Научная статья на тему 'Теология: современные подходы к осмыслению концептуального статуса'

Теология: современные подходы к осмыслению концептуального статуса Текст научной статьи по специальности «Философия»

CC BY
592
54
Поделиться
Область наук
Ключевые слова
БОГОСЛОВИЕ / РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ / ФИЛОСОФИЯ / НАУКА / ФОРМА ПОСТИЖЕНИЯ БЫТИЯ

Аннотация научной статьи по философии, автор научной работы — Хмелевская Светлана Анатольевна

В статье проводится анализ аргументов современных православных богословов, обосновывающих трактовку богословия как науки. Автор отстаивает позицию, что подобная трактовка мало убедительна с точки зрения критериев и идеалов современного научного знания, ведет не только к профанации науки, но и умаляет значение богословия как знания, направленного на выработку смыслов.

THEOLOGY: A MODERN APPROACH TO THINKING ABOUTA CONCEPTUAL STATUS

The article analyses the arguments of modern Orthodox theologians justifying interpretation of theology as a science. The author defends the position that such an interpretation is convincing enough in terms of criteria and ideals of modern scientific knowledge, not only leads to the profanation of science, but also detracts from the value of theology as knowledge, aiming at the production of meanings.

Текст научной работы на тему «Теология: современные подходы к осмыслению концептуального статуса»

4. ФИЛОСОФИЯ, СОЦИОЛОГИЯ, ПОЛИТОЛОГИЯ

4.1. ТЕОЛОГИЯ: СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ОСМЫСЛЕНИЮ КОНЦЕПТУАЛЬНОГО СТАТУСА

Хмелевская Светлана Анатольевна, доктор философских наук, профессор Место работы: Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова

xmelevsk@mail.ru

Аннотация: в статье проводится анализ аргументов современных православных богословов, обосновывающих трактовку богословия как науки. Автор отстаивает позицию, что подобная трактовка мало убедительна с точки зрения критериев и идеалов современного научного знания, ведет не только к профанации науки, но и умаляет значение богословия как знания, направленного на выработку смыслов.

Ключевые слова: богословие, Русская православная церковь, философия, наука, форма постижения бытия.

THEOLOGY: A MODERN APPROACH TO THINKING ABOUTA CONCEPTUAL STATUS

Khmelevskaya Svetlana Anatolievna, Ph.D., professor

Place of employment: Moscow State University named after M. V. Lomonosov

xmelevsk@mail.ru

Abstract: the article analyses the arguments of modern Orthodox theologians justifying interpretation of theology as a science. The author defends the position that such an interpretation is convincing enough in terms of criteria and ideals of modern scientific knowledge, not only leads to the profanation of science, but also detracts from the value of theology as knowledge, aiming at the production of meanings.

Keywords: theology, Russian Orthodox Church, philosophy, science, form of cognition the existence.

В настоящее время в отечественном научнообразовательном пространстве наблюдаются процессы, связанные с усилением участия в нем Русской Православной Церкви (РПЦ). Наверное, стоило бы поддержать РПЦ в ее стремлении ввести курс «Основы православной культуры» в школах, как стоит поддержать и интенции РПЦ быть лидером в формировании нравственного сознания. Действительно, дети должны знать свои исторические и культурные корни. При этом названный курс был введен как факультативный, и решение о том, будет или не будет его посещать ребенок, в конечном итоге, связано с мировоззренческим выбором самих родителей. Интересно отметить, что, выступая на открытии Рождественских чтений в Москве, патриарх Кирилл отметил, что в столичном регионе лишь 23,4% родителей выбрали для своих детей «Основы православной культуры», что является самым низким показателем в Центральном федеральном округе. Большинство родителей отдали предпочтение «Основам светской этики или мировых религиозных культур1.

