Научная статья на тему 'Тексты социальных сетей с точки зрения медиабезопасности: культурно-речевой аспект'

Тексты социальных сетей с точки зрения медиабезопасности: культурно-речевой аспект Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
701
91
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПЕЧАТНЫЙ ТЕКСТ / СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ / "ВКОНТАКТЕ" / МЕДИАБЕЗОПАСНОСТЬ / РЕЧЕВОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ / КУЛЬТУРА РЕЧИ / ЛИНГВОЭКОЛОГИЯ / PRINTED TEXT / SOCIAL NETS / "VKONTAKTE" / MEDIA SAFETY / SPEECH INFLUENCE / SPEECH CULTURE / LINGUAECOLOGY

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Антропова Вера Владимировна, Морозова Анна Анатольевна

Сегодня тексты социальных сетей несут ряд угроз самого различного характера, в том числе риск необратимых изменений культурно-языковых кодов нации. Анализ показал, что подавляющее большинство комментариев в социальных сетях как в бесконтрольном медиаполе, оказывая деструктивное речевое воздействие, деформирует у среднестатистического пользователя представления о риторическом идеале, языковой норме, этических правилах речевого поведения. В этом контексте неоценимыми могут оказаться усилия сберегательных парадигм (медиабезопасности, культуры речи, лингвоэкологии).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Media safety in texts of social nets: speech cultural aspects

Nowadays texts of social nets nest a number of threats of various character including risk of irreversible changes of cultural and speech national codes. The analysis shows that the prevailing majority of comments in social nets as an uncontrolled media field make destructive speech influence and deform common user’s views on rhetoric ideal, language norm, ethic rules of speech behaviour. In that context efforts of saving paradigms (media safety, speech culture, linguaecology) turn out to be priceless.

Текст научной работы на тему «Тексты социальных сетей с точки зрения медиабезопасности: культурно-речевой аспект»

Вестник Челябинского государстеенногоуниеерситета. 2015. № 20 (375). Филология. Искусствоведение. Вып. 97. С. 17-22.

ББК 76.006.5

УДК 070

В. В. Антропова, А. А. Морозова

ТЕКСТЫ СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ МЕДИАБЕЗОПАСНОСТИ: КУЛЬТУРНО-РЕЧЕВОЙ АСПЕКТ

Сегодня тексты социальных сетей несут ряд угроз самого различного характера, в том числе риск необратимых изменений культурно-языковых кодов нации. Анализ показал, что подавляющее большинство комментариев в социальных сетях как в бесконтрольном медиаполе, оказывая деструктивное речевое воздействие, деформирует у среднестатистического пользователя представления о риторическом идеале, языковой норме, этических правилах речевого поведения. В этом контексте неоценимыми могут оказаться усилия сберегательных парадигм (медиабезопас-ности, культуры речи, лингвоэкологии).

Ключевые слова: печатный текст, социальные сети, «ВКонтакте», медиабезопасностъ, речевое воздействие, кулътураречи, лингвоэкология.

За последнее десятилетие вовлеченность населения в сетевые коммуникации достигла значительных масштабов. По данным фонда «Общественное мнение», на осень 2013 г. (результаты последнего исследования на данный момент) в России насчитывается 66,5 миллиона человек старше 18 лет, которые хотя бы раз в месяц выходят в Интернет - это более 52 % всего совершеннолетнего населения страны, около 53 миллионов человек пользуется Интернетом ежедневно. На лиц до 35 лет по-прежнему приходится более половины аудитории Рунета. Пользователи от 12 до 17 лет составляют около 10 % от общего числа интернет-посетителей, а лица от 18 до 35 лет - около 50 % [7]. По данным различных источников (фонд «Общественное мнение», ТИв), с каждым годом происходит снижение стоимости тарифов за пользование Интернетом, что приводит к увеличению пользователей глобальной сети.

Главной локацией в последние годы пользователи выбирают, как правило, социальные сети. Сегодня «ВКонтакте» является самой популярной социальной сетью в России, а в мире она входит в топ-10 по количеству пользователей. На сайте зарегистрировано более 260 миллионов человек, а более 60 миллионов посетителей бывает на нем ежедневно. Как пишут сами создатели портала, «"ВКонтакте" создан для быстрой и удобной коммуникации между людьми по всему миру. <...> Задача "ВКонтакте" - в каждый отдельно взятый момент оставаться наиболее современным, быстрым и эстетичным способом общения в сети» [1].

