Научная статья на тему 'Сущность и следствия социальной амнезии'

Сущность и следствия социальной амнезии Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
120
15
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
CОЦИАЛЬНАЯ АМНЕЗИЯ / SOCIAL AMNESIA / СОЦИАЛЬНАЯ ПАМЯТЬ / SOCIAL MEMORY / ИДЕНТИЧНОСТЬ / IDENTITY / СОЦИАЛЬНОЕ КОНСТРУИРОВАНИЕ / SOCIAL CONSTRUCTION

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Живой Андрей Сергеевич

Статья посвящена феномену социальной амнезии. Автор рассматривает социальную амнезию в диалектическом единстве с социальной и исторической памятью, исследует социально-исторические факторы и структурные характеристики социальной амнезии, ее социальные следствия. В интерпретации автора социальная амнезия - инструмент социального конструирования коллективной культурной идентичности.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Essence and effects of social amnesia

The article is devoted to the phenomenon of social amnesia. The author considers social amnesia in dialectical unity with social and historical memory. He investigates social and historical factors, social effects and structural characteristics of social amnesia. According to author’s interpretation of social amnesia it is an instrument of a collective cultural identity social construction.

Текст научной работы на тему «Сущность и следствия социальной амнезии»

А.С. Живой

аспирант Южного федерального университета*

Сущность и следствия социальной амнезии

Социальная амнезия по аналогии с индивидуальной психологической амнезией может быть определена как забвение обществом тех или иных исторических фактов и явлений, а также, по нашему мнению, и как отторжение или уход из социальной и культурной памяти достоверной социальной оценки значимости этих явлений и фактов. В современном стремительно изменяющемся мире, пережившем и переживающем трансформации, революции и войны, все более актуальным становится изучение в социально-философском и социологическом ключе феномена социальной амнезии, способствующих ей факторов и ее последствий для общества и индивидуальной жизни людей. Одной из наиболее актуальных проблем, связанных с социальной амнезией, является проблема поддержания слабеющих социокультурных связей между поколениями, возможности их понимать и принимать ценности друг друга. Социальная амнезия сопряжена с невозможностью актуального сохранения в памяти сообщества всей полноты исторического опыта как его совокупного достояния. Она создает условия для идеологического манипулирования общественным сознанием, обеспечивая принятие искаженных трактовок прошлого.

Отношение общества к событиям собственного прошлого всегда является ценностным и оценивающим. Интерпретация прошлого выступает органической частью понимания настоящего и социального проекта будущего. Этим определяются политическая и идеологическая значимость социальной памяти и интенсивная борьба вокруг трактовки тех или иных конкретных событий и персон, их исторической роли. Именно поэтому сохранение адекватной социальной памяти имеет такое принципиальное общественное значение.

Исследователи связывают социальную амнезию с рядом объективных и субъективных факторов. Так, по мнению Г.А. Бакиевой, существенным фактором, способствующим возникновению лакун в теле социальной памяти, является состояние социума в эпоху модерна и постмодерна1. Модерное общество своим базовым принципом имело радикальное преодоление привязанности к жизненному миру прошлого, традиционным формам организации социального порядка и проживания индивидуальной человеческой судьбы. Однако оборотной стороной такого разрыва с прошлым становится социокультурная неопределен-

* Живой Андрей Сергеевич, e-mail: zhivoistg@gmail.com

1 Бакиева Г.А. Философский анализ феномена социальной памяти : автореф. дис. ... д-ра филос. наук. СПб., 2001.

ность, ослабление связей с ценностями и смыслами, составляющими сакральное основание культуры, что заставляет уже на этапе постмодерного развития в стремлении преодолеть эту тенденцию к фрагментации и атомизации общества пытаться осуществлять обратное движение - назад, к переосмыслению и реинтерпретации ранее отторгнутого содержания.

