Научная статья на тему 'Теоретические вопросы дипломатики в трудах А. С. Лаппо-данилевского'

Теоретические вопросы дипломатики в трудах А. С. Лаппо-данилевского Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY-NC-ND
87
34
Поделиться
Ключевые слова
ДИПЛОМАТИКА / DIPLOMATICS / ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ / SOURCE STUDIES / МЕТОДОЛОГИЯ ИСТОРИИ / METHODOLOGY OF HISTORY / ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК / HISTORICAL SOURCE / АКТЫ / ACTS / А.С. ЛАППО-ДАНИЛЕВСКИЙ / A.S. LAPPO-DANILEVSKY

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Комочев Никита Алексеевич

Анализируются представления об историческом источнике, актах, этапах их изучения в «Очерке русской дипломатики частных актов». Дается обзор мнений исследователей об истоках представлений А.С. Лаппо-Данилевского о дипломатике.

Diplomatics: Theoretical issues in the works of A.S. Lappo-Danilevskiys

The article analyzes the views on historical sources, acts, and study stages in "A Sketch of the Russian diplomatics of private acts." Scholars opinions on the sources for A.S. Lappo-Danilevskys ideas of diplomatics are surveyed.

Текст научной работы на тему «Теоретические вопросы дипломатики в трудах А. С. Лаппо-данилевского»

Источниковедческие исследования

Н.А. Комочев

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ДИПЛОМАТИКИ В ТРУДАХ А.С. ЛАППО-ДАНИЛЕВСКОГО

Анализируются представления об историческом источнике, актах, этапах их изучения в «Очерке русской дипломатики частных актов». Дается обзор мнений исследователей об истоках представлений А.С. Лаппо-Данилевского о дипломатике.

Ключевые слова: Дипломатика, источниковедение, методология истории, исторический источник, акты, А.С. Лаппо-Данилевский.

«Очерк русской дипломатики частных актов» А.С. Лаппо-Данилевского, новаторское произведение для своего времени, до сих пор остается одной из ключевых отечественных работ по дипломатике1. Источниковедческие основы дипломатики тесно связаны с другой книгой А.С. Лаппо-Данилевского - «Методология истории»2.

В последние годы появилось немало работ, посвященных личности А.С. Лаппо-Данилевского3 и его трудам4. Между тем ощутим недостаток работ, в которых бы анализировались теоретические положения дипломатики А.С. Лаппо-Данилевского.

А.С. Лаппо-Данилевский работал над «Очерком» в последние месяцы жизни и не успел полностью подготовить книгу к печати. Это было сделано одним из его учеников - А.И. Андреевым.

«Очерк» состоит их трех частей. Первая часть - вводная - о предмете дипломатики, развитии этой дисциплины. Вторая часть посвящена источниковедению частных актов. Завершает книгу раздел, который С.Н. Валк назвал «нервом книги», «ее вершиной», «методологическим этюдом»5 - «Документальное построение частных актов».

© Комочев Н.А., 2009

Попытаемся последовательно рассмотреть основные методологические идеи дипломатики А.С. Лаппо-Данилевского.

В «Очерке», как и в «Методологии истории», источник понимается А.С. Лаппо-Данилевским двояко: «...в многообразном составе исторического материала, отображающего психическую деятельность человека, можно различать два основных вида источников... исторические остатки и исторические предания»6. Такое понимание исторического источника отсылает нас к известному его определению как реализованного продукта человеческой психики7.

«Исторический остаток» у А.С. Лаппо-Данилевского - результат деятельности человека, часть исторического факта, который интересует историка. «Историческое предание» - отражение исторического факта в источниках, результат впечатления, произведенного событием на автора. В качестве примера приводится договор Руси с греками - исторический остаток, а рассказ летописи об этом договоре - историческое предание8.

Разделение исторических источников на данные категории восходит еще к И. Дройзену и Э. Бернгейму. Такая классификация источников до сих пор используется в науке.

Далее предлагается еще одно деление исторических источников -по содержанию: источники с фактическим (содержат показания о фактах) и нормативным (о правилах и нормах) содержанием9.

Эти соображения присутствуют в «Методологии истории», где значительное внимание уделено источникам как остаткам культуры и как историческим преданиям10. Кроме источников с фактическим и нормативным содержанием, здесь выделяются источники с идейным и бытовым содержанием11.

