Научная статья на тему 'Суд с участием присяжных заседателей'

Суд с участием присяжных заседателей Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
931
168
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Булеулиев Б. Т.

В статье рассматриваются аспекты становления и развития судопроизводства с участием присяжных заседателей, как принципиально нового для казахстанского общества явления.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE COURT WITH PARTICIPATION OF JURYMEN

The article deals with aspects of the formation and development of legal proceedings with participation of jurymen, as a conceptually new for the Kazakhstan society of the phenomenon.

Текст научной работы на тему «Суд с участием присяжных заседателей»

ПРАВО

СУД С УЧАСТИЕМ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ

Булеулиев Б.Т.

В статье рассматриваются аспекты становления и развития судопроизводства с участием присяжных заседателей, как принципиально нового для казахстанского общества явления.

THE COURT WITH PARTICIPATION OF JURYMEN

B.T. Buleuliеv

The article deals with aspects of the formation and development of legal proceedings with participation of jurymen, as a conceptually new for the Kazakhstan society of the phenomenon.

О суду с участием присяжных заседателей среди казахстанских ученых и практиков до сих пор ведется спор о необходимости, целесообразности и справедливости данного института. Однако современное введение суда с участием присяжных заседателей происходит в масштабах правовых реформ, направленных на дальнейшую демократизацию и упрочение стабильности и правозаконности в обществе и государстве. Так, профессор И.И. Рогов назвал введение в Казахстане суда с участием присяжных заседателей одной из мер для всесторонней реализации основополагающих принципов уголовного судопроизводства, направленных на защиту прав и свобод человека [1, с. 4].

Целью данного политико-правового шага является воссоздание суда как самостоятельного независимого органа власти, восстанавливающего нарушенные права и воплощающего идею справедливости, беспристрастности, объективности. Фактически суд с участием присяжных заседателей является единственным органом власти с народным участием, т.е. только в данном случае со всей полнотой реализуется конституционный принцип понимания народа как единственного источника власти в государстве.

Введение в Казахстане суда с участием присяжных заседателей дает основание ут-

верждать, что данная модель уголовного судопроизводства является перспективной формой народного участия в отправлении правосудия и заслуживает дальнейшего развития на основе глубокого теоретического и практического анализа с учетом накопленного опыта. Влияние присяжного судопроизводства благоприятно сказывается в целом на правовой культуре общества, на доверии к судебной власти, на самосознании наших соотечественников. Так или иначе, суд с участием присяжных заседателей - это веление и мировой практики народовластия, и тенденций отечественного построения правового государства. В то же время необходимо признать, что присяжное судопроизводство имеет в качестве законодательной основы не до конца совершенные нормативные правовые акты. Таким образом, возникла реальная необходимость научной проработки практики суда с участием присяжных заседателей в Республике Казахстан с тем, чтобы на его основе выработать рекомендации к его совершенствованию.

Для адекватного отражения и полноты восприятия излагаемого нами материала мы структурировали его в соответствии с Разделом 13 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан [2], регламентирующего производство по делам с участием присяжных заседателей.

Еще раз отметим, что актуальность введения суда с участием присяжных заседателей в нашей стране продиктована целым рядом обстоятельств. Это, прежде всего, реализация демократического принципа народного участия в осуществлении правосудия. Во-вторых, это обеспечение транспарентности судопроизводства. В-третьих, назовем полноту реализации принципов уголовного процесса - состязательности и равенства сторон, презумпции невиновности. В-четвертых, это обеспечение прав участников уголовного судопроизводства. В-пятых, укажем на требовательность в допущении доказательств. В-шестых, устранение обвинительного уклона уголовного судопроизводства. В-седьмых, это осуществление суда как по закону, так и по справедливости. В-восьмых, социальная, воспитательная, моралеобразующая функция суда с участием присяжных заседателей. В-девятых, повышение требований к качеству подготовки и проведения судебного заседания.

Статья 543 УПК Республики Казахстан определяет подсудность дел суду с участием присяжных заседателей. Законодатель установил, что обвиняемый может обращаться к суду присяжных в случаях совершения наиболее тяжких преступлений, в том числе преступлений против мира и безопасности, против правосудия и других.