Если первая из названных тенденций чревата социальной амнезией в форме простого отрицания прошлого, то вторая не возвращает к живой и адекватной памяти о прошлом, а предлагает создавать искусственный образ прошлого на основе хаотической комбинации его разнородных элементов. Последнее тоже является вариантом социальной амнезии, более изощренным, поскольку создает видимость сохранения адекватной и объективной исторической памяти. На самом же деле образ прошлого, создаваемый культурой постмодерного общества, в значительной мере фиктивен. Как подчеркивает А.М. Кумыков, постмодерная эпоха есть эпоха памяти, «впрочем, памяти специфической, мани-пулятивной, искусственной, в которую активно вмешиваются государство и средства массовой информации, в силу чего она становится идеальной почвой для исторических и политических манипуляций»1. Под влиянием социальной амнезии происходит деструктуризация социальной памяти, которая утрачивает способность быть агентом адекватной символической репрезентации исторического прошлого. Снижается потенциал сакрального символизма, позволявший непосредственно связывать генезис и организацию сообщества с духовными ценностями его культурного ядра.

Однако в силу этой новой «непривязанности» одного к другому возрастает свобода манипулирования памятью и амнезией, превращение последней в инструмент достижения тех или иных групповых политических и идеологических целей. Согласно разработкам французского исследователя М. Оже2, имеют место намеренно конструируемые структуры, посредством которых такое манипулирование осуществляется. У Оже таких структур три. Первая из них - «возвращение» - служит инструментом освоения заново разрушенного амнезией образа прошлого. При этом данный образ «возвращается» в редуцированном и деформированном виде, позволяющем упростить смысловые ассоциации, связанные с событиями прошлого. Другая структура осуществляет манипулирование памятью посредством разрыва настоящего с прошлым и будущим. Настоящее при этом теряет опору на прошлое и перспективы на будущее, оказываясь как бы «в подвешенном состоянии», так и называется эта структура в классификации Оже. Еще одна из перечня структур социальной амнезии - «начинание заново», дающее возможность радикального разрыва с прошлым во имя идеологически обосновываемого

1 Кумыков А.М. Проблема социальной амнезии в предметном пространстве социально-философской рефлексии // Историческая и социально-образовательная мысль. 2012. № 6.

2 Augé M. Les Formes de l'oubli. P. : Éditions Payot & Rivages, 2001. P. 76-78.

проекта будущего. Обычно в процессе деформации социальной памяти участвуют все три структуры, работая на реинтерпретацию не просто общего видения прошлого и будущего, но и единого образа истории в целом.

Эпоха постмодерна с ее особенностями культурного восприятия представляет собой ключевой и наиболее масштабный исторический фактор социальной амнезии. В рамках его действия, однако, имеют место и другие, менее масштабные в социально-историческом смысле, но влиятельные и мощные факторы.

Прежде всего это те самые разрывы социокультурной преемственности, которые являются атрибутом модерного социума и в измененном виде сохраняются в обществе постмодерна. Революции, системные реформы и социетальные трансформации сопровождаются идеологическим обеспечением, суть которого состоит в концептуальном обосновании и оправдании новаций за счет и на фоне обесценивания упраздняемого социального и политического порядка. Эта идеологическая деятельность необходимо затрагивает и коренным образом изменяет интерпретацию прошлого, лежащую в основе социальной памяти1. Меняется сама концепция социальной памяти, искусственно вытесняются и подвергаются забвению определенные исторические факты и события. Закрепляется в памяти живущего поколения в качестве базового социального нарратива трактовка истории с позиции доминирующей социальной группы.

Социальная память и социальная амнезия в этом процессе исто-рико-идеологического самоописания доминирующих социальных групп предстает как один из основных инструментов. Дело в том, что саморефлексия группы осуществляется через очерчивание и акцентирование ее границ, и одним из средств такого акцентирования является интерпретация прошлого. Такая интерпретация предполагает оценивание действий и переживаний доминирующей группы через позитив за счет негативной оценки действий и переживаний других групп, позиционируемых как антигруппы. Согласно известному социологу и философу Б. Латуру, так всегда происходит процесс самосознания той или иной группы: «...Всегда, когда нужно очертить или восстановить границы группы, другие группы объявляются пустыми, архаичными, опасными, устаревшими и т.п. Всякая связь становится отчетливее в сравнении с другими конкурирующими связями»2.

Самопозиционирование социальной группы, таким образом, невозможно без позиционирования антигруппы, в том числе и относительно общего исторического прошлого. Позитивное видение доминирующей группой себя реализуется через придание негативных характеристик антигруппам и их социальной роли в истории. Это происходит в том числе

1 Волков Ю.Г. Российское общество: состояние и перспективы идеологической сферы // Социально-гуманитарные знания.2014. № 2. С. 3-28.

