Научная статья на тему 'Сущность проклятий и защитных заговоров, особенности их применения степными крымскими татарами в пословицах рубежа XIX- XX вв'

Сущность проклятий и защитных заговоров, особенности их применения степными крымскими татарами в пословицах рубежа XIX- XX вв Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
5959
195
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КРЫМСКИЕ ТАТАРЫ / ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ / ЛИНГВИСТИКА / МЕТАФИЗИКА ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ / ОККУЛЬТИЗМ / МАГИЯ / CRIMEAN TATARS / SOCIAL SCIENCES / LINGUISTICS / METAPHYSICS OF SPIRITUAL LIFE / OCCULTISM / MAGIC

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Усеинов Тимур Бекирович

Несмотря на исламский запрет, магия активно используется в устном народном творчестве степных крымских татар рубежа XIX-XX вв. В статье рассматриваются сущность и особенности применения негативных словесных формул и защитных заговоров, предлагается их классификация, отмечается отношение к ним авраамических религий. Исследования паремиологического фонда степных крымских татар позволили выделить также проклятия в рамках малых жанров устного народного творчества.Проклятия и защитные заговоры распространены во всех культурах мира. Так же, как и в случае с гаданием, мусульманский запрет на колдовскую деятельность не возымел действия, а проклятия применяются степными крымскими татарами и сегодня.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Despite the Islamic ban, magic is actively used in the oral folk art of the steppe Crimean Tatars. The article discusses the nature and features of the use of negative verbal formulas and defensive conspiracies, suggests their classification, notes the attitude of Abrahamic religions to them. Taking the semantics as a basis, the etymology of some of the curses of the Crimean Tatars can be traced. Studies of the paremiological fund of the steppe Crimean Tatars also made it possible to single out curses within the framework of small genres of oral folk art. Curses and defensive conspiracies are common in all cultures of the world. Just as in the case of fortune telling, the Muslim ban on witchcraft activities had no effect, and the curses are used by the steppe Crimean Tatars today.

Текст научной работы на тему «Сущность проклятий и защитных заговоров, особенности их применения степными крымскими татарами в пословицах рубежа XIX- XX вв»

Усеинов Тимур Бекирович1 Е-mail: useinovtb@mail.ru

Сущность проклятий и защитных заговоров, особенности их применения степными крымскими татарами в пословицах рубежа XIX-XX вв.2

Аннотация. Несмотря на исламский запрет, магия активно используется в устном народном творчестве степных крымских татар рубежа XIX-XX вв. В статье рассматриваются сущность и особенности применения негативных словесных формул и защитных заговоров, предлагается их классификация, отмечается отношение к ним авраамических религий. Исследования паремиологического фонда степных крымских татар позволили выделить также проклятия в рамках малых жанров устного народного творчества.

Проклятия и защитные заговоры распространены во всех культурах мира. Так же, как и в случае с гаданием, мусульманский запрет на колдовскую деятельность не возымел действия, а проклятия применяются степными крымскими татарами и сегодня.

Ключевые слова: крымские татары, общественные науки, лингвистика, метафизика духовной жизни, оккультизм, магия. The Essence of Curses and Protective Plots, Especially Their Use of the Steppe Crimean Tatars

Summary. Despite the Islamic ban, magic is actively used in the oral folk art of the steppe Crimean Tatars. The article discusses the nature and features of the use of negative verbal formulas and defensive conspiracies, suggests their classification, notes the attitude of Abrahamic religions to them. Taking the semantics as a basis, the etymology of some of the curses of the Crimean Tatars can be traced. Studies of the paremiological fund of the steppe Crimean Tatars also made it possible to single out curses within the framework of small genres of oral folk art.

УДК: 133.4

Curses and defensive conspiracies are common in all cultures of the world. Just as in the case of fortune telling, the Muslim ban on witchcraft activities had no effect, and the curses are used by the steppe Crimean Tatars today.

Keywords: Crimean Tatars, social sciences, linguistics, metaphysics of spiritual life, occultism, magic.

Проклятия и защитные заговоры, применяемые крымскими татарами, проживающими в степном Крыму, совершенно не изучены. Исследование подобного текстологического материала производится впервые. В целях нераспространения большинство оригинальных текстов проклятий в статье не приводится, а предлагается их смысловой перевод.

Проклятия и защитные заговоры распространены во всех культурах мира. Так же, как и в случае с гаданием, мусульманский запрет на колдовскую деятельность не возымел действия, а проклятия применяются степными крымскими татарами и сегодня. Данная практика, будучи вербальным ритуалом, посредством слова, служит для нанесения ущерба лицу, либо группе людей (семье, роду

1 Усеинов Тимур Бекирович, д.филол.н., профессор кафедры крымскотатарской филологии Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского (Симферополь, Крым).

