Научная статья на тему 'Сущность, понятие, содержание вещественных доказательств'

Сущность, понятие, содержание вещественных доказательств Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
4138
726
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО / ВЕЩЕСТВЕННОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО / ПРОЦЕСС ДОКАЗЫВАНИЯ / ДОКУМЕНТ / ИСТОЧНИК ДОКАЗАТЕЛЬСТВ / СRIMINAL PROCEDURE LEGISLATION / REAL (PHYSICAL) EVIDENCE / SUBSTANTIATION PROCESS / DOCUMENT / SOURCE OF EVIDENCES

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Мамедов Рамил Ягубович

В научной и специальной юридической литературе понятию вещественного доказательства уделено достаточно внимания. В данной научной статье рассматриваются сущность, понятие, содержание, вещественных доказательств.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Сущность, понятие, содержание вещественных доказательств»

Мамедов Рамил Ягубович

соискатель кафедры уголовного процесса Краснодарского университета МВД России (тел.: 89284023403)

Сущность, понятие, содержание вещественных доказательств

В научной и специальной юридической литературе понятию вещественного доказательства уделено достаточно внимания. В данной научной статье рассматриваются сущность, понятие, содержание, вещественных доказательств.

Ключевые слова: уголовно-процессуальное законодательство, вещественное доказательство, процесс доказывания, документ, источник доказательств.

R.Ja. Mamedov, Post-Graduate, Chair of the criminal procedure academic department at the Krasnodar Ministry оf Internal Affairs University of Russia; tel.: 89284023403.

A lot of attention is paid to the concept of physical evidence in scientific and specific literature. Given scientific article studies essence, concept, and content of physical evidences.

Key words: aimmal procedure legislation, real (physical) evidence, substantiation process, document, source of evidences.

В научной и специальной юридической литературе понятию вещественного доказательства уделено достаточно внимания [1].

В контексте уголовно-процессуального законодательства 1923, 1924 и 1961 годов ученые-процессуалисты и криминалисты о понятии и содержании вещественного доказательства имели различное представление. Это происходило в основном из-за перечня вещественных доказательств изложенных в содержании норм уголовно-процессуального законодательства.

Например, М.С. Строгович считал, что "вещественным доказательством документ является в тех случаях, когда он имеет доказательственное значение как вещь, как предмет, и потому является для данного дела незаменимым (например, подложная расписка)" [2, с. 239]. С этим мнением соглашался и М.А. Чельцов [3, с. 257]. Наряду с мнением М.С. Строговича и М.А. Чельцова, например, М.М. Выдря и Н.А. Селиванов высказали мнение о том, что "незаменимость не делает документ вещественным доказательством, а способность документа -вещественного доказательства и в отдельных случаях быть заменимым не лишает его самостоятельного значения и не превращает в документ" [4, с. 6-7]. Соглашаясь с точкой зрения М.М. Выдря и Н.А. Селиванова, автор

считает, что действительно документ может быть вещественным доказательством или средством совершения преступления. При любой ситуации, документ должен обладать определенными свойством и содержанием, имеющими самостоятельное значение. В пользу этого тезиса можно привести мнение

В.В. Золотых, который утверждает, что документы служат вещественными доказательствами, если они были объектами преступных действий, служили средствами их подготовки, совершения или, если на них остались следы преступных действий. Если же значение документа по делу определяется справочными или удостоверительными данными, он является другим источником доказательств - "иным документом" [5, с. 122]. Например, Ю.К. Орлов полагает, что "в документе информация выражена в какой-то условной, знаковой форме, закодирована. В вещественном доказательстве информация содержится в своем естественном, некодированном виде. Доказательственное значение документа определяется его содержанием, доказательственное значение вещественного доказательства - его физическими признаками (или местонахождением)" [6, с. 122]. В другой ситуации Л.Д. Кокорев пишет, что "дневники и письма обвиняемого, в которых подтверждается факт совершения преступления, являются не документами, а вещественными доказательствами" [7, с. 214]. Действительно, каким способом внесены условные знаки,

72

кодированные и некодированные знаки, например, план-схема расположения помещений банка, пароль доступа к информационной технологии, различные условные знаки оповещения членов преступной группы и т.п., а главное, если они поддаются расшифровке и имеют отношение к делу с другими доказательствами, то такие документы следует относить к иным "свободным" документам [8, с. 24] как вещественное доказательство. С таким толкованием, наверное, можно согласиться с мнением Ю.К. Орлова и Л.Д. Кокорева.