Документ в широком смысле (синоним слова «грамота») - исторический остаток, обозначающий свое содержание преимущественно в письменной форме. Акты (равнозначны понятию «документы» в узком смысле) - «документы, облекающие известное правоотношение - правительственное постановление или юридическую сделку, -в письменную форму»12. Таким образом, А.С. Лаппо-Данилевский под актами понимал и законодательные источники. В современной дипломатике под актами понимаются документы с юридически зафиксированными условиями договора, при этом памятники законодательства и другие источники недоговорного характера остаются за пределами дисциплины13.

В составе актов А.С. Лаппо-Данилевский различает акты с декларативным (осведомительным) характером, которые служат для показания о состоявшемся правоотношении, и акты с конститутивным (удостоверительным) характером, дающие основания для признания правоотношения состоявшимся14. В этом автор

следует за европейскими дипломатистами, прежде всего за Ю. Фиккером.

Дипломатика в понимании А.С. Лаппо-Данилевского - наука о документах и актах, изучающая их как источник и как явление15. В связи с этим она распадается на две части - документальное источниковедение, занимающееся интерпретацией и критикой актов, и документальное построение акта, выясняющее происхождение, состав, разновидности формуляров и способов удостоверения16. Вероятно, в основе такого разделения могло лежать традиционное для дипломатики рассмотрение внешней и внутренней формы актов. Изучение внутренней формы предполагает работу с содержанием текста, все остальное входит в изучение внешней формы.

Документальное источниковедение частных актов у А.С. Лап-по-Данилевского предполагает интерпретацию и критику.

Интерпретация - установление того значения, которое составитель акта хотел ему придать. Она включает правильное чтение (палеография) и правильное понимание прочитанного17.

Критика актов - установление «научной ценности источника для построения исторической действительности». Из двойственности источника (как исторический факт или показание об историческом факте) вытекает два рода критики - устанавливающей ценность источника как факта или ценность показания источника о факте18. При этом для остатков культуры в строгом смысле необходима лишь первая критика, устанавливающая их подлинность или неподлинность. Однако в реальности часто происходит смешение признаков остатков культуры и исторического предания, что ведет к необходимости проводить критическое исследование обоих родов. Между тем А.С. Лаппо-Данилевский не говорит в «Очерке» о критике второго рода.

Говоря о документальном построении акта, А.С. Лаппо-Дани-левский подразумевает анализ и синтез актов. Анализ подразделяется на предварительный, дипломатический и юридический.

Предварительный анализ включает топологическое и хронологическое определение акта (место и время его составления). Характерно, что эти же задачи у А.С. Лаппо-Данилевского фигурируют на этапе установления подлинности акта, т. е. во время критики источника как факта. В этом можно видеть определенное противоречие. Документальное источниковедение, вероятно, имело для А.С. Лаппо-Данилевского лишь вспомогательное значение, играло роль технической стадии, поэтому основополагающие вопросы происхождения (время и место) выносятся им в главу о документальном построении.

Дипломатический анализ предполагает установление типичного формуляра данной группы актов. В тексте «Очерка» нет подробного обоснования необходимости такой задачи, не названы возможности, которые дает ее решение для исторической науки, хотя, вероятно, они подразумевались19. В начале главы об анализе частного акта задачи дипломатического анализа поставлены более широко и вместе тем неопределеннее: «выяснить состав частного акта путем грамматического, графико-статистического и символически-аналитического метода», в результате чего приходят «к расчленению частного акта на протокольные части, клаузулы»20. Здесь также не указана цель расчленения формуляра. Вероятно, это связано с тем, что «Очерк» не был доработан автором.

Для установления типического формуляра осуществляются три операции: расчленение на клаузулы, определение их сходства с другими актами той же группы, выяснение соотношения разных клаузул для данной группы актов (типический формуляр).

Под клаузулой А.С. Лаппо-Данилевский понимает «мысль, выраженную в акте отдельно от других»21. Наряду с делением на клаузулы автор принимает и терминологию Ю. Фиккера - начальный и конечный протокол, у него встречается наименование одного из компонентов формуляра - богословие. Под клаузулами, таким образом, понимаются те части акта, которые не относятся ни к начальному, ни к конечному протоколу. Различаются юридические и бытовые клаузулы. При расчленении текста на клаузулы А.С. Лаппо-Данилевский предлагал следовать источнику, характеризующему старинное правосознание, не допуская искусственного дробления.