Однако этим влияние РПЦ на образование не ограничивается. Предпринимаются попытки создания аль-

1 Судя по статистике Минобрнауки России, большинство родителей предпочли нейтральные предметы: 40,7% выразили желание изучать «Основы светской этики», еще 20,3% выбрали курс «Основы мировых религиозных культур», дающий представление обо всех конфессиях. В сумме это составляет больше половины четвероклассников. Гораздо меньше семей выбрали подробное изучение отдельных религий: «Основы православной культуры» будут изучать 28,7%, ислам - 5,6%, буддизм выбрали 1,2% четвероклассников, а иудаизм преподают 0,1% детей (еще 3,4% детей до сих пор не определились) Web-ресурс: //http: //news.mail.ru/society/11725314/?sent=1#artidepoN

тернативных учебников, которые написаны с позиций православной догматики. В данной связи интерес представляет учебник «Православная биология в школе»2, в котором научные открытия в биологии представлены с библейских позиций, причем нередко в ущерб научности.

В образовательный стандарт вузов была введена специальность «Теология»3. Как пишут некоторые авторы, таким образом ставится задача дать качественное образование тем, кто в дальнейшем решил связать свою судьбу с церковной деятельностью4. С указанным подходом, наверное, следовало бы согласиться, тем более что большинство наших вузов называются образовательными (заметим, а не научнообразовательными!) учреждениями.

Но, изучая государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования по специальности «Теология», читаем в п.1.3. «теология - это комплекс наук, которые изучают историю вероучений и институционных форм религиозной жизни, религиозное культурное наследие (религиозное искусство, памятники религиозной письменности, религиозное образование и научно-исследовательскую деятельность), традиционное для религии право, архео-

2 Вертьянов С.Ю. Общая биология. Учебник для 10-11 классов. 3е изд., дополнен. - М., 2012.

3 Государственный стандарт высшего профессионального образования. Специальность 020500 Теология. Квалификация -теолог, преподаватель. Утвержден Заместителем Министра образования Российской Федерации Л.С.Гребневым 28.01.2002. Номер государственной регистрации - 531 гум/сп //Консультант Плюс. - 25.04.2013.

4 Web-ресурс: //http:

//pstgu.ru/theology/umo/standart_plans/specialist/standard

логические памятники истории религий, историю и современное состояние взаимоотношений между различными религиозными учениями и религиозными организациями. Изучение теологии в системе высшего профессионального образования носит светский характер. Предметом теологии являются накопленные в течение длительного исторического срока религиозный опыт, памятники религиозной культуры, а также интеллектуальное и духовное богатство».

Если предположить, как это сказано в Стандарте, что теология изучает историю вероучений и институционных форм религиозной жизни, религиозное культурное наследие (религиозное искусство, памятники религиозной письменности, религиозное образование и научно-исследовательскую деятельность), традиционное для религии право, археологические памятники истории религий, историю и современное состояние взаимоотношений между различными религиозными учениями и религиозными организациями, то опять же, непонятно, для чего вводить новую специальность, если все эти дисциплины уже изучаются студентами в рамках исторической, культурологической и пр. специальностей?!

Но главное, что отмечено в Стандарте, теология -это комплекс наук. В связи с этим в настоящее время РПЦ предпринимаются попытки закрепить в документах Высшей аттестационной комиссии при Минобрнауки России теологию как научную специальность. Однако утверждение, что теология - это наука, ко многому ее обязывает в плане идентификации по определенным критериям с научным знанием вообще и в соответствии с идеалами научной рациональности.

В данной связи рассмотрим аргументацию К. М. Антонова, профессора Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, который выступает за признание теологии научной специальностью5. Автор рассматривает богословие как сложную многоуровневую систему познавательных практик и дисциплин (при этом богословие и теология рассматриваются как тождественные понятия, хотя с точки зрения канонов православия это не корректно: «ни один православный священник в России никогда не употребит по отношению к своей Церкви слово «теологи» - поскольку оно ассоциируется с латинством»)6. На основе сравнения с философией в теологии он выявляет уровень, который, по его мнению, вполне соответствующий всем основным критериям научности.

Интерес представляет, в первую очередь, определение теологии, данное в этой статье: «теология рассматривается как наука о вере Церкви, ставящая своей целью прояснение нормы религиозного сознания конкретного церковного сообщества в горизонте истории Церкви»7. Отметим, что в определении, данном К. М. Антоновым, речь идет не о вере в Бога, а о вере Церкви. Если данное определение рассматривать в аспекте научного знания, то предметом теологии должна выступать вера как феномен религиозного сознания. Кстати, об этом же в свое время писал и У. Джеймс: «Условимся под религией подразумевать

5 Здесь и далее: Антонов К.М. Теология как научная специальность //Вопросы философии. - 2012. - №6. - С.73-85.