2 Латур Б. Пересборка социального. М., 2014.

и в значительной мере посредством искусственной социальной амнезии, основанной на вытеснении из исторической памяти свидетельств и воспоминаний, касающихся позитивной общественной роли антигрупп и дающих возможность позитивной идентификации с их образом. Изгла-живание подобных воспоминаний формирует культурную почву для комфортного самопозиционирования доминирующих групп.

Таким образом, социальная амнезия дает возможность одновременного сосуществования разных картин прошлого: картины, принадлежащей доминирующим группам, и тех воспоминаний, которые конституируют исторические конструкции, приписываемые антигруппам. За счет этого происходят избирательное блокирование или замедление одних социальных процессов и ускорение и стимулирование других1. Функциональные аспекты социальной амнезии состоят именно в возможности целенаправленно конструировать культурную рефлексию, исключая из осознания господствующего большинства исторический опыт, способный опровергнуть или поставить под сомнение доминирующую интерпретацию прошлого, а также исторических личностей, позитивный вклад которых не совпадает с негативными характеристиками антигрупп.

В то же время социальная амнезия и социальная память конфигурируются в различных группах по-разному и могут иметь совершенно неконгруэнтные очертания. В интерпретации прошлого доминирующей группы могут акцентироваться и поддерживаться в памяти события в совсем иной конфигурации, чем в памяти других групп. Особенно это касается социальных и культурных травм, пережитых в прошлом. В памяти доминирующей группы травмирующие события прошлого могут сохраняться в сглаженном, адаптированном виде или же вообще подвергнуться забвению, тогда как социальная память других групп может, напротив, предельно акцентировать эти события, делая смысловым центром своих интерпретаций истории пережитую группой травму и позиционируя членов группы в качестве активных носителей этой памяти. «Не забыть» в этом контексте означает сопротивление идеологии установления социального консенсуса с антигруппой, опирающееся на право иметь иную социальную память и не поддерживать навязываемую извне амнезию.

Групповым нарративом в такой ситуации может стать не только акцентированная память о травмирующем событии, но и ностальгия по «светлому прошлому». Такая ностальгия, хотя и, безусловно, представляет собой мифологическую концептуализацию прошлого, может обладать и более существенным функционалом, поскольку актуализирует подвергшиеся амнезии события и ценности. Тем самым ностальгия выступает инструментом противостояния социальной амнезии, стимулом удержания в памяти группы или сообщества вытесняемых событий путем сопротивления их идеологическому обесцениванию. Можно сказать,

1 Кумыков А.М. Проблема социальной амнезии в предметном пространстве...

пользуясь мифологическим образом, что ностальгический нарратив -своего рода нить Ариадны, дающая небольшой шанс выйти из состояния социального беспамятства к полноценному бытию в социокультурном пространстве, в многомерности групповых идентификационных характеристик. Полнота идентификации в социуме определяется мерой актуализированности социальной памяти. А ее дефицитарность, социальная амнезия, обрывает диахронные связи, посредством которых осуществляется родовое межгенерационное единство, способное преодолеть отчуждение атомизированного социума, дать личности ощущение социокультурной определенности и укорененности.

Ностальгический нарратив является и структурным основанием идеологии и практики традиционализма, так как его вектор направлен исключительно на прошлое и ориентирует на восстановление и реабилитацию утраченного. Его позитивный потенциал связан главным образом с тем, что он несет в себе возможности восстановления из состояния социальной амнезии не только событий и фактов, но и разорванных межпоколенных культурных связей. Такое восстановление представляет собой не что иное, как реконструкцию фрагментированной и деформированной культурной идентичности как на индивидуальном, так и на социальном уровнях. Разумеется, ностальгические тенденции социокультурной идентификации находятся в состоянии своеобразного баланса с процессами формирования новых и гибридизации старых локальных идентичностей, а эти процессы тоже интегрированы в диалектическое единство социальной памяти и социальной амнезии.