Юридический анализ заключается в выяснении состава юридической сделки, которая лежит в основе акта, расчленении его на составные элементы22.

За этим следует синтез акта, состоящий «в выяснении того, что придает ему некоторое единство», например связь целей создания с соотношением элементов акта, связь с другими актами и так далее23. Раздел, посвященный синтезу, выглядит самым незавершенным, тем не менее в теоретическом плане он один из самых важных.

Вопрос об истоках дипломатических методов А.С. Лаппо-Дани-левского неоднозначен. Очевидно влияние на него позитивистских и неокантианских концепций, а также работ по дипломатике отечественных и зарубежных авторов.

С.М. Каштанов выводит школу дипломатики А.С. Лаппо-Дани-левского из юридической школы, замечая, что между ними было промежуточное звено - группа историков, склонявшихся к конкретно-историческому изучению актов (М.А. Дьяконов, напри-мер)24. С именем М.А. Дьяконова связано составление слушатель-

ницами Высших женских курсов сводного текста крестьянских порядных, для чего проводилось расчленение актов и сопоставление аналогичных частей25. Еще М.Н. Смирнов высказал мысль о близости «сводных текстов» к клаузульному анализу26. Направление А.С. Лаппо-Данилевского получает у С.М. Каштанова наименование клаузульно-статистического и собственно дипломатического в отличие от других направлений27.

Б.Г. Литвак видел другие истоки дипломатики А.С. Лаппо-Данилевского: «...методика Лаппо-Данилевского... вовсе не была плодом его худосочного неокантианства, аккуратно усвоенного из немецкой литературы, а объективно отражала достижения русской научной мысли в области изучения массовой документации XIX в.»28. В доказательство этого автор ссылается на сходство методики А.С. Лаппо-Данилевского со статистическими методами Ю.Э. Янсона. Однако приведенная Б.Г. Литваком цитата из книги Ю.Э. Янсона о разложении объекта на неделимые составляющие, суммировании единичных показателей, на наш взгляд, никак не может навести на прямое сходство с методом А.С. Лаппо-Дани-левского.

Вообще Б.Г. Литвак считает, что А.С. Лаппо-Данилевский воспринял делопроизводственную практику XIX в. как опорную точку для своей «дипломатики частного акта»29. Эту мысль можно считать небезосновательной, возможно, что приемы работы с делопроизводственными и статистическими источниками стали одной из основ дипломатики А.С. Лаппо-Данилевского. Однако нет особых причин абсолютизировать это влияние.

Иностранная литература для А.С. Лаппо-Данилевского имела, вероятно, вспомогательное значение, и нельзя сказать, что основа его дипломатики была заимствована из западных работ. На это указывают ссылки на европейских авторов, в основном немецкоязычных, которые присутствуют в «Очерке». В основном упоминались привлекаемые для сравнения работы по истории, хронологии, греческой дипломатике, теории права.

Работы Ш.-В. Ланглуа и Ш. Сеньобоса привлекаются как пример понимания источника и документа во французской историографии. Трактовка документа или акта (Urkunde) в немецкой историографии сопровождается ссылкой на книгу К.Ф. Ритша, посвященную «науке о нотариате»30. Примеры различного понимания «акта» А.С. Лаппо-Данилевский находил у наиболее крупных дипломатистов своего времени - Т. Зиккеля, Ю. Фиккера, А. Жири. Вывод о разделении актов на публичноправовые и частноправовые сопровождается ссылкой на А. Жири, О. Поссе, а также на монографию В. Эрбена, Л. Шмитца-Калленберга и

О. Редлиха31. В связи с употреблением термина «дипломатика» А.С. Лаппо-Данилевский упоминает работу Р. Розенмунда по историографии дипломатики.

Таким образом, среди работ западноевропейских ученых мы не находим трудов, кардинально повлиявших на методологию дипломатики А.С. Лаппо-Данилевского. Все ссылки, как правило, имеют целью сопоставление русских и европейских реалий, причем работы по дипломатике не составляют подавляющего большинства.

