Научная статья на тему 'Технология расщепления кварцита нижнепалеолитического местонахождения Макарово-1'

Технология расщепления кварцита нижнепалеолитического местонахождения Макарово-1 Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
73
57
Поделиться
Ключевые слова
ЛУГАНСКИЙ ПАЛЕОЛИТИЧЕСКИЙ МИКРОРЕГИОН / НИЖНИЙ ПАЛЕОЛИТ / КВАРЦИТ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Ветров В. С.

Луганский палеолитический микрорегион это более 40 кварцитовых местонахождений среднего и нижнего палеолита на востоке Украины. Макарово-1 один из наиболее ранних памятников микрорегиона. Рассматривается начальный этап изучения технологии расщепления кварцитов этого местонахождения.

Technology of quartzite knapping at the Lower Paleolithic site Makarovo-1

Lugansk micro-Paleolithic region has more than 40 sites of Middle and Lower Paleolithic in eastern Ukraine with quartzite. Makarovo-1 one of the earliest monuments of this microregion. Initial study of this sita and technology of quartzite knapping is a subject of this work.

Текст научной работы на тему «Технология расщепления кварцита нижнепалеолитического местонахождения Макарово-1»

ЭТНОЛОГИЯ, ЭТНОГРАФИЯ, АРХЕОЛОГИЯ, ПЕРВОБЫТНАЯ ИСТОРИЯ

Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». 2014. № 3 (3). С. 65-76. УДК 902.01

В. С. Ветров

ТЕХНОЛОГИЯ РАСЩЕПЛЕНИЯ КВАРЦИТА НИЖНЕПАЛЕОЛИТИЧЕСКОГО МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ МАКАРОВО-1

Луганский палеолитический микрорегион - это более 40 кварцитовых местонахождений среднего и нижнего палеолита на востоке Украины. Макарово-1 - один из наиболее ранних памятников микрорегиона. Рассматривается начальный этап изучения технологии расщепления кварцитов этого местонахождения.

Ключевые слова: Луганский палеолитический микрорегион; нижний палеолит; кварцит.

V. S. Vetrov

TECHNOLOGY OF QUARTZITE KNAPPING AT THE LOWER PALEOLITHIC SITE MAKAROVO-1

Lugansk micro-Paleolithic region has more than 40 sites of Middle and Lower Paleolithic in eastern Ukraine with quartzite. Makarovo-1 - one of the earliest monuments of this microregion. Initial study of this sita and technology of quartzite knapping is a subject of this work.

Keywords: Lugansk micro-Paleolithic region; Lower Palaeolithic; quartzite.

В последнее десятилетие одной из актуальных задач исследования палеолита востока Украины стало изучение памятников, в основе сырьевой базы которых использовался кварцит. Первые находки кварцитового палеолита на луганщине были сделаны еще в 1924 г разведками П. П. Ефименко. Недалеко от впадения р. Деркул в р. Северский Донец им было выявлено среднепалеолитическое местонахождение, получившее название «Деркул». До конца ХХ в. в Подонцовье, на востоке Луганской области, различными исследователями было выявлено около десяти аналогичных местонахождений. Обобщая этот материал, А. В. Колесник объединил их в группу среднепалеолитических памятников деркульского типа [1].

© Ветров В. С., 2014

С 2007 г. системными разведками

B. С. Ветрова (при участии В. А. Скорикова,

C. П. Кармазиненко, В. Н. Степанчука, П. А. Левчука, С. Н. Рыжова, В. И. Маничева) в этом районе было выявлено более сорока местонахождений палеолитического облика, отчасти схожих с обнаруженными ранее [2; 3; 4; 5; 6]. Материалы всех объектов представлены расщепленным кварцитом. Таким образом, была актуализирована задача специализированного изучения микрорегиона археологических объектов с кварцитовой индустрией, расположенных на востоке Луганской области - Луганского палеолитического микрорегиона.

