Научная статья на тему 'Нижнепалеолитические материалы горы Хэнгэрэктэ в контексте нижне-го палеолита Центральной и Восточной Азии'

Нижнепалеолитические материалы горы Хэнгэрэктэ в контексте нижне-го палеолита Центральной и Восточной Азии Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
113
73
Поделиться
Ключевые слова
ЗАБАЙКАЛЬЕ / ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ / НИЖНИЙ ПАЛЕОЛИТ / КАМЕННАЯ ИНДУСТРИЯ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Ташак Василий Иванович

В статье дается описание артефактов, собранных на горе Хэнгэрэктэ (Западное Забайкалье), которые по морфологии и технике оформления, а также на основании сильной дефляции поверхности датированы финалом нижнего палеолита. Артефакты Забайкалья находят аналогии в палеолитических материалах монгольского местонахождения Цаган Агуй.

Lower palaeolithic materials of the Heangearecte mountain in the context of lower palaeolithic of Central and East Asia

The description of artifacts collected from the sites of the Heangearecte mountain (Western Transbaikal), which according to the morphology, forming technology and also on the base of strong surface defation are dated back to the end of Lower Palaeolithic, is given in the article. Lower Palaeolihic artifacts of Transbaikal are similar to that revealed from palaeolithic materials of Mongolian Tsagan-Agui site.

Текст научной работы на тему «Нижнепалеолитические материалы горы Хэнгэрэктэ в контексте нижне-го палеолита Центральной и Восточной Азии»

Содномпилова Марина Михайловна, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН, 670047, г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 6, e-mail: sodnompilova@yandex.ru

УДК 903.21

Sodnompilova Marina Mikhailovna, cand. of historical sciences, main scientific worker of the Institute of Mongolian, Buddhist and Tibetan Studies SD RAS, 670047, Ulan-Ude, Sakhyanova str., 6, e-mail: sodnompilova@yandex.ru

B.H. TamaK

НИЖНЕПАЛЕОЛИТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ ГОРЫ ХЭНГЭРЭКТЭ В КОНТЕКСТЕ НИЖНЕГО ПАЛЕОЛИТА ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ АЗИИ

Работа выполнена при поддержке РФФИ - проект № 11-06-00374-а

В статье дается описание артефактов, собранных на горе Хэнгэрэктэ (Западное Забайкалье), которые по морфологии и технике оформления, а также на основании сильной дефляции поверхности датированы финалом нижнего палеолита. Артефакты Забайкалья находят аналогии в палеолитических материалах монгольского местонахождения Цаган Агуй.

Ключевые слова: Забайкалье, Центральная Азия, нижний палеолит, каменная индустрия.

УЛ. Tashak

LOWER PALAEOLITHIC MATERIALS OF THE HEANGEARECTE MOUNTAIN IN THE CONTEXT OF LOWER PALAEOLITHIC OF CENTRAL AND EAST ASIA

The description of artifacts collected from the sites of the Heangearecte mountain (Western Transbaikal), which according to the morphology, forming technology and also on the base of strong surface deflation are dated back to the end of Lower Palaeolithic, is given in the article. Lower Palaeolihic artifacts of Transbaikal are similar to that revealed from palaeolithic materials of Mongolian Tsagan-Agui site.

Keywords: Transbaikal, Central Asia, Lower Palaeolithic, stone industry

Долгое время вопрос о заселении Восточной Сибири и Забайкалья в эпоху нижнего палеолита оставался открытым. В обобщающей статье по палеолиту Забайкалья, написанной в конце 50-х гг. ХХ в., А.П. Окладников указывал на то, что наиболее древние забайкальские памятники каменного века датируются эпохой верхнего палеолита [6]. Одним из первых памятников в Южной Сибири, возраст которого оценен как нижнепалеолитический, стала стоянка Улалинка, открытая А.П. Окладниковым в 1961 г. в Горном Алтае [7]. В конце 70-х - начале 80-х гг. ХХ в. появились сообщения о стоянках большой древности на территории Северо-Восточной Азии и Восточной Сибири. Одна из крупнейших стоянок этого времени, обнаруженная в Якутии, носит название Диринг-Юрях [5]. Мнения исследователей о возрасте стоянки Диринг-Юрях, основанные на различных способах доказательств, разделились. Выдвинуты предположения - 2 млн лет или от 300 до 400 тыс. л. н. Не вдаваясь в проблемы датирования Диринг-Юряха, можно с уверенностью сказать, что в любом случае эта стоянка относится к эпохе нижнего палеолита. В дальнейшем были обнаружены следы пребывания человека нижнего палеолита в Иркутской области. На местонахождении Георгиевское-1, расположенном недале-

ко от известного памятника верхнего палеолита Мальта, найдены артефакты нижнего палеолита, залегающие в геологических отложениях.

