орда, публичная власть над территорией, признак государства, государственная принадлежность Руси Орде.

Один из спорных и нерешенных вопросов исторической науки и истории государства и права — являлись ли русские земли в ХШ-ХУ вв. государствами или были частью территории государства Орда? Ниже приводится фрагмент работы, в которой автор сделал попытку решить данную научную проблему.

Понятие «государство» многозначно. В упомянутой работе государство определяется как политико-территориальная суверенная организация публичной власти, имеющая специальный аппарат управления и принуждения и способная делать свои веления обязательными для населения всей страны1. Это содержание понятия «государство» взято за основу в исследовании. Государство раскрывается и характеризуется через ряд признаков: 1) наличие публичной власти, располагающей специальным аппаратом управления и государственного принуждения, насилия; 2) организация власти и населения по территориальному признаку; 3) государственный суверенитет, понимаемый как двуединство верховенства и единственности власти государства на определенной территории по отношению к отдельным лицам и сообществам внутри страны и независимость во взаимоотношениях с другими государствами; 4) всеобъемлющий, общеобязательный характер актов, издаваемых государством; прерогатива (исключительное право) государства на издание законов и иных нормативных актов, содержащих общеобязательные правила поведения для населения страны; 5) налогообложение и взимание налогов, пошлин и других сборов2.

Задача данной статьи — выявление признака территориального верховенства, то есть организации власти (хана или русских правителей) над

территорией русских земель. В дальнейшем, при выявлении остальных признаков и синтезе результатов исследований по всем признакам, появится возможность ответить на главный вопрос исследования — были русские земли в XIII-ХУ вв. государствами или частью ордынской государственности?

Принятое в общественных науках содержание признака государства — территориальное верховенство — следующее. В государственно-организованном обществе непосредственно управляются и организуются социальные процессы, происходящие на определенной (государственной) территории: люди и организации подпадают под власть государства в целом или государственного органа, управляющего той или иной административно-территориальной единицей, постольку, поскольку они находятся на их территории. Таким образом, власть государства организуется по территориальному признаку и является по нему универсальной: она распространяет свою силу на всю территорию и на все население страны. Это также означает территориальную неприкосновенность границ: государство само определяет свои границы и защищает их от вторжений; любое изменение государственных границ без согласия на то государственных властей или нарушение границ оцениваются как акт агрессии.

В конкретно-исторических условиях Восточной Европы ХШ-ХУ вв. данный признак обладал некоторыми особенностями. Власть государства ограничивалась церковными территориями и их населением, сдерживалась низким уровнем технического развития общества, средств связи и транспорта и, как следствие, труднодоступ-ностью глухих деревенских и лесных районов.

В этих местах государственная власть была не постоянной, а «приходящей» — в лице сборщиков налогов, приезжавших в отдаленные слабозаселенные районы. Они же выполняли функции судей, решавших наиболее сложные накопившиеся судебные дела. Остальные дела решались «миром» самостоятельно. Но основные элементы признака государства неизменны: распространение публичной власти на территорию, территориальная организация публичной власти, самостоятельное изменение границ, защита территории от внешней агрессии.

Вывод о территориальном верховенстве Орды над Северо-Восточной Русью мы можем сделать, если власть хана распространялась на русские земли, на русское население этих земель, если решением хана на Руси создавались ордынские административно-территориальные единицы, если по воле хана изменялись границы русских княжеств. Если Орда защищает русские земли как свои, то это проявление государственной власти над территорией русских земель Орды и ее правителя. Но если исторические свидетельства дают информацию о том, что над русскими землями присутствовал только территориальный суверенитет русских правителей, то названный признак государства проявляется как свидетельство самостоятельной государственно -сти русских земель.

В разные периоды русско-ордынских отношений признак государства «территориальное верховенство» проявлялся как свидетельство государственной принадлежности русских земель Орде и как свидетельство государственности.