Сегодня можно с уверенностью говорить о том, что социальные сети являются не просто определенным способом коммуникации между людьми, а выполняют множество социальных, информационных, образовательных, культуроформирующих, рекреативных и других функций. В то же время они являются, по сути, неконтролируемым, а значит, далеко не безопасным медиасектором с различных точек зрения. Особенно актуальной проблема медиа-безопасности становится в отношении молодого поколения России, переживающего период становления основных жизненных ценностей, формирования определенного мировоззрения. Значительную часть информации молодежь получает именно из социальных сетей, будь то аудио-, видеоконтент или печатные тексты. При этом аудио-, видео-, фотоинформация, по мнению ряда исследователей, имеет неоспоримые преимущества по силе воздействия перед другими видами контента, в частности, перед печатной речью. Смеем предположить, что связано это с особенностями восприятия и переработки информации: визуальный, звуковой ряды (в том числе устное слово) воздействуют на человека непосредственно, они противостоят печатным текстам, как естественное использование определенных знаков - искусственному, поскольку и орудие, и материал таких медиапосланий - «человеческий организм и окружающая человека воздушная среда» [2]. Однако не будем забывать, что печатная речь, оказывая заметно иное воздействие на психику индивида по сравнению с другими формами подачи информации, имеет и свои преимущества

с точки зрения речевого программирования: она лучше запоминается адресату, а значит, эффекты вербальной суггестии будут более длительными и устойчивыми. Учитывая, во-первых, что основной формой коммуникации в соцсетях являются все же печатные тексты, оформление которых часто противоречит правилам культуры речи, а во-вторых, что довольно большая часть аудитории соцсетей (то есть несовершеннолетние) отличается повышенной суггестабильностью, мы можем утверждать, что дискурс социальных сетей в этом контексте становится предметом рассмотрения сразу нескольких научных парадигм: медиабезопас-ности как основной теоретической проблемой медиаобразования, культуры речи, лингвоэко-логии и некоторых других.

Предполагается, что медиабезопасность как актуальная задача практического медиаобразования в эпоху технологического прорыва должна раскрыть «тему негативного воздействия массмедиа на общество (в первую очередь на детей) и <...> защиты его (их) от этого воздействия» [11]. Следовательно, проблема речевого бескультурья и агрессивной риторики в публичной коммуникации соцсетей с точки зрения медиабезопасности требует комплексного и последовательного рассмотрения, а именно:

1) описания негативного воздействия текстов через их медийные характеристики, отличающие медиатексты от других типов речевых произведений; диагностику речевых ошибок, отклонений от правил речевого поведения;

2) осмысления защитно-предупредительных мер в отношении подобных явлений с позиций экологосберегающих парадигм (культуры речи, лингвоэкологии, медиабезопасности).

Итак, тексты социальных сетей, как и любые другие медиатексты, представляют собой особую опасность в силу следующих медийных характеристик: суггестивно «сильного» способа их презентации (печатное слово), вследствие чего неправильное написание той или иной лексемы особенно запоминается; публичности; доступности всем пользователям вне зависимости от их возраста, социального статуса, уровня медиаграмотности; приоритетной формы общения. Можно выделить следующие виды публичных записей на сайте «ВКонтак-те»: 1) на стене личной страницы пользователя; 2) в группе / на публичной странице; 3) в заметках. При этом группы и публичные страницы являются лидерами в распространении текстовой информации. Таким образом, мы

можем наблюдать, что печатные тексты имеют сплошную «зону покрытия» коммуникативного пространства соцсетей, а значит, они являются единственными проводниками речевой культуры для массовой аудитории в этом бесконтрольном секторе виртуального мира. Если же принять во внимание число посетителей и объем проводимого ими в социальных сетях времени, то, пожалуй, можно говорить даже о приоритетной роли подобных медиатекстов по отношению к школе, образовательно-культурным передачам в формировании культуры речи пользователей, их языкового вкуса.

Сегодня на медиаплощадке «ВКонтакте» существует около миллиона сообществ, а в каждой группе состоит от нескольких десятков до нескольких миллионов человек, при этом публичные записи большинства сообществ вообще не проверяются модераторами на предмет соответствия нормам русского языка, этическим правилам ведения публичного диалога и так далее.

