Научная статья на тему 'Теоретические основы прогнозирования и поисков коренных месторождений алмазов туффизитового типа'

Теоретические основы прогнозирования и поисков коренных месторождений алмазов туффизитового типа Текст научной статьи по специальности «Науки о Земле и смежные экологические науки»

CC BY
731
157
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
алмазы / урал / тиман / россыпи / туффизиты / флюидизатно-эксплозивные структуры / diamonds / the urals / the timan / placers / tuffisites / fluid-explosive structures

Аннотация научной статьи по наукам о Земле и смежным экологическим наукам, автор научной работы — Рыбальченко Анатолий Яковлевич, Рыбальченко Татьяна Маевна, Силаев Валерий Иванович

Рассмотрена актуальная проблема генезиса алмазных месторождений УралоТиманской провинции, ошибочно трактовавшаяся в течение длительного времени в рамках модели россыпеобразования и «промежуточных коллекторов». Показано, что многие геологические, петрографические и минералого-геохимические свойства алмазных месторождений уральского типа свидетельствуют об их первичности и принадлежности к туффизитовым фациям мантийных кимберлит-лампроитов. Конвергентность ряда геологических свойств этих объектов объясняется обогащением алмазоносного магматогенного материала веществом осадочных пород в ходе флюидизатно-эксплозивного извержения. Рассмотрена терминология и таксономия уровней организации в диапазоне от отдельного туффизитового тела до региональной флюидизатноэксплозивной структуры. Рекомендуемый прогнозно-поисковый комплекс исследований включает анализ плотностной структуры разреза в гравитационном поле, гравиразведку, электроразведку в сочетании с магнитометрией, наземную радиометрию и гамма-спектрометрию, метод геолого-петрографической диагностики, анализ особенностей аномального геохимического поля.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по наукам о Земле и смежным экологическим наукам , автор научной работы — Рыбальченко Анатолий Яковлевич, Рыбальченко Татьяна Маевна, Силаев Валерий Иванович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The actual problem of genesis of diamond deposits of the Ural-Timan province, wrongly interpreted over a long period of time within the model of formation of placers and intermediate collectors is considered. It is shown that many geological, petrographic and mineralogical and geochemical properties of diamond deposits of the Ural type testify to their primacy and belonging to tuffisite facies of mantle kimberlite-lamproites. Convergence of a number of geological properties of these objects is explained by enrichment of diamond-bearing magmatic material by substance of sedimentary rocks during fluid-explosive eruption. The terminology and taxonomy of levels of organization in the range from individual tuffisite body to the regional fluid-explosive structure is considered. Recommended forecast-search complex of research includes the analysis of the density structure of the cross-section in gravitational field, gravity prospecting, electric prospecting, combined with magnetometry, ground radiometry and gamma-spectrometry, a method of geological and petrographic diagnostics, especially of the anomalous geochemical field.

Текст научной работы на тему «Теоретические основы прогнозирования и поисков коренных месторождений алмазов туффизитового типа»

УДК 553:81

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ И ПОИСКОВ КОРЕННЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ АЛМАЗОВ ТУФФИЗИТОВОГО ТИПА

А.Я. РЫБАЛЬЧЕНКО*, Т.М. РЫБАЛЬЧЕНКО*, В.И. СИЛАЕВ**

*Пермский государственный университет, г. Пермь **Институт геологии Коми НЦ УрО РАН, г. Сыктывкар ryibalchenko@mail.ru

Рассмотрена актуальная проблема генезиса алмазных месторождений Урало-Тиманской провинции, ошибочно трактовавшаяся в течение длительного времени в рамках модели россыпеобразования и «промежуточных коллекторов». Показано, что многие геологические, петрографические и минералого-геохи-мические свойства алмазных месторождений уральского типа свидетельствуют об их первичности и принадлежности к туффизитовым фациям мантийных кимберлит-лампроитов. Конвергентность ряда геологических свойств этих объектов объясняется обогащением алмазоносного магматогенного материала веществом осадочных пород в ходе флюидизатно-эксплозивного извержения. Рассмотрена терминология и таксономия уровней организации в диапазоне от отдельного туффизитового тела до региональной флюидизатно-эксплозивной структуры. Рекомендуемый прогнозно-поисковый комплекс исследований включает анализ плотностной структуры разреза в гравитационном поле, гравиразведку, электроразведку в сочетании с магнитометрией, наземную радиометрию и гамма-спектрометрию, метод геолого-петрографи-ческой диагностики, анализ особенностей аномального геохимического поля.

Ключевые слова: алмазы, Урал, Тиман, россыпи, туффизиты, флюидизатно-эксплозивные структуры

A.Ya. RYBALCHENKO, T.M. RYBALCHENKO, V.I. SILAEV. THEORETICAL BASIS FOR FORECASTING AND EXPLORATION OF PRIMARY DIA-MONDS DEPOSITS OF TUFFIZIT TYPE

The actual problem of genesis of diamond deposits of the Ural-Timan province, wrongly interpreted over a long period of time within the model of formation of placers and “intermediate collectors” is considered. It is shown that many geological, petrographic and mineralogical and geochemical properties of diamond deposits of the Ural type testify to their primacy and belonging to tuffisite facies of mantle kimberlite-lamproites. Convergence of a number of geological properties of these objects is explained by enrichment of diamond-bearing magmatic material by substance of sedimentary rocks during fluid-explosive eruption. The terminology and taxonomy of levels of organization in the range from individual tuffisite body to the regional fluid-explosive structure is considered. Recommended forecast-search complex of research includes the analysis of the density structure of the cross-section in gravitational field, gravity prospecting, electric prospecting, combined with magnetometry, ground radiometry and gamma-spectrometry, a method of geological and petrographic diagnostics, especially of the anomalous geochemical field.

Key words: diamonds, the Urals, the Timan, placers, tuffisites, fluid-explosive structures

В учении о россыпных месторождениях алмазов за годы исследований выявлен ряд серьезных противоречий, из-за которых, казалось бы, незыблемая в течение десятилетий теория образования алмазных россыпей на Урале стала стремительно разрушаться. Главной причиной разрушения послужило то, что основные предпосылки для россыпеобразо-вания - проявление алмазоносного кимберлитового магматизма или развитие площадных промежуточных коллекторов [1, 2] - так и не нашли в Урало-Тиманском регионе своего подтверждения. Известно, что в результате возникшего теоретического кри-

зиса сначала появилась идея атипичности гипотетических коренных источников уральских алмазов, а затем произошло их непосредственное открытие [3, 4]. Алмазоносные породы в этих объектах были определены как туффизиты кимберлит-лампроитои-дов, а сами объекты были отнесены к новому - туф-физитовому - геолого-промышленному типу магма-тогенных алмазных месторождений вулканогенного класса, флюидизатно-эксплозивного подкласса. Тем не менее, укоренившаяся в сознании нескольких поколений старая идеология все еще заставляет многих специалистов приспосабливать новые

факты под так и не оправдавшуюся россыпную модель, игнорируя грубые противоречия и не замечая зачастую взаимоисключающий характер выводов [1, 5-12].

Опыт изучения уральских алмазов показал, что они практически не несут характерных для минералов россыпей следов механического износа, не обнаруживают сортировки по крупности и не проявляют связи ни с выходом тяжелой фракции и ее минералогией, ни с гранулометрией и литологическим составом вмещающих образований [13-15]. При этом алмазы каждого из уральских месторождений узнаваемы и отличаются размерами, соотношением габитусных форм и двойников, оттенками цвета, количеством и составом включений, степенью резорбции и коррозии [16-18]. Речная сортировка алмазов по таким признакам - нонсенс для теории россыпеобразования. Гранулометрические кривые распределения алмазов по размерам во всех исследованных объектах имели вид гиперболы [17, 19, 20], характерной для коренных объектов.