Б. Шнарбаев справедливо подчеркивает, что из 17 указанных в статье преступлений реально совершаются убийства при отягчающих обстоятельствах и посягательства на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное следствие [3, с. 20]. Этот круг был очерчен Президентом Республики Н.А. Назарбаевым, который еще в 2001 году, выступая на III съезде судей Республики Казахстан, в качестве приоритетной задачи назвал реализацию на практике предусмотренного Конституцией РК принципа отправления правосудия с участием присяжных заседателей. Начать он предложил с тяжких преступлений, по которым предусматривается смертная казнь [4, с. 1].

1ев Б.Т.

По данному аспекту мы считаем целесообразным внести ряд авторских предложений:

Во-первых, предлагаем ограничить и не распространять подсудность судов с участием присяжных заседателей на дела о шпионаже, разжигании межнациональной розни, половым преступлениям, дабы исключить «агрессию улицы» и защитить государственные интересы и секреты.

Во-вторых, предлагается рассмотреть возможность участия присяжных в рассмотрении уголовных дел, по которым могут приниматься решения о помещении лиц в психиатрический стационар с целью применения принудительных мер медицинского характера.

В-третьих, в целях транспарентности предлагаем подумать над передачей в компетенцию суда присяжных дел о коррупционных преступлениях, так как рассмотрение дел о преступлениях высокопоставленных должностных лиц с участием представителей народа исключило бы различные кривотолки.

В-четвертых, видится целесообразным расширить подсудность судов с участием присяжных заседателей на уголовные дела в отношении несовершеннолетних. Здесь мы солидарны с К. Халиковым [5, с. 45-47] и А.А. Темербековым [2, с. 7] и считаем целесообразным включать в коллегию присяжных заседателей по делам в отношении несовершеннолетних лиц, имеющих опыт работы с молодежью (воспитатели, педагоги, психологи и т.д.).

В-пятых, предлагаем включить в список преступлений, дела по которым подсудны суду с участием присяжных заседателей, терроризм (ст. 223 УК Республики Казахстан). Это преступление затрагивает самые глубинные основы общества, количество жертв террора может превышать тысячи человек. Напомним, что дело о преступлении в г. Нью-Йорке 11 сентября 2001 года рассматривалось судом присяжных [6].

Далее мы переходим к рассмотрению статьи 544 УПК Республики Казахстан. В

ней законодатель оговаривает состав суда с участием присяжных заседателей. Судя по материалам ОБСЕ, не всегда роль второго судьи понималась и исполнялась верно и полно. Так, «... в ходе 14 из 28 процессов вторые судьи активно участвовали в рассмотрении дел. Иногда активность вторых судей распространялась на обязанности и права председательствующего. Например, в трех процессах вторые судьи вопреки положениям ч. 3 ст. 562 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан оглашали вопросы, поступившие от присяжных заседателей» [7, с. 47]. Более того, второй судья участвовал в принятии председательствующим решения о самоотводе кандидатов в присяжные, в том числе после совещания и в совещательной комнате, в трех случаях [9, с. 36]. Также наблюдателями, напротив, приводились факты халатного отношения второго судьи к своим процессуальным обязанностям. Так, они «читали газету», «несколько раз говорили по сотовому телефону», «знакомились с каким-то делом и бумагами», «изучали материалы другого уголовного дела и делали из них выписки» и т.п. [9, с. 47].

На наш взгляд, пока переходить к ведению уголовного судопроизводства с участием присяжных заседателей только одним судьей означает обречь всех участников процесса на неизбежные недочеты. Поэтому мы вносим конкретное предложение: на базе Верховного Суда Республики Казахстан при активном содействии БДИПЧ ОБСЕ ежеквартально проводить недельные курсы повышения квалификации судей, участвующих в осуществлении уголовного судопроизводства с участием присяжных заседателей, на которых будут анализироваться наиболее часто встречающиеся недочеты, допускаемые всеми участниками процесса ошибки, разрабатываться рекомендации по их устранению и недопущению. Это возможно сделать в рамках действующего проекта ЮСАИД «Содействие судебной системе Казахстана» и проекта Германского

общества по техническому сотрудничеству «Поддержка правовой и судебной реформы в странах Центральной Азии» [8, с. 24].