Печатные тексты (как публикации администрации сообщества, так и обычных пользователей) чаще всего содержат отклонения от таких коммуникативных качеств речи, как правильность, точность, чистота, логичность, богатство, образность, соответствие этике общения «и с точки зрения содержания, и с точки зрения самих использованных форм» [8]. Для пояснения этого положения приведем конкретные примеры, подавляющее большинство которых - это медиапослания студентов ЧелГУ, состоящих в сообществе «Признавашки» (орфография и пунктуация авторов сохранены).

В так называемых комментариях пользователей, представляющих собой специфический жанр интернет-коммуникации, чаще всего нарушаются следующие типы языковых норм:

1) лексические: Первый курс!!! Кто с курса не сдал <...> (повтор - употребление слова в разных грамматических формах). Я тут резко понял, что <...> (неточность словоупотребления, так как наречис резко, имеющее значение «с большой силой, вызывая сильные ощущения», необходимо употреблять с глаголами движения .резко дернуть/затормозить, а глагол ментальной деятельности понять требует в данном речевом фрагменте сочетаемости с наречиями внезапно, неожиданно. Возможно, комментатор таким образом хотел обозначить связь высказывания с жаргонной лингвокуль-турой, однако в соответствующих словарях такая лексема не значится). Нужны профес-

сионалы, умеющие работать с людьми как со взрослыми так и детьми (избыточность содержания: гипероним люди включает в себя гипонимы взрослые, дети. Если же автор таким образом хотел отметить уточняющий характер однородных дополнений взрослыми и детьми, то допустил пунктуационную ошибку). Сегодняшнее посвящение подтвердило все мои ожидания открывается большое море, начинаем изучать (лексическая недостаточность). Арт-клуб - это место, где можно <...> встретить много интересного, опубликовать (та же ошибка). Совершенно очевидно, что несоблюдение лексических норм часто приводит к неточности речи;

2) синтаксические: Удачи во всех ваши начинаниях (нарушение согласования зависимого слова с главным в падеже). Забавный живой собака (нарушение согласования в роде). Я опасаюсь за то, что не сдам экзамен (нарушение в управлении глагола: опасаюсь кого-либо, чего-либо). Зайдя в общежитие, у меня в комнате валялись вещи (нарушение синтаксической сочетаемости глагола-сказуемого и деепричастия);

3) стилистические: Ребята из общаг. Большая просьба! Хватит на спинках лавочек сидеть, тем более в такую погоду. Грязь то никто не отмывает. Зачем вы ср...теу себя же? Надеемся на понимание. Иначе будет ловить по одному и ломать ваши ноги (нарушена стилистическая однородность текста);

4) орфографические: Че за бред? Ваще огонь! (в данных высказываниях наблюдается неверное написание, передающее просторечное произношение). Извените что не по теме. Это просто агонь!!! Я тебе во сколько сказал придти? В честь 1 сентября от непревзайден-ного Александра <...>. Коммент про пичаль к баксу относился. Проэкт - творческая мастерская. Именно так называется эта вещь в интернетмагазине;

5) пунктуационные: Не знаю какой недалекий человек создал эту группу. По-моему_есть банкомат <...> в первом корпусе. Если я долго не беру трубку, то скорее всего_ я жду припева. Капитан Америка спал 50 лет и все называют его героем. Может_ кто посвятит меня в эту злую тайну ЧелГУ? Не знаю что может быть важнее и др.

В некоторых случаях пренебрежение пунктуационными, орфографическими, грамматическими (то есть морфологическими, синтаксическими) и другими нормами является

«фирменным» коммуникативным стилем «лингвокреативных» пользователей, демонстрирующих остальным свою языковую «свободу», «смелость», устанавливающих тем самым новый речевой «идеал». При этом необходимо отметить разнообразие, образность, выразительность речи: Сходил сегодня на общественно-политический вернисаж Смешались кони люди причем в самом прямом смысле ибо на нем были представлены как лошадиные ферма так и политические кандидаты ряженные всех мастей от средневековых рыцарей до солдат Первой и Второй Мировой при чем милитаризация и культ физической силой был основным трендом причем с самого начала ибо при входе гостей встречал пулемет и миномет Политические и околополитчиеские силы тоже демонстрировали свою сущность заманивая потенциальных адептов то патриотическим караоке то пением странных песен про Родину и Отечество то продуктами деятельности своих очумелыхручек и так далее.