Все это свидетельствует о принадлежности уральских алмазов не к так называемым россыпям, а к коренным месторождениям и дает основание признать господствующую в Урало-Тиманском регионе теорию россыпеобразования алмазов ошибочной, основанной лишь на конвергенции геологических свойств горных пород и не соответствующей реальному генетическому типу выявленных алмазных месторождений. Результаты многолетних геологических исследований доказывают, что алмазоносные «речные россыпи» на Урале являются элювиальными и субэлювиальными производными, точнее - структурным элювием алмазоносных туф-физитов, развитых в подрусловых и бортовых частях водотоков, а также на водоразделах в виде жильно-дайковых полей, штокверков, диатрем и маар-штокверков [3, 4, 16, 21, 22].

Нам не известны другие коренные алмазоносные объекты, сопоставимые с уральскими туф-физитами по сложности строения и степени конвер-гентности геологических свойств. Для специалистов это создает ситуацию с множеством интеллектуальных «ловушек» и «замков», преодолеть которые можно только в ходе комплексных детальных исследований. К настоящему времени нам уже удалось не в последнюю очередь благодаря высокотехнологичным минералого-геохимическим исследованиям обойти ряд такого рода «ловушек», затруднявших понимание природы туффизитов. В частности, были определены типоморфные для алмазоносных туффизитов петрографические, пет-рохимические и минералого-геохимические характеристики, выявлены специфические черты гидро-термально-метасоматических и квазигипергенных преобразований первичного магматогенного материала, удалось доказать его пирокластическую природу и интрузивный механизм внедрения [4, 18, 20, 23-27]. Стало ясно, что туффизитовые объекты Урала и других регионов генетически однотипны, аналогичны по геологическим формам проявления, строению, составу, свойствам и могут быть выделены в единый комплекс флюидизатно-эксплозив-

ных производных магматитов кимберлит-ламп-роитового ряда. Можно не сомневаться, что продолжение соответствующих исследований с использованием современной научно-исследовательской аппаратуры будет ознаменовано множеством удивительных находок и открытий. Вызывает только сожаление, что прозрение многих геологов-алмазников наступает очень медленно. Не исключено, что Республика Коми уже могла бы стать алмазодобывающей, поддержи она в свое время проводимые на Урале поиски в туффизитовом направлении.

Основы флюидизатной концепции, важнейшие понятия и методология прогнозирования и поисков

Сама природа опровергла предположения об образовании на Урале алмазных россыпей в кайнозое. Это следует из того, что все селективно опробованные современные русловые и террасовые аллювиальные отложения, сформированные за счет вещества размытых высокоалмазоносных коренных пород, не содержат промышленных концентраций алмазов. По данным проведенных нами поисковых работ 1995-2008 гг. и результатам отработки месторождений установлено, что концентрирование алмазов не происходит также ни в современных делювиальных, пролювиальных и пролю-виально-аллювиальных отложениях, ни в ложковых и озерных осадках, образующихся за счет вещества туффизитовых месторождений. Например, по данным Г.Д. Мусихина [28] и В.А. Кириллова [29] в водотоках, размывающих месторождения Рассольная Южная и Волынка, на удалении в 100-200 м от контура подсчета запасов наблюдается разубожива-ние содержаний алмазов до полного их исчезновения. Похоже, что вероятность возникновения специфичных эффектов отсадки алмазов или обогащения ими вторичных наносов в ходе плоскостного смыва в современных природно-климатических условиях Урало-Тиманской провинции ничтожно мала и на практике не реализуется.

Таким образом, отсутствие алмазов и минералов-спутников во всех типах четвертичных осадков, образующихся за счет алмазоносных субстратов, с одной стороны, свидетельствует против идеи существования на Урале кайнозойских алмазных россыпей, а с другой - вовсе не является отрицательным критерием для прогноза туффизитовых месторождений. Следовательно, исключение целых регионов из числа перспективных в соответствии с применяемой в течение 60 лет методикой поисков россыпных месторождений можно считать неоправданным, а известные «россыпные» районы нужно признать недостаточно изученными в отношении месторождений алмазов туффизитового типа, вероятность обнаружения которых подтверждена недавним открытием двух месторождений [22, 30].

Накопленный нами опыт показал, что алмазоносные туффизиты необходимо рассматривать как проявление полихронного древнего (PR-MZ) и молодого кайнозойского (^^2) высокоэксплозивного вулканизма, имевшего место как на Урале и в восточном обрамлении Русской платформы, так и в

других частях планеты, т.е. везде, где обнаружены алмазы бразильско-уральского типа. Примерами такого рода объектов могут служить выявленные авторами проявления туффизитового магматизма на Северном и Среднем Урале, Тимане, в Башкирии, Удмуртии, Крыму, Приазовье, Приморье, Узбекистане, Свердловской, Челябинской, Ленинградской, Кировской, Иркутской областях, в Демократической Республике Конго и Танзании [18, 19, 25, 27, 30-33]. На основании анализа коллекций образцов и фотоматериалов такие объекты можно предполагать в Намибии, ЮАР, Якутии, Анголе, Замбии и Бразилии, чему уже появились первые убедительные подтверждения [34, 35].

Рассмотрим важнейшие понятия, термины и таксоны, используемые при характеристике туффи-зитовых объектов.

Алмазоносные туффизиты - флюидизатно-эксплозивные (интрузивно- пирокластические) производные расплавов кимберлит-ламроитового ряда, формирующиеся в верхних частях флюидо-ма-ма-тических колонн в результате декомпрессионного вскипания и дегазации магм из-за тектонических нарушений сплошности чехла перекрывающих пород, либо превышения предела их прочности при достижении магмой приповерхностных участков земной коры. Резкий спад давления и температуры приводит к образованию во внутрикоровых условиях вспененных лав и газо-пепловых смесей, которые под высоким давлением внедряются в вышезалегающие осадочные толщи, формируя породы туффизитового комплекса, в разной мере обогащенные ксеногенным обломочным материалом [3, 23, 24, 36].

Туффизитовое тело - интрузивно-пироклас-тическое магматическое образование (жила, дайка, силл, штокверк, маар-штокверк, диатрема), сложенное породами туффизитового комплекса нескольких стадий внедрения (до семи стадий, разделенных на 3-7 подстадий), различающихся по вещественному составу и степени алмазоносности. В составе комплекса выделяются флюидо-эксплозив-ные брекчии, флюидизиты, флюидоксенотуффизи-ты, ксенотуффизиты, туффизиты, гидротермалиты и аргиллизиты.

Как показали результаты наших исследований, продуктивными на алмазы являются только ксенотуффизитовые фации [19, 31]. Этот феномен, вероятно, свидетельствует о существовании оптимального для транспортировки алмазов флюидизи-том соотношения в нем количеств магматогенной (пепловой), флюидогенной и ксеногенной составляющих, Р-Т параметров, степени флюидонасы-щенности, химизма, вязкостно-плотностных и флотационных свойств. Кроме того, ксенотуффизито-вые фации наиболее благоприятны для проявления эффектов природного флюидизатного обогащения, достигаемых в случае сложения алмазоносных фаз при многократном повторении экспло-зий. То есть рассматриваемый процесс носит накопительный характер. Привнесенный новый ксено-генный материал, устойчивый к растворению, и алмазы остаются в объеме интрудируемого тела, а неустойчивые компоненты, претерпевая термохи-

мическое разложение, постоянно выносятся из системы [21]. Подобную аналогию можно увидеть и в «песчаных» туфах Аргайла, значительно более алмазоносных, чем «непесчаные» лампроитовые туфы жерловых фаций [37], а также в псевдогалеч-ных ксенотуффизитах кратерной части диатремы Мбужи-Маи (ДР Конго), характеризующихся аномальной алмазоносностью. Более вязкие чисто ту-физитовые (туфолавовые, лавовые) и пересыщенные флюидогенным материалом флюидоксено-туффизитовые фации содержат лишь единичные мелкие алмазы. Флюидо-эксплозивные брекчии и флюидизиты, образующиеся на начальных существенно газовых и гидротермально-эксплозивных стадиях извержений, вообще не алмазоносны.