Что касается количественного состава коллегии присяжных заседателей, то здесь мы принципиально согласимся с профессором М.Ч. Когамовым, который справедливо полагает, что чем больше присяжных, тем больше их решение по конкретному уголовному делу будет вызывать доверие. Если количество присяжных уменьшить, например, до восьми, уровень доверия к судебному решению будет значительно ниже, что может дискредитировать саму идею суда с участием присяжных заседателей [9, с. 2].

Есть у нас собственные взгляды и на формулировку статьи 545 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан, регламентирующей недопустимость воздействия на присяжного заседателя. По нашему убеждению, круг лиц, которым на протяжении всего судебного разбирательства с участием присяжных заседателей запрещается вступать в контакт с присяжными заседателями, участвующими в рассмотрении этого дела, должен быть расширен и распространен на всех аффилированных с участниками процесса лиц - родных, близких и т.д., так как это закреплено в п. 2 ч. 2 ст. 17 Закона Республики Казахстан «О присяжных заседателях».

Очень важный вопрос затронут в статье 546 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан. Прежде всего, назначение главного судебного разбирательства с участием присяжных заседателей должно зависеть от волеизъявления самого обвиняемого. Такой подход, на наш взгляд, наиболее полно обеспечит выполнение положения Конституции о доступе граждан к правосудию, судебной защите их прав и свобод, а также о естественном праве каждого человека быть судимым судом равных.

У граждан должен быть выбор, считает профессор М.Ч. Когамов. Если у кого-то из подсудимых сложилось предубеждение про-

тив судей, то у них должна быть реальная возможность доверить свою судьбу представителям народа - присяжным [10, с. 1]. Нельзя одним обвиняемым предоставлять право на рассмотрение дела с участием присяжных, а другим устанавливать запрет. Если целью введения судопроизводства с участием присяжных является необходимость укрепления гарантий прав человека от необоснованного осуждения, то почему же тогда такое право должно предоставляться только тем, кто обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления? Однако нельзя забывать о том, что решение обвиняемого о проведении суда в составе только профессионального судьи также является его волеизъявлением и реализацией права на судебную защиту своих прав.

Здесь можно выделить несколько ключевых моментов, по которым нам хотелось бы высказать собственное мнение.

Во-первых, основанием для назначения суда с участием присяжных заседателей является исключительно личное ходатайство обвиняемого. Однако следует учитывать, что согласно статье 32 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан дела, подсудные суду с участием присяжных заседателей, относятся к делам публичного преследования и обвинения. Поэтому, на наш взгляд, должно быть учтено и мнение потерпевшего о необходимости назначения суда с участием присяжных заседателей. Мы считаем, что в особенности это касается преступлений, предусмотренных статьями 96, 367, 368, 369, 373, 374, 375, 380 УК Республики Казахстан.

Во-вторых, считаем уместным, не снимая со следователя обязанности на всех стадиях предварительного следствия разъяснять обвиняемому его право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, обязать именно судью фиксировать согласие либо отказ подсудимого на данный факт. Это логично, так как все действия, сопряженные с подготовкой и про-

1ев Б.Т.

ведением уголовного процесса с участием присяжных заседателей, выполняются именно данным судьей и судебным секретарем.

Статья 550 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан определяет порядок подготовки и проведения случайной выборки кандидатов в присяжные заседатели для участия в судебном разбирательстве. Из существа статьи ясно, что случайную выборку осуществляет секретарь судебного заседания из находящихся в суде единого и запасного списков. В то же время Закон Республики Казахстан «О присяжных заседателях» дает четкую дефиницию термина «случайная выборка» - «отбор граждан из предварительного списка кандидатов в присяжные заседатели с использованием технологий, позволяющих обеспечить случайность такого отбора» [11, с. 3]. Здесь и далее в статье 6 под субъектом случайной выборки предполагается местный исполнительный орган [13, с. 4].

Здесь нам видится необходимым указать на два момента, которые требуют своего незамедлительного решения.

Во-первых, требуется законодательное закрепление за секретарем судебного заседания права, а по возможности и обязанности проводить случайную выборку по параметрам соответствия требованиям законодателя.

Во-вторых, представляется необходимым установить единые параметры технологии случайной выборки.