В Монголии также были обнаружены археологические местонахождения, датируемые нижним палеолитом. Учитывая, что на западе от Бурятии на Алтае, на юге в Монголии, а также на севере в Иркутской области и северо-востоке в Якутии зафиксированы археологические объекты, датируемые нижним палеолитом, можно было предположить наличие таких стоянок и в самой Бурятии. Первое заявление о находках материалов нижнего палеолита в Забайкалье сделал М.Н. Мещерин в начале 90-х гг. прошлого века [4]. Археологические материалы, предположительно датированные возрастом около 200-300 тыс. л. н., найдены на берегах небольшой речки гыршелунки в Забайкальском крае. Среди находок с берегов Гыршелунки, собранных на поверхности земли, отмечаются орудия, типичные для раннего палеолита, - скребла и ножи на крупных долечных отщепах, чопперы и колуны. Основная проблема при определении возраста памятника заключалась в том, что все находки были подняты с современной поверхности, а не обнаружены в геологических отложениях. Поэтому М.Н. Мещерин предложил «осторожное» определение возраста своих находок - поздний этап

нижнего палеолита.

Новый район дислокации археологических материалов в Западном Забайкалье, среди которых зафиксированы артефакты, характерные для нижнего палеолита, открыт автором статьи в 2000 г. С этого времени начаты исследования комплекса археологических местонахождений на склонах и отрогах горы Хэнгэрэктэ в Хоринском районе Республики Бурятия.

Массив горы Хэнгэрэктэ, вдоль южных и западных склонов которой сконцентрированы палеолитические местонахождения, составляет южную оконечность отрогов хребта Хомские Гольцы, входящего в систему хребта Улан-Бургасы. С востока и юго-востока протяженные отроги горы спускаются к пойменному дну долины р. Она, входящей в бассейн р. Уда. С запада и юго-запада отроги горы окаймлены долиной небольшой речки Алан - левого притока Оны. Вдоль правого берега подгорные шлейфы, повсеместно протяженные, начинаясь от некрутых, поросших лесом склонов, плавно опускаются к речке. Вдоль левого берега горные склоны на всем её протяжении изобилуют скалистыми выходами и скальными стенками. Подгорные шлейфы менее протяженные и более крутые, только в самом устье долины ее левый борт переходит в очень протяженные шлейфы, покрытые травянистой степной растительностью. Палеолитические местонахождения приурочены к зонам тыловых швов шлейфов, горным склонам и субгоризонтальным или слабона-клоненным площадкам под скальными стенками. Археологические памятники характеризуются как поверхностным распространением палеолитических материалов, так и залеганием их в геологических слоях. Все рассматриваемые объекты связаны с западными и южными склонами горы, составляющими горный борт долины Алан. Они находятся высоко над долиной реки у подножия отвесных скальных стенок, обращенных на юг.

Гора Хэнгэрэктэ привлекала людей палеолита в течение многих тысячелетий в силу нескольких причин. Одна из них заключалась в том, что массив горы южной стороной выходит на обширную долину с луговой растительностью, что привлекало стада копытных животных, на которых можно было охотиться. Кроме этого, на южных склонах горы располагалось множество удобных для обустройства жилищ площадок под скалами, прикрывающими площадки с севера. Важнейшим фактором, привлекающим на склоны горы человека в эпоху палеолита, является наличие здесь

выходов риолит-порфира и туфов - каменного сырья, использовавшегося при производстве орудий. В привершинной части горы располагается крупнейший выход риолит-порфира. Выходы риолит-порфира меньшего объема фиксируются в южных и юго-восточных отрогах горы. Везде, где наблюдаются выходы сырья, обнаруживаются скопления артефактов, маркирующих собой только мастерские, как рядом со скалистой вершиной и на западном склоне, или стоянки-мастерские, как, например, местонахождение Хэнгэр-Тын 2.

На небольшом участке склона южной экспозиции наблюдаются выходы стекловатого и зернистого по внешнему виду туфа чёрного цвета, представленного скальными обломками различной величины. Склон отрога горы с обломками туфа черного цвета изобилует археологическими находками - данное местонахождение названо Хэнгэр-Тын Скальная [8]. Именно здесь первые находки позволили выдвинуть предположение о том, что черный туф как сырьё для своих орудий человек начинает использовать в конце нижнего палеолита [9].