Условная площадь микрорегиона (рис. 1), согласно выявленным к настоящему моменту

Рис. 1. Луганский палеолитический микрорегион

местонахождениям, очерчивается прямоугольником 15^50 км, вытянутым в направлении север - юг. Короткая сторона этого района представлена течением Северского Донца. На этом участке (группа местонахождений в районе с. Пионерское) памятники расположены на высоком правом берегу Северского Донца, на удалении 0,5-3 км от реки. Здесь же одно местонахождение (Вишневый Дол) расположено на водораздельном участке в 4 км от р. Луганчик (правый приток Северского Донца). Остальные местонахождения преимущественно связаны с террасами и водораздельной частью правого берега р. Деркул (левый приток Северского Донца), протекающего по исследуемой площади микрорегиона почти строго с севера на юг. Местонахождения удалены от реки на расстоянии 0,5-14 км. В статье представлен начальный этап изучения техники расщепления кварцитов на одних из наиболее ранних -макаровских - местонахождениях.

Местонахождения обнаружены автором в 1990 г. на восточной окраине с. Макарово

Валуйского поссовета Станично-Луганского района Луганской области. В настоящий момент на этом участке выявлены три пункта на удалении около 100 м друг от друга. Участок местонахождения Макарово-3 (координаты К48°41'20,43" Е39°31'15,17") практически полностью попадает в полосу застройки восточной части поселка. Участки Макарово-1 (координаты Ш8°41'29,9Г Е39°31'18,10") и Макарово-2 (координаты №8°41'49,08" Е39°31'31,39") расположены вдоль автотрассы Р22 таким образом, что частично скрыты полотном дороги, а частично разрушены противопожарной распашкой, проводимой между автострадой и лесным массивом.

Предварительное исследование технологии макаровских раннепалеолитических местонахождений основывается на визуальном обследовании памятников и обработке статистических данных первичных сборов материалов на участке Макарово-1. Сборы подъемного материала осуществлялись на всем местонахождении Макарово-1 размером 150^50 м. Значительная площадь распростра-

нения материала объясняется его растаскиванием по всей длине участка в процессе противопожарной распашки, которая проводится несколько раз в год. Небольшая глубина залегания находок (примерно 20-30 см от поверхности) при глубине распашки в песке до 50 см обеспечила растаскивание находок, особенно крупных размеров, по всей длине противопожарной полосы. По причине значительной перемещенности находок их сбор осуществлялся без разбивки площади на квадраты. Однако все артефакты с указанной площади собирались очень тщательно, независимо от их типа, т. е. происходил сплошной отбор всех кварцитов. По приблизительным оценкам собранный нами материал может составлять примерно 30 % комплекса Макарово-1. По объемам материла и сохранности культурного слоя местонахождение Макарово-2 аналогично Макарово-1. Также в целом не наблюдается значительных отличий в технологических и типологических характеристиках комплексов. Участок Макарово-3 в общем аналогичен Макарово-1 и Макарово-2, однако он практически полностью попал в полосу застройки восточной части с. Макаро-во, и точно определить его границы и количественный состав материала в настоящий момент затруднительно. Таким образом, по нашему мнению, предварительное описание технологии части материалов Макарово-1 будет в определенном смысле характерно, в частности, для этого местонахождения и для всех макаровских местонахождений в целом.

Предварительный учет собранных артефактов Макарово-1 проводился в основном по трем категориям - количество, вес и размер. И если количество и размер являются непременными параметрами учета палеолитических материалов, то в данном случае категория «вес» была введена из-за особенностей технологии первичного раскалывания кварцита методом дробления. В результате этого технологического приема получалось большое количество угловатых обломков, часть из которых использовалась для изготовления орудий, а часть шла в отходы. Проблема учета этих обломков, с которой мы столкнулись при их обмере, заключается в том, что из-за их формы (неправильный куб, тетраэдр, полиэдр) весьма проблематично определить их метрические показатели (на-

пример, длину). Поэтому было принято решение обломки свыше 0,5 кг (при этом весе их длина, как правило, соответствовала 13 и более сантиметрам) учитывать только по индивидуальному весу. Соответственно, далее, в таблицах учета количества, размера и веса материалов Макарово-1 фигурируют следующие категории: «первичные отщепы, обломки» и «вторичные отщепы, обломки», размер этих артефактов 1-12 см. Обломки размером свыше 12 см учитываются отдельно, в категории «обломки дробления». Обращает на себя внимание то, что в приведенных ниже статистических данных, диаграммах и графиках, отщепы и обломки (первичные или вторичные) сведены в одну категорию. Это связано с тем, что на кварцитовом сырье разного качества, зернистости и тре-щиноватости далеко не всегда видны признаки, характеризующие вентральную плоскость отщепа. Поэтому четкое разделение массового материала на отщепы и обломки крайне затруднительно. Отдельно по всем учтенным категориям артефактов приводятся весовые данные, так как, с нашей точки зрения, понимание весового параметра важно для учета расхода сырья на разных этапах технологического цикла. Общие данные учета части комплекса Макарово-1 приведены в табл.