Совершенно справедливо отмечает

A.А. Давлетов и различает вещественные доказательства и иные документы по объекту носителя следов: "Объективность познания прошлого достигается в первую очередь благодаря объективности сохранившихся его следов, которые формируются без вмешательства субъекта ретроспективного познания. В вещественных доказательствах носителем фактических данных является сама вещь, предмет, так или иначе связанный с расследуемым преступлением и приобщенный к делу специальным постановлением" [9, с. 62].

Можно также согласиться с мнением Ф.Н. Фаткуллина, который считает, что под иными документами следует понимать "любые письменные или оформленные иным способом акты, удостоверяющие или излагающие факты, обстоятельства, которые имеют значение по делу" [10, с. 151]. По мнению соискателя, вещественные доказательства следует делить на две группы как средства доказывания: документы - письменные доказательства и иные виды документов: схемы, чертежи, рисунки, планы распределения ролей участников преступления, фото и видеозапись, аудиозапись, фонограммы, носителей информационных технологий и др. Если документы с целью расследования преступления указанных видов выполняются в процессе расследования, то они имеют доказательственное значение как приложение к протоколу следственного действия (осмотра места происшествия, обыска, выемки, следственного эксперимента и т.д.) и после соответствующего исследования в соответствии с установленным законом. Например,

B.Д. Арсеньев считал, что "вещественные доказательства могут быть только первоначальными в силу непосредственного отношения их источника к искомым фактам. Поэтому фотоснимки вещественных доказательств, гипсовые слепки со следов и т.п., являющиеся способами закрепления

вещественных доказательств, нельзя рассматривать как вещественные доказательства" [11, с. 117-126].

Автор осознает, что источником информации является само событие, а любой носитель информации будет считаться вторичным носителем информации, то есть производным вещественным доказательством. Этой точки зрения придерживаются многие ученые-процессуалисты (Ю.К. Орлов, А.Р. Белкин, Т.В. Варфоломеева и др.) [12, с. 8].

Однако из указанного определения возникает другой немаловажный вопрос о процессуальной природе слепков, оттисков, фото-, видео, аудиоинформации, информации снятых с каналов связи, информации, полученной с использованием компьютерной техники и иных информационных технологий и соотношении их с вещественными доказательствами. Действительно, невозможно изъять и сохранить многие виды следов в натуре, поэтому следственная практика заставляет прибегать к изготовлению с них слепков, копий, получать распечатки с каналов связи и т.п. В данной ситуации автор убежден в том, что слепки, копии следов, оттиски, отпечатки следов рук, ног следует признать как материальные копии следов. Авторы комментариев к уголовнопроцессуальному законодательству России о понятии содержания вещественного доказательств в основном едины, но имеют различные подходы [13].

Например, в комментариях В.В. Мозякова и Б.Т. Безлепкина дается характеристика предметов, которые служили орудием преступления; предметы, которые сохранили на себе следы преступления; предметы, на которые были направлены преступные действия; деньги, ценности и иное имущество, полученное в результате совершения преступления; иные предметы, которые были оставлены на месте п р о и с ш е с т в и я и м ес те об н а ру же н ия преступления, у подозреваемого или у иных лиц (если они не относятся к орудиям преступления или предметом преступного посягательства), которые могут служить средствами для обнаружения преступления или установления обстоятельств дела. Наряду с этим, авторы комментария под редакции В.М. Лебедева и

В.П. Божьева комментируют некоторые элементы и критерии вещественного доказательства: связь свойств и состояний предмета с обстоятельствами, имеющими значение для уголовного дела, при осмотре выделяют свойства и состояния предмета, выделяют данные о происхождении предмета (место, время, условия

73

обнаружения, его название, отличительные признаки). Именно эти обстоятельства делают вещественное доказательство относимым к делу; выделяют субъекты собирания, проверки и оценки, а также способы собирания вещественного доказательства и их допустимость.

Вместе с тем, Б.Т. Безлепкин выделяет по каким признакам и свойствам вещественные доказательства не могут быть приобщены к уголовному делу. Он пишет, что "не может быть приобщено в качестве вещественного доказательства по уголовному делу одушевленное существо, например похищенное и обнаруженное животное, потому что животное

- не предмет. Оно не может подвергнуться исследованию судом и сторонами в зале судебного заседания, хотя и обладает признаками объекта преступного посягательства.