6 Иванова И.И. К вопросу о зависимости религиозной философии от теологии. Или богословия? //Credo new. - 2004. №1(37). -

С .171-189.

7 Антонов К.М. Указ соч.

совокупность чувств, действий и опыта отдельной личности, поскольку их содержанием устанавливается отношение ее к тому, что она почитает Божеством»8. При этом основатель прагматизма не обращается к теме онтологии религиозных переживаний, делая акцент именно на психологических аспектах последних.

Далее К. М. Антонов пишет, «теология по своей природе остается наукой о вере и наукой веры, хотя в сферу познавательного интереса теологии могут входить любые реалии культурной и общественной жизни». Так каков же тогда предмет теологии? При этом, отмечает автор, «богословие должно принимать формальные правила игры существующего научного сообщества, т.е. наличный уровень строгости методических требований, обуславливающих общезначимость и достоверность получаемых результатов»9. Однако как верифицировать религиозный опыт? Как применить к нему принцип фальсификации? Как сделать религиозный опыт объектом исследования? Об этом, кстати, пишет и сам автор, «необходимо помнить, что в основе богословского знания лежит весьма специфический и лишь с трудом поддающийся концептуализации опыт человеческого существования. Он определяется фундаментальными понятиями «вера» и «Откровение», мыслимыми, к тому же всегда в горизонте их специфического оформления в конкретном церковном со-обществе»10. В таком случае вновь возникает вопрос, как прийти к общезначимости выводов относительно религиозного опыта, что, собственно, и требует наука? И сам же автор отвечает на это: «Прежде всего, мне кажется, что в своей значительной части богословское знание на это и не претендует».

При этом К. М. Антонов добавляет: «Стремление добиться признания научного сообщества - не столько официального признания, сколько неформального -ставит перед богословием задачу осмысления принципа академической свободы исследования и дискуссии, осознания проблематичности и принципиальной незавершенности как существенных черт научного знания». Зачем же тогда богословие представлять одной из наук? Значит, в этом скрыты не столько гносеологические, сколько социальные причины.

И совсем по-атеистически выглядит финальный вывод автора: «подтвердить свою научность теология может, решившись на перепроверку своих оснований, выявление и переоценку всех наслоений и напластований «само собой разумеющегося»»11.

Именно в направленности научного знания на изучение объектов действительности, взятых в собственной логике развития, вера, в том числе и религиозная вера, как гносео-психологический механизм сознания и является объектом научного познания. Только при таком условии теологическое знание может быть рассмотрено как научное знание.

Но вряд ли сами теологи готовы к подобному рассмотрению, и данная трактовка религиозной веры их тоже вряд ли устроит. Кроме того, наверное, вызовет вопросы и представленная К. М. Антоновым трактовка теологии постольку, поскольку при ближайшем рас-

8 Джеймс У. Многообразие религиозного опыта. Пер. с англ. - М., 1993. - С.34.

9 Антонов К.М. Указ. соч.

10 Там же.

11 Там же.

смотрении ее предмет становится не отличимым от предмета религиозной психологии как смежного направления психологии и религиоведения.

Если богословие претендует на статус научности, то его знание должно соответствовать критериям и идеалам науки, а богословские истины рассматриваться как истины гносеологического характера. У любой науки, как известно, есть объект и свой предмет изучения. Поэтому, если предметом изучения теологии как науки является вера, то объектом - Бог. Но, как пишет протоиерей Олег Давыденков, «Бог не есть объект познания в общепринятом смысле слова! Поскольку Бог есть Личность, познание Его возможно только через личностное отношение, то есть в опыте богообще-ния»12. Однако, по сути, признание существования Бога является отправной точкой всякой теологии и за эпифеноменами Откровения скрывается Божественная реальность. Предметом же исследования выступают эпифеномены Откровения.