Дополнительным фактором, обуславливающим преимущественную продуктивность ксенотуф-физитовой фации, может быть растворение алмазов во флюидизатных средах, признаками которого выступают наложение леденцовости на рельеф первичных поверхностей камней и образование коррозионных ямок вокруг включений. Возможно, именно растворением объясняется и пониженное содержание кристаллов мелких классов в уральских туффизитах по сравнению с содержанием таковых в алмазоносных кимберлитах. Разбавление флюидизата ксеногенным материалом, вероятно, снижает его агрессивность по отношению к алмазу, что, наряду с закономерным уменьшением способности флюидизата к растворению по мере удаления от очага, способствует сохранению алмазов. Таким образом, высокие концентрации алмазов в туффизитах возможны при выдержанном соотношении ксеногенного, флюидогенного и магматоген-ного материалов определенного состава и фаци-альной принадлежности.

Туффизитовое поле - относительно локальная (п*10 км2) площадь распространения пространственно сближенных и упорядоченных туффизито-вых тел различной морфологии, близких между собой по условиям залегания, степени эрозионного среза и образованных в ходе эксплозивной активизации единого магматического очага. Туффизито-вые поля подразделяются на сетчато-сотовые, клавишно-узловые и дискретно-кольцевые (тип «ожерелье»). Первые два типа контролируются узлами пересечения малоамплитудных (20-50 м) субпа-раллельных сбросо-сдвигов северо-восточного, северо-западного и субмеридионального простираний. Эти нарушения закладываются равношагово через 1.5-2 км, осложняясь частыми сериями параллельных разломов более высоких порядков. Дискретно-кольцевые поля развиты в виде теле-скопированных «клавишных» колец с последовательно увеличивающимся на 1-1.5 км диаметром. Во всех случаях рудные тела приурочены к опущенным клавишным блокам, а промышленное оруденение фиксируется в узлах сопряжения разноориентированных блоков [21, 33].

Туффизитовые районы или флюидизатно-эксплозивные структуры (ФЭС) - естественная группировка на площади 2.5-3.5 тыс. км2 пространственно сближенных туффизитовых полей и руд-

ных узлов, приуроченных к местам двух-трех-лучевого сочленения активизированных (Т^ и N-Q) палеорифтов и молодых рифтогенных структур северо-восточного, северо-западного и меридионального простирания (минерагенических зон протяженностью более 500 км и шириной до 50 км). ФЭС приурочены к зонам стволовой флюидопроницае-мости размером 50*50 (70) км, контролируемым системами кольцевых глубинных разломов цен-триклинального падения [3, 20]. Туффизитовые поля и узлы в пределах ФЭС располагаются преимущественно в виде многослойного «ожерелья» или равношаговых сетчато-сотовых структур. ФЭС, как правило, выражены положительной морфострукту-рой, а именно неотектоническим поднятием, горст-антиклиналью, антиклиналью или приподнятым тектоническим блоком радиально-кольцевого строения.

Туффизитовая субпровинция - территория (0.5-1.0 млн. км2) проявления кимберлит-лампрои-тоидного туффизитового магматизма кайнозойского возраста, контролируемая сетчато-сотовой системой ФЭС, приуроченных к узлам пересечения равношаговых рифтогенных минерагенических зон ши-

риной в 50 км, имеющих преимущественно северовосточную и северо-западную ориентировки и разделенных амагматичными блоками шириной в 2030 км (рис. 1). Сетчато-сотовая система расположения ФЭС на окраине Русской платформы имеет фрактальную структуру. Образующие эту систему туффизитовмещающие ФЭС - мегаштокверки кольцевого и сетчато-сотового строения состоят из серии мелких ячей - штокверковых, маар-штокверко-вых, диатремовых и жильно-дайковых полей, которые в свою очередь подразделяются на еще более мелкие штокверковые, диатремовые и жильно-дайковые тела туффизитов, распадающиеся далее на фракталы высоких порядков. Следует отметить, что понятия фрактала и делимости литосферы, объясняющие строение самоподобных структур [38, 39], относительно молоды для геологической науки, однако весьма эффективны для целей прогнозирования.

Обобщенная модель туффизитового месторождения алмазов представляет собой крупный маар-штокверк, штокверк или диатрему с широкими раструбами чашеобразной формы, размером 0.7*1.5;

(1.5x1.5; 0.7х2.5) км, сложенные интрузив-но-пирокластическими образованиями, развитыми до глубины 50100, реже 400 м (рис.

2). В нижней части ма-ар-штокверка располагаются подводящие каналы трещинного, реже центрального типа

- жилы, дайки, мелкие диатремы. Интенсивное развитие штокверков отмечается до глубины 300-400 м. Ниже количество и мощность жил и даек резко снижается, что подтверждается данными бурения и гравиразведки. Для зон подводящих штокверков характерно многоярусное расположение туффи-зитовых силлов. В краевых частях маар-штокверков обычны жилы и дайки, которыми пронизана и мааровая кальдера.

Основная масса рудных туффизитовых тел развивается в кратерной (раструбовой) части месторождений до глубины 30-50 м, что благоприятно для их открытой отработки. Зоны подводящих ка-

Рис. 1. Трехмерная модель глубинного строения восточной окраины Русской платформы с системой фоюидизатно-эксплозивных структур (ФЭС) уральского типа: 1 - рудоносные ФЭС; 2 - штокверки, маар-штокверки туффизитов; 3 -

глубинные разломы мантийного заложения; 4 - системы субпараллельных малоамплитудных разломов; 5 - осадочный чехол, палеозойские карбонатно-

терригенные отложения; 6 - рифей-вендские карбонатно-терригенные отложения; 7 - фундамент (гранито-гнейсовый слой и переходная зона); 8 - базальтовый слой земной коры (габбро, габбро-нориты, габбро-пироксениты); 9 - сильно измененная верхняя мантия (эклогиты и другие высокометаморфизованные продукты дифференциации пиролита); 10 - слабо измененная верхняя мантия (пиролит с незначительной примесью продуктов дифференциации); 11 - магма ким-берлит-кимальнеитов; 12 - алмазоносная магма кимберлит-лампроитоидов; 13 -поверхность кристаллического фундамента; 14 - поверхность базальтового слоя; 15 - корово-мантийная смесь; 16 - поверхность Мохо.

Рис. 2. Этапы формирования флюидизатно-эксплозивной структуры (ФЭС) и маар-штокверков: 1 - кристаллический фундамент (гранито-гнейсовый слой); 2 - базальтовый слой; 3 - промежуточный слой; 4 -верхняя мантия; 5 - поверхность Мохо; 6 - разрывные нарушения: кольцевые разломы, сбросо-сдвиги, надвиги; 7- направление движения флюидо-магматической колонны; 8 - раздвиги; 9 - магмы кимберлит-кимальнеитов; 10 - алмазоносные магмы кимберлит-лампроитоидов; 11 - алмазоносные туффизиты ким-берлит-лампроитоидов; 12 - дайки трахибазальтов и пикритбазальтов.

налов менее перспективны из-за преобладающего объема вмещающих пород, разубоживающих и без того невысокие содержания алмазов. Наиболее типичным является развитие многоярусных силлов, образующих в комбинации с подводящими дайками сложные сетчатые штокверки. В других случаях наблюдаются «базальные» субпластовые тела туффизитов, переходящих ниже в подводящий туффизитовый штокверк. По периферии кальдеры зачастую отмечается кольцевое расположение рудных туффизитовых тел с центриклинальным падением. Реже упомянутые тела развиваются в центральной части кальдеры, формируя подобие чаши с большим количеством оперяющих апофиз радиально-кольцевого строения. Отдельные крупные дайки мощностью до 60 м и диатремы диаметром до 200 м при высоких содержаниях и крупности камней могут иметь самостоятельное промышленное значение. На объектах с незначительной глубиной эрозионного среза наблюдается слияние маар-штокверковых и штокверковых тел в

единую линейную вулкано-тектоническую структуру грабенового типа или в мааровое поле.

Рекомендуемый комплекс прогнозно-поисковых мероприятий базируется на анализе наиболее эффективных поисковых методов.

При среднемасштабном прогнозировании рудных районов (ФЭС) и проведении ГМК-500, ГК-1000 наиболее эффективен анализ плотностной структуры разреза в системе трансформаций гравитационного поля. Он показывает, что алмазоносные ФЭС развиваются над глубинными структурами восходящей мантийной конвекции, генерируемыми на глубинах 120-140 км и обуславливающими высокобарическую минерагению «вишерского» типа [40].