Значимость социальной памяти и амнезии для идентификационных процессов в обществе, связывающих личностно-индивидуальный и коллективный уровни идентификации, состоит прежде всего в экзистенциальном наполнении этих феноменов. Экзистенциальное содержание социальной памяти и забвения определяется тем, что и то, и другое суть проявления темпорального качества человеческой экзистенции. Человек способен идентифицировать себя как личность и социальное, соотнесенное с другими существо только во времени, что обрекает его на необходимость динамичного переосмысления и понимания своего прошлого. Память - не просто собрание воспоминаний, но основной экзистенциальный ресурс сознающей себя личности. Деформируя и редуцируя этот ресурс, можно деформировать, лишить значительной доли самосознания, буквально обезличить человека. Как отмечают исследователи, социальная память, будучи специфическим феноменом бьггия человека и человечества, представляет собой объект философского осмысления в экзистенциальном плане, направленного на поиск актуальной личностной идентичности в современном обществе. Можно представить социальную память как «трансцендентальное свойство социума, относящееся к априорным условиям постижения другого, опосредованное через особую феноменологическую рецепцию, реализующуюся, с одной стороны, в формах бытия социальной памяти, отража-

ющих модальные вариации взаимоотношений между прошлым и будущем, с другой - в герменевтическом подходе, позволяющем представить и интерпретировать содержание социальной памяти в знаковых системах»1.

Именно в прошлом человек в процессе переинтерпретации своих мыслей и действий конструирует их в контексте осознания причинно-следственных связей между своими действиями и происходящими событиями. Поэтому необходимость непрерывной работы индивидуального сознания с прошлым распространяется и на социальные отношения и действия. Социальная память - это динамическая конструкция, в рамках которой экзистенциальное содержание идентификационного поиска личности обретает соответствующую ему форму коллективной идентичности в модусе единства темпорального потока прошлого, настоящего и будущего.

Поскольку конструирование социальной памяти и социальной амнезии как ее дефицитарного компонента имеют эту экзистенциальную укорененность, оно затрагивает глубинные аксиологические слои социокультурной идентичности2. Социальная амнезия является инструментом конструирующего воздействия на эти глубинные слои. Подвергая забвению те или иные исторические события, культурные реалии, общество деформирует в нужную ему сторону конструируемую коллективную идентичность. Как пишет Ж.Т. Тощенко, «историческая память является мощным, активно действующим феноменом, который оказывает неменьшее влияние на поведение людей, чем оценка ими своего нынешнего экономического положения... Более того, можно утверждать, что именно историческая память способна усугубить или ослабить восприятие происходящих в личной и общественной жизни событий, обострить негативные характеристики, способствовать успокоению общественного и группового настроения»3.

Таким образом, социальная амнезия, как и социальная память, являет собой компонент единого процесса социокультурной рецепции прошлого. Общество может в определенные периоды своего существования по-разному интерпретировать собственное прошлое, соответственно, по-разному конфигурируя соотношение коллективной памяти и забвения. Спонтанные изменения в этих конфигурациях тоже могут происходить - ввиду того, что события текущей социальной и политической жизни оказывают влияние на самовосприятие коллективных субъектов, провоцируя те или иные идентификационные сдвиги, и тем самым питают и активизируют интерес к воспоминанию и переосмыслению забытого исторического содержания.

1 Лойко О.Т. Онтология социальной памяти : автореф. дис. ... д-ра филос. наук. Красноярск, 2004.

2 Волков Ю.Г. Гуманистическая перспектива России как общенациональная цель // Социально-гуманитарные знания. 2005. № 1. С. 3-35.

3 Тощенко Ж.Т. Манкуртизм как форма исторического беспамятства [Электронный ресурс]. М. : Новый хронограф, 2012. URL: http://toschenko.ru (дата обращения: 12.10.2013).

Живой А.С. Сущность и следствия социальной амнезии. Статья посвящена феномену социальной амнезии. Автор рассматривает социальную амнезию в диалектическом единстве с социальной и исторической памятью, исследует социально-исторические факторы и структурные характеристики социальной амнезии, ее социальные следствия. В интерпретации автора социальная амнезия - инструмент социального конструирования коллективной культурной идентичности.

Ключевые слова: социальная амнезия, социальная память, идентичность, социальное конструирование.

Zhivoy A.S. Essence and effects of social amnesia. The article is devoted to the phenomenon of social amnesia. The author considers social amnesia in dialectical unity with social and historical memory. He investigates social and historical factors, social effects and structural characteristics of social amnesia. According to author's interpretation of social amnesia it is an instrument of a collective cultural identity social construction.

Keywords: social amnesia, social memory, identity, social construction.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.