2 Работа выполнена при поддержке Россий-

ского гуманитарного научного фонда. Грант № 19-011-00030.

и т.д.) на короткий срок (продолжительность жизни), либо на долгосрочную перспективу (на поколения наследников проклинаемого). Причём проклятие может начать "действовать" как сразу, так и по истечению некоторого времени после его озвучивания.

Области применения проклятий также различны - от бытовых, затрагивающих сферу интересов отдельно взятого индивида, до глобальных, оказывающих воздействие на ход исторических событий.

Вызывает интерес отношение авраа-мических религий к использованию негативной словесной формулы.

Прежде всего, отметим признание данного ритуала в Иудаизме и как подтверждение этому использование (часто публичного) коллективного акта проклятия, носящего название "Пульсей де-нура" (арам. "удар огня»"), имеющего "воздействие" только по отношению к единоверцу [4].

Необходимо упомянуть и традицию "проклятия устами праведника", имеющую место в еврейской среде.

В Библии ритуал проклятия продолжает упоминаться в связке с деяниями святых. Пророк Элиша (пророк Елисей)3 проклял малых детей и их тотчас убили хищники: "И пошёл он [Елисей] оттуда в Вефиль. Когда он шёл дорогою, малые дети вышли из города и насмехались над ним и говорили ему: иди, плешивый! иди, плешивый! Он оглянулся и увидел их и проклял их именем Господним. И вышли две медведицы из леса и растерзали из них сорок два ребёнка" (4 Книга царств 2: 23, 24) [1].

В 21 главе Евангелия от Матвея (стихи 18-19) встречаем описание факта проклятия Иисусом смоковницы за несколько дней до его казни на Голгофе: "Поутру же, возвращаясь в город, взалкал; и увидев при дороге одну смоковницу, подошел к ней и, ничего не найдя на ней, кроме одних листьев, говорит ей: да

не будет же впредь от тебя плода вовек. И смоковница тотчас засохла" [1].

Ислам заявляет об отрицательном отношении к ритуалу проклятия, который, несмотря на это, активно используется мусульманами на бытовом уровне.

Абу Дауд4 пишет, что пророк Мухам-мад предупреждал о серьёзности данного шага и тяжёлых его последствиях: «Знайте, что проклятья того, кто несправедливо проклинает других, вернутся к нему» (Абу Давуд, Адаб, 4908) [13].

В Исламе не поддерживается и озвучивание проклятия в адрес иноверца.

Имам Муслим5 повествует о том как соратники обратились к пророку Мухам-маду «Призвать проклятия на идолопоклонников!» Он ответил: «Я послан в качестве милости, а не как проклинающий!» (Муслим, Бирр, 2597) [13].

Отметим, что авраамическими религиями объявлен тяжелейшим грехом и наложен строжайший запрет на проклятие Творца и собственных родителей.

Будучи, не подлежащим отмене, актом отчаяния, проклятие несёт эмоциональную окраску ненависти сопряжённую с безысходностью, которая находит отражение в воспроизводимом скверном энергетическом импульсе.

Существует и защитная функция проклятий, когда негативная словесная формула направлена на лицо, заведомо совершающее злодеяние (расхитителя могил, кладов и т.д.).

Заслуживает внимания классификация проклятий в Иудаизме, как одной из авраамических религий: "Проклятие в талмудической литературе выражалось в трех формах: обращение к Богу, чтобы Он послал смерть или несчастье определенному лицу; произнесение слов проклятия; устремленный гневный взгляд" [3, с. 1]. Данное разделение мы и возьмём за основу.

4 Абу Дауд (араб. 817, Систан - 888, Басра) -известный исламский учёный-хадисовед

3 Пророк Елисей (ивр. Элиша («Господь -спасение»), араб. Аль-Яса) - пророк, о котором повествуется в книге Царей.

5 Имам Муслим (араб. 821, Нишапур - 875, Нишапур) - признанный исламский б-гослов и хадисовед

В процессе развития древних эмбриональных форм религии укрепляется вера во всемогущество божественных сил и возможность привлечения их "на свою сторону" с помощью слова, обеспечив тем самым собственную защиту, а также, зачастую, достижения личного, меркантильного интереса (вне зависимости от нравственного содержания). Вероятно, эта мотивация и послужила причиной появления указанного выше первого вида проклятий. Отмеченная постановка сохранилась и в рамках современных авраамических религий, когда вслух или же в мыслях проклинающий, для усиления эффекта, взывает Небеса к помощи в нанесении урона кому-либо.