При крупномасштабном прогнозировании, поисках и оценке рудных полей и месторождений высоко эффективна гравиразведка масштаба 1:25000, так как туффизитовые объекты уверенно проявляются в физических полях локальными минимумами гравиметрического поля с интенсивностью 0.5-1.5 мГал и зонами градиентов. Методом электрораз-

ведки в сочетании с магнитометрией хорошо обнаруживаются месторождения туффизитового типа, которым отвечают высокоомные аномалии («питающие источники») с сопротивлениями, сопоставимыми с таковыми в высокоомных кимберлитовмещающих толщах [41]. На практике более рационально и эффективно применение метода ВЭЗ. Аэромагнитными методами непосредственно туф-физитовые объекты не выявляются, но уверенно устанавливаются их контролирующие тектонические элементы. Хорошо зарекомендовали себя также наземные радиометрические и гамма-спектрометрические съемки (на участках с малой мощностью покровных отложений), поскольку туффизиты отличаются повышенной радиоактивностью и высоким содержанием калия.

ГДП-50 (25) в специализированном варианте

- основной метод картирования туффизитовых полей по прямым поисковым признакам. Опыт показал, что породы туффизитового комплекса занимают до 25 % площади ФЭС или рудного поля, что значительно упрощает поиски по сравнению с кимберлитовыми полями, на которых площади, занимаемые диатрема-ми, на 2-3 порядка меньше. Фрактальные структуры рудных туффизитовых полей благоприятны для оперативного прогнозирования и поисков.

Туффизиты хорошо выделяются в геохимических полях аномалиями P, Ba, Mn, V, Pb, Zn, U, Th, кроме того, они обогащены REE. Шлихо-ми-нералогический метод пока не проявил себя в достаточной мере возможно потому, что все еще сохраняется неопределенность в отношении минералов-спутников уральских алмазов. Но зато хорошо зарекомендовал себя метод переинтерпретации первичных геологических материалов в комплексе с рекогносцировочными маршрутами и дешифрированием аэрофотоснимков. Это позволяет уже в камеральных условиях по набору поисковых признаков выявлять объекты туффизитовой природы с вероятностью 80-90 %, заверяя их впоследствии горными работами. Прекрасные результаты дал также метод геолого-петрографической диагностики пород с использованием всего комплекса разноплановой информации, позволяющий оперативно разделять пирокластиты по степени перспективности на безрудные, убого продуктивные и потенциально промышленно алмазоносные. Последнее обеспечивает возможность селективного опробования, в 10-15 раз увеличивающего результативность поисковых работ. Априорное же сплошное опробование при очень больших производственных и финансовых издержках неизбежно ведет к разубожива-нию содержаний и потере запасов.

Как показали многолетние работы, прогнозный ресурсный потенциал алмазов в объектах туффизитового типа весьма значителен. На территории Республики Коми он может быть сопоставлен с ресурсами, прогнозируемыми в Пермском крае, т.е. оценен в 350-500 млн. карат [42], поскольку в силу сопоставимой фрактальной размерности количество и продуктивность потенциально алмазоносных ФЭС в ранге рудных районов на Урале и Тимане примерно одинаковы. Будь объемы финан-

совых инвестиций в поисковые и разведочные работы на Тимане сравнимы с уральскими, наш прогноз не казался бы столь уж невероятным. Однако изначально ошибочная ориентация тиманских геологов на поиски кимберлитов якутского, а затем архангельского типов, вопреки факту полного отсутствия типичных кимберлитовых алмазов в «россыпях», увлеченность утопической идеей «промежуточных коллекторов» и непонимание истинной природы источника уральских алмазов привели к неправильному выбору геолого-поисковой модели, и тем самым завели поиски в тупик. При всем этом на Ти-мане уже известны потенциально алмазоносные туффизитовые объекты, часть из которых нам удалось посетить, диагностировать и бегло изучить еще в 1998-1999 гг. при содействии Института геологии Коми НЦ УрО РАН и ЗАО «Тимангеология» [32].

Краткая характеристика

тиманских алмазоносных объектов

В настоящее время на территории Тимана и Притиманья в число реально и потенциально алмазоносных объектов можно отнести туффизитовое поле Ичетъю и туффизитовмещающие ФЭС Ум-бинской структуры, Четласского Камня и Вычегодского прогиба.

Алмазоносное туффизитовое поле Ичетъю имеет сетчато-клавишное строение и характеризуется развитием многоэтажных систем ксенотуффи-зитовых силлов с сериями подводящих даек и единичных диатрем [43]. Оно перспективно на выявление маар-штокверков и штокверков алмазоносных ксенотуффизитов. Штокверки могут развиваться в малоамплитудно опущенных клавишных блоках, испытывающих линейное растяжение, проявленное в сгущении сети субпараллельных разрывов более высоких порядков. Штокверки контролируются сдви-го-сбросами северо-западного 310° и северо-восточного 45° простираний. Данные системы тектонических разрывов стандартны как для уральских ФЭС, так и для Восточно-Европейской платформы в целом [16, 38, 44]. Поисковые участки - Золотокаменный, Сидоровский, Савельевский - формируют цепочку северо-западного простирания из опущенных клавишных блоков терригенных пород среднего девона, контролируемую сдвиго-сбросами северо-восточного и северо-западного простираний. Каждый из поисковых участков размером 4.5*4.5 км разбит разломами, параллельными вышеуказанным диагональным системам, на клавишные блоки более высоких порядков с шагом 1.5 км. В результате этого на каждом из участков, в местах пересечения опущенных блоков, может сформироваться по четыре зоны повышенной проницаемости сетчатого типа с размером ячеек 1.5*1.5 км.

Шаг в 1.5 (1.8) км выбран в соответствии с фрактальной размерностью тектонической делимости литосферы. Расстояния между разломами последовательно утраиваются с увеличением или уменьшением амплитуды и порядка разломов. Величина шага между разломами отвечает средним размерам алмазоносных маар-штокверков Красно-вишерского района и величине шага между разло-

мами в сетчато-клавишной системе ФЭС Урала в целом [33, 40]. К сведению, данная величина равна среднему расстоянию между кимберлитовыми трубками на месторождении им. Ломоносова [45], диаметрам диатремы Мвадуи и золоторудного штокверка Мурунтау, средней ширине грабенов в осевой части системы срединных океанических хребтов [38].

Ресурсный потенциал каждого из штокверков на рассматриваемой территории при минимальном промышленном содержании алмазов в 5 мг/м3 может быть оценен по аналогии с Красновишерским районом в 50-150 тыс. карат. Прогнозные ресурсы всего поля Ичетъю могут варьировать от 600 тыс. до 1.8 млн. карат (категории Р2-Рз).

Поскольку распределение штокверков в туффизитовых полях контролируется исключительно тектоническими факторами, привязанность поисков алмазов к «промежуточному коллектору» представляется глубоко ошибочной. Уже известно, что литология вмещающих пород и их возраст не являются определяющими для локализации алмазоносных туффизитов. Справедливость отождествления конгломератовидного «коллектора» в пижем-ской свите с силлом ксенотуффизитов подтверждается целым рядом признаков, а именно активными интрузивными контактами с заливообразными контурами, развитием апофиз, осветлением и слабым окварцеванием контактов вмещающих пород, присутствием «зависших» обломков выше- и нижележащих песчаников, их эксплозивной раздробленностью и интенсивной коррозией (рис. 3, 4).

Рис. 4. Ксенолиты вмещающих песчаников пижем-ской свиты в ксенотуффизитовом силле. Зависание и коррозия обломков.

центробежным разлетом осколков, прогрессирующее микробрекчирование и резорбция поверхности, наблюдаемая макроскопически как «леденцовость», присутствие планарных и деформационных структур в зернах кварца. Ксенотуффизитам свойственны повышенное содержание когерентных и некогерентных элементов, кимберлитовый тренд распределения REE, присутствие экзотических минеральных фаз с магматогенной резорбцией [46, 47].

