Научная статья на тему 'Столыпин трагедия реформ'

Столыпин трагедия реформ Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1071
236
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Кочанов М. А., Корнеев А. Ф.

Автор стремится понять глубинную сущность, уходящую корнями в многовековую историю России и накопившую колоссальный потенциал, позитивный характер которого облегчит напряжение накопившихся противоречий.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The tragedy of Stolypin's reforms

The author strives to understand the deep essence of reforming rooted in the centuries-old history of Russia and having accumulated the enormous potential, the positive character of which might lessen the pressure of the existing contradictions.

Текст научной работы на тему «Столыпин трагедия реформ»

Столыпин - трагедия реформ

М.А. Кочанов, д.э.н., А.Ф. Корнеев, к.э.н.

ВНИЭТУСХ, РАСХН

Оглядываясь в прошлое, приходится признать, что во всей многовековой истории России лишь единицы из сонма государственных деятелей оставили в народной памяти столь значительный след, как П.А. Столыпин. Имена других вспоминают лишь на уроках истории, да и то чаще всего потому, что в своей деятельности им удалось соприкоснуться во времени с гениями. Имя Столыпина заняло прочное место в памяти народной -«столыпинская реформа», «столыпинская реакция», «столыпинский вагон», «столыпинские галстуки» еще долго будут украшать речи наших доморощенных риторов, и по крайней мере, за это они должны быть благодарны Петру Аркадьевичу. Интерес к личности Столыпина в данном случае вызывается отнюдь не тем, что он изобрел или хотя бы впервые использовал указанные определения. В самом деле, автором «столыпинской реформы» является тогдашний министр финансов С.Ю. Витте, а уж в части «реакции» и «галстуков» Россию до- и послестолыпинскую трудно чем-нибудь удивить. Возможно и имя Столыпина кануло бы в Лету, если бы не отрезок времени, в котором Петру Аркадьевичу довелось быть премьер-министром. Вот уж поистине: «Блажен кто посетил сей мир в его минуты роковые». Время власти потребовало лидера, человека, который не только разрабатывал бы проекты законодательных актов, пусть даже грамотных, сво-

евременных и необходимых России, но и имел волю их реализовать. В начале прошлого века абсолютное большинство членов правительства, Государственной Думы и Государственного Совета отличались непрофессиональной страстью к краснобайству и манией собственной значимости. Безусловно, были личности не-ординарные, одаренные, в частности, уже указанный выше С.Ю. Витте, автор «столыпинской реформы» и курса на валютную стабилизацию, основные положения которого были затем использованы при введении «золотого червонца» уже в период советской власти, однако в силу ряда причин, объективного и субъективного характера, не сыгравшие той роли в экономической политике России, которую они могли бы сыграть.

П.А. Столыпин же был человек дела и здравого смысла. «Порядок и реформа», «сначала успокоение - потом реформы» - вот лозунги, которые он целенаправленно и упорно стремился реализовать на практике. Убежденный монархист, он тем не менее проводил в жизнь управленческие реформы, которые так или иначе вводили в рамки власть монарха, убежденный националист ратовал за предоставление евреям равных прав с другими народами и народностями России.

В чем же причина, что деятельность умного, образованного, волевого, независимого и обладающего храбростью человека так бесславно провалилась? В данном случае речь идет не только о времени, когда он был премьером, - революция, противоречия монархического строя, крайне

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ

обострившиеся из-за личных характеристик царя. Скорее следует проанализировать тот факт, почему реформы не могли осуществляться по сценарию Столыпина. По-видимому, основная причина провала реформ кроется в том, что Петр Аркадьевич Столыпин, как это не покажется удивительным, не знал русского народа, роль которого он всегда и совершенно справедливо ставил во главу угла, говоря о реформах в России. Наши реформы для того, чтобы быть жизненными, должны черпать свою силу в русских национальных началах.... «К каким русским корням, нашему русскому стволу нельзя прикреплять. Какой-то кривой чужеродный цветок пусть расцветет и приживется под взаимодействием верховной власти и даровитого его представительного строя» (Новое время. По книге Столыпина П. А. С.311. - 1911. 6 сент.)[1].