Непременным качеством, которым должна обладать публичная речь, является чистота, то есть отсутствие чуждых литературному языку элементов (диалектизмов, жаргонизмов, варваризмов, слов-паразитов и так далее). Однако в повседневной практике виртуального общения оно нарушается на каждом шагу: Блин надо подумать. Блин там девочка на аве, моя хорошая знакомая (междометие, возникшее как эвфемизм нецензурного слова). Что может быть круче, чем любимый сериал! Ребята из КВН, вы самые крутое! Отмазалась блин)). Чуваки, можно спросить? ТЕМА, С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, ЧУВАЧЕЛЛА! Где как не в Челябинске президент мог напялить па-цанский кепарик (выделенные слова являются молодежными сленгизмами, заимствованными, кстати, из уголовного жаргона). Когда будет работать тренажерка в четвертом корпусе? Разбираем кофты с символикой любимого универа (студенческие жаргонизмы). Ребята, репостните, пожалуйста. Надо за-банить эту х...йню. Скиньте видосы в ком-менты пожалуйста (компьютерные сленгиз-мы и лексика сетевого общения).

Конечно, сложно представить интернет-коммуникацию юных пользователей без молодежного жаргона, выполняющего определенные социально-коммуникативные задачи, но обилие молодежных сленгизмов (к тому же с криминальным «прошлым»), компьютерно-интернетовский новояз в печатных текстах Сети разру-

шают представления о нормах письменной речи с ее более высокими требованиями к подбору слов, формируя тем самым «маргинальную» письменную культуру молодого поколения.

Тексты сайта «ВКонтакте» содержат не только обозначенные элементы языка, но и обсценную лексику, демонстрирующую высокий градус агрессивности аудитории: вульгарные, бранные, грубые слова и выражения (типа сволочь, гаденыш, урод, дура, придурок). Но наиболее «сильной» ее частью в плане выполнения коммуникативных задач (оскорбления, унижения адресата речи) является матерная речь, представленная в основном сексуальными инвективами: Надо забанитъ эту х...йню! КАКЗА...БАЛА СИГНАЛКА В ОБЩАГЕ СУКА СГОРИ ТЫ УЖЕНАХ...ЙБЛЯ...Ь АЖТРИСЕД МЕНЯЕБАНАРОТБЛЯ...Б! (комментарий из группы ЧелГУ «Angry CSU»). Иногда гени-тальные ругательства служат вербальным выразителем положительных эмоций комментатора: Это просто ох...енно! Это даже больше чем ох...енно! Такие выражения довольно большого числа пользователей соцсетей представляют собой, согласно классификации Л. А. Ки-таева-Смыка, «убогую нецензурщину, восполняющую скудность языка <...>, выполняющую роль словесных протезов» [4].

Аналогичным примером языковой, речевой деградации и одновременно тотальной безнаказанности являлась созданная на сайте «ВКонтакте» группа «Ох...енный бл...дь совет», главным требованием которой было употребление нецензурной лексики: Не п...зди за спиной, е...анная крыса. Пиши, бл...дъ, грамотно. Не тупи, бл...дъ и подобные. В связи со вступлением в силу с 1 июля 2014 г. Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон "О государственном языке Российской Федерации"<...>» сообщество обновило свое название - «Офигенный блин совет», а контент перестал содержать нецензурную лексику, но такие формальные и незначительные изменения никоим образом не содействуют повышению речевой культуры коммуникантов.

В контексте выявленных деструктивно-де-градационных характеристик речи пользователей о других ее качествах (богатство и разнообразие, образность, выразительность) говорить вообще не приходится. Единственным положительным моментом в череде удручающих явлений можно назвать тот факт, что на сайте «ВКонтакте» существуют группы, которые занимаются просвещением пользователей, напри-

мер, сообщество «Я люблю русский язык», содержащее рубрики «Пополняйте словарный запас!», «Как правильно?». Однако методы такого «обучения», которое осуществляют дилетанты-любители, а не специалисты, опять заставляют усомниться в успешности подобного предприятия (имеем в виду рубрику «Как правильно?»).

Соответствие этике общения - следующий важный критерий хорошей речи, непременное условие публичной коммуникации, которое пользователи тоже игнорируют. Это проявляется, во-первых, в выборе пренебрежительных, уничижительных обращений к собеседникам (Шалом, котята! - обращение старшекурсника к первокурсникам; Привет, девахи), фамильярных приветствий, циничных прощаний (Приветы-котлеты, пацаны! Целую тебя в скальпель). Во-вторых, в процессе виртуального диалога пользователи из числа фатических речевых жанров предпочитают такие, которые ухудшают межличностные отношения: издевки, розыгрыши, колкости, насмешки, сплетни, обвинения, оскорбления, выяснения отношений, ссоры, замечания, порицания и др. [3]. Ведущие коммуникативные интенции отправителя в таких жанрах речи имеют деструктивно-агрессивный характер, поскольку авторы либо выражают негативное отношение к адресату речи, либо стремятся захватить коммуникативное «первенство» в диалоге: Пошли вы все, идиоты рагульские ... и не пишите мне! Вы -европейские мойщики унитазов (в обсуждении украинского конфликта). Чью туфту гонишь? Чего приперлись-то сюда (то есть в это виртуальное сообщество), придурки? Басаев, отдохните (то есть «замолчите»). Елена, тетенька, отдохни! и так далее.