Кластические породы, вмещающие силл ксенотуффизитов, осветлены и часто дезинтегрированы. Причиной последнего является удаление цемента из кварцевых песчаников вследствие их флюид-

Рис. 3. Интрузивный контакт силла ксенотуффизитов (темное) с песчаниками пижемской свиты (светлое). Интенсивная коррозия и осветление песчаников, коррозионные «желоба» - реликты каналов апофиз, оперяющих силл. Здесь и далее на рис. 4-6 - урочище Золотой Камень, 1998 г.

Микроскопические исследования показали, что породы силла являются ксенотуффизитами с характерной флюидальной текстурой, выраженной чередованием струй ксеногенного кварца, флюидогенного кварц-гидрослюдистого агрегата и магмато-генного пеплового материала, представленного кристаллокластами гидратированного флогопита (рис. 5, 6). Для обломков гравийно-псаммитовой размерности характерны высокая степень сферичности, микровзрывная раздробленность «in situ» с

Рис. 5. Ксенотуффизит с потоковой текстурой, образованной чередованием струй ксеногенного кварца, флюидогенного кварц-гидрослюдистого и маг-матогенного пеплового материала. Шлиф, увеличение х10, николи||.

ной «продувки», предваряющей внедрение пород туффизитового комплекса. В процессе дальнейшей флюидизации песчаная масса приобретает текучесть и внедряется во вмещающие породы в виде жил, силлов и грибообразных тел флюидизитов, сопровождающих ксенотуффизитовый силл, что вполне доступно наблюдению на отрабатываемых карьерах Ичетъю.

Очевидно, что внедрение силла ксенотуффизитов произошло вдоль межслоевого надвига, раз-

Рис. 6. Пепловая кристаллокластическая связующая масса ксенотуффизита. Корродированный ксе-ногенный кварц, кристаллокласты флогопита. Шлиф, увеличение х70, николи X .

вившегося по прослою конгломератов. Это сопровождалось брекчированием, образованием трещин отрыва, насыщением внедряющихся пирокластитов ксеногенным песчано-галечным материалом пи-жемских кластитов, что обеспечило эффект конвергентного сходства ксенотуффизитов с типичными осадочными конгломератами. Именно высокая степень внешнего сходства и породила ошибки в генетической диагностике кластитов на рассматриваемом объекте. Однако, достаточно было проследить ксенотуффизитовый силл по простиранию на 0.71.5 км, чтобы найти место его интрузивного выклинивания с развитием апофиз, подводящих жил и даек, и убедиться, что за пределами выклинивания силл сменяется типичными сероцветными пижем-скими конгломератами и гравелитами, совершенно «пустыми» в отношении алмазов, но с классическим набором признаков осадочной толщи: истинной слоистостью, хорошей сортировкой обломков, высокой степенью литификации, регенерационным цементом. Но самое главное состоит в том, что в связующей массе этих нормальных осадочных пород отсутствует пепловый материал и не наблюдается расцементации ни конгломератов, ни песчаников.

Таким образом, по своему строению и составу алмазоносная «россыпь» Ичетъю не отвечает ни морским, аллювиальным или пролювиальным отложениям, ни корам выветривания. Трактование природы алмазоносных пород на проявлении Ичетъю как туффизитов открывает новые перспективы для поисков алмазов на Тимане. Однако пока геологи не станут детально изучать алмазоносные породы в шлифах, особенно разности со слабой литификацией, не научатся отличать измененные пирокластические породы от осадочных, пока они не освоят методы картирования интрузивных образований, применяя адекватные породам и процессам аналитические методы, ошибки отождествления туффизитов с осадочными «промежуточными коллекторами» будут продолжаться, а время открытия на Тимане новых алмазных месторождений все более отдаляться.

В качестве рекомендации для потенциальных предпринимателей на туффизитовом поле

Ичетъю выдвигается следующее. Алмазоносные силлы с содержанием алмазов 5-10 мг/м3, имеющие здесь относительно малую мощность, могут быть рентабельными только при их близповерхно-стном залегании под кровлей рыхлых или скальных пород. В последнем случае мощность кровли не должна превышать 2-3 м. Необходимо обратить внимание на рельефообразующий силл долеритов на участке Сидоровском, а также на разрывы сплошности силла и наличие в нем эрозионных окон. Этот силл играет роль экрана для Сидоров-ской диатремы, обуславливая образование грибообразного раструба. Из сказанного следует, что эрозионные окна при наличии в них округлых обломков и глыб долеритов или иных экзотических пород, погруженных в характерный рыхлый пирок-ластический базис, могут указывать на присутствие под долеритовым силлом туффизитовых диатрем или штокверков, в том числе алмазоносных. По нашим данным, участок Ичетъю может быть оценен как высокоперспективный. В случае возобновления на нем работ необходимо осуществить следующее: 1) ревизию и переинтерпретацию всей геологогеофизической информации; 2) гравиразведочные работы масштаба 1:25000 и электроразведочные работы в профильном варианте на площади 250 км2;

3) ГДП-25 в специализированном варианте на площади 250-500 км2; 4) поисковые и поисково-оценочные работы на выявленных перспективных участках.

Умбинская туффизитовмещающая ФЭС расположена на северо-западном окончании Воль-ско-Вымской гряды и является аналогом Краснови-шерской и Яйвинской алмазоносных ФЭС. Она имеет дискретно-кольцевое и сетчато-клавишное строение, будучи перспективной на выявление нескольких десятков крупных штокверков и маар-штокверков размером от 1.5*0.7 до 1.5*1.5 км, из которых 5-10 % могут быть промышленно алмазоносными. Умбинская ФЭС включает базальтоидные и кимальнеитовые диатремы Умбинского поля (Ум-бинская, Средневонская, Водораздельная), месторасположение которых подчинено клавишно-сетчатой системе [20].

У умбинских кимальнеитов есть одна интересная особенность, совершенно не характерная для типичных кимберлитовых диатрем. Это ореол эксплозивных брекчий, превосходящий в три раза диаметр самой диатремы. Строение и состав брек-чиевого ореола кимальнеитовых диатрем находят свое объяснение в Сидоровской диатреме, представляющей собой уникальный для изучения многофазный объект, фактически «диатрему в диатре-ме», при образовании которой интервал между внедрениями щелочных базальтоидов и туффизи-тов был весьма значителен. На первом этапе извержения (Т^, возможно позже) произошло внедрение миндалекаменных ультракалиевых щелочных базальтоидов, формирующих жерловую часть диатремы. Затем внедрились вспененные лавы щелочных базальтоидов, сохранившиеся в виде фрагментов оболочки жерловой части диатремы и мелких апофиз, отходящих от жерла на участке западного контакта. После значительного перерыва

в неоген-квартере произошло выполнение того же диатремового канала туффизитами кимберлит-лампроитоидов. Внедрение шести фаз пирокласти-тов, включая и жилы псевдогалечных ксенотуффи-зитов, аналогичных алмазоносным ксенотуффизи-там пижемской свиты, происходило пульсационно, сохраняя последовательность и закономерности, характерные для Уральского региона. Туффизиты, внедряясь по системам трещин, нарушающих сплошность диатремы, дробили ее на блоки, подвергали абразии фрагменты щелочных базальтои-дов до приобретения последними шарообразной и эллипсоидной формы. Основной объем туффизи-тов был интрудирован по периферии диатремы, существенно увеличив ее размеры. Внедрение туффизитов происходило под «экран» силла доле-ритов р2-3), что способствовало рассредоточению материала в направлении наименьшего сопротивления и формированию грибообразного раструба диатремы. В последнюю стадию в центральную часть жерла диатремы внедрились черные углеродсодержащие лейкоксенизированные туффизиты лавового облика, которые окончательно обработали обломки щелочных базальтоидов, туффизитов и ксенотуффизитов предыдущих стадий внедрения.