Одной из заслуг А.С. Лаппо-Данилевского можно считать изучение западной историографии дипломатики последней трети XIX - начала XX в., когда был сделан большой шаг в ее развитии. Однако не работы европейских авторов стали основой для «Очерка», а источники русской истории.

А.С. Лаппо-Данилевский поставил задачу понимания причин изменений тех или иных клаузул актов. Так, в специальной работе он рассматривал бытовые, местные, временные условия, канцелярские приемы лиц, занимавшихся составлением служилых кабал, допускал влияние указов и Соборного уложения на их формуляр32. По выражению С.М. Каштанова, школа А.С. Лаппо-Данилевского склонялась к диалектике в исследовании формы, а отчасти и содержания актов33. М.Н. Смирнов прямо писал, что дипломатика изучает изменения, эволюции документа, т. е. изменение его частей34.

Метод А.С. Лаппо-Данилевского требовал учета максимального количества актов изучаемой разновидности35, что позволяло отходить от иллюстративности, свойственной более ранней дипломатике. Метод сводных таблиц, которые фиксировали изменения клаузул, нашел впоследствии свое применение в дип-ломатике36.

От других отечественных обобщающих работ по дипломатике этого времени (их было немного, это прежде всего курсы лекций П.Н. Ардашева, Н.П. Лихачева, Я.Н. Трусевича) «Очерк» принципиально отличают постановка теоретических вопросов, более глубокое источниковедческое изучение актов.

По верному замечанию С.Н. Валка, «Очерк русской дипломатики частных актов» определил особый путь развития русской дипломатики, отличающийся от европейского37. Дипломатика в этом случае выступает сразу в двух видах - и как прикладная вспомогательная историческая дисциплина, и как полноценная часть исторической науки.

Примечания

1 Лаппо-Данилевский А.С. Очерк русской дипломатики частных актов: Лекции, читанные слушателям «Архивных курсов» при Петроградском Археологическом институте в 1918 году. Пг., 1920. См. новое издание с исправлениями и дополнениями Е.А. Ростовцева: Лаппо-Данилевский А.С. Очерк русской дипломатики частных актов. СПб., 2007. Далее после ссылок на издание 1920 г. в квадратных скобках приводятся страницы переиздания 2007 г.

2 Это признается практически всеми исследователями: Валк С.Н. Рецензия на кн.: А.С. Лаппо-Данилевский. Очерк русской дипломатики... // Валк С.Н. Избр. тр. по источниковедению и историографии. СПб., 2000. С. 580; Череп-нин Л.В. А.С. Лаппо-Данилевский - буржуазный историк и источниковед // Вопросы истории. 1949. № 8. С. 33; Каштанов С.М. Русская дипломатика. М., 1988. С. 99.

3 Малинов А., Погодин С. Александр Лаппо-Данилевский: историк и философ. СПб., 2001; Ростовцев Е.А. А.С. Лаппо-Данилевский и петербургская историческая школа. Рязань, 2004.

4 Медушевская О.М. Источниковедение в России XX в.: научная мысль и социальная реальность // Источниковедение. Проблемные лекции. М., 2005. С. 47-82; Румянцева М.Ф. Эпистемологическая концепция А.С. Лаппо-Дани-левского и современная источниковедческая парадигма // Там же. С. 122-129; Каштанов С.М. Указ. соч. С. 86-89, 94-103. Обзор историографии см.: Ростовцев Е.А. А.С. Лаппо-Данилевский - основатель русской школы дипломатики частного акта // Лаппо-Данилевский А.С. Очерк русской дипломатики частных актов. СПб., 2007. С. 225-272.

5 Валк С.Н. Указ. соч. С. 586.

6 Лаппо-Данилевский А.С. Очерк... С. 5 [33].

7 Лаппо-Данилевский А.С. Методология истории. СПб., 1913. Вып. 2. С. 374 [291]. В квадратных скобках приведены страницы «Методологии истории» по переизд.: М., 2006. 622 с.

8 Лаппо-Данилевский А.С. Очерк... С. 7-8 [34-36].

9 Там же. С. 8 [36].

10 Лаппо-Данилевский А.С. Методология истории... С. 384-387 [299-302].

11 Там же. С. 402-403 [312-314].

12 Лаппо-Данилевский А.С. Очерк... С. 9, 13 [36-37, 39].