Количество и вес отщепов, обломков и изделий со вторичной обработкой Макарово-1*

Наименование Кол-во, шт. Вес, кг

Обломки дробления 105 118,5

Первичные отщепы, обломки 440 20,5

Вторичные отщепы, обломки 1521 37

Изделия со вторичной обработкой 568 142,5

ИТОГО: 2634 318,5

* В этой таблице и далее по тексту имеется в виду та часть комплекса Макарово-1, которая собрана и обработана к настоящему моменту.

Более наглядно эти данные изображены в круговых диаграммах (рис. 2, 3), где данные количества и веса представлены отдельно друг от друга.

Рис. 2. Диаграмма соотношения веса (кг) артефактов дробления, расщепления и изделий со вторичной обработкой

Из соотношений веса категорий артефактов (рис. 2) видно, что хотя обломки дробления и составляют весьма значительную весовую долю комплекса (118,5 кг), их превосходят изделия со вторичной обработкой (142,5 кг). На этом фоне весьма скромно выглядят весовые категории первичных (20,5 кг) и вторичных (37 кг) отщепов и обломков. Соответственно, можно отметить, что хотя отходы производства (все отщепы и обломки) совокупно составляют 176 кг, этот вес не намного больше 142,5 кг - веса изделий со вторичной обработкой. Однако если учесть, что, видимо, значительная часть отщепов без вторичной обработки все же использовалась в орудийной деятельности, то, соответственно, вес отходов производства и орудий комплекса Макарово-1 можно считать практически равным. В количественном соотношении артефактов (рис. 3) безусловно доминируют вторичные

Рис. 3. Диаграмма соотношения количества (шт.) артефактов дробления, расщепления и изделий со вторичной обработкой

отщепы, обломки (1425 шт.), затем идут изделия со вторичной обработкой (568 шт.), затем первичные отщепы, обломки (440 шт.) и обломки дробления (105 шт). Количественное соотношение категорий артефактов вполне четко выделяет приоритет вторичной обработки как по числу вторичных от-щепов, так и изделий со вторичной обработкой. Таким образом, хотя в весовом балансе находок обломки дробления и составляют значительную часть (что свойственно, скорее, мастерским, нежели бытовым памятникам), количественный состав находок вполне четко указывает на приоритет вторичной обработки в этом комплексе.

Далее мы рассмотрим метрические параметры и соответствующее им количество первичных (рис. 4) и вторичных (рис. 5) от-щепов и обломков: по вертикали указывается количество отщепов и обломков, а по горизонтали - их длина: 0-1 см; 1-2 см и т. д.

Рис. 4. Количество (шт.) и длина (см) первичных отщепов, обломков

Рис. 5. Количество (шт.) и длина (см) вторичных отщепов, обломков

Несмотря на внешнюю грубость и кажущуюся случайность первичных и вторичных сколов графики показывают вполне четкую метрическую закономерность. В целом соотношение рядов данных между собой в обоих графиках одинаковое. Исключение составляет ряд 0-1 см. Во вторичных отще-пах и обломках он присутствует (хотя и в крайне незначительном количестве), а в первичных его нет. В этой же логической связке находится ряд 1-2 см, представленный в первичной группе очень небольшим количеством (11 шт.) и максимальным количеством во вторичной группе (384 шт.).

Вполне вероятно, эта ситуация связана с тем, что ретушированные орудия в комплексе Макарово-1 практически отсутствуют. В основном рабочий край орудий формиро-

вался грубой оббивкой с фасетками 1-3 см. Мелкой обивкой 0-1 см рабочий край иногда подправлялся, но, видимо, не так часто. Вероятно, этим и объясняется отсутствие группы 0-1 см в первичных отщепах и обломках и максимальным количеством в группах 13 см во вторичных отщепах и обломках. Таким образом, по нашему мнению, значительное количество вторичных отщепов и обломков в диапазоне 1-3 см, вероятно, представляет технологический отход оформления орудий. Вторичные отщепы и обломки диапазона 3-6 см, вероятно, уже больше связаны с получением заготовок для небольших орудий.