Подобные факты наследования туффизита-ми одних и тех же подводящих каналов зафиксированы нами и в кимальнеитовых диатремах Талицко-Благодатского и Малопорожнинского участков Пермского края. Установлено, что туффизиты данных участков алмазоносны. Таким образом, мы констатируем, что высокоэксплозивные туффизитовые фации кимберлит-лампроитоидов, в том числе и алмазоносных, могут наследовать каналы щелоч-но-базальтоидных и кимальнеитовых диатрем и формировать структуры типа «диатрема в диатре-ме». Это же с большой вероятностью можно ожидать и в ореоле эксплозивных брекчий кимальнето-вых диатрем в Умбинской ФЭС. Кимальнеитовые диатремы Умбинского поля необходимо опробовать не в их жерловой (неалмазоносной кимальнеито-вой) части, а в периферийной раструбовой, возможно, сложенной потенциально алмазоносными ксенотуффизитами. Непонимание этого факта и является основной ошибкой предыдущих исследователей (и не только на Тимане).

В Сидоровской диатреме, не подвергнутой, к сожалению, крупнообъемному опробованию, третья и шестая фазы ксенотуффизитов могут тоже оказаться алмазоносными. При анализе минералогии туффизитов этой диатремы (ЦНИГРИ, ВСЕГЕИ, ИГЕМ, ВНИИОкеангеология, ИГ Коми НЦ УрО РАН, ООО «Вита») был выявлен спектр высокобарических минералов (хромшпинелидов алмазного парагенезиса, хромдиопсидов, пикроильменитов). Изученные породы являются аналогом ксенотуффизи-тов третьей фазы Рассольнинской диатремы (Крас-новишерский район), содержание алмазов в которых на отдельных участках превышает 1 кар/м3. Углеродистые туффизиты седьмой фазы, выполняющие в Сидоровской диатреме ядерную часть, являются однофазным аналогом туффизитов Рас-сольнинской диатремы. При обогащении из назван-

ных пород сначала был извлечен один ромбододе-каэдроид весом 25 мг, а затем с использованием метода автоклавного термохимического разложения нашли еще 83 мелких алмазных обломка. В аналогичных углеродистых туффизитах на Мало-порожнинском участке зафиксированы повышенные содержания самородной платины (до 2 г/т) и золота. Последний факт указывает на вероятную перспективность Сидоровской диатремы не только на алмазы, но и на благороднометалльную минерализацию нового генетического типа, связанную с углеродистыми туффизитами. Кроме того, этот факт может поспособствовать объяснению промышленной концентрации золота и в ксенотуффизи-тах конглобрекчиевого облика на участке Ичетъю.

Учитывая глубину зарождения кимберлит-лампроитовых магм, можно обоснованно считать, что экзотическая минералогия ксенотуффизитов обусловлена, во-первых, мантийными магмами (алмазы, хромшпинелиды), а во-вторых, породами континентальной коры, захваченными в процессе извержения флюидизированного пирокластическо-го материала к земной поверхности (золото, платиноиды, колумбит, монацит, ильменит и др.). Эта модель нам кажется гораздо более правдоподобной, чем практически ничем не обоснованные идеи, например, транспортировки минералов в Ичетъю-скую «россыпь» с Кольского п-ова или из Архангельской алмазоносной провинции. Все доказательства первичности и автохтонности алмазов представлены в их кристалломорфологических особенностях. Частое отсутствие пиропа и пикроильме-нита в туффизитах, возможно, объясняется тем, что первый из этих минералов при аргиллизации практически полностью замещается хлоритом, а второй лейкоксенизируется и сохраняется лишь в центральных частях некоторых псевдоморфоз. Впрочем, нельзя исключить и вероятности того, что в условиях Урала и Тимана вообще следует искать в качестве спутников алмазов не пироповые гранаты и пикроильме-нит, а какие-то другие минералы [48]. Все это совершенно не учтено при построениях карт шлиховых ореолов минералов-спутников алмазов и свидетельствует не в пользу мнения о высокой степени надежности современных оценок алмазоносности Тимана.

Примерно такую информацию о Сидоровской диатреме пермские геологи надеялись получить от специалистов лаборатории алмаза в Институте геологии Коми НЦ УрО РАН. Увы, эталонный объект был практически загублен, а туффизитовое направление исследований приостановлено на длительный срок. А ведь Сидоровская диатрема могла бы стать основой для нескольких диссертаций по геологии, петрологии, петрографии, петрохимии, геохимии, минералогии туффизитов с алмазами и благороднометалльной минерализацией, флюидо-динамике, метасоматозу, поисковой геологии, геофизике и нефтяной геологии (алмазоносные углеродсодержащие лейкоксенизированные туффизиты с графитом и антраксолитом-керитом нефтяной природы). Не исключено, что такие исследования могли бы послужить мостиком и к новому пониманию генезиса Ярегского нефтетитанового месторождения.

Согласно нашим предварительным оценкам, территория Умбинской ФЭС является высокоперспективной. Ресурсный потенциал Умбинской туф-физитовой ФЭС площадью 2500 км2 с уже выявленными и прослеженными на глубину до 300 м и более тремя кимальнеит-туффизитовыми диатрема-ми и предпосылками обнаружения здесь до 200 туффизитовых маар-штокверков может быть оценен в 10-15 млн. карат алмазов (категория Р3). Правда, для рассматриваемой территории пока не получены конкретные данные о содержаниях алмазов. Но из опыта известно, что ксенотуффизиты каналов центрального типа обычно более алмазоносны, чем иные морфологические типы рудных тел. Для проверки наших предположений мы рекомендуем провести ревизию и переинтерпретацию имеющихся геологических материалов, ГДП-50 (25) в специализированном варианте, реализовать комплекс геофизических, поисковых и поисково-оценочных работ на перспективных рудных полях.

Туффизитовмещающая ФЭС Четласского Камня является структурным аналогом Краснови-шерской алмазоносной ФЭС. В ее периферийной восточной части выделяются восемь крупных туф-физитовых объектов размером 1.5*0.7 км предположительно маар-штокверкого типа, контролируемых глубинными кольцевыми разломами и являющихся фрагментом стандартной рудоносной туффи-зитовой структуры типа «ожерелье». Упомянутые объекты были закартированы при ГДП-50, но при этом ошибочно интерпретированы как депрессион-ные образования. Ресурсный потенциал выявленных здесь восьми маар-штокверков (категория Р3) оценивается с использованием метода аналогии в 400-800 тыс. карат. Потенциал всей площади ФЭС 2500-3500 км2 может составить 8-20 млн. карат. Для этой территории также рекомендуются ревизия и переинтерпретация геологических данных, постановка поисковых и поисково-оценочных работ.

Зимнебережно-Тимано-Красновишерская полоса развития туффизитов перспективна на выявление единой фрактальной системы ФЭС с цепочечно-равношаговым расположением объектов, приуроченных к возвышенностям и горст-антикли-нальным структурам (Джежимпарминской, Немской и др.). Последние являются продолжением цепи поднятий, расположенных на территории Пермского края, на которых уже выявлены алмазоносные ФЭС. Заложение системы гармонических поднятий, их тектоническое воздымание произошло в неогене-квартере и сопровождалось локальной разгрузкой флюидо-магматических колонн, продуцировавших высокоэксплозивный вулканизм туффизитово-го типа. Образование поднятий обусловило возникновение кольцевых и клавишных линейных зон растяжения, в которые были интрудированы туффизи-ты. Все прогнозируемые на Тиманском кряже ФЭС перспективны на выявление потенциально алмазоносных туффизитовых полей дискретно-кольцевого и клавишно-сетчатого строения. Отдельные туф-физитовые тела (дайки, штокверки) были обнаружены нами при рекогносцировочных исследованиях

еще в 1998 г. и в ходе поисковых работ, проведенных ЗАО «Тимангеология» [32].

С целью закрепления успеха на рассматриваемой территории рекомендуются проведение рекогносцировочных работ с разбраковкой ФЭС по степени перспективности, ревизия и переинтерпре-тация геолого-геофизических данных, постановка ГДП-200, ГДП-50, осуществление поисков на перспективных структурах.