Территориальное верховенство Орды над Северо-Восточной Русью проявлялось в следующем: Русь Ордой делилась на ордынские административно-территориальные единицы — «тьмы», они делились далее по десятичной системе. Г. В. Вернадский и А. Н. Насонов приводят перечень тем в Южной и Восточной Руси3. Ярлык Менгли Гирея 1506-1507 гг. дает перечень тем Южной и Западной Руси с названиями по крупнейшим городам: Киевская, Каменецкая, Черниговская, Курская и др.4 В контексте территориального верховенства Орды над Русью главное для нас в названном документе то, что русские земли в нем представлены не как княжества, а как «тьмы», которых названо шестнадцать. Вероятно, здесь проявилась традиция ордынских и крымских ханов делить Русь по ордынской системе территориально, на тьмы, а не

на княжества, и распоряжаться ее землями как совокупностью темь. В таком случае это подтверждает территориальное верховенство Орды над Русью в тот период, когда данная традиция возникла и утвердилась — в период зависимости Руси от Орды. Северо-Восточная Русь тоже делилась ордынской системой управления на «тьмы». Исторические источники 1360 г. свидетельствуют, что Великое Владимирское княжество состояло из 15 темь: «.. .и насла емоу княжение великое, 15 темь»5. А. Н. Насонов приводит доказательства того, что Великое Владимирское княжение на 1399 г. состояло из 17 темь6. В до-кончании Дмитрия Юрьевича с суздальскими князьями в 1445 г. Нижегородское Великое княжество именуется словом «пятитем», то есть указывается на то, что оно состояло из пяти тем: «.и в Суздаль, в Новгород, в Городець, в Ватку, и во всю патетем Новьгородскую тобъ, господину нашему, кназю Дмитрда и твоему сыну кназю Ивану не въступатисв ничем»7.

В названных выше документах из переписки крымских ханов с великим литовским князем и польским королем содержится информация о том, что крымские ханы даруют Литве принадлежащие ей русские земли. А в ярлыке Менгли-Гирея названы Псков, Новгород Великий, Переяславль, Рязань8. В условиях борьбы за объединение русских земель между Московским княжеством и Литвой, а затем Польско-Литовским государством, подобные ярлыки крымского хана значительно повышали легитимность владения Литвой западными и южными русскими землями и легитимность претензий ее на СевероЗападную Русь и область Рязани, потому что эти ярлыки исходили от представителей династии Джучидов, ранее легитимно владевших Русью и позиционировавших себя как правителей Орды, только изменившей границы и столицу. Ярлык Менгли-Гирея начинается словами, подтверждающими это: «Великоъ Орды великого царя Мендли-Кгиреево слово»9. Сам факт попытки Литвы легализовать свое территориальное верховенство и публичную власть над Западной Русью, формальным правопреемством территориального верховенства и публичной власти над Русью правителей Орды подтверждает данные признаки государства Орда в отношении русских земель.

Одновременно сохранялось и русское деление земель на княжества, но с ханского официального соизволения и верховного распоряжения

землями княжеств и управлением ими. Князья с получением ярлыка получали территорию своих княжеств от хана в условное владение. «Условное» — значит при условии службы хану, как гражданской (сбор налогов, поддержание порядка в землях, обеспечение свободной торговли), так и военной (участие в походах, организуемых ханом, защита земель от внешней агрессии). Соответственно в системе наделения определенной властью князей через ярлыки проявляется территориальное верховенство Орды, ее государственной системы.

Ханы своим решением неоднократно меняли границы русских княжеств, и князья мирились с этим. Например, сильно увеличивалось естественным путем Великое Владимирское княжение. Вымороченные владения (то есть территории, где умершие князья не имели наследника) поступали обычно в распоряжение Великого Владимирского княжения. Не желая излишнего усиления Владимирского великого княжества, хан часто отнимал у него часть земель. Три раздела осуществлялись в 1328 г.10, 1341 г.11 и 1340-50-х гг.12 В результате помимо Великого Владимирского княжества возникли Великое Нижегородско-Суздальское и Великое Тверское княжества. И новые великие князья возили дань с подчиненных им территорий в Орду — так же, как и рязанские князья с 1330-х гг. Древнее обычное право князя на землю было вторично по отношению к воле хана, легко нарушалось ханским решением. Например, в 1392 г. московский князь Василий Дмитриевич получил в Орде ярлык на не свое «по отчине» Нижегородское княжение: «.сложи князь великш Василей Дмитриевичъ целоваше крестное князю великому Борису Косятнтиновичю и приде в Орду къ царю Тохтамышу и нача просити Новагорода Нижняго княжеша князя великаго Борисова <...> и взя Нижний Новагородъ златомъ и се-ребромъ, а не правдою»13. В 1412 г. хан Джелал-ад-Дин восстановил Нижегородско-Суздальское великое княжество. Затем в 1413 г. хан Керим-берды позволил московскому князю ликвидировать это княжество силой. В 1414 г. хан Кепек вновь восстановил его.