В негативных словесных формулах степных крымских татар наблюдается обращение к Аллаху за содействием. Одна группа этих проклятий направлена на нанесение увечий частям тела проклинаемого, другая же на ниспослание ему наказания, несчастья и беды, в целом.

Второй вид проклятий ("произнесение слов проклятия" от первого лица), носящий традиционный характер, также широко представлен в паремиологиче-ском фонде степных крымских татар.

Особенностью применяемых негативных словесных формул данной разновидности является то, что большинство из них носят соматический характер. Урон зачастую видится лишь в нанесении телесных повреждений, которые должны привести к осложнению пребывания проклинаемого на этом свете.

О летальном исходе в соматических проклятиях речи не идёт. Их можно разделить на упоминающие части тела человека и упоминающие его органы:

части тела человека - желают гниющую руку, сломанную ногу, сломанную поясницу и др.;

органы человека - желают выдолбленное глазное яблоко, вываленный (вылезший) глаз, раздавленные внутренности (печень) и др.

Некоторые проклятия призваны нарушить те или иные физиологические

функции человека, не претендуя на смертельный исход: призывают к нарушению деторождения, к непрекращае-мому кровотечению изо рта, к послаблению стула, к ослеплению и др.

Часто, семантика, позволяет проследить этимологию проклятий. Представленная ниже двойная негативная словесная формула содержит историческую информацию о древних методах казни - через повешение и посажение на кол: Йип богъазынъа, къазыкъ котинъе - Йип богъазынъа, къазыкъ котинъе - Верёвка твоему горлу, кол твоей заднице [8]6.

Более того, со времён античности и до средневековья словесные формулы "йип богъазына" ("верёвка его горлу") и "къазыкъ котине" ("кол его заднице"), в той или иной фонетической редакции, по всей вероятности, использовались пращурами степных крымских татар, как публично озвучиваемые формулировки обвинительного приговора смертнику.

Часто приведённое выше двойное проклятие используется как две самостоятельные негативные словесные формулы. Через столетия упомянутые разновидности казни утратили свою актуальность, однако словесная формула с пожеланием смерти, усиленная отсылкой к некогда происходившим историческим событиям, сохранилась. Данное проклятие небрежно используется сегодня и на бытовом уровне, неся эмоциональную нагрузку безразличия, применяясь в значении: "Мне всё равно, что ты говоришь".

Отметим ещё одно проклятие по аналогии с представленным выше примером, упоминающее манипуляцию с деревянным колом, как метода казни - в данном случае кол вбивают в рот. Этот эпизод также предполагает смертельный исход: Агъзынъа агъач кирсин -Авзынъа агъач кырсын - Пусть тебе в

6 Примеры в статье предлагаются по следующей схеме: стандартный литературный крымскотатарский вариант пословицы - диалектный степной крымскотатарский вариант пословицы - смысловой русский перевод пословицы.

рот забьётся кол [5; 6].

Данная словесная формула до сих пор нерадиво используется народом для отображения возмущения происходящим, в значении: "Что же это такое?!", "Сколько же можно?!"

Нельзя оставить без внимания и некоторую часть проклятий, носящую крайне агрессивный, классический для жанра характер, видящую лишь летальный исход, как единственный и бесповоротный результат произведённого действия. Данные клише коротки в объёме (один-три слова), но содержат сконцентрированный мощный негативный посыл, который можно коротко охарактеризовать значениями: "Сдохни!", "Сгинь!" и т.д.

Проклятия степных крымских татар видится целесообразным разделить ещё на два направления:

безоговорочно "вступающие в силу" после их озвучивания и в содержании которых изначально заложено условие, при котором оно "начнёт действовать".

Проклятия первой разновидности необязательно начинают "работать" сразу же после их произнесения - до этого момента может пройти некоторое время, но сам негативный посыл уже "отправлен", "ящик Пандоры открыт" и его нельзя "отменить". Примеры: проклинаемому желают прилипший к нёбу язык, сломанную руку, состояние здоровья, не позволяющее ему дойти до дома и др.

Вторая разновидность проклятий может и вовсе не "начать действовать", т.к. не наступило заложенное в его содержании условие, выполняющее роль "ключа в запуске механизма". К примеру, если проклинаемый плохо выскажется о ком (о чём), то пусть у него отнимется (онемеет) язык; если проклинаемый проявит себя, как завистник (ненавистник) или же посмотрит нездоровым взглядом, то пусть у него вылезет глаз и др.