Несмотря на то, что сам П. А. Столыпин был крупным помещиком, умозаключения о крестьянстве, которое составляло подавляющую часть населения страны, из которого опять подавляющая часть была неграмотной, основаны лишь на литературных источниках и анализе мнений людей столь далеких от истинных чаяний крестьянства, как и он сам. Об этом аспекте крестьянского образа жизни писал А.Н. Энгельгардт, при этом прожив в деревне значительное число лет, непосредственно занимаясь организацией крестьянского хозяйства. Он увидел основные противоречия крестьянского уклада жизни, в частности, консервативный характер мышления, нежелание жить чужим умом, обусловленные клубком взаимоувязанных, взаимозависимых элементов производственных отношений. К ним в полной мере может быть отнесено высказывание древних греков: «Истину нельзя понять, ее надо выстрадать».

Столыпин же был весьма далек от этого, да и неудивительно, род Столыпиных был известен с XVI века, отец Петра Аркадьевича - генерал-адъютант, мать - урожденная княгиня Горчакова, жена - дочь почетного опекуна О.Б. Нейд-гарта, учился он на физико-математическом факультете Петербургского университета, служил в министерствах государственных имуществ и внутренних дел и, по существу, он не мог быть знаком с центральным вопросом реформы, ее основой - крестьянством - достаточно близко. Отсюда и отношение к крестьянам, которое, по-видимому, наиболее точно выразил С.Ю. Витте: «На крестьянское население, которое, однако, составляет громаднейшую часть населения, установился взгляд, что они полудети, которых он будет опекать, но только в смысле их поведения и развития, но не желудка. Забота о детях сводится главным образом к заботам о питании, но крестьянин ведь младенец своеобразный (последнее слово на французском) - его дело питать[2].

Увы, Столыпин не оценил этой позиции и этой

иронии по достоинству и вот: ставить в зависимость от доброй воли крестьян момент ожидаемой реформы, рассчитывать, что при подъеме умственного развития населения, которое наступит неизвестно когда, жгучие вопросы разрешатся сами собой, - это значит отложить на неопределенное время проведение тех мероприятий, без которых немыслима ни культура, ни подъем доходности земли, ни спокойное владение земельной собственностью»[3]. Отсюда можно сделать вывод еще об одной черте характера П.А. Столыпина - нетерпение и непримиримость, желание подтолкнуть, подхлестнуть реформу и историю -«оговариваюсь вперед, что недомолвок не допускаю и полуправды не признаю». Совершенно справедливо мнение, высказанное историком П.Н. Зыряновым: «Столыпин был «приказчиком» царя и помещиков, но при всех своих отнюдь не исключительных качествах, все же видел горизонт дальше и глубже своих «хозяев». Трагедия Столыпина состояла в том, что они не захотели иметь «приказчика», превосходящего их по личным ка-чествам[4], следует добавить - но не захотел его иметь «приказчиком» и весь русский народ.

«История учит нас тому, что ничему не учит», и вот она повторяется и на сей раз в виде фарса, к сожалению, без своего Столыпина. Тот же беспомощный, растерявшийся и ориентирующийся на чужое мнение верховный правитель, говорливая и, под собственный гомон, устраивающая свои дела Дума, правительство и многочисленные министерства и ведомства с увлечение и упорством, достойным иного применения, в полном соответствии с законом Паркинсона, работающими сами на себя. Еще сто лет назад П.А. Столыпин призывал: «На правительстве лежит святая обязанность охранять спокойствие и законность». Все меры принятые в этом направлении, необходимы для развития самих реформ /1, С. 27/, и далее: «преобразованное по воле монарха отечество наше должно превратиться в государство правовое» [1].

Приведенные сравнения, как и любые другие, безусловно односторонние. В данном случае важно, однако, не то, насколько сравнимы проблемы столетней давности с современными, а стремление понять их глубинную сущность, уходящую корнями в многовековую историю России и накопившую колоссальный потенциал, позитивный характер которого должен облегчить напряжение накопившихся противоречий.

Литература

1. Столыпин П.А. Нам нужна Великая Россия. — М.: Мол. гвардия, 1991. — С.27—51.

2. Витте С.Ю. Избранные воспоминания. — М.: Мысль, 1991. — С.508.

3. Изгоев А. П.А. Столыпин. Очерк жизни и деятельности. — М., 1912. - С.161.

4. Зырянов П.Н. Столыпин без легенд // Историки отвечают на вопросы. — М., 1990. — С.133.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.