Развернутое определение предмета христианского богословия мы находим в т.5 Православной Энциклопедии, в которой дана следующая его трактовка: понятие христианского «богословия» включает в себя: «1) практику богообщения, подразумевающую веру и молитвенное устремление к Богу как к предмету веры, упования и любви, и деятельность в соответствии с верой;2)дискурсивную практику усвоения человеком систематизации и изложения вечных богооткровенных истин, церковного опыта веры и богообщения (богословие как наука)»13. Здесь собственно к богословию как науке отнесено систематическое изложение догматов православия, претендующих на определенную теоретичность, опыта веры (представленной как история церкви) и богообщения (самообнаружение Бога в мире).

Что касается систематичности изложения догматов православия, то, действительно, эта черта роднит богословие с изложением научного дискурса. Но одновременно это не указывает на научную теоретичность богословия, если только не трактовать последнюю предельно широко как всякое последовательное изложение материала в качестве связного смыслового образования. К. М. Антонов отмечает далее, что «такие действительно неизменные, ибо нормативные, элементы этой доктрины, как догмат и канон, являются не аксиоматическими предпосылками научного теологического знания, а предметами его изучения»14. В том-то и дело, что данные догматы выступают той канвой, на основе которой и будет предприниматься их дальнейшее раскрытие. Отличие научного мышления от религиозного в том и состоит, что все основания науки, существующие теории не рассматриваются догматически, а подлежат пересмотру по мере развития науки. В богословии же апологетическая его часть всегда выступает определяющей, а, значит, не ставится под сомнение.

Относительно изучения самообнаружения Бога в мире можно сказать, что уже с IV века в христианской теологии развивается учение о Божественном творении (Deus ad extra), что дает возможность теологам заниматься проблемами, связанными с обращением к

12 Давыденков О. Катихизис: Введение в догматическое богословие: курс лекций. - М., 2011. - С.7.

13 Богословие //Православная Энциклопедия /Под ред. Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла. Т.5. - Электронная версия /ЛМеЬ-ресурс: //http://www.pravenc.ru/vol/iv.html

14 Антонов К.М. Указ. соч.

реальному миру, порожденному Богом. Но опять же эти учения вторичны, они заданы основным вектором, исходящим из веры в Бога.

Теперь остановимся на таком аспекте проблемы, который был поднят в работе иерея К. О. Польскова, а именно на научном богословском методе15. В частности, он пишет: «При всей их важности ни специфический предмет изучения (и заметим, ни специфические источники), ни наличие у теолога априорных утверждений, выраженных в форме догматов, и ни апологетическая цель богословского исследования не являются существенными свойствами научного теологического исследования. Главное - это соотнесение культурно-исторического явления с нормой религиозного сознания, формализованной в рамках конкретной традиции, с целью выявления его предельных (сотериоло-гических) смыслов, материальную фиксацию нормы религиозного сознания в форме, в которой она становится общедоступной для научного изучения. Все то, что не может быть формализовано и стать предметом систематической рефлексии, использующей основные операции научного метода в узком смысле, принадлежит области иного понимания богословия: не как науки, а как опытного богомыслия... В силу особого статуса и авторитетности Священного Писания соотнесение с ним исследуемого явления является сердцевиной богословского метода»16.

Но использование научных достижений в данном их применении имеет следующие ограничения:

1) в конечном итоге, они должны быть подчинены главной задаче богословия - апологетической. Трудно себе представить ситуацию, когда богослов в своих научных изысканиях сделает выводы, противоречащие Священному Писанию. В конечном итоге, в данной ситуации истины науки выступают положениями аргументации религиозных догматов. Это - попытка истолкования библейских событий с позиций современной науки. Наука в этом случае тоже предстает усеченной, из нее берется только то, что может пригодиться для апологетической функции религии;

2) в ряде случаев эти научные изыскания направлены на получение положений уточняющего характера, касающихся исторических, филологических и иных аспектов истории церкви, исторических религиозных документов и пр.;

3) нередко научные достижения искажаются в угоду тех или иных положений богословия.