В процессе исследования становится ясно, что народные массы в полной мере не осознают и не придают значения серьёзности озвучивания негативных словесных формул (проклятий), которые

часто применяются безотчётно - в бытовой сфере.

Исследования паремиологического фонда степных крымских татар [9; 10; 11] позволили выделить также проклятия в рамках малых жанров устного народного творчества. Рассмотрим пословицы рубежа Х1Х-ХХ вв.: Яз яткъаннынъ янбашы сынсын, къыш юрьгеннинъ аягъы сынсын - Джаз джаткъаннынъ джанбашы сынсын, къыш джюрген-нинъ аягъы сынсын - У пролежавшего всё лето пусть бедро сломается, у проходящего всю зиму пусть ноги сломаются [12]; Менден сонъ дюнья тюмтюз олсун - Менден сонъ дунья тум туз болсун - Пусть станет совершенно плоским мир после меня [12].

По мнению народа, не всякому проклятию суждено воплотиться в жизнь, особенно из уст, часто проклинающих: Сынъырсыз къаргъыш ерини тапмаз - Джыкъсыз къаргъыш джерын тапмаз - Бесконечное проклятье не воплотится [12].

Защитные заговоры

Причиной "нереализованности" проклятий могут служить несколько факторов - от "непрофессионализма", проклинающего и до чудесного "противодействия" отрицательной энергетике защитных заговоров, озвученных вслух или проговоренных мысленно самим проклинаемым, а иногда третьим лицом - его "защитником" (колдуном и др.).

В качестве "щита" перед злой энергетикой рассматривается, прежде всего, психологическое состояние "объекта нападения" - его способность совладать с собственными ответными эмоциями, сохранение по отношению к создавшейся ситуации хладнокровия, безразличия и блокировка, таким образом, злой энергетики "на подступах к себе".

Следующее средство - ответный защитный заговор, произносимый как можно скорее после "введения в действие" всех трёх видов проклятий по Каценель-сону Л. и Гинцбургу Д.Г. [3].

По сути, защитные заговоры, в подавляющем большинстве, представляют

собой те же проклятия, только несущие ответный, защитный характер. Порой, не уступая в агрессивности традиционным проклятиям, они призваны "сработать" по принципу "клин клином вышибают" или "проклятьем на проклятье". Причём, словесная формула переадресовывается от проклинаемого к самому проклинающему по принципу "от себя к тебе": Айткъан сёзюнъ озюнъе олсун - Айткъан сё-зинъ озюнъе болсын - Пусть сказанные твои слова на тебя же возымеют действие [6] и др.

Меньшая часть многосоставных защитных заговоров представляют собой "не агрессивное парирование" негативной энергии по принципу "от себя в сторону": Агъзынъдан ель алсын -Авзынъдан ель алсын - Чтобы ветер унёс из твоих уст (сказанное плохое) [5, 7]; Айткъан ери йыракъ - Айткъан ери йыракъ - Пусть далеко будет место, о котором он говорит [2, 5] и др.

Встречаются также "не агрессивно парирующие" защитные формулы, состоящие из одного слова, обычно применяемые против третьей формы проклятия (устремленного гневного [недоброго - У.Т.] взгляда). Причём произносятся они самим обладателем "дурного глаза", не желающим навредить кому-либо, в ниже приведённом примере - малолетнему ребёнку [кр.тат. сабий - младенец, дитя]: Сасыкъ - Сасыкъ - Вонючий [-ая]; Чиркин - Чыркын - Страшненький [-ая] (не красивый [-ая]) и др. [5, 6].

Также как и в случае с проклятиями, защитные заговоры степных крымских татар предлагается разделять на два основных вида:

незамедлительно "действующие" и "активизирующиеся" при наступлении определённого условия.

Первую разновидность защитных высказываний желательно произносить в лицо проклинающему, и оно должно "сработать" мгновенно: Агъзынъдан учурып, къойнынъа кирсин - Авзынъдан учурып, къойнынъа кыр-сын - Из твоих уст слетев, в твою пазуху (объятия) пусть проникнет [7]; Озюнъ башынъа олсун - Озунъ башынъа

болсын - Твоей собственной голове пусть будет [5, 6] и др.

Вторая разновидность, "начинает действовать" при определённых условиях (агрессивных действиях кого-либо): Къар-гъагъанынъ озюнъе олсун - Къаргъа-гъанынъ озюнъе болсын - Пусть твои проклятия тебе же и будут [5, 6]; Айткъ-анынъ озюнъе олсун - Айткъанынъ озюнъе болсын - Пусть тобой сказанное тебе же и будет [5, 6] и др.

