Научная статья на тему 'Теоретические основы и методическое обеспечение стратегического целеполагания развития региона'

Теоретические основы и методическое обеспечение стратегического целеполагания развития региона Текст научной статьи по специальности «Социальная и экономическая география»

CC BY
655
72
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ЦЕЛИ / РАЗВИТИЕ РЕГИОНА / ДУАЛИСТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ / ИЕРАРХИЧЕСКИЙ И КОАЛИЦИОННЫЙ МЕХАНИЗМЫ / МЕТОДИКИ / ВЫБОР СЦЕНАРИЕВ / ОРГРАФЫ И ДЕРЕВЬЯ ЦЕЛЕЙ / МОДЕЛИРОВАНИЕ / ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ / КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ / STRATEGIC OBJECTIVES / DEVELOPMENT OF THE REGION / DUALISTIC VISION / HIERARCHICAL AND COALITION ARRANGEMENTS / METHODS / CHOICE OF SCENARIOS / DIRECTED GRAPH / PURPOSE TREES / MODELING / ECONOMIC GROWTH / COMPETITIVENESS

Аннотация научной статьи по социальной и экономической географии, автор научной работы — Шеховцева Лидия Семеновна

Обосновано становление региона как субъекта развития и формирования стратегических целей. Разработана дуалистическая концепция региональных стратегических целей. Использованы иерархический и коалиционный механизмы формирования региональных целей. Разработаны методики выбора и оценки целей, моделирования экономического роста и конкурентоспособности региона.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

DEVELOPMENT OF THEORETICAL BASES AND METHODICAL MAINTENANCE FORMATIONS OF THE STRATEGIC PURPOSES DEVELOPMENTS OF REGION

Becoming region as subject of development and formation of the strategic purposes is proved. The concept of the regional strategic purposes is developed idecisive. Hierarchical and coalition mechanisms of formation of the regional purposes are used. Techniques of a choice and an estimation of the purposes, modelling of economic growth and competitiveness of region are developed.

Текст научной работы на тему «Теоретические основы и методическое обеспечение стратегического целеполагания развития региона»

в рамках казахстанской стратегии созданы достаточно серьезные. Большинство проектов финансируется в рамках совместного финансирования с Банком развития на весьма льготных кредитных условиях. Правительство надеется, что проведенное снижение налогов (снижение НДС и корпоративного подоходного налога), а также размещение многих проектов в специальных экономических зонах даст еще большие стимулы к саморазвитию новых бизнес-структур и позволит создать новую инновационную экономику.

Представляется, что обсуждение этих и других вопросов, связанных с реализацией промышленной политики, чрезвычайно актуально как для казахстанских, так и российских ученых. Интересно еще раз внимательно посмотреть на зарубежные национальные модели промышленной политики, например, модель последовательного развития секторов промышленности (Япония, Южная Корея), холдинговую,

финансово-промышленную модели, «открытую» модель стран Латинской Америки и др. Также важным представляется сравнительный анализ их инструментальных методов стимулирования промышленной политики.

Еще более интересна и уникальна постановка проблемы взаимосвязи промышленной политики и саморазвития бизнес-структур: какие теоретические и практические задачи саморазвития бизнес-структур должны быть ключевыми, если мы хотим получить самораз-вивающуюся промышленную политику, какие признаки саморазвития должны быть у такой структуры, какова должна быть логико-процессная модель механизма взаимодействия бизнес-структур с последующим воздействием на саморазвитие теории и отрасли, какие изменения нужно генерировать в этом случае? Эти и другие вопросы требуют серьезного теоретического и методического изучения.

УДК 330.3(470. 26)

ключевые слова: стратегические цели, развитие региона, дуалистическая концепция, иерархический и коалиционный механизмы, методики, выбор сценариев, орграфы и деревья целей, моделирование, экономический рост, конкурентоспособность

Л. С. Шеховцева

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И МЕТОДИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ СТРАТЕГИЧЕСКОГО ЦЕДЕПОДАГАНИЯ РАЗВИТИЯ РЕГИОНА

Обосновано становление региона как субъекта развития и формирования стратегических целей. Разработана дуалистическая концепция региональных стратегических целей. Использованы иерархический и коалиционный механизмы формирования региональных целей. Разработаны методики выбора и оценки целей, моделирования экономического роста и конкурентоспособности региона.