Далее мы сопоставим длину первичных и вторичных отщепов и обломков с длиной изделий со вторичной обработкой (рис. 6).

Рис. 6. Количество (шт.) и длина (см) изделий со вторичной обработкой

Изделия со вторичной обработкой измерялись во всем диапазоне до максимальной длины рубящих орудий - 39 см включительно. В группах 3-6 см мы видим общее пропорциональное соответствие количества вторичных отщепов и обломков с изделиями со вторичной обработкой. Однако за пределами 6 см количество вторичных отщепов и обломков сокращается, а изделий со вторичной обработкой нет. Среди последних мы даже наблюдаем рост в группе 8-9 см. Это, вероятно, связано с тем, что уровень техники рас-

калывания и низкое качество сырья позволяли получать отщепы больших размеров значительно реже, чем более мелких, но потребность в крупных заготовках для изготовления орудий была даже несколько больше.

Переходя к более детальному рассмотрению изделий со вторичной обработкой необходимо сказать следующее. Несмотря на, казалось бы, значительную выборку изделий со вторичной обработкой (568 шт.) в настоящий момент весьма затруднительно провести полный типологический анализ с составле-

нием типлиста памятника. Прежде всего эта проблема связана с исходными заготовками, зачастую являющимися результатом техники дробления. Они носят преимущественно случайную форму. Грубая обивка рабочего края чаще всего позволяет определить его наличие, но не всегда дает возможность ясно определить тип орудия. Исключение составляют небольшое количество типологически явно выраженных артефактов. Это прежде всего рубящие орудия - чопперы (рис. 7) и грубые рубила (рис. 8). Вполне явно выглядят некоторые хорошо оформленные зубчато-выемчатые орудия (рис. 9), скребла (рис. 10), остроконечники (рис. 11). Они позволяют четко утверждать, что такие типы орудий присутствуют в комплексе Макарово-1. Однако для корректного полного выделения этих и других типов с определением их границ в настоящий момент материала явно не достаточно. Кроме того, проводить типоло-

гический анализ на основании только лишь 1/3 комплекса кажется нам преждевременным. Поэтому далее мы рассмотрим только чопперы (24 шт.) и грубые рубила (31 шт.), вполне четко выделяемые типологически и представленные в достаточном количестве.

Для обоих типов рубящих орудий преимущественно использовались массивные обломки дробления кварцитовых блоков. Обратим внимание на их весовые параметры (рис. 12). График веса был построен с шагом 100 грамм. Из него видно, что значительная часть обломков (51 из 105 шт.) представлена весом 0,5-0,7 кг. Далее в промежутке 1-3 кг количество обломков стремительно сокращается и за пределами 3,5 кг практически прерывается. Единственный обломок весом более 6 кг представляет собой блок кварцита с одним негативом пробного отщепа и используется нами в графике как маркер веса исходного блока перед началом дробления.

Рис. 7. Изделия со вторичной обработкой

Рис. 9. Изделия со вторичной обработкой

О 1 2 3 4 5 ст

Рис. 11. Изделия со вторичной обработкой

Рис. 12. Индивидуальный вес обломков дробления Рис. 13. Индивидуальный вес чопперов и рубил

Рассматривая график индивидуального веса чопперов и рубил (рис. 13), мы видим, что кривые обоих типов орудий в целом соответствуют кривой веса обломков дробления. Безусловно, дискуссионным может оставаться вопрос: велось ли целенаправленное дробление блоков до веса 0,5-0,7 кг для получения наиболее подходящих заготовок для рубящих орудий или же рубящие орудия изготавливались из наиболее массовой весовой группы обломков дробления. В любом случае очевидно, что дальнейшее дробление обломков на фрагменты менее 0,5 кг представлялось нецелесообразным (или технически невозможным).

В целом, несмотря на типологическое различие чопперов и рубил, графики соотношения длины и ширины (рис. 14), а также длины и веса (рис. 15) этих орудий показывают их значительное сходство. По направляющим, условно проведенным через наибольшее сочетание точек одного типа, видны, разумеется, определенные различия, обусловленные пропорциями исходной заготов-

ки и особенностями рабочего края (традиционно широкого у чопперов, в отличие от рубил). Однако в целом параметры рубящих орудий очень сходны и в средней части графика дают большое количество наложений орудий обоих типов. Вероятно, такое сходство объясняется исходным требованием изготовителей к размеру и весу рубящих орудий.

