Научная статья на тему 'Становление советских органов здравоохранения на Урале и их роль в преодолении эпидемий в регионе в годы революции и Гражданской войны (1917 – начало 1921 гг. )'

Становление советских органов здравоохранения на Урале и их роль в преодолении эпидемий в регионе в годы революции и Гражданской войны (1917 – начало 1921 гг. ) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
727
97
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
здравоохранение / медицина / Урал / эпидемии / санитария / Наркомздрав / здравотдел / Губчекатиф / Губчекахол / public healthcare / medicine / the Urals / epidemics / sanitation / People’s Commissariat of Health (Narkomzdrav) / health department / Provincial Emergency Commission for Typhus (Gubchekatif) / Provincial Emergency Commission for Cholera (Gubchekakhol)

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Д. Л. Островкин

В статье, на основе данных из федеральных и региональных архивов, анализируется государственная политика Советского правительства в период своего становления по отношению к органам здравоохранения на Урале. Автор проводит обзор изменений в управлении сферой здравоохранения в годы Октябрьской Революции и Гражданской войны. Именно в этот период эпидемии в Уральском регионе приобретают характер пандемий, т.е. эпидемий, охватывающих население значительной части региона. Организация мероприятий по ликвидации повышенного уровня заболеваемости была сопряжена с большими трудностями. Органы здравоохранения, в условиях нехватки медицинского персонала, медикаментов, удовлетворительной инфраструктуры, общенациональной разрухи, Гражданской войны, вынуждены были в кратчайшие сроки развернуть сеть противоэпидемических мероприятий. Прежде всего, первоначально, организовывались чрезвычайные комиссии, эпидемиологические отряды, строились бараки для заразных больных. Органы здравоохранения впервые в своей истории приступили к методу поголовного прививания населения от различных болезней. К борьбе с различными эпидемиями был привлечен весь имевшийся кадровый состав органов здравоохранения, в том числе на основе трудовой повинности. Большое внимание стало уделяться оздоровлению условий труда и быта, санитарной обстановке в губерниях Урала. В результате совместных усилий советско-партийных органов, медицинской общественности, общественных организаций удалось добиться немалых успехов в преодолении санитарно-эпидемического кризиса. Так, уже к середине 1921 г. пик эпидемической заболеваемости в регионе такими болезнями как тиф, холера, натуральная оспа идет на спад.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

FORMATION OF SOVIET HEALTH AUTHORITIES IN THE URALS AND THEIR ROLE IN TACKLING THE EPIDEMICS IN THE REGION DURING THE REVOLUTION AND CIVIL WAR (1917– EARLY 1921)

Using federal and regional archives, the author of the article analyzes the state policy of the Soviet government at the early stage of its formation towards health authorities in the Urals and gives an overview of the changes occurred in the management of the healthcare system during the October Revolution and Civil War. It was precisely the time that epidemics grew into pandemics spreading among the largest part of the population in the Ural region. The organization of measures for eradicating high incidence rates was beset with great difficulties. As soon as possible, health authorities had to undertake a complex of antiepidemic measures under conditions of insufficient medical staff, drugs and infrastructure facilities. First of all, emergency commissions and epidemiological teams were organized and barracks for infectious patients were built. For the first time in their history, healthcare authorities launched mass vaccinations against different diseases. All medical professionals were recruited for fighting against epidemics, often in terms of compulsory labour service. Great attention was paid to improving life conditions and sanitary situation in the Ural provinces. Joint efforts of Soviet authorities, medical communities and social organizations made it possible to achieve considerable success in overcoming the sanitary and epidemiological crisis. Thereby the peak of the epidemiological incidence rate of such diseases as typhus, cholera, smallpox and others subsided by mid-1921.

Текст научной работы на тему «Становление советских органов здравоохранения на Урале и их роль в преодолении эпидемий в регионе в годы революции и Гражданской войны (1917 – начало 1921 гг. )»

УДК 93/94

DOI: 10.24411/1728-5283-2019-10310

СТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКИХ ОРГАНОВ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ НА УРАЛЕ И ИХ РОЛЬ В ПРЕОДОЛЕНИИ ЭПИДЕМИЙ В РЕГИОНЕ В ГОДЫ РЕВОЛЮЦИИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (1917 - НАЧАЛО 1921 ГГ.)