На северном борту Вычегодского прогиба также возможно выявление туффизитовых ФЭС, полей дискретно-кольцевого и клавишно-сетчатого типов, многоэтажных силлов. Обширные площадные поля туффизитов и флюидизитов, в том числе в покровных фациях, были обнаружены нами при проведении ГДП-200 на Верхнекамской площади, на южном борту Вычегодского прогиба и на восточном борту Казанско-Кажимского авлакогена, а затем прослежены до границ с Республикой Коми. Здесь наиболее перспективными представляются клавишные блоки шириной до 50 км, ограниченные разломами северо-северо-восточного простирания. Сделанный вывод уже подтвержден находками мелких алмазов в ксенотуффизитах [22, 23, 49].

Кроме охарактеризованных выше туффизи-товых полей и ФЭС в ранге рудных районов, на территории Республики Коми могут быть выявлены алмазоносные объекты в местах двух-трехлучевого сочленения активизированных в Т^ и N-Q палеорифтов и рифтогенных структур, в зонах региональных надвигов и покровов (фронтальных частях аллохтонов), на участках валообразного коробления фундамента и над локальными поднятиями поверхности Мохо. Бесспорный приоритет здесь имеют ФЭС с проявлениями щелочно-основного и щелочно-ультраосновного магматизма.

Заключение

В конце концов важно понять, по какой причине в сознании геологов на всех континентах так укоренилась ветхозаветная идея «отсадочной машины» для минерала, который в силу своих специфических свойств более склонен к рассеянию, нежели к концентрации и россыпеобразованию в условиях как палеорек, так и современных водотоков. Хотелось бы также надеяться, что российским геологам не придется еще 40 лет бродить по интеллектуальной пустыне, пока не вымрут последние представители догматической школы и не сотрется память о трагичном для алмазной геологии времени господства теории «промежуточных коллекторов», а новое поколение отечественных специалистов воспримет, наконец, новую парадигму и начнет осознанно изучать алмазоносные месторождения «уральского» типа адекватными геологическими и аналитическими методами. Основанием для наших надежд служат, прежде всего, уже достигнутые результаты.

Приобретенный опыт свидетельствует о том, что выявленные и предполагаемые алмазоносные туффизитовые объекты ввиду высокой их рентабельности при отработке (карьерный способ, легкая

обогатимость, эффективная извлекаемость алмазов, высокая ликвидность минерального сырья) при достаточных ассигнованиях могут быстро занять достойное место в отечественной алмазодобывающей отрасли и составить серьезную конкуренцию традиционным типам алмазных месторождений. Серьезным препятствием для прогресса в рассматриваемой области являются все еще низкий уровень научных исследований алмазоносных объектов, теоретический разброд и шатание в научных кругах, по преимуществу негативное отношение научных специалистов к гипотезе туффизитов, уже подтвержденной, между прочим, открытием коренных источников алмазов и первых месторождений. Тем не менее, анализ показывает, что возобновление на новой теоретической основе поисков алмазов в пределах многих территорий Тимана, может обеспечить занятость геологических служб и научных организаций Республики Коми весьма интересной, реально необходимой и экономически перспективной работой на многие десятилетия. Вопрос состоит лишь в том, сколько еще потребуется времени на «дозревание» научных специалистов, геологов-производственников и венчурных инвесторов в лице как государства, так и цивилизованных предпринимателей.

Исследования были проведены при финансовой поддержке Программы №09-Т-5-1015 фундаментальных исследований РАН.

Литература

1. Прокопчук Б. И. Алмазные россыпи и методика их прогнозирования и поисков. М.: Недра, 1979. 248 с.

2. Соколов Б. Н. Образование россыпей алмазов. Основные проблемы. М.: Наука,1982. 96 с.

3. Рыбальченко А. Я., Колбянин В. Я., Рыбаль-ченко Т. М. О новом типе магматизма как возможном источнике уральских алмазов // Моделирование геологических систем и процессов: Материалы региональной конференции. Пермь: Изд-во Пермского ун-та, 1996. С. 111-113.

4. Рыбальченко А. Я., Колобянин В. Я., Лукьянова Л. И. и др. О новом типе коренных источников алмазов на Урале // Доклады РАН,

1997. Т. 353. № 1. С. 90-93.

5. Беккер Ю.Р., Бекасова И. Б. Ишков А. А. Алмазоносные россыпи в девонских отложениях Северного Урала // Литология и полезные ископаемые, 1970. № 4. С. 65-70.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Битков П. П., Шаметько В. Г. Девонская полиминеральная палеороссыпь Ичетъю на Среднем Тимане // Наследие А. Я. Кремса в трудах ухтинских геологов. Сыктывкар: Геопринт, 1992. С.136-140.

7. Гаранин В. К., Гонзага Г. М., Камирос Дж. Е. Г. Новая гипотеза гляциального формирования алмазоносных россыпей Урала // Вестник МГУ. Сер. 4. Геология, 2000. № 5. С. 18-23.

8. Голубев Ю. К., Щербакова Т. Е. О ледниковой природе «туффизитов», вскрываемых в карь-

ерах по добыче алмазов в Красновишерском районе Пермской области // Алмазы и алма-зоносность Тимано-Уральского региона: Материалы Всероссийского совещания. Сыктывкар: Геопринт, 2001. С. 81-82.

9. Ваганов В. И., Голубев Ю. К., Захарченко О. Д., Голубева Ю. Ю. Современное состояние проблемы коренных первоисточников алмазных россыпей Западного склона Урала // Руды и металлы, 2004. № 4. С. 5-17.

10. Мальков Б. А., Холопова Е. Б. Трубки взрыва и алмазоносные россыпи Среднего Тимана. Сыктывкар: Геопринт, 1995. 50 с.

11. Мальков Б. А., Холопова Е. Б. Эпохи кимбер-литового вулканизма, палеороссыпи и промежуточные коллекторы алмазов на Восточно-Европейской платформе, Тимане и Урале // Алмазы и алмазоносность Тимано-Уральско-го региона: Материалы Всероссийского совещания. Сыктывкар: Геопринт, 2001. С. 194196.

12. Хенни А., Афанасьев B., Каминский Ф. В. и др. Пиропы и алмазы Алжирской Сахары // Доклады РАН, 1994. Т. 326. № 7. С.151-157.

13. Зинчук Н. Н., Коптиль В. И. Типоморфизм алмазов из пород Рассольнинской депрессии (Урал) в связи с проблемой их первоисточников // Алмазы и алмазоносность Тимано-Уральского региона. Сыктывкар: Геопринт, 2001. С.146-147.

14. Мусихин Г. Д., Зобачев В. А. Отчет о результатах поисковых работ на алмазы в долине р. Акчим Красновишерского района Пермской области за 1969-1972 гг. Пос. Волынка, 1973. Фонды Пермгеолкома.

15. Робинсон Д. Н. Характеристики алмазов из трех Северо-Уральских месторождений России - исследования от имени Де Бирс Консо-лидейтед Майнс Лимитед // Уральский геологический журнал, 2006, № 3. С. 152-165.

16. Рыбальченко А. Я., Рыбальченко Т. М. Эмбриональный рифтогенез восточной окраины Восточно-Европейской платформы и проблемы алмазоносности // Геологическая служба и минерально-сырьевая база России на пороге XXI в.: Материалы Всероссийской научнопрактической конференции. СПб., 2000. С. 149-154.

17. Рыбальченко Т. М., Рыбальченко Ю. А. Типо-морфизм алмазов Рыбьяковского месторождения (Средний Урал) // Проблемы минералогии, петрографии и металлогении: Материалы научных чтений памяти П. Н. Чир-винского. Вып. 10. Пермь: Изд-во Пермского ун-та, 2007. С. 4-14.

18. Силаев В. И., Шанина С. Н., Ракин В. И. и др. Алмазы из туффизитов Урала (кристалломор-фология и флюидные включения) металлогении // Проблемы минералогии, петрографии и металлогении: Материалы научных чтений памяти П. Н. Чирвинского. Вып. 13. Пермь: Изд-во Пермского ун-та, 2010. С. 3-22.

19. Рыбальченко А. Я., Тетерин И. П., Кириллов В. А. и др. Алмазы Урала - реальная минерально-сырьевая база России // Эффектив-

ность прогнозирования и поисков месторождений алмазов: прошлое, настоящее и будущее (Алмазы-50). СПб., 2004. С. 282-285.