В России актуальной проблемой является переход от сырьевой модели развития к политике модернизации. Однако механизм такого развития неясен, не просматривается роль регионов в этом процессе.

Эволюция понимания экономического развития в теории происходила в двух основных аспектах, связанных, во-первых, с появлением новых качеств и факторов экономического

роста, во-вторых, с усилением значимости и новой ролью региона как внутри государства (вследствие выполнения им социально-экономической функции), так и в глобальной экономике (в связи с обеспечением конкурентоспособности региона для привлечения в него инвестиций, инноваций, рабочей силы) [8, 9]. Кроме того, в Европе происходит трансформация экономических и социальных парадигм, которую Ж.-П. Бландиньер [1] охарактеризовал двойной метафорой — как пирамиду (pyramid) и как сеть (network).

Среди «новых» (хорошо забытых старых) факторов экономического развития следует отметить общественную поддержку. Еще У. Айз-ард (У. Изард) отмечал, что пространственная экономика обязана выявить основные взаимодействия политических, социальных, экономических сил в той мере, в какой они определяют

нематериальные ценности общества, процесс определения социальных целей [2, с. 20].

Новая роль региона в экономическом пространстве отражается в выдвинутой ранее концепции [8, 9] субъектности региона, которая сформирована на основе обобщения современных концепций конкурентного преимущества М. Портера, нового регионализма и синергетики Л. Евстигнеевой и Р. Евстигнеева, конкурентного федерализма А. Лаврова, Дж. Литвака, Д. Сазерленда, экономического федерализма

О. С. Пчелинцева, В. Н. Овчинникова, мезо-экономики Г. Б. Клейнера, мезоэкономичес-кого аспекта национальной экономики В. Дементьева.

Превращение региона в реальный субъект федерации означает становление региона как субъекта развития. Под регионом как субъектом развития понимается субфедеральное образование, выполняющее социально-экономическую функцию государства, формирующее и реализующее стратегические цели своего развития во внутренней и окружающей (национальной и глобальной) среде путем интеграции целей заинтересованных сторон, а также воспроизводственных циклов с учетом имеющихся полномочий и ресурсов. Именно такой регион с проактивным, целеустремленным поведением может стать одним из субъектов провозглашаемой модернизации страны.

Концептуальные основы стратегического целеполагания региона вытекают из общих закономерностей целеобразования [7], свойств региона как субъекта развития, исследованных на основе системно-диалектической методологии, включающей субъектно-функциональный, системный, организационный, стратегический подходы к региону и учитывающей внутреннюю противоречивость региональной системы [9]. Цель является сущностной характеристикой, атрибутом любой организационной системы, в том числе и региона. Она определяет всю деятельность организации. Разработка и осуществление целей составляют основу управления регионом.

В качестве теоретической основы стратегического целеполагания регионального развития предлагается разработанная дуалистическая концепция, состоящая из управленческой и организационной составляющих, охватывающих иерархический и коммуникационный механизмы.

Современные научные представления позволяют установить, что основой целеполага-ния являются источники целей и способы их

отражения (отображения). Источниками целей служат потребности, интересы, а также намерения.

Философия постулирует первичность потребностей по отношению к интересам: потребность заключает в себе задачу, а интерес — способ ее разрешения [5, 6]. Исходя из этого, можно определить содержание понятия «стратегическая цель развития региона» как осознанную потребность его перехода в качественно новое состояние, сформулированную в результате осмысления перспектив развития региональной и национальной экономики в глобальном мире и задающую общий вектор (образ) действий.