Предварительно проанализировав статистические данные обработанной нами части комплекса Макарово-1, перейдем к реконструкции технологической схемы расщепления кварцитов этого местонахождения.

Сырье на местонахождениях Макарово 1-3, судя по имеющимся в нашем распоряжении целым блокам, обломкам, орудиям и технологическим сколам, представляло собой окварцованные песчаники (кварциты) в виде конкреций и обломков максимальным размером до 50 см. Вероятно, сырье собиралось преимущественно с поверхности. Об этом свидетельствует фрагментарный люст-раж или частичное отсутствие (не связанное с обработкой) хрупкой поверхности желвачной

Рис. 14. Соотношение длины и ширины чопперов и рубил

Рис. 15. Соотношение длины и веса чопперов и рубил

корки. Значительная часть кварцитов имеет природную трещиноватость, пустоты, природные изломы на небольших конкрециях. Судя по естественной поврежденности конкреций и блоков, а также значительной разности цветов и оттенков сырья, кварциты собирались на участке вторичного залегания. Опираясь на геологическую съемку этого района и рельеф местности, можно сказать, что ближайшие выходы сырья могли находиться в 10-13 км от пунктов Макарово 1-3.

Общий технологический цикл расщепления кварцита на макаровских местонахождениях представляется нам следующим (рис. 16). Первичному дроблению предшествовало ап-

робирование сырья несколькими краевыми сколами с разных сторон конкреции. Об этом свидетельствуют найденные нами на стоянках конкреции и блоки (рис. 17). Вполне вероятно, что некоторая системность краевых сколов в отдельных случаях могла формировать необходимую плоскость для последующего дробления.

Основная техника первичного дробления крупных конкреций происходила методом «bloc on bloc». Об этом свидетельствуют многочисленные обломки кварцита в форме, приближающейся к кубам, тетраэдрам и полиэдрам, очевидно, полученные при дроблении конкреций и плитчатых блоков (рис. 18).

Рис. 16. Технологическая схема расщепления кварцита на макаровских местонахождениях

Рис. 17. Макарово. Конкреции кварцита

Рис. 18. Макарово-1. Обломки, полученные первичным дроблением блоков

Вероятно, техника дробления не была однолинейной. Представляется, что исходя из физических особенностей сырья, обитатели макаровских стоянок ориентировались на получение крупных заготовок (в основном для рубящих орудий), используя крупнофрагментарное дробление. Для иных орудий, не требующих больших размеров, использовалось мелкофрагментарное дробление и раскалывание крупных обломков. Вполне вероятно, что результат разнофракционного дробления мог достигаться взаимным соударением блоков с заведомо разной хрупкостью, трещиноватостью и весом. Очевидно, для определения этих свойств и производилось первичное опробование сырья. Тем не менее в силу специфики такой техники первичного раскалывания, низкого качества сырья, песчаной поверхности площади стоянок (на которой происходило дробление) этот процесс был связан с большим количеством отходов. Невозможность заранее предугадать результат раскалывания блоков и большое количество отходов уже на начальных этапах расщепления требовали постоянного пополнения запаса сырья. Этим, вероятно, и объ-

ясняется присутствие на макаровских местонахождениях опробованных, но еще не использованных конкреций и блоков кварцита.

Следующим технологическим этапом был отбор наиболее подходящих заготовок для производства орудий. Нуклеусы на мака-ровских местонахождениях не найдены. Для всех без исключения типов орудий использовались обломки первичного дробления или крупные отщепы, полученные с них. Это наглядно подтверждается наличием желвачной корки на многих изделиях со вторичной обработкой.

Завершающей стадией был процесс изготовления орудий. Рабочий край на предварительно отобранной заготовке, как правило, формировался несколькими крупными сколами. Затем следовала минимальная грубая краевая оббивка. Подходящие отщепы, полученные при формировании рабочего края крупных изделий, очевидно, впоследствии использовались при изготовлении небольших орудий.