На самом деле, положения богословия выступают одной из мировоззренческих интерпретаций полученных научных результатов. Как отмечал в одной из своих лекций по естественной теологии североамериканский ученый Карл Саган, «редко встретишь религию, которая не впадает в соблазн толкования астрономических, физических и биологических проблем»17. В конечном итоге, ситуацию можно довести до абсурда и увидеть здесь интенции сделать религиозное мировоззрение научным!

Кстати, с подходом, что религия - лишь одна из интерпретаций науки, согласен и автор цитируемой выше статьи. В частности, он отмечает, «для богословского метода, понимаемого в широком смысле, как

15 Польсков К.О. К вопросу о научном богословском методе //Вопросы философии. - 2010. - №7. - С.93-101.

16 Польсков К.О. Указ. соч.

17 Саган К. Наука в поисках Бога. - СПб., 2009. - С.58.

определенного способа познания мира, характерны следующие существенные черты:

1) это есть процесс сопоставления, имеющий герменевтическую направленность;

2) критерием такого сопоставления выступает норма религиозного сознания, выраженная в виде формализованного в конкретной исторической традиции Божественного Откровения;

3) целью, с которой применяется богословский метод, является выделение в исследуемом явлении предельных смыслов и помещение их в сотериологиче-скую перспективу. Но наука не занимается смыслами. Это задача религии, философии»18.

Действительно, наука не вырабатывает те непосредственные мировоззренческие смыслы, которые вырабатывают философия и религия. И в этом плане наука может дополняться различными мировоззренческими контекстами, в том числе и религиозными (что, собственно, подтверждается тем фактом, что некоторые выдающиеся ученые были глубоко верующими людьми). Но мировоззренческий контекст может быть и иным, в том числе и сугубо материалистическим (и это тоже подтверждает факт, что не менее выдающиеся ученые были атеистами).

Возвращаясь к статье К. М. Антонова, следует отметить еще один аргумент в пользу научности богословия, а именно, через сравнение с философией, статус научности которой, признан, в частности, Высшей аттестационной комиссией при Минобрнауки России. «Философией как некоторой общей системой представлений об устройстве мира и своем месте в нем обладает любой человек, поскольку он воспринимает основные элементы жизненного мира своей культуры и задумывается о них. В определенных случаях такое философствование, выраженное в устных беседах, письмах, воспоминаниях, наконец, в художественных произведениях - может получать общее значение и становиться не только предметом, но и исходной точкой, направляющей интуицией для философской рефлексии в институциональном смысле слова. Это, однако, ни в коей мере не мешает признанию философии в качестве научной специальности, причем не только со стороны научного сообщества, ощущающего потребность в более общей и широкой философской рефлексии»19. В этом плане философствование, которое присуще каждому человеку как его саморефлек-сия, по мнению К. М. Антонова, сродни религиозному опыту, который также персонифицирован.

Однако, во-первых, такая трактовка философии через практики философствования на личностном уровне не корректна применительно ко всей философии в целом, в том числе к трактовке ее предмета.

Во-вторых, исходя из амбивалентности философского знания, оно состоит из разных по своему гносеологическому статусу дискурсов. Это - знание, содержащее как рефлективную, так и валюативную составляющие20. Поэтому говорить о статусе научного знания в отношении к философии можно лишь к рефлективной ее части, которая в целом может быть проанализирована под углом зрения научных критериев. Рефлективная философия нацелена на поиски философских оснований, адекватных современному уровню развития науки, решению

18 Польсков К.О. Указ. соч.

19 Антонов К.М. Указ. соч.

20 Момджян К.Х. Введение в социальную философию. - М., 1997.

философских проблем науки. Задачи же валюативной философии - поиск смыслов человеческого существования, формирование мировоззренческого контекста, который может быть совместим с научной картиной мира. Но при этом будет ошибкой считать такое мировоззрение научным постольку, поскольку уже по определению задач, решаемых мировоззрением, они находятся в иной плоскости, чем задачи, решаемые наукой. Они направлены на выработку смыслов, чего не вырабатывает наука. «Эта философия говорит на языке суждений ценности, которые могут быть общезначимыми (и даже общеобязательными), но не поддаются гносеологической проверке на истинность или ложность. Не будучи наукой, валюативная философия является одним из системообразующих оснований человеческой культуры, задавая ценностный консенсус, лежащий в ее основе»21.