В одной из теорий стратегического управления Г. Хэмела и К. Прахалада рассматривается другой источник формирования целей — стратегические намерения [3]. Стратегические намерения определяют лидирующие позиции, к которым стремится данная организация (регион), и одновременно критерии приближения к намеченной цели. Стратегические цели региона — это стратегические намерения, которые определяют новые возможности региона (социальные, экономические, конкурентные, экологические и другие) и выступают как девиз, вдохновляющий население, деловое сообщество и сотрудников органов управления. Они позволяют придать происходящему связанность и единство и обеспечивают здравую ориентацию, интуитивно понятную всему региональному сообществу, ориентацию, которой ввиду ее ясной приемлемости можно следовать длительное время.

Помимо источников важное значение для формирования целей имеют способы их отражения. Можно выделить как идеальное, так и реальное отображение целей. Этим двум крайним позициям, которые в терминологии системного анализа [7] называются «идеальные устремления» и «конечный результат», соответствуют некоторые промежуточные состояния целей. В соответствии с теорией управления, цели должны быть измеримыми, т. е. иметь набор целевых показателей (социально-экономических измерителей), позволяющих оценивать степень их достижения. Два направления формирования стратегических целей региона (источники и отражение) можно обобщить в виде матрицы [см. 8, 9].

Регион, занимая срединное положение в иерархии экономических систем, объективно формирует пирамиду целей трех уровней: 1) макроэкономические цели региона как подсистемы (части) национальной экономики; 2)

мезоэкономические цели региона как системы; 3) микроэкономические цели региона в разрезе составляющих его элементов (подсистем).

При этом в основании пирамиды целей региона (наноуровень) находятся потребности, цели индивидуумов, отдельных людей, входящих в состав населения, делового сообщества, органов управления. На микро- и других уровнях потребности интегрируются в обобщенные цели населения, делового сообщества, органов управления и региона в целом [8].

Стратегические ориентиры региона формируются в двух взаимодействующих встречных потоках, направленных снизу вверх и сверху вниз. Первый поток имеет организационнополитический характер, второй поток отражает управленческий процесс.

Первый поток строится на принципах индивидуально-частной инициативы, учитывает организационные, психологические и политические процессы. Организационно-политический поток основывается на коалициях целей активных целеносителей региона: населения, делового сообщества, органов управления, на самоорганизации регионального сообщества. Треугольник целей «население — бизнесмены

— органы власти» существует на всех уровнях целеполагания непосредственно или опосредовано. Он трансформируется от конкретных потребностей на наноуровне до общих целей региона на верхнем уровне. На этом уровне цели целеносителей становятся социальными, экономическими и управленческими. Они интегрируются политическими и общественными организациями, органами власти при наличии соответствующих институтов.

Второй поток (сверху вниз) является управленческим процессом, построенным на логике управления социально-экономическими системами. Он связан с формальными процессами, методами и инструментами.

Стратегические цели региона задаются целями системы более высокого федерального уровня, которые определяют макроцели региона, а также формируются регионом как мезо-экономические цели. Складывается вертикаль, или иерархия целей, соответствующая системным уровням управления. Макро- и мезоцели являются прерогативой в основном региональных властей. Микроцели соответствуют уровню муниципальных образований. Наноцели формируются на уровне конкретных поселений.

Стратегические цели на уровне региона в целом интегрируются и представляются органами управления с учетом целей заинтересованных

сторон и принимают форму управленческих целей.

Таким образом, стратегическое целеполага-ние региона есть двуединый субъективно-объективный процесс формирования коалиционных целей на основе дополнения иерархии управления самоорганизацией регионального сообщества, определяемый источниками целей (потребностями и стратегическими намерениями), способами их отображения и согласования. В результате этого процесса формируется стратегическая цель, которая состоит из содержательной (семантической, вербальной) части и измерительной части (показатели и численные значения).

Содержательная составляющая стратегической цели региона вытекает из потребностей региона с учетом интересов целеносителей и называется целевой установкой. Целевые установки региона имеют типовую и конкретную составляющие части.

Содержание типовых целевых установок региона может быть обосновано в контексте потребностей стратегического развития, которые исследуются в экономических и управленческих теориях (кейнсианской, неоклассической, институциональной, эволюционной, поведенческой, стратегического управления), а также в региональных теориях роста, размещения, конкурентоспособности и других. [8, 9].