Дело в том, что только случайность выборки может обеспечить беспристрастность и адекватность правосудия с участием присяжных заседателей. Здесь видится уместным напомнить пример из древнегреческой гелиэи, где жеребьевка представлялась наиболее правильным способом отбора гелиастов и обеспечивала непредвзятость и справедливость суда.

Нам представляется, что случайная выборка должна быть компьютеризированной и доступной каждому грамотному пользо-

вателю ПК. По данному принципу мы предлагаем для случайной выборки использовать функцию случайных чисел в Microsoft Excel, которая установлена на каждом компьютере с операционной средой Windows и входит в стандартный набор требований к пользователю ПК.

Статья 559 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан регламентирует права, обязанности присяжного заседателя и ограничения в действиях, связанных с рассмотрением дела. Здесь законодатель установил несколько важных моментов, которые нам также представляются немаловажными:

1. Как и все прочие участники судебного процесса, присяжный заседатель обязан соблюдать порядок в судебном заседании, подчиняться законным распоряжениям председательствующего, являться в указанное судом время для исполнения своих обязанностей, а в случае невозможности явиться в суд заранее оповестить председательствующего о причинах неявки. Здесь процессуально присяжный заседатель уравнен в обязанностях с такими участниками судебного процесса, как эксперт, специалист, переводчик.

2. В то же время присяжный заседатель наиболее ограничен в своих правах, так как он не может отлучаться из зала судебного заседания во время слушания дела; вступать в контакт во время слушания дела по делу с лицами, не входящими в состав суда; без разрешения председательствующего самостоятельно собирать сведения в ходе разбирательства дела вне судебного заседания; разглашать сведения об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с его участием в закрытом судебном заседании; а также нарушать тайну совещательной комнаты. Эти ограничения направлены не на ущемление прав присяжного заседателя как полноправного участника судебного процесса, но на соблюдение принципов уголовного судопроизводства, таких как обеспечение уважения чести и достоинства лич-

ности, презумпция невиновности и других. Это также указывает на процессуальную важность присяжного заседателя по отношению к прочим участникам судебного процесса.

3. В то же время законодатель за невыполнение присяжным заседателем обязанностей, а также несоблюдение ограничений, предусмотренных настоящей статьей, не предусмотрел конкретного вида и объема ответственности. Не указано на это и в Законе «О присяжных заседателях». На наш взгляд, это является значительным недочетом, поскольку возможность отстранения присяжного заседателя председательствующим от дальнейшего участия в рассмотрении дела, предусмотренная за невыполнение присяжным заседателем обязанностей, а также несоблюдение законных ограничений может использоваться отдельными недобросовестными либо несознательными присяжными заседателями как лазейка для освобождения от несения процессуальных функций.

Необходимость конкретизации и ужесточения ответственности присяжного заседателя за невыполнение или ненадлежащее выполнение своих обязанностей подтверждается данными наблюдателей ОБСЕ. Так, в ходе 11 из 30 посещенных заседаний по отбору кандидатов в присяжные заседатели явка последних была чрезвычайно низкой - 34 из 150 вызванных, 25 из 150, 28 из 90, 31 из 61, 35 из 60, 42 из 70, 35 из 45, 37 из 40 [9, с. 29-30]. Более того, в трех случаях в суд прибыло менее 25 положенных кандидатов (17, 11, 11), что противоречит ч. 2 ст. 549 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан и автоматически делает данное заседание нелегитимным. Как одну из причин наблюдатели указывают недостаточную информированность или несознательность граждан [9, с. 30]. На наш взгляд, следует внести изменения в статью 514-1 Кодекса Республики Казахстан об административных правонарушениях и

установить ответственность присяжного заседателя не только за неявку в суд, но и за невыполнение или ненадлежащее выполнение своих обязанностей и установить наказание в виде административного штрафа в размере двадцати месячных расчетных показателей.

Одна из наиболее важных статей главы 60 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан это статья 562. Именно она регламентирует специфику судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей.