То, что изъятие территорий находилось в компетенции хана и русские правители заранее готовы были с этим смириться, иллюстрирует текст духовной грамоты русского князя Ивана Калиты: «А по моим грехомъ ци имуть искати татарове которыхъ волостей, а отоимуться, Вам

сыномъ моимъ и Княгини моей подълити вы ся опять тыми волостьми на то»14. Очень наглядно власть хана над русской территорией (в плане определения границ княжеств) показывает следующая информация из летописи. В 1357 г. в начале «Великой Замятни», когда власть хана над Русью ослабела, московский князь Иван Иванович проявил неподчинение хану: не пустил к себе ханского посла, приехавшего установить межевание между Москвой и Рязанью. Из этого следует, что даже вопросы межевания были в компетенции хана, а не русских князей.

Тезис о том, что хозяином русской земли был хан, подтверждается установлением им в русских землях обязательных для князей изъятий из их полномочий правителей в виде предоставления ханом иммунитетных прав церкви и купцам. В ханских ярлыках русской церкви, например в ярлыке Тюляка Михаилу 1379 г., присутствует не только освобождение церкви и церковных людей от всех видов дани, но и утверждение

о нерушимости и иммунитетных правах землевладения русских церковных землевладельцев. После периода русско-ордынских отношений в русской истории эти права духовных феодалов будут постоянно уменьшаться, вплоть до полной секуляризации церковных земель, что свидетельствует о том, что русские власти не принимали особых прав церкви, и лишь авторитет хана Орды, основанный на легитимности его власти и силе его аппарата принуждения (войска), заставлял их мириться с особыми земельными правами церкви.

Территориальное верховенство, территориальная организация власти включает также защиту границ государства. Орда защищала русские земли на протяжении большей части русско-ордынских отношений с таким постоянством, как защищают собственную территорию. Чем чаще и интенсивнее проявляло себя в этом конкретное западное государство, тем чаще подвергае-лось оно ордынским карательным походам. Вот данные из летописей о татарских походах: на Литву — в 1258, 1260, 1275, 1277, 1279, 1289 гг.15; на Польшу — в 1261, 1280, 1283, 1287 гг.16; на Венгрию — в 1282 г.17 Далекий от Орды Новгород получал помощь ордынцев в защите от немецкой агрессии18. В XIV в. помощь от западной агрессии продолжалась. В конце 1323 г. Литва вторглась на земли Волыни и захватила Волынь19. В ответ в 1325 г. «царь Азбякъ посылалъ князей Литвы воевати; и многа зла сотвориша Литвъ,

и со смногимъ полономъ придоша во Орду»20. В 1337 г. ордынцы и русские предпринимают поход на Польшу (Люблин), союзную в тот момент Литве и самостоятельно стремящуюся к экспансии Галича21. В 1340 г. польско-венгерская армия, собранная для захвата Галича, была разбита ордынцами в превентивном наступлении в самой Польше22. Только в 1367 г. во время «Великой замятни» в Орде, вследствие ее значительного ослабления, победив отряды ордынцев в битве у Синих Вод, литовский князь Ольгерд сумел подчинить себе Южную Русь23. В XV в. государственно-правовые связи Орды и русских земель ослабли из-за оккупации западнорусских земель Литвой и сепаратизма в отношении Орды со стороны Северо-Восточной Руси, в которой стало доминировать Московко-Владимирское княжество. В 1406-1409 гг., в период экспансии Литвы, Северо-Восточная Русь получила эффективную помощь от Орды: «И начашася воевати Русь и Литва, и бывша по три лета во-юючися, и на Плаву приходиша противу собе. Тогда же и Татарове приидоша къ Плаве въ помощь Руси»24.

Вместо защиты русских земель от Орды во время карательных походов русские, до ослабления Орды «Великой замятней» и походами Тамерлана, проявляли пассивность, предпочитая не сопротивляться, а подчиниться воле хана. В карательных походах ордынцев часто участвовали русские отряды, не поддерживавшие нарушителей ханской воли. Более того, отсутствие сопротивления хану обосновывалось князьями верховенством власти хана над ними и русскими землями: «...яко не подобаеть русскым князем противу въсточного царя стояти»25; «.нехотя стати противу самого царя»26; «.не поднимати рукы противу царя»27. Нарушение границ русских земель ордынскими отрядами не расценивалось на Руси как акт агрессии. Это следствие восприятия власти хана над русскими землями и русскими князьями как легитимной.