Макроэкономические цели региона совпадают с целями страны:

— обеспечение устойчивого и сбалансированного экономического роста;

— повышение конкурентоспособности региона;

— повышение уровня удовлетворения основных потребностей населения; способствование повышению продуктивности (эффективности) производства;

— содействие сближению коалиционных целей;

— обеспечение устойчивости системы и ее трансформации в новое состояние;

— способствование организации внешних связей;

— содействие снижению трансакционных издержек.

Конкретные (специфические) цели региона формируются тремя способами. Первый способ основан на стратегической типологии регионов, построенной на базе критериев, определяющих потенциалы развития региона: степень регионального развития, ключевые отрасли (источники) современного и будущего разви-

тия, рыночная ориентация, способы интеграции в мировую экономику, геополитическое положение региона. Во втором способе детализации стратегических целей используются ментальные модели, учитывающие особенности регионального развития по критериям: организационные признаки, международный контекст, контекст управления, конкурентное окружение, уровень стратегий, организационные изменения, контекст лидерства, стратегическое мышление. Третий способ включает конкретизацию типовых целей, выбор состава целевых показателей, определение их количественных значений, формирование агрегатных целей из нескольких приоритетных, перемещение целей по уровням иерархий.

Выбор целей и изучение их связей для каждого региона осуществляются по горизонтали и вертикали. Анализ горизонтальных связей позволяет рассмотреть взаимодействие целей одного уровня (орграфы целей). В результате исследования вертикальных связей между целями определяются иерархии целей разного уровня.

Количественная составляющая стратегической цели региона включает ее численное измерение с указанием времени и места достижения. По способу измерения региональные стратегические цели подразделяются на две группы: установленные и оценочные цели. Установленные цели регионального развития имеют принятые на международном или национальном уровне состав показателей и методику их определения. Оценочные цели регионального развития формируются на основе определяемых экспертами показателей и методик их расчета.

Стратегическое целеполагание регионального развития предполагает не только выбор целей по их содержанию (семантике), но и выбор их измерителей, а также моделирование и выбор количественных значений.

Формирование первого (организационного) потока целеполагания связано с наличием групп целеносителей (стейкхолдеров) с различными интересами. Вследствие этого существует проблема согласования стратегических целей региона (во внутренней и внешней среде), которая должна решаться с помощью институционально-коалиционного механизма.

В качестве теоретической основы исследования организационного механизма стратегического целеполагания региона могут служить поведенческая теория и теория организации, разработанная А. И. Пригожиным [5], дополненная с учетом региональной специфики.

Целеполагание (процесс разработки целей) в регионе осуществляется носителями целей, которые могут быть представлены тремя основными группами: 1) население и поселения; 2) деловое сообщество и бизнес; 3) государство и его органы управления на федеральном и региональном уровнях, а также органы муниципального управления.

Цели региона являются слабо структурированными. Особенно ярко это выражено у населения вследствие его социальной неоднородности, объективной разобщенности, неорганизованности, обусловленных сложной социальной и территориальной структурой региона, а также неразвитостью гражданского общества, политических партий.

Деловое сообщество региона лучше, чем население, осознает свои цели, лучше организовано через торгово-промышленную палату, союзы промышленников и предпринимателей, отраслевые ассоциации (рыбопромышленников, мебельщиков и т. д.), деловые клубы, неформальные объединения, политические партии. Оно объективно имеет возможность выразить и защитить свои интересы и цели через указанные выше организации, через законное и незаконное лоббирование интересов в органах власти, через вхождение во власть.

В наибольшей степени региональные цели могут быть определены и структурированы органами управления в связи с функциональными обязанностями и профессиональной подготовкой сотрудников. Исполнительные и законодательные органы власти (управления) региона должны осуществлять функцию целепола-гания регионального развития в трех ипостасях (статусах):

1) как носители целей государства, общества;

2) как выразители целей населения региона;

3) как уловители объективных здоровых целей делового сообщества, способствующих выполнению первых двух групп целей.