Нельзя не сказать об особом направлении философствования, представленным постмодернизмом. Постмодернизм весьма убедителен в сфере когнитивного сознания как способ самозащиты проектных и пре-скрептивных духовных практик от абсолютистских претензий со стороны «денотативной игры» (Лиотар)22. Но стремление постмодернизма, в конечном итоге, к размыванию границ между разными формами постижения бытия (коими являются наука, религия, философия, искусство и пр.) на практике оборачивается проблемами смешения данных форм. Да, конечно, границы между данными формами подвижны. Но, несмотря на это, наука, например, стремится отличить научную проблему от ненаучной, ищет четкую методологическую критериаль-ность отличия истинного знания в его гносеологическом понимании от неистинного и пр.

Суммируя выше изложенное, можно утверждать, что ценность религии заключена в выработке духовных опор для человека и Человечества в целом. В идеале эти опоры не должны насаждаться. Человек в развитии своего сознания и духовного мира должен прийти к ним сам, делая свой мировоззренческий выбор. Нет ничего более отвратительного в развитии религии как превращение ее в идеологию, когда она становится орудием управления народными массами.

Конечно, можно только поддержать стремление Церкви получить как можно больше знаний о самой себе и о своей вере. Но для этого не обязательно богословию становится одной из наук, так как это накладывает на него целый ряд ограничений, следующих их признания концептуального научного статуса. Сразу возникают вопросы о критериальной проверке богословия с позиций науки, его объекте и предметном разграничении от прочих наук. В этой связи следует поддержать и опасения ряда богословов РПЦ, что признание богословия в качестве науки повлечет за собой подчинение церковного знания светским стандартам и, как следствие, его обмирщение.

Хотелось бы верить в то, что за всеми этими попытками РПЦ выступить от лица науки не скрываются банально социальные причины, стремление влиять на политику в сфере образования и науки. Молодежь, приобщенная к науке с ранних лет, начинает постепенно говорить и оценивать все происходящее на язы-

21 Момджян К.Х. О кризисе фрагментации в современной социальной философии и путях выхода из него: Тезисы выступления в Институте философии РАН /ЛМеЬ-ресурс: //http://iph.ras.ru/uplfile/socep/krisis.pdf

22 Там же.

ке науки. Поэтому задача церкви, с одной стороны, перенять язык науки, а с другой, - подставить под сомнение принцип научности образования. Не случайно в ряде выступлений современных российских священнослужителей звучит тема приобщения народа к вере на базе специальных образовательных мер. Причем насаждается и такая мысль: богослов - больше, чем ученый. В этой связи можно привести пример, который, кстати, был найден в религиозной литературе: «В сентябре 2009 года на заседании диссертационного совета ПСТГУ заявили, что диссертация игумена Митрофана (Баданина) «соответствует требованиям

ВАК. и. эти требования превосходит»23.

И, наконец, еще один аспект темы, который следует затронуть. Многие из теологов и философов делали и делают акцент на сочетании в одной личности черт и глубокого верующего человека, и ученого. Однако, такой аргумент в пользу научности богословия вряд ли уместен, когда речь идет о диалоге разных форм постижения бытия. Личностное сознание может быть построено на разных основаниях, и не всегда они сочетаются между собой гармоничным образом. В то время как религия, наука, философия и пр. как отдельные, самостоятельные формы постижения бытия достаточно автономны, хотя и, безусловно, взаимосвязаны.