Уже в 2000 г. здесь были обнаружены каменные орудия, типичные для нижнего палеолита. Они немногочисленны среди артефактов, датируемых другим временем, и достаточно чётко выделяются из наборов других материалов. Для всех артефактов, которые рассматриваются как нижнепалеолитические, характерны плохая сохранность поверхности (выраженная дефляция всех граней и рёбер артефактов) и массивность. В ряде случаев дефляция поверхности настолько сильная, что на камнях с трудом различаются ребра и грани искусственного происхождения. В этом плане интересны наблюдения, сделанные в ходе раскопочных работ на местонахождении Барун-Алан 1 (западные отроги горы Хэнгэрэк-тэ). Здесь, в культурных горизонтах возрастом около 40000 л. н., где большинство артефактов представлено с поверхности, не затронутой дефляцией, были найдены артефакты с очень сильной дефляцией поверхности. Такие находки показывают, что население Барун-Алана 1 использовало около 40000 л. н. очень древние орудия в качестве сырья для своих изделий. Другими словами, в самом начале верхнего палеолита население долины Алана собирало артефакты для использования в качестве сырья, которые к тому времени уже были очень древними. Этот факт косвенно подтверждает мнение об их принадлежности к эпохе нижнего палеолита.

Наиболее типичными изделиями из набора

артефактов, определяемого как нижнепалеолитический, являются рубящие орудия различного типа и скрёбла. Данные орудия изготавливались из различных скальных обломков, подходящих для этой цели, и крупных отщепов. Наиболее типичным способом расщепления, судя по отщепам и серии нуклеусов, найденных в различных местах на склонах горы, был способ «от ребра». Для этой цели использовались продолговатые и угловатые скальные обломки, нередко очень крупные. У таких нуклеусов не наблюдалась предварительная подготовка поверхности расщепления и ударной площадки. Для скалывания отщепов выбиралось продольное ребро. Сам процесс скалывания заготовок производился попеременным нанесением ударов вдоль ребра нуклеуса, непосредственно рядом с линией ребра. Кроме указанных нуклеусов найдены пирамидальные и плоскостные нуклеусы с центростремительными снятиями сколов от края. Получаемые таким образом отщепы были крупными, с массивными ударными площадками, как правило, короткими и широкими. Из этих от-щепов изготавливали скрёбла, режущие и рубящие орудия. Рукоятью у них почти всегда выступает массивная остаточная ударная площадка. В большинстве случаев ударные площадки представлены естественной поверхностью камня, реже отмечается грубая подправка. Скрёбла оформлялись нанесением крупной краевой ретуши на дорсальную поверхность, на край, противоположный ударной площадке (рис. 1; 2-7). Режущие орудия представлены отщепами с фрагментарной пологой ретушью (рис. 2-4). Крупные, широкие и короткие, по метрическим характеристикам, отщепы использовались для производства рубящих изделий. Лезвие у изделий данного типа оформлялось подтеской края на дорсальную и вентральную поверхности (рис. 2-2). Рубящие орудия изготовляли и из продолговатых массивных отщепов с обушком. У них также лезвие оформлялось на краю, противоположном ударной площадке, который был коротким (рис. 2-3) по сравнению с протяженными краями орудий первого типа.

Среди орудийного набора артефактов, определяемых как нижнепалеолитические, следует отметить несколько чоппингов, изготавливавшихся из скальных обломков. На примере одного из изделий видно, что оно подготавливалось целенаправленно как рубящее орудие, а не является, например, заготовкой нуклеуса. Для этого орудия выбран кусок туфа, в массивной части которого наблюдаются инородные включения. Сколы с такого куска сырья

просто ломались бы в местах инородных включений. Выступающее ребро камня, не имеющее инородных включений, оббито крупными сколами с последующей двусторонней оббивкой более мелкими сколами. В результате образовалось орудие с двусторонне оббитым лезвием и массивным аккомодационным участком (рис. 3). Типологически рубящие орудия, изготовленные на крупных сколах с массивной ударной площадкой, близки изделиям из скальных обломков.

К категории рубящих орудий типа колуны отнесены изделия на продолговатых камнях (скальных обломках), у которых один конец, обычно узкий и плоский, подтесывался на две поверхности. Противоположный конец, более массивный, служил аккомодационным участком (рукоятью).

Корреляции археологических материалов, собранных на склонах Хэнгэрэктэ, с материалами местонахождений сопредельных территорий показывают, что ближайшие аналогии забайкальским материалам обнаруживаются в древних стоянках Монголии. В Монголии российскими и монгольскими археологами открыто большое количество палеолитических местонахождений, среди которых немало относящихся к раннему палеолиту.