При осуществлении функции целепола-гания органы управления должны учитывать «неявные» цели «неактивных» элементов региональной системы: безопасности, институтов, инфраструктуры и экологии.

Региональные цели, как цели любой организации, объективно представляют собой коалицию. Коалиция целей — это сочетание равнозначных партнерских целей, зачастую противоречивых, согласование которых может осуществляться разными методами: путем установления компромиссных приоритетов, интеграции нескольких

целей, разделения целей по времени, сферам, источникам финансирования, пересмотра целей.

Стратегическое целеполагание как процесс компромиссного выбора, согласования и реализации целей основных субъектов (целеноси-телей) региона представляет собой непрерывный процесс, имеющий прямые и обратные связи, находящийся под влиянием множества факторов. В качестве одного из важнейших факторов выступают институты стратегического целеполагания.

Таким образом, в концепции стратегического целеполагания раскрываются структура и источники определения стратегических целей, их классификация, основные понятия, принципы формирования и согласования. Основные принципы стратегического целеполагания регионального развития заключаются в следующем.

Принцип объединения управленческого и коалиционного походов отражает дополнение государственного управления самоорганизацией регионального сообщества и предполагает согласование целей с основными целеносите-лями региона.

Принцип многоуровневости и фракталь-ности означает охват не только целей собственно региональной системы, но и целей макросистемы, куда входит регион, а также целей составляющих его подсистем (т. е. целей макро-, мезо- и микроуровня); благодаря фрак-тальности цели разных уровней вкладываются друг в друга наподобие матрешки.

Принцип сочетания универсальности и специфичности заключается в структуризации цели на базовую (типовую) и конкретную составляющие.

Принцип структуризации целей на семантическую составляющую (целевой ориентир) и измерительную часть (целевые показатели) позволяет оценивать вертикальные и горизонтальные связи между целевыми установками и моделировать численные значения целей.

Принцип использования установленных и оценочных измерителей основан на различных подходах к измерению и моделированию целевых показателей, определяемых по методологии международных (национальных) организаций (например, валовой региональный продукт) или методологии экспертов (например, конкурентоспособность региона).

Принцип многомерности и динамичности измерения целей реализуется в многовариантности, многокритериальности и выборе управленческих решений по стратегическому целе-полаганию и отражает нелинейность развития.

Указанные принципы и концептуальные положения реализованы в разработанной целостной методологии стратегического целепо-лагания региона. Ее существенными особенностями являются использование итерационного алгоритма, формирование целей региона на трех уровнях, применение установленных базовых элементов целеполагания: выбор сценариев развития региона, определение типовых и конкретных целевых ориентиров, разработка и оценка иерархий и орграфов, моделирование целей с установленными показателями (экономического роста) и оценочными показателями (конкурентоспособности региона), согласование их с представителями целеносителей.

Для каждого базового элемента целепола-гания разработано и экспериментально проверено соответствующее методическое обеспечение, которое включает пять взаимодополняющих методик.

1. Первая методика выбора стратегических сценариев развития региона предназначена для снижения неопределенности внешней среды. Используется матричный метод и оценка по критериям теории принятия решений.

2. Вторая методика предназначена для определения состава целей, горизонтальных связей между ними и оценки их значимости. В ней используется когнитивный метод построения организационного графа (орграфа).

3. Третья методика обеспечивает построение иерархий целей и их оценок. Оценка деревьев целей выполнена методами паттерна, парных сравнений, статистических коэффициентов.

4. В четвертой методике получил развитие комплекс моделей макроэкономического моделирования регионального роста как цели с установленными показателями. Его отличительной особенностью является возможность определять варианты важнейших макроэкономических целевых показателей социально-экономического развития региона, а также условия их достижения.

5. В пятой методике моделирования стратегических целей с оценочными показателями предусматривается многоэтапный итерационный процесс.

Эта методика реализована на примере конкурентоспособности региона как интегральной оценочной цели его развития. Разработана системная концепция конкурентоспособности региона, включающая рассмотрение различных аспектов этого феномена, типологию конкурентоспособности и новые определения основных понятий, а также подходы! к методике ее оценки.