Повторюсь еще раз: наука весьма нейтральна к тем основаниям, которые ее интерпретируют на мировоззренческом уровне. В этой связи приведу слова российского ученого, лауреата Нобелевской премии по физике В.Л.Гинзбурга, сказанные им в одном из официальных интервью: «Что касается утверждения, будто известные ученые пришли к Богу, среди наших современников я таких не знаю. Вообще здесь очень тонкий вопрос. Что значит пришел к Богу? Когда Эйнштейна спросили, верите ли вы в Бога, он ответил, что верит в Бога Спинозы, который отвечает за все, но не верит в Бога, который управляет делами людей. Еще он говорил про «космическую религию». Нечто подобное высказывал и Сахаров. Что, прежде всего, отличает официальную религию? В чем ее стержень? Вера в чудеса! Но чудо противоречит науке. Что касается меня, то, я не верю ни в какого Бога, в том числе и Спинозы, нет у меня и «космического чувства». Я ни в коем случае не призываю бороться с религией, так как вера - свободный выбор и право каждого человека. Но я против насаждения религии в школе. Кстати, в первые годы христианства крестили только взрослых людей, а у нас хотят ребенку с детства навязывать основы православной культуры. Каждый интеллигентный человек должен быть знаком с мировой религией, но как частью общемировой культуры, только так ее можно преподавать»24.

Тогда зачем смешивать разные формы постижения бытия, в данном случае науку и религию, заставляя последнюю уподобляться определенным научным стандартам? У науки и у религии разные задачи в системе форм постижения бытия. Если задача первой -раскрыть мир как он есть в собственной логике бытия, а ее результатом является получение гносеологиче-

23 Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. - 2009. - Вып. II. - №4. - С.158.

4 Уравнение Гинзбурга-Ландау. Интервью с академиком Гинзбургом, которое он дал «Российской газете» накануне своего 90летнего юбилея //Российская газета (федеральный выпуск). -20.09.2006.

ской истины, то задача второй не менее важная и значимая - раскрытие смысла бытия, что требует иных подходов получения истины, да и самой трактовки истины как истины экзистенциальной. На уровне отдельной личности это может гармонично сочетаться, когда ученый разделяет догматы той или иной религии. В этом случае он выступает не как ученый, а как носитель определенной культуры, обладатель того или иного мировоззрения, представитель конкретного социума.

Как представляется, есть несколько выходов из сложившейся ситуации:

1) богословие не претендует на статус научного знания, а имеющиеся богословские знания выводятся за рамки гносеологической оценки, делая акцент на аксиологической (экзистенциальной) модели истины;

2) богословие может при определенной трактовке ее предмета, задач, решаемых конкретными богословскими дисциплинами трактоваться как паранаучное знание: оно научно только в той части, которая связана с изучением объективной реальности и применением научных методов исследования, но в остальном не соответствует общепринятым критериям построения и обоснования научных теорий.

В этой связи трудно не согласиться с позицией Е. С. Элбакян: «Настойчивое, а ныне и формально удовлетворяемое желание Русской Православной Церкви сделать из теологии науку выглядит очень странно. Благодаря такой искусственной инициативе, с одной стороны, обмирщается и переводится в профанную сферу богословие, а с другой - профанируется нау-ка»2 . В настоящее время перед рПц ясно вырисовываются грандиозные задачи по воспитанию в нашем обществе человека на основе гуманистических ценностей, который не только верит в Христа, но и живет согласно этой вере.

Список литературы:

1. Антонов К.М. Теология как научная специальность //Вопросы философии. - 2012. - №6. - С.73-85.

2. Богословие //Православная Энциклопедия /Под редакцией Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла. Т.5 //Web-ресурс: //http://www.pravenc.ru/vol/iv.html

3. Вертьянов С.Ю. Общая биология. Учебник для 10-11 классов. 3-е изд., доп. - М.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2012. - 352 с.

4. Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. - 2009. - Выпуск II. - №4. - С.158.

5. Государственный стандарт высшего профессионального образования. Специальность 020500 Теология. Квалификация - теолог, преподаватель. Утвержден Заместителем Министра образования Российской Федерации Л.С.Гребневым 28.01.2002. Номер государственной регистрации - 531 гум/сп //Консультант Плюс. - 25.04.2013.

6. Давыденков О. Катихизис. Введение в догматическое богословие. Курс лекций. - М.: Издательство Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета, 2011. -229 с.

7. Джеймс У. Многообразие религиозного опыта. Пер. с англ. /Общ. ред. - П.С.Гуревич. - М.: Издательство «Наука», 1993. - 431 с.

8. Иванова И.И. К вопросу о зависимости религиозной философии от теологии. Или богословия? //Credo new. -2004. - №1(37). - С.171-189.