Не может быть приобщен к уголовному делу в качестве вещественного доказательства череп убитого, извлеченный из захоронения в результате эксгумации трупа для производства судебно-медицинской и баллистической экспертизы, даже при условии, что костные останки хорошо обработаны, а пулевое отверстие в лобной кости черепа способно произвести сильнейшее впечатление на участников судебного разбирательства (особенно с участием присяжных заседателей). Череп - не предмет, и использование его в суде решительно противоречит элементарным нормам этики, не говоря уж о религиозных чувствах верующих. Не могут быть приобщены к уголовному делу в качестве вещественных доказательств объекты материального мира, сущность которых недоступна для восприятия обычными органами чувств и обыденным сознанием участников процесса. Нельзя, например, извлечь пользу из осмотра в судебном заседании изъятых с места происшествия микрочастиц, требующих для восприятия глазом применения сложной оптической техники, пользоваться которой умеют далеко не все судьи и присяжные заседатели. В подобной ситуации им может показаться, что их намеренно вводят в заблуждение" [14, с. 135].

С некоторыми высказываниями Б.Т. Безлепкина следует согласиться, например, животное, череп убитого, микрочастицы не относятся к предметам внешнего мира. Животное

- одушевленное существо, череп убитого, костные останки действительно могут вызвать отвращение у участников уголовного судопроизводства. Аргументы Б.Т. Безлепкина достаточно убедительны. Однако, в ходе предварительного следствия, субъект

расследования имеет возможность сфотографировать животное и подробно описать в протоколе все признаки, свойства самого животного, а череп убитого, костные останки при производстве осмотра наряду с протоколом можно зафиксировать аудио, видеоаппаратурой, такая же возможность существует и по микрочастицам.

При таком подходе, по мнению соискателя, фотоснимки животных, аудио-, видеозапись, полученные в соответствии с законом, то есть надлежащим субъектом, надлежащим способом и из надлежащих источников необходимо признать, как иной документ, относя их к производным вещественным доказательствам и в совокупности с другими доказательствами приобщить к делу. Иными словами, не само животное, не сам череп с пулевым отверстием и не сама микрочастица являются вещественными доказательствами, а следы преступления имеющиеся на них.

Автор соглашается с мнением

Н.А. Селиванова который считает, что "вещественное доказательства применимо только к неживым объектам и животным. Вещественным доказательством не считается человек, несущий на себе следы преступления. В данном случае вещественными доказательствами являются следы преступления" [15, с. 10].

Р.С. Белкин считал, что "вещественное доказательство - это материальный след преступления или преступника. Вещественными доказательствами являются предметы, которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления или были объектам преступных действий, а также деньги и иные ценности, нажитые преступным путем, и все другие предметы, которые могут служить средствами к обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных либо к опровержению обвинения или смягчению ответственности. Вещественные доказательства - носители определенной криминалистически значимой информации, которая может быть извлечена следователем и судом либо экспертом. По источнику происхождения вещественные доказательства делятся на первоначальные, то есть непосредственно связанное с событием преступления, и производные: слепки, оттиски, фотоснимки, видеосъемки первоначальных вещественных доказательств, сохраняющие все их существенные признаки. Производные вещественные доказательства используются в тех случаях, когда исследование оригиналов затруднено вследствие их громоздкости,

74

хрупкости, неотделимости от окружающей среды, подверженности быстрой порче и т.п. Получение производных вещественных доказательств обусловлено соблюдением определенных процессуальных гарантий достоверности их происхождения и качества" [16, с. 31]. Известный ученый-криминалист РС. Белкин, разработавший методологию теории доказывания, наряду с другими признаками вещественного доказательства (свойства, форма, содержание, неповторимость, возможность приобщения к делу) относит и качества вещественного доказательства.

В ч. 1 ст. 74 УПК РФ (Доказательства) изложено, что "доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производства по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение по делу", а в п. 4 ч. 2 ст. 74 УПК РФ сказано, что "в качестве доказательств допускаются "вещественные доказательства" [17, с. 45].

По мнению Р.С. Белкина, "Судебное доказательство никогда не существует само для себя и само по себе. Как и всякое доказательство, оно фигурирует для кого-то: сначала для органа, ведущего предварительное расследование, а потом для суда. Если следователю, например, не нужно доказывать для себя воспринятый им же факт, то, выдвигая на основании этого факта версию, он уже вынужден доказывать ее, причем доказывать приведением как раз этого, воспринятого им факта, указанием на этот факт" [18, с. 193-194].