Таблица

Оценка интегральной конкурентоспособности регионов РФ (фрагмент)

Регионы Уровень жизни Инвестиционная привлекательность Инновационная активность Уровень развития региона Конкуренто- способность

г. Москва 2,312 1 2,249 3 2,424 1 1,215 6 1,879 1

Тюменская область 1,362 3 3,352 2 0,749 29 2,015 1 1,584 2

г. Санкт-Петербург 1,671 2 1,154 7 2,272 2 0,857 20 1,348 3

Самарская область 1,126 8 1,049 11 1,379 6 1,216 5 1,202 4

Московская область 1,141 6 1,059 10 1,647 3 0,873 18 1,134 5

Республика Татарстан 1,076 10 0,898 14 0,999 14 1,292 3 1,081 6

Свердловская область 1,097 9 0,704 21 1,240 10 1,079 9 1,031 7

Пермская область 0,989 16 0,738 19 1,280 9 1,045 10 1,018 8

нижегородская область 0,911 27 0,391 42 1,427 5 1,316 2 0,980 9

Калининградская область 0,821 41 0,617 25 1,012 12 0,771 26 0,803 21

Ульяновская область 0,661 65 0,349 46 1,361 7 0,908 14 0,784 22

Республика Коми 0,917 24 0,728 20 0,559 43 0,907 15 0,764 23

Хабаровский край 0,908 28 0,663 22 0,822 23 0,706 38 0,764 24

Костромская область 0,817 42 1,074 9 0,452 51 0,772 25 0,723 25

Владимирская область 0,677 63 0,632 24 1,012 13 0,590 52 0,710 26

Рязанская область 0,827 39 0,420 40 0,905 17 0,716 35 0,705 27

Мурманская область 0,804 44 0,364 44 0,711 31 0,925 13 0,696 28

Ростовская область 0,918 23 0,533 32 0,903 18 0,560 55 0,695 29

Читинская область 0,636 67 0,547 29 0. 518 46 0,654 48 0,584 41

Республика Карелия 0,953 21 0,534 31 0,499 47 0,517 56 0,582 42

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ленинградская область 0,789 50 0,876 15 0,572 39 0,388 63 0,579 43

Чувашская Республика 0,663 34 0,332 50 0,565 42 0,746 31 0,575 44

Волгоградская область 0,913 25 0,392 41 0,424 54 0,625 49 0,554 45

Псковская область 1,004 15 0,276 52 0,389 56 0,759 28 0,549 46

Удмуртская Республика 0,762 49 0,193 60 0,670 35 0,701 39 0,544 47

Тамбовская область 0,825 40 0,195 58 0,557 44 0,752 29 0,540 48

Белгородская область 0,967 18 0,308 51 0,345 63 0,718 34 0,529 49

Ивановская область 0,653 66 0,149 66 0,709 32 0,468 60 0,444 61

Ставропольский край 0,706 59 0,194 59 0,438 52 0,515 57 0,432 62

Камчатская область 0,737 53 0,566 27 0,455 49 0,223 69 0,413 63

Алтайский край 0,692 61 0,084 71 0,414 55 0,700 40 0,398 64

Республика Северная Осетия — алания 0,836 37 0,258 54 0,374 58 0,335 66 0,393 65

Курганская область 0,591 70 0,060 72 0,465 50 0,653 44 0,360 66

Еврейская автономия 0,726 57 0,174 62 0,199 72 0,368 64 0,308 67

Республика алтай 0,610 69 0,036 73 0,002 77 0,132 74 0,047 77

Республика Тыва 0,423 77 0,023 78 0,002 76 0,130 75 0,040 78

Республика Ингушетия 0,237 79 0,018 79 0,001 79 0,105 79 0,024 79

Для обоснования методики интегральной оценки конкурентоспособности регионов выполнены следующие исследования:

— выбран состав индикаторов и показателей: социальных, экономических, инвестиционных, инновационных;

— исследованы три способа построения критерия оценки: 1) по аддитивной функции средневзвешенных рейтингов; 2) по аддитивной функции нормированных показателей; 3) по

мультипликативной функции нормированных показателей;

— выполнены экспериментальные расчеты по трем критериям для 10 регионов СЗФО и выбран третий способ определения конкурентоспособности региона- по мультипликативной функции нормированных показателей;

— впервые выполнены расчеты интегральной оценки конкурентоспособности 79 регионов РФ, фрагмент которых приведен в таблице.