25 Элбакян Е.С. Профанная теология или профанация науки? //Web-ресурс: //http://www.religiopolis.org/publications/81-profannaja-teologija-ili-profanatsija-nauki

9. Момджян К.Х. Введение в социальную философию. Учебное пособие. - М.: Издательство «Высшая школа», КД «Университет»,1997. - 448 с.

10. Момджян К.Х. О кризисе фрагментации в современной социальной философии и путях выхода из него: Тезисы выступления в Институте философии РАН //Web-ресурс: //http://iph.ras.ru/uplfile/socep/krisis.pdf

11. Польское К.О. К вопросу о научном богословском методе //Вопросы философии. - 2010. - №7. - С.93-101.

12. Саган К. Наука в поисках Бога. - СПб.: Издательство «Амфора», 2009. - 352 с.

13. Уравнение Гинзбурга-Ландау. Интервью с академиком Гинзбургом, которое он дал «Российской газете» накануне своего 90-летнего юбилея //Российская газета (федеральный выпуск). -20.09.2006.

14. Элбакян Е.С. Профанная теология или профанация

науки? //Web-ресурс:

//http://www.religiopolis.org/publications/81-profannaja-teologija-ili-profanatsija-nauki

15. Web-ресурс: //http://news.mail.ru/society/11725314/?sent=1#articlepoll

16. Хмелевская С.А. Постижение-система в контексте реалий сегодняшнего дня // Социально-политические науки №1, 2013, с. 111-114

17. Хмелевская С.А. Понятие юридического лица: опыт социально-философского осмысления // Пробелы в российском законодательстве №2, 2012, с. 43-46

Reference list:

1. Antonov K.M. Theology as an academic specialty //Questions of philosophy. - 2012. - №6. - P.73-85.

2. Bulletin of St. Tikhon's Orthodox humanitarian university.

- 2009. - Issue II. - №4. - P.158.

3. Davydenkov O. Catechism. Introduction to dogmatic theology. The course of lectures. - M.: Publishing house of St. Tikhon's Orthodox humanitarian university, 2011. - 229 p.

4. Elbakyan E.S. Profane theology or profanity of science? //Web-resource: //http: //www.religiopolis.org/publications/81-profannaja-teologija-ili-profanatsija-nauki

5. Ginzburg-Landau equation. Interview with Academician Ginzburg, which he gave to «Rossiyskaya gazeta» on the eve of his 90th anniversary //Rossiyskaya gazeta (federal issue).

- 20.09.2006.

6. Ivanova I.I. To the question of dependence of religious philosophy from theology. Or theology? //Credo new. - 2004.

- №1 (37). - P.171-189.

7. James W. Varieties of religious experience. Translation from English /Edited by P.S.Gurevich. - M.: Publishing house «Nauka», 1993. - 431 p.

8. Momdzhian K.H. Introduction to social philosophy. Textbook. - M.: Publishing house «Higher school», CD «University», 1997. - 448 p.

9. Momdzhian K.H. On the crisis of fragmentation in modern social philosophy and the ways out of it: Abstract of speech in the Institute of philosophy of Russian Academy of Sciences //Web-resource: //http: //iph.ras.ru/uplfile/socep/krisis.pdf

10. Polskov K.O. On the questions of scientific theological method //Questions of philosophy. - 2010. - №7. - P.93-101.

11. Sagan C. Science in search of God. - St. Petersburg: Publishing house «Amphora», 2009. - 352 p.

12. State standard of higher education. Specialty 020500 Theology. Qualification - theologian, teacher. Approved by Deputy Minister of Education of Russian Federation L.S.Grebnev 28.01.2002. State registration number - 531 gum/cn //Consultant Plus. - 25.04.2013.

13. Theology //Orthodox Encyclopaedia /Edited by Patriarch of Moscow's and All Russia Kirill. Volume 5 //Web-resource: //http: //www.pravenc.ru/vol/iv.html

14. Vertyanov S.Y. General biology. Textbook for grades 10-

11. 3rd ed. - M.: Trinity Lavra of St. Sergio's, 2012. - 352 p.

15. Web-ресурс: //http://news.mail.ru/society/11725314/?sent=1#articlepoll