В ст. 74 УПК РФ закон дает перечень видов (источников) доказательств. Этот перечень,по общему мнению ученых - процессуалистов, является исчерпывающим [19], сведения взятые из других источников доказательств, не могут служить доказательствами в уголовном судопроизводстве и естественно фигурировать в процессе исследования на предварительном следствии и в суде.

Автор представляется, что правильнее было бы говорить в этом случае о таком источнике доказательств, как вещи, предметы, вещественные образования. Слово "вещь" в общеупотребительном его смысле обозначает всякий неодушевленный предмет. Вещь обладает определенными свойствами. Свойства вещи - это то, что характеризует какую-либо ее сторону и что выявляется в ее взаимоотношениях

с другими вещами и явлениями" [20, с. 196]. Согласно словарю русского языка "вещь - всякое материальное явление, отдельный предмет, изделие, т.е. то, что принадлежит к личному движимому имуществу", а "вещественный" означает "состоящий из вещества, материальный, состоящий из вещей, относящийся к вещам" [21, с. 67]. К сожалению, ученые процессуального права, слово "вещь" не употребляют и оно в нормах УПК РФ не встречается. Хотя Ю.К. Орлов пишет следующее

- "Вещественные доказательства в самом общем виде можно определить как материальные следы (последствия) преступления. Их роль как познавательных средств в процессе доказывания обусловлена тем, что они были "участниками" расследуемого события, подверглись в результате его какому-то видоизменению, перемещению или были созданы преступными действиями. Доказательственное значение имеют их физические свойства (например, размер и конфигурация следа), место нахождения (например, похищенная вещь, обнаруженная у обвиняемого) либо факт их создания (изготовления) или видоизменения (например, фальшивая монета, поддельный документ и т.п.).

1. Строгович М.С. Уголовный процесс. М., 1946. С. 239; Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1951. С. 257; Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. М., 1964. С. 117, 126; Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. М., 1960. С. 48-50; Мухин И.И. Объективная истина и некоторые вопросы оценки судебных доказательств при осуществлении правосудия. Л., 1971. С. 55; Присудова В.А. Заключение эксперта как доказательство в советском уголовном процессе. М., 1959. С.11; УльяноваЛ.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции. М., 1959. С. 11; Корнеева Л.М. Доказательства и доказывание при производстве расследования. Горький, 1977. С. 7; Лупинская П.А. Общие положения о доказательствах и доказывании / Уголовный процесс. Учебник. М., 1995. С. 134.; Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1971. С. 106; Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978. С. 101; Орлов Ю.К. Теория доказательств в уголовном процессе. М., 1973., с.279; Громов В. Материальная истина и научно-уголовная техника. М., 1930. С. 15-16; Вышинский А.Я.

75

Теория судебных доказательств в советском праве. М., 1950. С. 279; Селиванов Н.А. Вещественные доказательства. М. 1971. С. 20; Хмыров А.А. Косвенные доказательства. М., 1979. С. 93-95; Хмыров А.А. Косвенные доказательства. М., 1979. С. 93-95; Хмы-ров А.А. Теоретические основы и практика использования косвенных доказательств в уголовных делах: автореферат диссертации доктора юридических наук. М., 1980. С. 8; Шейфер С.А. Методологические и правовые проблемы собирания доказательств в советском уголовном процессе: автореферат диссертации доктора юридических наук. М., 1981. С. 12; Белкин Р.С. Вещественные доказательства/ В кн.: Криминалистическая энциклопедия. М., 2000 и др.

2. Строгович М. С. Указ. соч. С. 239.

3. Чельцов М.А. Указ. соч. С. 257.

4. Выдря М.М. Вещественные доказательства в советском уголовном процессе. М., 1955. С.12; Селиванов Н.А. Указ. соч. С. 6-7.

5. Орлов Ю.К. Указ. соч. С.122.

6. Орлов Ю.К. Указ. соч. С.122.

7. Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. Воронеж, 1995. С. 214.

8. Об этом более подробно изложено в работе Камышина В.А. Иные документы как "свободное" доказательство в уголовном процессе: Автореферат диссертации кандидата юридических наук. Ижевск, 1998. ^ 24.

9. Давлетов А.А. Основы уголовнопроцессуального познания. Свердловск, 1991. ^ 62.

10. Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч. С. 151.

11. Арсеньев В.Д. Указ. соч. С.117, 126.