Одним из интереснейших памятников археологии Монголии является пещера Цаган Агуй. Древнейшие слои в пещере, содержащие каменные орудия человека, датированы возрастом не менее чем 500 тыс. л. н. [3]. Сравнение находок со склонов горы Хэнгэрэктэ в Забайкалье и монгольской пещеры Цаган Агуй показывает, что большинство изделий Хэнгэрэктэ находит аналогии среди артефактов второго цикла осадконакопле-ния, выделенного в ходе изучения монгольского памятника. На основании термолюминесцентного датирования второй цикл осадконакопления в пещере Цаган Агуй, вероятно, проходил в диапазоне от 450 до 250 тыс. л. н., что позволяет датировать ряд находок с горы Хэнгэрэктэ в этом временном диапазоне. Следует отметить, что среди материалов второго цикла осадконакопления пещеры Ца-ган Агуй исследователи выделяют леваллуазские нуклеусы. Подобные артефакты обнаружены во многих местах по склонам Хэнгэрэктэ, но представляется, что в последнем случае возраст находок более молодой и, скорее всего, соотносится со средним палеолитом. Анализируя материалы первого цикла осадконакопления Цаган Агуя, исследователи отмечают выраженный ашельский компонент в орудийном наборе [3, с. 28]. Если говорить о находках Хэнгэрэктэ, то ашельский ком-

понент не выделяется, хотя здесь и встречаются двусторонне обработанные орудия.

Следует обратить внимание на еще один общий элемент, присущий стоянкам горы Хэнгэрэктэ и многослойной стоянке в Цаган Агуй. Все стоянки горы Хэнгэрэктэ связаны с площадками, расположенными высоко на склонах горы. Многие стоянки располагались на площадках под скальными стенками, т.е. относятся к так называемым скальным убежищам. Но в хребте Хомские Гольцы, частью которого является гора Хэнгэрэктэ, коренные породы представлены сиенитами и гранитами, в которых немногочисленны даже гроты, не говоря о полноценных пещерах. С другой стороны, площадка на склоне каньона в Монголии ограничена известняковой скалой, в которой и образовалась пещера Цаган Агуй. Примечательно, что места для данных стоянок в Монголии и Забайкалье выбирались в непосредственной близости с выходами на поверхность каменного сырья, пригодного для производства орудий. В дальнейшем этот фактор продолжал играть немаловажную роль. Это видно потому, что люди продолжали селиться в данных местах в течение многих тысячелетий до финала палеолита.

Сходство артефактов горы Хэнгэрэктэ обнаруживается не только с артефактами Монголии, но и с материалами более далеких районов Восточной Азии. Выраженный отщеповый характер каменной индустрии представлен на местонахождении Джоукоудянь-15 в Китае [1]. В археологических материалах этого местонахождения много изделий, оформленных на широких коротких от-щепах с крупными ударными площадками, а также на отщепах прямоугольной и треугольной формы. Такое сходство орудийного набора стоянок на востоке Китая, в центре Монголии и в Западном Забайкалье указывает на определенное единство путей развития древнейших археологических культур на данной обширной территории. Указанное единство могло быть обусловлено тем, что данная территория была заселена потомками тех, кто мигрировал сюда из Африки еще в нижнем плейстоцене. Останки этих людей впервые были обнаружены в Джоукоудяне, это был человек прямоходящий (homo erectus). Homo erectus, мигрируя из Африки на восток, в центр и на север Азии, принес с собой древнейшую галечную культуру с чопперами, чоппингами, колунами и скреблами на крупных широких отщепах. Около 500 тыс. л. н. в этом однообразии артефактов Центральной и Восточной Азии появляются новшества - бифа-

сиально обработанные орудия, похожие на рубила, распространенные в Африке, Европе, на Ближнем Востоке. По мнению А.П. Деревянко, новый тип орудий появился в Монголии с новой волной мигрантов с Запада, несших с собой ашельскую культурную традицию [2]. Новые мигранты шли из Африки через Ближний Восток и Казахстан.

В Бурятии бифасиально обработанных орудий, относящихся к эпохе нижнего палеолита, единицы, а орудия, которые можно было бы отнести к категории рубил, пока здесь неизвестны. Несмотря на то, что изучение нижнего палеолита, на территории Забайкалья только начинается, можно предполагать, что мигранты ашельского времени направлялись на территорию современной Монголии и в незначительной степени повлияли на развитие материальной культуры нижнепалеолитического населения Забайкалья. Леваллуазская традиция, напротив, получает широкое распространение в среднем палеолите Забайкалья, и ряд леваллуаз-ских технологических решений сохраняется на протяжении почти всего верхнего палеолита.