Демонстрируя пренебрежение правилами речевого этикета и диалектического диалога (разворачивающегося часто на общественно-политические темы), аудитория сетей позволяет себе категоричные, необоснованные оценки, аналитическая ценность которых весьма сомнительна (Какой идиот создал эту ересь? и так далее), либо оскорбительные высказывания, прибегая к риторике ненависти: ОБАМА АБПЗЯНА! Тусовка пустоголовых хохлоидов-троллей обезврежена и присыпана хлоркой. Украина - сборище даунов. Ты чтешь заветы вождя?Хохлож...па и так далее.

Осмысление речевого творчества пользователей с позиций культуры речи закономерно влечет за собой его лингвоэкологическое осознание, так как интолерантная риторика в

публичной коммуникации (жаргонная и матерная лексика, язык вражды, «агрессивные» неологизмы и так далее) разрушает русский язык как общенациональное достояние, а значит, деформирует национальное самосознание. «Языковые утраты» и деградация носителей языка, по мнению профессора А. П. Сковород-никова, - это две стороны одной проблемы, решение которой возможно исходя из теории взаимодействия языка и социума [9].

Говоря о защитно-предупредительных мерах в отношении процесса разрушения культурно-языковых ценностей, обозначим сберегательные возможности каждой из парадигм, соотносящихся с этой задачей:

1) с позиции культуры речи (например, в рамках школьного курса русского языка, вузовского курса «Культура речи») необходимо обучать пользователей не только нормативной, целесообразной речи, но и рассказывать об этических принципах диалогического взаимодействия в публичной сфере; формировать коммуникативный «иммунитет» к проявлениям речевого насилия (манипуляциям, вербальной агрессии и так далее);

2) отечественные лингвоэкологи, отмечая негативные процессы, происходящие в русском языке и сознании его носителей, в первую очередь говорят о языковой «реанимации», «реабилитации и реставрации утраченных языковых ценностей» [9], поэтому вполне логично, что эколингвисты должны придать этой проблеме лингвоцентрическую направленность - предложить языковую политику, целью которой, по словам Г. О. Винокура, «может быть только сам язык. В противном случае язык превращается лишь в средство, объект достижения целей собственно политических, а не культурно-лингвистических» [5];

3) с точки зрения медиабезопасности как междисциплинарного научного направления, необходима комплексная государственная программа, включающая законодательный, ме-диаобразовательный компоненты, и не только в отношении детей, но и взрослого населения. Разработка законов о риторике в массмедиа (с учетом пожеланий лингвоэкологов!) должна

иметь опережающий характер. На образовательную составляющую мы возлагаем особые надежды, так как медиакомпетентная, критически мыслящая личность способна оградить себя сама от негативного влияния речевого бескультурья и языкового насилия виртуального мира в ситуации, когда законы не действуют.

Список литературы

1. Аудитория ВКонтакте. - URL: http:// vk.com/about?w=page-47200925_44240810

Волков, А. А. Курс русской риторики / А. А. Волков. - URL: http://krotov.info/ library/03_v/ol/kov_01.html.

2. Дементьев, B.B. Теория речевых жанров / В. В. Дементьев. - М.: Знак, 2010. - 600 с.

3. Китаев-Смык, Л. А. Сексуально-вербальные защита и агрессия / Л. А. Китаев-Смык II Речевая агрессия в современной культуре. -Челябинск: ЧелГУ, 2005. - С. 17-21.

4. Культура русской речи : учебник для вузов / под ред. Л. К. Граудиной, Е. Н. Ширяева. - URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/ Linguist/Gray/02.php.

5. Мокиенко, В. М. Большой словарь русского жаргона / В. М. Мокиенко, Т. Г. Никитина. - СПб.: Норинт, 2000. -719 с.