12. Орлов Ю.К. Указ. соч. С. 72; Белкин А.Р Теория доказывания. Научно-методическое пособие. М., 1999. С. 14-15; Варфоломеева Т.В. Производные вещественные доказательства. М., 1980. С. 8.

13. Комментарии к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Практическое руководство для следователей, дознавателей, прокуроров, адвокатов /под ред. В.В. Мозякова.

- М. Изд-во "Экзамен - XXI", 2002. С. 201-207; Безлепкин Б. Т. Комментарии к УПК Российской Федерации (постатейный). 9-ое издание, переработанное и дополненное. - М., КНОРУС, 2010. с.133-136.; Научно-практический комментарий к УПК Российской Федерации / под общей редакцией В.М. Лебедева, научный редактор В.П. Божьев - 5-ое издание,

переработанное и дополненное. М.: Юрайт -издат. 2008. С. 280-285 и др.

14. Безлепкин Б.Т. Комментарии к УПК России. М., 2010. С. 135.

15. Селиванов Н.А. Вещественные доказательства. М., 1971. С. 10.

16. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. 2-ое доп. изд. М.: МегатронXXI. 2000. С. 31.

17. УПК РФ по состоянию на 15 февраля 2011 г., М.: Проспект, 2011. С. 45

18. Белкин Р.С. Понятие судебных доказательств, их классификация. В кн.: Белкин Р.С. Избранные труды. М., 2008. С. 193194.

19. Научно-практические комментарии к УПК России/под ред. В.М. Лебедева и В.П. Божьева.

- 5-ое издание. М., 2008. С. 247-254; Безлепкин Б. Т. Комментарии к УПК РФ (постатейный). М., 2010. С. 125-126; Гладышева О.В., Семенцов В.А. Уголовно-процессуальное право. Общая часть. Досудебное производство. Краснодар, 2011.

С.135-147; Костенко Р. В. Уголовнопроцессуальные доказательства: концепция и общая характеристика. СПб., 2006. М. 43-82; Орлов Ю.К. Проблемы теории доказательств в уголовном процессе. М., 2009. С.138-174; Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учеб. 2-ое издание, переработанное и дополненное/ Л.Н. Башкатов (и др.); ответственный редактор И.Л. Петрухин. М.: 2006. С. 197-213; Уголовный процесс. Учебник/ под ред. Б.Б. Булатова, А.М. Баранова: - М. 2008.

С.141-143; Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс Учебник/ Под общей редакцией А.В. Смирнова - 4-ое издание переработанное и дополненное - М. 2008. С.191-208 и др.

20. Белкин Р.С. Избранные труды. М., 2008.

С. 196.

21. Ожегов С.И. Словарь русского языка/под редакцией Н.Ю. Шведовой. 18-ое издание, М. 1986. С.67

1. Strogovich M.S. Criminal procedure. Moscow, 1946. P. 239; Cheltsov M.A. Soviet criminal procedure. Moscow, 1951. P 257; Arsenyev V.D. Questions concerning common theory of trial evidences. Moscow, 1964. P. 117, 126; Trusov A.I. Basis of court evidences' theory. Moscow, 1960. P. 48-50; Mukhin I.I. Objective truth and some questions about evidences at trial. Leningrad, 1971. P. 55; Prisudova V.A. An expert's conclusion as an evidence Soviet criminal procedure. Moscow, 1959.

76

P. 11; Ulyanova L.T Evaluating evidences by the court of first instance. Moscow, 1959. P. 11; Korneyeva L.M. Evidences and substantiation during investigation. Gorky, 1977. P. 7; Lupinskaya P.A. Common statutes of evidences and substantiation/ Criminal procedure. Text-book. Moscow, 1995. P. 134; Fatkullin F.N. Soviet criminal procedure/ edited by D.S. Karev, - Moscow, 1975. P. 163; Common problems of substantiation in proceeding. Kazan, 1971. P. 106; Gorskiy G.F., Kokorev L.D., Elkind P. S. Problems of evidences in Soviet criminal procedure. Voronezh, 1978. P. 101; Orlov Y.K. Theory of evidences in criminal procedure. Moscow, 1973. P. 279; Gromov V. Material truth and criminal research technique. Moscow, 1923. P. 15-16; VishinskiyA.Y. Theory of evidences at court in Soviet law. Moscow, 1950. P. 279; Selivanov N.A. Physical evidences. Moscow, 1971. P. 20; Khmirov A.A. Indirect evidences. M., 1979. P. 93-95; Khmirov A.A. Indirect evidences. M., 1979. P. 93-95; Khmirov A.A. Theoretical bases and practical use of indirect evidences in criminal cases: author's abstract of dissertation by JD. Moscow, 1980. P. 8; Sheyfer S.A. Methodological and legal problems of gathering evidences in Soviet criminal procedure. Author's abstract of dissertation by JD. Moscow, 1981. P. 12; Belkin R.S. Physical evidences/ published in Criminalistic Encyclopedia; etc.