Литература

1. Гао Син. Расщепление нуклеусов местонахождения Чжоукоудянь-15 // Археология, этнография и антропология Евразии. 2000. № 3. С. 2-12.

2. Деревянко А.П. Три сценария перехода от среднего к верхнему палеолиту // Археология, этнография и антропология Евразии. 2010. № 4. С. 2-38.

3. Деревянко А. П., Олсен Д., Цэвээндорж Д., Криво-шапкин А. И., Петрин В.Т., Брантингхэм П.Д. Многослойная пещерная стоянка Цаган-Агуй в Гобийском Алтае (Монголия) // Археология, этнография и антропология Евразии. 2000. № 1. С. 23-36.

4. Мещерин М.Н. Древние находки у села Гыршелун // Петр Алексеевич Кропоткин - гуманист, учёный, революционер: сб. тез. рос. науч. конф. Чита: Изд-во Читинского пед. ин-та, 1992. С. 62-65.

5. Мочанов Ю.А. Древнейший палеолит Диринга и проблема внетропической прародины человечества. Новосибирск: Наука, 1992. 254 с.

6. Окладников А.П. Палеолит Забайкалья. Общий очерк // Археологический сборник. Улан-Удэ: БурГИЗ, 1959. Вып. 1. С. 2-26.

7. Окладников А.П. Улалинка - древнепалеолитический памятник Сибири // Палеолит и неолит. Т. 7. (МИА №185). 1972.

8. Ташак В.И. Палеолитическая стоянка Хэнгэр-Тын Скальная // Центральная Азия и Прибайкалье в древности. Улан-Удэ: Изд-во Бурятского гос. ун-та, 2004. Вып. 2. С. 5-13.

9. Ташак В.И. Элементы нижнего палеолита в каменной индустрии аланских стоянок // Шестые исторические чтения памяти Михаила Петровича Грязнова: материалы всерос. науч. конф. Омск: Изд-во Омского гос. ун-та, 2004. С. 145-147.

Рис. 2. Хэнгэр-Тын Скальная. Каменные орудия: 1 - скребло; 2 - поперечное рубящее орудие;

3 - продольное рубящее орудие (колун); 4 - орудие с пологой ретушью (нож)

Рис. 3. Хэнгэр-Тын Скальная. Чоппинг (рубящее орудие)

Ташак Шсилий Иван°вич, главный научный сотруд- Tashak Vasi|iy ivanovich, main scientific worker of the In-

ник ИМБТ СО РАН, Доцент кафедры истории, археологии и stitute of IMBT SD RAS,. the senior lecturer of Chair of History,

эттофаф™ БГУ, e-mail. tvi1960@mail.ru archeology and ethnography of the BSU, e-mail: tvi1960@mail.ru

УДК 930.26 В.И. Ташак, Ю.Е. Антонова

КЛИМАТИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ И ЭВОЛЮЦИЯ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ ЧЕЛОВЕКА

ПАЛЕОЛИТА НА ВОСТОКЕ ЕВРАЗИИ

(обзор развития взглядов)

Работа выполнена при поддержке Программы Президиума РАН «Историко-культурное наследие и духовные ценности России» - проект 28.1 и РФФИ - проект № 11-06-00374-а

С 20-х гг. ХХ в. предложены различные гипотезы о влиянии климатических изменений на появление новых типов артефактов и новых технологий в производстве каменных орудий на территории Центральной, Восточной и Северо-Восточной Азии. В статье рассматриваются различные взгляды археологов на проблемы влияния глобальных и региональных изменений климата и окружающей среды на процессы эволюции материальной культуры и хозяйственной деятельности человека в эпоху палеолита.

Ключевые слова: палеолит, каменный век, Центральная Азия, Северо-Восточная Азия, Забайкалье, климат, окружающая среда, каменная индустрия.

V.I. Tashak, Yu.E. Antonova

CLIMATE CHANGES AND THE EVOLUTION OF PALAEOLITHIC HUMAN MATERIAL CULTURE ON THE EAST OF EURASIA

(ideas development’s review)

The variety of hypotheses concerning climatic change influence on the emergence of new artifacts types and new stone tools ’production technologies on the territory of Central, East and North-East Asia have been proposed since the 20-s of XX century. The consideration of the evolution of the archeologists ’ approaches on the questions of the global and