6. Развитие Интернета в регионах России II Яндекс исследования. - URL: http://company. yandex.ru/researches/reports/2014/ya_internet_ regions_2014.xml#l.

7. Сиротинина, О. Б. Основные критерии хорошей речи / О. Б. Сиротинина. - URL: http:// www.vvsu.ru/files/D5210690-DC28-49AF-8124-DF3857DC25FA.pdf.

8. Сковородников, А. П. О предмете эко-лингвистики применительно к состоянию современного русского языка / А. П. Сковородников II Экология языка и коммуникативная практика. - 2013. -№ 1.-С. 194-222.

9. Словарь русского языка :в4т./ под ред. А. П. Евгеньевой. - М., 1985-1988.

Ю.Фатеева, И. А. На пути к медиабезопасности / И. А. Фатеева II Вестн. Челяб. гос. унта. -2013. -№21. -С. 6-9.

Сведения о авторах

Антропова Вера Владимировна - кандидат филологических наук, доцент кафедры журналистики и медиаобразования Челябинского государственного университета. ava45@yandex.ru

Морозова Анна Анатольевна - кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры журналистики и медиаобразования Челябинского государственного университета. roxfan@rambler.ru

Bulletin ofChelyabinskState University. 2015. No. 20 (375). Philology. Arts. Issue 97. Pp. 17-22.

MEDIA SAFETY IN TEXTS OF SOCIAL NETS: SPEECH CULTURAL ASPECTS

V. V. Antropova

Chelyabinsk State University, ava45@yandex.ru

A. A. Morozova

ChelyabinskState University, roxfan@rambler.ru

Nowadays texts of social nets nest a number of threats of various character including risk of irreversible changes of cultural and speech national codes. The analysis shows that the prevailing majority of comments in social nets as an uncontrolled media field make destructive speech influence and deform common user's views on rhetoric ideal, language norm, ethic rules of speech behaviour. In that context efforts of saving paradigms (media safety, speech culture, linguaecology) turn out to be priceless.

Keywords: printed text, social nets, "Vkontakte", media safety, speech influence, speech culture, linguaecology.

References

1. Auditoriya VKontakte [Audience VKontakte]. Available at: http://vk.com/ about?w=page-47200925_44240810. (In Russ.).

2. Volkov A.A. Kurs russkoy ritoriki [Course of Russian rhetoric]. Available at: http://krotov.info/ library/03_v/ol/kov_01.html. (In Russ.).

3. Dement'ev V.V. Teoriya rechevykh zhanrov [Theory of speech genres]. Moscow, 2010. 600 p. (In Russ.).

4. Kitaev-Smyk L.A. Seksual'no-verbal'nye zashchita i agressiya [Sexual verbal defense and aggression], Rechevaya agressiya v sovremennoy kul'ture [Speech aggression in modern culture]. Chelyabinsk, 2005. Pp. 17-21. (In Russ.).

5. Kul'tura russkoy rechi: uchebnik dlya vuzov [Culture of Russian speech: a textbook for universities]. Available at: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Linguist/Gray/02.php. (In Russ.).

6. Mokienko V.M., Nikitina T.G. Bol'shoy slovar' russkogo zhargona [Big dictionary of Russian slang]. Saint Petersburg, 2000. 719 p. (In Russ.).

7. Razvitie Interneta v regionakh Rossii [The development of the Internet in the regions of Russia], Yandeks issledovaniya [Yandex research]. Available at: http://company.yandex.ru/researches/ reports/2014/ya_internet_regions_2014.xml#l. (In Russ.).

8. Sirotinina O.B. Osnovnye kriterii khoroshey rechi [Basic criteria of good speech]. Available at: http://www.vvsu.ru/files/D5210690-DC28-49AF-8124-DF3857DC25FA.pdf. (InRuss.).

9. Skovorodnikov A.P. O predmete ekolingvistiki primenitel'no k sostoyaniyu sovremennogo russkogo yazyka [About the subject of ecolinguistics applied to the condition of contemporary Russian language]. Ekologiya yazyka i kommunikativnaya praktika [Ecology of language and communicative practices], 2013, no. 1, pp. 194-222. (In Russ.).

10.Slovar' russkogoyazyka [Dictionary ofRussian language]. Moscow, 1985-1988. (In Russ.).

11.Fateeva I.A. Na puti k mediabezopasnosti [On the way to Media safety]. Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta [Bulletin ofthe Chelyabinsk State University], 2013, no. 21, pp. 6-9. (In Russ).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.