Прежде всего, из этапов судебного разбирательства исключены такие стадии, как предъявление для опознания, освидетельствование, проверка и уточнение показаний на месте, производство эксперимента, получение образцов (ст. 360 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан) и ограничение исследования доказательств (ст. 361 УПК Республики Казахстан). На наш взгляд, ограничение круга доказательств, вносимое государственным обвинителем и стороной защиты, действительно соответствует ч. 5 ст. 548, ч. 3 ст. 549, ч. 2, 3 ст. 560 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан.

А вот что касается содержательной стороны статьи 360 УПК РК, позволим себе не согласиться с законодателем, который одновременно позволяет присяжным заседателям: «1) участвовать в исследовании рассматриваемых в суде доказательств с тем, чтобы получить возможность самостоятельно по своему внутреннему убеждению оценить обстоятельства дела и дать ответы на вопросы, которые будут поставлены перед коллегией присяжных заседателей; 2) задавать через председательствующего вопросы участникам процесса; 3) участвовать в осмотре вещественных доказательств, документов, в производстве осмотров местности и помещения, во всех других действиях в судебном следствии; 4) обращаться к председательствующему за разъяснениями норм законодательства, а также содержания

ев Б.Т.

оглашенных в судебном заседании документов и по другим непонятным для него вопросам, относящимся к делу», и в то же время ограничивает их право присутствия на предъявлении для опознания, освидетельствовании, проверке и уточнении показаний на месте, производстве эксперимента, получении образцов в ходе судебного следствия. Нам видится логичным изложить ч. 1 ст. 562 УПК РК в следующей редакции: «Судебное следствие в суде с участием присяжных заседателей проводится в порядке, установленном статьями 345-360, 362 настоящего Кодекса».

Часть 2 анализируемой статьи содержит прямой запрет государственному обвинителю на упоминание об обстоятельстве, фактически не подлежащем рассмотрению присяжными заседателями. Однако здесь нам видится два недочета законодателя: во-первых, данный запрет должен быть распространен не только на государственного обвинителя, но и на всех участников уголовного процесса без исключения, как-то: защитник, свидетель, эксперт, специалист и другие.

Во-вторых, на наш взгляд, в круг недопустимых к оглашению фактов не может быть отнесен только факт судимости подсудимого. Здесь также должны быть обозначены обстоятельства, связанные с прежней судимостью подсудимого, о признании его хроническим алкоголиком или наркоманом, а также иные обстоятельства, способные вызвать в отношении подсудимого предубеждение присяжных заседателей. Следовательно, мы предлагаем ч. 2 ст. 562 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан изложить в следующей редакции: «2. Государственный обвинитель, подсудимый, потерпевший, сторона защиты, свидетели, эксперты, специалисты и иные участники судебного следствия не вправе упоминать о фактах судимости, обстоятельствах, связанных с прежней судимостью подсудимого, о признании его хроническим алкоголиком или наркоманом, а

также иные обстоятельства, способные вызвать в отношении подсудимого предубеждение присяжных заседателей», а ч. 6, соответственно, исключить.

Весьма сложным вопросом явилась реализация статей 565 и 566 УПК Республики Казахстан.

Главное обстоятельство, способствовавшее возникновению затруднений при составлении вопросного листа, стало полное отсутствие опыта подобной практики у представителей судейского корпуса. Наиболее распространенными ошибками были следующие:

1. Использование сложной, путаной юридической («протокольной») терминологии, которая затрудняла понимание присяжными заседателями сущность вопроса и, соответственно, препятствовала выработке верного ответа. Вообще даже российский опыт показал, что присяжным для ответа на вопросы, поставленные в вопросном листе, особенно если речь идет о нескольких подсудимых, нескольких эпизодах, статьях и т.п., необходимы разъяснения судьи. Непонимание некоторых вопросов приводит к тому, что присяжные начинают путаться, дают противоречивые ответы. Практика подсказывает, что все-таки тогда, когда они отвечают на вопросы чисто фактически, присутствие судьи было бы полезно [12, с. 22].

2. Использование при формулировке вопросов материалов обвинения в ущерб материалам зашиты, что приводит к перекосу в изложении текста вопроса.

3. Нарушения процессуальной формы (порядка) составления и обсуждения вопросного листа.

4. Использование заранее подготовленных вопросных листов.

5. При формировании вопросного листа не учитывалось мнение сторон.

6. При формировании вопросного листа не учитывались материалы прений [9, с. 53-54].