Но в истории русско-ордынских отношений были периоды, когда русские князья, управляя и владея своими княжествами, не служили при этом хану, правили по русским обычаям, по духовной грамоте предков, и ярлык для них был лишь формальностью. Они не пускали на русские земли ордынских чиновников и ордынские военные отряды, воевали с Ордой, отстаивая неприкосновенность своей земли (примерами могут служить битва на реке Воже, Куликовская

битва, оборона Москвы от Тохтамыша и Едигея, стояние на Угре, многочисленные приграничные военные столкновения). В эти периоды территориальная организация общества и территориальное верховенство в русских землях были собственными, не ордынскими.

Территориальное верховенство как признак государства необходимо исследовать в конкретно-историческом плане применительно к специфическим периодам русско-ордынских отношений. При этом абсолютно верно то, что на значительном протяжении русско-ордынских связей в русских землях на уровне государства проявлялось ханское «территориальное верховенство».

В совокупности с данными исследования других признаков государства при таких же выводах относительно их в те же временные периоды и для тех же русских территорий можно будет с уверенностью говорить о наличии государственно-правовых связей Орды и русских земель, их государственном единстве при сюзеренитете и фактической власти хана Орды.

Примечания

1 Автономов, А. С. Большая Российская энциклопедия : в 30 т. Т. 7 / А. С. Автономов, В. А. Попов. М. : Большая Рос. энцикл., 2007. С. 542.

2 Там же. С. 542-543.

3 Вернадский, Г. В. Монголы и Русь. Тверь : АГРАФ ; М. : ЛЕАН, 1999. С. 224; Насонов, А. Н. Монголы и Русь. М.; Л. : Акад. наук СССР, 1940. С. 98.

4 Акты, относящиеся к истории Западной России собранные и изданные археографическою комиссиею. Т. 2 (1340-1506 гг.). Спб. : Тип. Эдуарда Праца, 1848. С. 4-5.

5 Рогожский летописец, Тверской сборник. Т. 15. М., 2000. Стб. 68 (Полное собрание русских летописей).

6 Насонов, А. Н. Указ. соч. С. 98.

7 Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей (Х^-Х^ вв.). М. ; Л., 1950. С. 119.

8 Акты, относящиеся к истории Западной России. С. 5.

9 Там же. С. 4.

10 Рогожский летописец. С. 45.

11 Там же. С 54.

12 Там же. С. 68-69.

13 Там же. С. 162.

14 Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей. М., 1950. С. 8.

15 Новгородская I летопись. Т. 3. М. : Яз. рус. культуры, 2000. Стб. 56; Ипатьевская летопись. Т. 2. М. : Изд-во Вост. лит., 1962. Стб. 846, 873, 876-878 (Полное собрание русских летописей).

16 Ипатьевская летопись. Т. 2. М., 1962. Стб. 852-855, 881-882, 891-893, 897-899 (Полное собрание русских летописей).

17 Там же. Стб. 888.

18 Новгородская I летопись. Стб. 61.

19 Шабульдо, Ф. М. Земли Юго-Западной Руси в составе Великого княжества Литовского. Киев : Наукова думка, 1987. С. 25-26.

20 Полное собрание русских летописей. Т. 9, 10. СПб. : Тип. Эдуарда Праца, 1862. С. 189 (Никоновская летопись).

21 Насонов, А. Н. Указ. соч. С. 112-113.

22 Шабульдо, Ф. М. Указ. соч. С. 38.

23 Литовско-беларусские летописи. Т. 35. М. : Наука, 1980. С. 138-207 (Полное собрание русских летописей).

24 Симеоновская летопись. Т. 1. Рязань ; Узорочье, 1997. С. 224 (Русские летописи).

25 Памятники Древней Руси: XIV — середина ХУ в. М. : Худож. лит, 1981. С. 157.

26 Софийская первая летопись старшего извода. Т. 6. Вып. 1. М., 2000. Стб. 473 (Полное собрание русских летописей).

27 Никоновская летопись. Т. 12. М. : Яз. рус. культуры, 2000. С. 208 (Полное собрание русских летописей).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.