13 Акты - документы, в которых в форме определенных юридических норм зафиксированы экономические или юридические сделки, договоры и т. п.: Каштанов С.М. Акты // Советская историческая энциклопедия. М., 1961. Т. 1. С. 313; Он же. Очерки русской дипломатики. М., 1970. С. 9. Впоследствии определение было несколько расширено: акты - документы, в которых в определенной юридической форме зафиксированы взаимоотношения между участниками какого-либо действия правового характера, адресантом и адресатом,

контрагентами сделки: Он же. Акты исторические // Большая российская энциклопедия. М., 2005. Т. 1. С. 373.

14 Лаппо-Данилевский А.С. Очерк... С. 13-14 [40].

15 Там же. С. 50 [70]. Здесь заметна определенная непоследовательность -А.С. Лаппо-Данилевский не исключает «документы» из области интереса дипломатики, хотя до этого подробно говорилось об «актах». Возможно, это дань традиции, следование широкому пониманию объекта дипломатики как документа вообще.

16 Там же. С. 51 [70]. Рассмотрение источников как источника и как явления критиковалось Л.В. Черепниным в его статье. Правда, единственным аргументом в пользу ложности такого подхода здесь служат слова В.И. Ленина, который не ставил разницы между «явлением» и «вещью в себе»: Черепнин Л.В. Указ. соч. С. 37, 46.

17 Лаппо-Данилевский А.С. Очерк... С. 82 [98-100]. В «Очерке» А.С. Лаппо-Дани-левский ничего не говорит о двух интерпретациях - психологическом истолковании и технической интерпретации (истолкование смысла источника по его форме, материалу), а также типизирующем и индивидуализирующем методах интерпретации, которым уделяется много внимания в «Методологии истории». См.: Лаппо-Данилевский А.С. Методология истории. С. 414, 438, 463, 493 [322, 340, 360, 383].

18 Лаппо-Данилевский А.С. Очерк... С. 91 [105]. Об этом много написано в «Методологии истории»: Лаппо-Данилевский А.С. Методология истории. С. 530-618, 618-764 [412-592].

19 Л.В. Черепнин критиковал этот метод «средних цифр», говоря, что типичный формуляр не отражает реальных общественных отношений: Черепнин Л.В. Указ соч. С. 48; Николаева А.Т. Основные этапы развития отечественного источниковедения XVIII-XX веков. М., 1975. С. 42.

20 Лаппо-Данилевский А.С. Очерк... С. 124 [134].

21 Там же. С. 135 [143].

22 Там же. С. 124 [134].

23 Там же. С. 164 [170].

24 Каштанов С.М. Дипломатика // Очерки истории исторической науки в СССР. М., 1963. Т. 3. С. 620; Он же. Русская дипломатика. С. 86.

25 Сводный текст крестьянских порядных XVI века. СПб., 1910.

26 Смирнов М.Н. Некоторые замечания о дипломатическом анализе частного документа // Сборник статей, посвященных Александру Сергеевичу Лаппо-Данилевскому. Пг., 1916. С. 29-30.

27 Каштанов С.М. Русская дипломатика. С. 89. Литвак Б.Г. Очерки источниковедения массовой документации XIX - начала XX в. М., 1979. С. 240; Ростовцев Е.А. А.С. Лаппо-Данилевский - основатель русской школы дипломатики частного акта. С. 246-247. Литвак Б.Г. Указ. соч. С. 214.

Rietsch K.F. Handbuch der Urkundwissenschaft. 2. Aufl. B., 1904. S. V.

28

31 Третий том этой работы посвящен частным актам, но А.С. Лаппо-Данилевский на него не ссылается.

32 Лаппо-Данилевский А.С. Служилые кабалы позднейшего типа // Сборник статей, посвященных Василию Осиповичу Ключевскому его учениками, друзьями и почитателями ко дню тридцатилетия его профессорской деятельности в Московском университете. М., 1909. С. 739-746.

33 Каштанов С.М. Русская дипломатика. С. 86.

34 Смирнов М.Н. Указ. соч. С. 50.

35 Каштанов С.М. Русская дипломатика. С. 87.

36 Там же. С. 175-176.

37 Валк С.Н. Указ. соч. С. 578-579.