Таким образом, проблема реализации статей 565 и 566 Уголовно-процессуального ко-

декса Республики Казахстан требует своей научно-теоретической проработки с учетом нарабатываемой судами практики. Здесь автором предлагается провести на страницах научно-периодической печати обсуждение подготовки единого образца (бланка) вопросного листа с унифицированными, стандартизированными, понятными дилетанту терминами, в который бы вписывались только конкретные данные (ФИО подсудимого, пострадавшего и т.п.).

Те же самые проблемы присущи и такой важной части главного судебного разбирательства с участием присяжных заседателей, как обращение председательствующего судьи к присяжным заседателям перед удалением в совещательную комнату (ст. 567 УПК РК). По данным наблюдателей ОБСЕ, порой председательствующий просто зачитывал правовые термины и сложные юридические формулировки из УК Республики Казахстан, не давая им должного разъяснения [9, с. 55].

Вопреки четким указаниям статьи 567 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан на содержание обращения, председательствующие судьи опускали те или иные важные моменты. По мнению экспертов ОБСЕ, «неполное обращение председательствующего может повлечь вынесение неправосудного приговора вследствие неверного понимания присяжными таких важных вопросов, как, например, правила оценки доказательств. Требования объективности обращения проявляются в том, что председательствующий напоминает присяжным заседателям об исследованных в суде доказательствах как уличающих подсудимого, так и оправдывающих его, и излагает позиции государственного обвинителя и защиты. Только соответствующее всем этим требованиям обращение поможет присяжным заседателям объективно разрешить уголовное дело и вынести справедливый приговор» [9, с. 55].

Исходя из вышеизложенного, подчеркнем, что данные предложения выносятся

Булеулиев Б.Т.

нами на научную полемику как в Казахстане, так и за его пределами. Автор надеется, что актуальнейшая сегодня тема народного участия в осуществлении правосудия не ос-

тавит равнодушными судей, адвокатов, прокуроров и всех тех, кто заинтересован в совершенствовании правовой системы нашей страны.

ЛИТЕРАТУРА

1. Рогов И.И. Приветственное слово Председателя Конституционного Совета Республики Казахстан участникам «круглого стола» «Десять лет Уголовно-процессуальному кодексу Республики Казахстан: состояние, проблемы и перспективы развития» // Вестник Национального университета им. Аль-Фараби. 2008. №2 (46). С. 4-5.

2. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан. Алматы: Юрист, 2012. 208 с.

3. Шнарбаев Б. Суд с участием присяжных заседателей и вопросы смертной казни // Тураби. 2006. №4. С. 18-24.

4. Назарбаев Н.А. Чтобы суд означал справедливость. Выступление Президента Республики Казахстан на III съезде судей Казахстана // Казахстанская правда. 2001. №134-135. 7 июня. С. 1.

5. Халиков К. Выступление на международной научно-практической конференции «Вопросы и пути реализации создания института присяжных в Республике Казахстан» (Алматы, 25-26 ноября 2002 г.) // Предупреждение преступности. 2003. №1. С. 45-47.

6. http://www.podrobnosti.ua/accidents/2004/12/07/163879.html.

7. Отчет по результатам мониторинга судопроизводства с участием присяжных заседателей в Республике Казахстан в 2007 году, подготовленный по итогам одноименного годичного проекта БДИПЧ ОБСЕ (Для предварительного обсуждения). Алматы, 2008.

8. Сагидан А.Ж. Профессиональная подготовка судей в Казахстане: практика и перспективы // Научный мир Казахстана. 2008. №1 (17). С. 21-26.

9. Когамов М. Справедливость, доверие и компетентность // Казахстанская правда. 2005. №12. 19 января. С. 2.

10. Когамов М. Суд присяжных: какая модель предпочтительнее // Юридическая газета. 2005. №203. 3 ноября. С. 1.

11. Закон Республики Казахстан «О присяжных заседателях» от 16 января 2006 года №121-111 // Мир закона. 2006. №2 (75). С. 3-6.

12. Алексеева Л.Б. Выступление на международной научно-практической конференции «Вопросы и пути реализации создания института присяжных в Республике Казахстан // Предупреждение преступности. 2003. №1. С. 22.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.