20. Рыбальченко А. Я., Рыбальченко Т. М., Силаев В. И. Комментарии к некоторым традиционным заблуждениям в генетических оценках алмазных месторождений уральского типа в Урало-Тиманском регионе // Петрология и минералогия севера Урала и Тимана. Петрографический сборник № 6. Сыктывкар, 2010. С. 92-113. (Труды Института геологии Коми НЦ УрО РАН; №125).

21. Рыбальченко А. Я. Закономерности локали-

зации и алмазоносность интрузивных пирок-ластитов Талицко-Благодатского туффизито-вого поля // Алмазы и благородные металлы Тимано-Уральского региона: Материалы Всероссийского совещания. Сыктывкар: Гео-

принт, 2006. С. 147-150.

22. Рыбальченко А. Я. Перспективы возрожде-

ния алмазодобывающей отрасли Пермского края // Алмазы и благородные металлы Ти-мано-Уральского региона: Материалы Всероссийского совещания. Сыктывкар: Гео-

принт, 2006. С. 29-30.

23. Рыбальченко А. Я., Рыбальченко Т. М., На-карякова И. Р., Морозов Г. Г. Мезокайнозой-ская активизация Приуральской окраины Восточно-Европейской платформы // Проблемы минералогии, петрографии и металлогении: Материалы научных чтений памяти П. Н. Чирвинского. Вып. 10. Пермь: Изд-во Пермского ун-та, 2007. С. 222-230.

24. Рыбальченко Т. М. О специфическом характере алмазоносного вулканизма Полюдова Кряжа // Прогнозирование и поиски коренных алмазных месторождений: Материалы Международной научно-практической конференции. Симферополь. Судак, 1999. С. 163-165.

25. Рыбальченко Т. М. Петрографическая характеристика алмазоносных магматитов Полю-дова Кряжа // Вестник Пермского ун-та. Геология, 1997. Вып. 4. С. 43-52.

26. Рыбальченко Т. М., Рыбальченко Ю. А. Типохимическая характеристика минералов-спутников алмаза из туффизитов Чикманского рудного узла (Средний Урал) // Алмазы и благородные металлы Тимано-Уральского региона: Материалы Всероссийского совещания. Сыктывкар: Геопринт, 2006. С. 150-152.

27. Чайковский И. И. Петрология и минералогия интрузивных алмазоносных пирокластитов Вишерского Урала. Пермь: Изд-во Пермского ун-та, 2001. 324 с.

28. Мусихин Г. Д., Ветчанинов В. А. Россыпи

ближайшего сноса - новый тип месторождений алмазов в Вишерском районе // Вишерские алмазы: Тезисы докладов научно-практи-

ческой конференции. Пермь, 1973. С. 20-22.

29. Кириллов В. А., Ситдиков И. С. и др. Отчет о детальных разведочных работах на участке «Волынка» в Красновишерском районе Пермской области за 1981-1988 гг. Пермь, 1988. (Фонды Пермгеолкома).

30. Тетерин И. П., Пактовский Ю. Г., Еськин А. Г. Ефимовское месторождение алмазов // Проблемы минералогии, петрографии и металлогении: Материалы научных чтений памяти П. Н. Чирвинского. Вып. 12. Пермь: Изд-во Пермского ун-та, 2009. С. 219-230.

31. Лукьянова Л. И., Жуков В. В., Кириллов В. А. и др. Субвулканические эксплозивные породы Урала - возможные источники алмазных россыпей // Региональная геология и металлогения, 2000. № 12. С. 134-157.

32. Макеев А. Б., Рыбальченко А. Я., Дудар В. А., Шаметько В. Г. Новые перспективы алмазо-носности Тимана // Геология и минеральные ресурсы европейского Северо-Востока России. Новые результаты и новые перспективы: Материалы XIII Геологического съезда Республики Коми. Т. IV. Сыктывкар: Геопринт, 1999. С. 63-66.

33. Рыбальченко А. Я. Геологическая модель алмазоносных флюидизатно-эксплозивных структур уральского типа // Геология и минеральные ресурсы европейского Северо-Востока России. Новые результаты и новые перспективы: Материалы XIII Геологического съезда Республики Коми. Т. IV. Сыктывкар: Геопринт, 1999. С. 109-111.

34. Петровский В. А., Силаев В. И., Голубева И.И. и др. О вероятно эндогенной природе мезопротерозойских алмазоносных «метаконгломератов» в Бразилии // Вестник Института геологии Коми НЦ УрО РАН, 2010. № 8. С. 23-32.

35. Петровский В. А., Силаев В. И., Голубева И.И. и др. Восточная Бразилия: россыпеобразующие алмазоносные породы и алмазы // Проблемы минералогии, петрографии и металлогении: Материалы научных чтений памяти П. Н. Чирвинского. Вып. 14. Пермь: Изд-во Пермского ун-та, 2011. С. 12-36.

36. Голубева И. И., Махлаев Л. В. Интрузивные пирокластиты Севера Урала. Сыктывкар, 1994. 98 с.

37. Джейкс А., Луис Дж., Смит К. Кимберлиты и лампроиты Западной Австралии: Пер. с англ. М.: Мир, 1989. 430 с.

38. Грачев А. Ф. Рифтовые зоны земли. М.: Недра, 1987. 285 с.

39. Mandelbrot В.В., Freeman W.H. The fractal geometry of Nature. San-Francisco, 1983. 165 р.

40. Макушин А. А. Геодинамика и минерагения Татарского кратона и Камско-Бельского пе-рикратонного прогиба // Алмазы и благородные металлы Тимано-Уральского региона: Материалы Всероссийского совещания. Сыктывкар, 2006. С. 95-98.

41. Качай О. А., Качай О. Ю., Кононов А. В. Результаты использования новой геофизической технологии при изучении взаимосвязи коренного источника и россыпи платины и алмазов // Алмазы и благородные металлы Тимано-Уральского региона: Материалы Всероссийского совещания. Сыктывкар, 2006. С. 37-38.

42. Рыбальченко А. Я., Рыбальченко Т. М. Пред-

варительная модель локализации и формирования коренных алмазоносных объектов уральского типа // Геология и полезные ископаемые Западного Урала: Материалы региональной конференции. Пермь: Изд-во

Пермского ун-та, 1997. С. 100-101.

43. Рыбальченко А. Я., Рыбальченко Т. М. Геологическое строение Ичетьинского алмазоносного туффизитового поля Ичетьинско-Умбин-ской флюидизатно-эксплозивной структуры (Средний Тиман) // Алмазы и алмазонос-ность Тимано-Уральского региона: Материалы Всероссийского совещания. Сыктывкар: Геопринт, 2001.С. 211-214.

44. Рыбальченко Т. М. Характеристика алмазоносных туффизитов Полюдова Кряжа // Золото, платина, алмазы Республики Коми и сопредельных регионов: Материалы Всероссийского совещания. Сыктывкар: Геопринт,

1998. С. 144-146.

45. Барышев А. Н. Периодическое размещение алмазоносных систем и смежные проблемы геологии алмазов // Отечественная геология, 2006. № 6. С. 23-24.

46. Макеев А. Б., Дудар В. А., Лютоев В. П. и др. Алмазы Среднего Тимана. Сыктывкар: Геопринт, 1999. 80 с.

47. Рыбальченко А. Я., Наумов В. А. Тороидальное золото как индикатор флюидизатного процесса // Уральский геологический журнал, 1999. № 4. С. 83-95.

48. Силаев В. И., Чайковский И. И., Харитонов Т. В. и др. К проблеме атипичных и нетрадиционных минералов-спутников алмаза (на примере Урала). Сыктывкар: Геопринт, 2009. 65 с.

49. Морозов Г. Г., Осовецкий Б. М., Накарякова И. Р., Рыбальченко А. Я. и др. Первые находки алмазов на территории платформенной части Пермского края // Геология и полезные ископаемые Западного Урала: Материалы региональной конференции. Пермь: Изд-во Пермского ун-та, 2006. С. 3-4.

Статья поступила в редакцию 21.07.2010.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.