Полученный нами материал вполне четко определяет круг наиболее используемых на стоянках орудий. Это различные варианты

рубящих орудий (преимущественно чопперы и грубые рубила), массивные скрёбла. Большой и разнообразной серией представлены зубчатые и выемчатые орудия. В соответствии с назначением будущих изделий происходил отбор заготовок для их производства. Для большинства рубящих орудий подбирались массивные, поперечно утолщенные часто подтреугольные в плане заготовки. Скрёбла, зубчатые и выемчатые орудия обычно изготавливались на более уплощенных заготовках с удлиненным прямым или подоваль-ным краем, на котором формировалась рабочая часть орудия.

Проводя анализ ранних памятников Луганского палеолитического микрорегиона, можно сделать следующее заключение. При общем сравнении материалов Макарово и Вишневого Дола со стоянками вблизи Пионерского видны некоторые отличия техники расщепления. При тех же значительных размерах отщепы из Пионерского, как правило, имеют более тонкое поперечное сечение и хорошо ограненную спинку. Орудия представлены крупными рубящими изделиями, массивными скрёблами, выемчатыми орудиями, отщепами с ретушью. Рубящие орудия изготовлены на отщепах, ширина которых в среднем в 1,5 раза превосходит длину. Иногда грубой оббивкой им придавалась симметричная в плане форма, близкая к миндалевидной. При формировании заготовки орудия часто удалялся ударный бугорок от-щепа. Часть орудий, вероятно, имеет незаконченную форму. В целом орудия стоянок вблизи Пионерского отличаются большей симметричностью, хотя реализовалась она экономной и часто грубой обработкой. В материалах некоторых стоянок присутствуют элементы левалузской техники, пластинчатые отщепы, небольшие рубила. Такие объекты, вероятно, относятся к среднему палеолиту (стоянкам типа Деркул, Титовка) [7]. Однако часть объектов, судя по технике расщепления и типологическому составу орудий (среди которых присутствуют рубила, чоп-

перы, крупные скрёбла), относится к нижнему палеолиту.

В целом изучение Луганского палеолитического микрорегиона представляет широкие возможности для изучения в больших масштабах сырьевой стратегии и технологии расщепления, основанных на использовании кварцитов. Эта парадигма, реализованная на материалах группы стоянок раннего и среднего палеолита, позволяет нам детально и обоснованно изучать одну из наиболее ранних страниц археологии Восточной Украины.

ЛИТЕРАТУРА

1. Колесник А. В. Средний палеолит Донбасса. -Донецк : Лебедь, 2003. - С. 259-261.

2. Ветров В. С., Скориков В. А. Местонахождение каменного века Вишневый Дол // Проблемы охраны и изучения памятников археологии степной зоны Восточной Европы. - Луганск : Глобус, 2010. - С. 265-271.

3. Ветров В. С., Скориков В. А. Предварительные результаты исследования раннепалеолитиче-ского местонахождения Вишневый Дол // Археология Казахстана в эпоху независимости: итоги, перспективы : материалы Междунар. науч. конф., посвященной 20-летию независимости Республики Казахстан и 20-летию института археологии им. А. Х. Маргулана (1215 декабря 2011 г., г. Алматы). - Алматы, 2011. - Т. 1 - С. 171-177.

4. Ветров В. С. Раннепалеолитические местонахождения Среднего Подонцовья // Кадырба-евские чтения - 2012 : материалы III Между-нар. науч. конф. - Актобе : Актюбинский гос. ун-т, 2012. - С. 20-27.

5. Ветров В. С., Кармазиненко С. П., Маничев В. И. Предварительное комплексное геоархеологическое исследование Луганского палеолитического микрорегиона // Евразия в кайнозое. Стратиграфия, палеоэкология, культуры. -Вып. 2 : Фундаментальные проблемы формирования разнообразия палеосреды и палео-культур Евразии. Смена парадигм : материалы 2-й Всерос. науч. конф. - Иркутск : Изд-во ИГУ, 2013. - С. 51-59.

6. Ветров В. С. Нижнепалеолитические местонахождения с кварцитами в Среднем Подонцо-вье // Новые материалы и методы археологического исследования : материалы II Между-нар. конф. молодых ученых. - М. : ИА РАН, 2013. - С. 10-12.

7. Колесник А. В. Средний палеолит Донбасса. -С. 250-261.