Новизна исследования конкурентоспособности региона заключается в выборе многофакторного критерия интегральной оценки конкурентоспособности региона на основе мультипликативной функции, а также в составе индикаторов и показателей, определяющих экономическую, социальную, инвестиционную, инновационную составляющие и интегральную конкурентоспособность региона в целом, что позволило создать новые средства экономических измерений.

Таким образом, разработанные методики дают возможность управлять процессом стратегического целеполагания региона как субъекта развития, осуществлять измерение и моделирование стратегических целей.

Результаты разработанной методологии стратегического целеполагания могут использоваться:

1) при создании взаимосвязанной системы целевых ориентиров развития регионов в стратегиях, программах и бюджетах, ориентированных на результат (БОР);

2) при оценке результатов деятельности правительств (администраций) регионов;

3) при разработке региональной политики;

4) для совершенствования управления региональной экономикой, обеспечивающего рост ее конкурентных преимуществ.

Концептуальные основы эндогенного це-леполагания региона способствуют развитию

прикладной институциональной экономики за счет формирования стратегических целей как институционального обеспечения развития регионов и страны.

Список литературы

1. Бландиньер Ж.-П. Изменение основополагающих производственных и общественных парадигм. Трансформация общественного сектора в Европе. Опыт стран ЕС // Российско-Европейский центр экономической политики (РЕЦЭП). 2004. №1.

2 . Изард У. Методы регионального анализа: введение в науку о регионах. М . : Прогресс, 1966. 659 с .

3 . Минцберг Г., Альстрэнд Б., Лэмпел Д. Школы стратегий СПб : Питер, 2000 336 с

4. Пригожин А. И. Методы развития организаций. М. : МЦФЭР, 2003. 864 с .

5 . Рохчин В. Е., Егоров И. И., Знаменская К. Н. Система стратегического планирования социально-экономического развития регионов России Теоретико-методологический аспект. СПб . : ИРЭ РАн, 2005. 234 с .

6 . Самсин А. И. Социально-философские проблемы исследования потребностей. М. : Высшая школа, 1987. 193 с.

7. Системный анализ и принятие решений : словарь-справочник / под ред . В . н . Волковой, В . н . Козлова. М . : Высшая школа, 2004. 616 с .

8 . Шеховцева Л. С. Стратегическое целеполагание развития региона СПб : Издательский центр экономического факультета СПбГУ, 2007. 190 с .

9 . Шеховцева Л. С. Управляемое развитие региона. Стратегическое целеполагание. Калининград : Изд-во РГУ им И Канта, 2005 353 с

УДК 350.15:346.546

ключевые слова: конкурентоспособность региона, туристическая привлекательность, инновационный проект, экология, имидж, ботанические сады, экотехнопарк, частно-государственное партнерство

Н. Я. Калюжнова, В. Я. Кузеванов

роль ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ФАКТОРА В КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ РЕГИОНА

В статье показывается роль экологического фактора в конкурентоспособности региона. Вопрос имиджа страны и региона рассматривается в связи с экологией и туристической привлекательностью. Рассмотрена современная роль ботанических садов и их трансформация от научных садоводческих организаций сельскохозяйственного типа к объектам многоцелевого использования, обладающим региональной мультиполезностью. Излагается опыт инновационного проекта созда-

ния первого в России экологического технопарка и туристко-рекреационной зоны на базе университетского Ботанического сада в г. Иркутске на основе частно-государственного партнерства.

Введение

Для конкурентоспособности страны и региона экология имеет лишь косвенное опосредованное значение. Конкурентоспособность стран может достигаться за счет снижения качества

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.