Защитный заговор используется и в случае с "устремленным гневным взглядом" (третьей формой проклятий). Отметим, что семантика представленных ниже высказываний до конца не выяснена. Скорее всего, мы имеем дело с видоизменённой обесцененной лексикой, отсылающей недоброжелателя "подальше от себя" - традиционно, к гениталиям человека, животных и т.д.: Козюнъе къоян ташагъы - Козынъе къо-ян ташагъы - На твой [недобрый, гневный] взгляд - яички кролика [7]; Козинъе папий ташагъы - Козынъе папий ташагъы - На твой [недобрый, гневный] взгляд - яички селезня [8] и др.

Защитные заговоры применяются также вне вербального ритуала проклятия, к примеру, в отношении агрессивного, негативного поведения кого-либо, "угрожающего" таким образом биоэнергетической оболочке окружения: Къутургъа-нынъ башынъа олсун - Къутургъанынъ башынъа болсын - Пусть твоё беснование на твою же голову будет [обрушится] [5, 6, 7]; Къутургъанынъ озюнъе олсун -Къутургъанынъ озюнъе болсын - Пусть твоё беснование тебе же и будет [обрушится] [5, 6] и др.

Большинство проклятий, применяемых у степных крымских татар, носят соматический характер;

- Некоторые проклятия, представляют собой крайне агрессивные языковые формулы, которые ставят летальный исход, как единственный для проклинаемого;

- На основе семантики, можно проследить этимологию проклятий;

- Зачастую народ озвучивает проклятия неосознанно, используя их для об-

служивания бытовых ситуаций; клятий может служить чудесное проти-

- Проклятия обнаруживаются в рам- водействие отрицательной энергии за-ках малых жанров устного народного щитных заговоров;

творчества степных крымских татар; - Проклятия продолжают применяться

- Причиной "нереализованности" про- степными крымскими татарами и сегодня.

Литература:

1. Библия-центр. Синодальный перевод. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://ieshua.org/pochemu-iisus-proklyal-smokovnitsu.htm

2. Пословицы, поговорки и приметы крымских татар, собранные А.А. Боданинским, Э.Л. Мартино и О. Мурасовым / Под ред. А.Н. Самойловича и П.А. Фалева. - Симферополь, 1914. - 67 с.

3. Прокля^е // Еврейская энциклопедiя. Сводъ знанм о еврействе и его культуре въ прошломъ и настоящемъ / Подъ общей редак^ей д-ра Л. Каценельсона и барона Д.Г. Гинцбурга. Томъ тринадцатый. - С.-Петербургъ: Издательство Брокгаузъ-Еф-ронъ, 1908-1913.

4. Пульса де-нура. Википедия. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https:// ru.wikipedia.org/wiki/Пульса_де-нура

5. Рукопись: Из воспоминаний Абдулхайыровой Зейнеп (1921-2009), уроженки села Шибан (Лужки) Сейитлерского района (Нижнегорского района).

6. Рукопись: Из воспоминаний Абдулькеримовой Урие (1905-1999), уроженки села Сарабуз татарский (Укромное) Симферопольского района.

7. Рукопись: Из воспоминаний Кадырова Наримана Энверовича (1954), уроженца города Шахрисабз республики Узбекистан (родители - уроженцы Джанкойского и Белогорского (Карасубазарского) районов).

8. Рукопись: Из воспоминаний Усеинова Бекира Усеиновича (1943-2002), уроженца города Симферополь (Акъмесджит) Симферопольского района.

9. Усеинов Т. Б. Диалектологический аспект в процессе создания лексикографических изданий, отражающих крымскотатарский паремиологический фонд // Вопросы крымскотатарской филологии, истории и культуры. - 2017. - Выпуск 1 (4) - С. 5-10.

10. Усеинов Т. Б. Диалектологический взгляд на издание сборников крымскотатарских паремий // Научный вестник Крыма. - 2017 - № 3 (8). - C.1-6.

11. Усеинов Т. Б. Основные прагматические функции крымскотатарского паремио-логического фонда // Научный вестник Крыма. - 2018. - № 3 (14). - С. 1-11.

12. Dobruca'daki Kirim Türklerinde Atasözleri ve Deyimler / Hazirlayan M. Ülküsal. -Ankara Üniversitesi Basimevi, 1970. - 253 s.

Islamtoday. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://islam-today.ru/ veroucenie/vopros-otvet/cto-v-islame-govoritsa-o-proklatii-dozvoleno-li-eto-po-otnoseniu-k-komu-by-to-ni-bylo

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.