2. Strogovich M.S. Above mentioned work. P. 239.

3. Cheltsov M.A. Above mentioned work. P. 257.

4. Vidrya M.M. Physical evidences in Soviet criminal procedure Moscow. 1955, p. 12; Selivanov N.A. Above mentioned work. P. 6-7

5. Orlov Y.K. Above mentioned work. P. 122.

6. Orlov Y.K. Above mentioned work. P. 122.

7. Kokorev L.D. and Kuznetsov N.P. Criminal procedure: evidences and substantiation. Voronezh, 1995. P. 214.

8. Hereof is recounted in the work by Kamishin V.A. Other documents as "free" evidences in criminal procedure. Author's abstract of dissertation by JD. Izhevsk, 1998. P. 24.

9. Davletov A.A. Bases of criminal procedural cognition. Sverdlovsk, 1991. P. 62.

10. Fatkullin F.N. Above mentioned work. P. 151.

11. Arsenyev V.D. Above mentioned work. P. 117, 126.

12. Orlov Y.K. Above mentioned work p. 72; Theory of substantiation. Scientific and methodic manual. M. 1999, p.14-15; Varfolomeyeva T.V. Derivative physical evidences. Moscow, 1980. P. 8.

13. Commentary to the Criminal procedure code of Russia. Practical manual for inquisitors, investigators, attorneys and advocates/ edited by Mozyakov V.V. - Moscow "Examen-XXI" publishing house, 2002. P. 201-207/ Bezlepkin B.T. Commentary to the Criminal procedure code of the Russian Federation (paragraph-by-paragraph). 9th edition, revised and adopted - Moscow. "KNORUS" publishing house, 2010. P. 133-136; Scientific practical commentary to the Criminal procedure code of the Russian Federation/edited by V.M. Lebedev, scientific editor V.P. Bozhiev - 5th edition, revised and adopted. Moscow.: Urait-izdat. 2008. P. 280285, etc.

14. Bezlepkin B. T. Commentary to the Criminal procedure code of the Russian Federation. Moscow, 2010. P. 135.

15. Selivanov N.A. Physical evidences and criminal and procedural research. Moscow, 1971. P. 10

16. Belkin R.S. Criminalistic encyclopedia. 2nd adopted edition. Moscow. Megatron XXI, 2000. P. 31

17. Criminal procedure code of the Russian Federation as of February 15 2011. Moscow. Prospect, 2011. P. 45.

18. Belkin R.S. The concept of evidence in trial. Its classification. Taken from the book: Belkin R.S.: Selected works. 2008. P. 193-194.

19. Scientific and practical commentaries to the Criminal procedure code/edited by V.M. Lebedev, scientific editor V.P. Bozhiev - 5th edition Moscow, 2008. P. 247-254; Bezlepkin B. T Commentary to the Criminal procedure code of the Russian Federation. Moscow, 2010. P. 125-126; Gladishe-va O.V., Sementsov V.A. Criminal procedure. General part. Pre-trial procedure. Krasnodar, 2011. P. 135-147; Kostenko R.V. Criminal procedure evidences: conception and common characteristic. Saint-Petersburg, 2006. P. 43-82; Orlov Y.K. Problems of evidences' theory in criminal procedure. Moscow, 2009. P. 138-174; Criminal procedure of the Russian Federation. Manual. 2nd edition: revised and adopted/L.N. Bashkatov etc.; editor in charge

- I.L. Petrukhin. Moscow, 2006. P. 197-213; Criminal procedure: manual/edited by B.B. Bulatov and A.M. Baranov: Moscow, 2008. P. 141-143; Smirnov A.V., Kalinovskiy K.B. Criminal procedure/ Manual. Edited by A. V. Smirnov. 4th edition - revised and adopted. Moscow, 2008. P. 191-208.

20. Belkin R.S. Selected works. Moscow, 2008. P. 196.

21. Ozhegov S.I. Russian language dictionary/ editedN.Y. Shvedova. 18thedition. Moscow, 1986. P. 67.

77

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.