© Д.Л. Островкин,

кандидат исторических наук, старший преподаватель, Уральский государственный педагогический университет, проспект Космонавтов, 26, 620017, г. Екатеринбург, Российская Федерация, электронная почта: ostrovkin.denis@yandex.ru

В статье, на основе данных из федеральных и региональных архивов, анализируется государственная политика Советского правительства в период своего становления по отношению к органам здравоохранения на Урале. Автор проводит обзор изменений в управлении сферой здравоохранения в годы Октябрьской Революции и Гражданской войны. Именно в этот период эпидемии в Уральском регионе приобретают характер пандемий, т.е. эпидемий, охватывающих население значительной части региона. Организация мероприятий по ликвидации повышенного уровня заболеваемости была сопряжена с большими трудностями. Органы здравоохранения, в условиях нехватки медицинского персонала, медикаментов, удовлетворительной инфраструктуры, общенациональной разрухи, Гражданской войны, вынуждены были в кратчайшие сроки развернуть сеть противоэпидемических мероприятий. Прежде всего, первоначально, организовывались чрезвычайные комиссии, эпидемиологические отряды, строились бараки для заразных больных. Органы здравоохранения впервые в своей истории приступили к методу поголовного прививания населения от различных болезней. К борьбе с различными эпидемиями был привлечен весь имевшийся кадровый состав органов здравоохранения, в том числе на основе трудовой повинности. Большое внимание стало уделяться оздоровлению условий труда и быта, санитарной обстановке в губерниях Урала. В результате совместных усилий советско-партийных органов, медицинской общественности, общественных организаций удалось добиться немалых успехов в преодолении санитар-но-эпидемического кризиса. Так, уже к середине 1921 г. пик эпидемической заболеваемости в регионе такими болезнями как тиф, холера, натуральная оспа идет на спад.

Ключевые слова: здравоохранение, медицина, Урал, эпидемии, санитария, Наркомздрав, здравотдел, Губчекатиф, Губчекахол

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ

/

2019, том 32, № 3(95)

© D.L. Ostrovkin

FORMATION OF SOVIET HEALTH AUTHORITIES IN THE URALS AND THEIR ROLE IN TACKLING THE EPIDEMICS IN THE REGION DURING THE REVOLUTION AND CIVIL WAR (1917-EARLY 1921)

Using federal and regional archives, the author of the article analyzes the state policy of the Soviet government at the early stage of its formation towards health authorities in the Urals and gives an overview of the changes occurred in the management of the healthcare system during the October Revolution and Civil War. It was precisely the time that epidemics grew into pandemics spreading among the largest part of the population in the Ural region. The organization of measures for eradicating high incidence rates was beset with great difficulties. As soon as possible, health authorities had to undertake a complex of antiepidemic measures under conditions of insufficient medical staff, drugs and infrastructure facilities. First of all, emergency commissions and epidemiological teams were organized and barracks for infectious patients were built. For the first time in their history, healthcare authorities launched mass vaccinations against different diseases. All medical professionals were recruited for fighting against epidemics, often in terms of compulsory labour service. Great attention was paid to improving life conditions and sanitary situation in the Ural provinces. Joint efforts of Soviet authorities, medical communities and social organizations made it possible to achieve considerable success in overcoming the sanitary and epidemiological crisis. Thereby the peak of the epidemiological incidence rate of such diseases as typhus, cholera, smallpox and others subsided by mid-1921.

Ural State Pedagogical University 26, prospektKosmonavtov, 620017, Ekaterinburg, Russian Federation, E-mail: ostrovkin.denis@yandex.ru

Key words: public healthcare, medicine, the Urals, epidemics, sanitation, People's Commissariat of Health (Narkomzdrav), health department, Provincial Emergency Commission for Typhus (Gubchekatif), Provincial Emergency Commission for Cholera (Gubchekakhol)

Сто лет назад началась Октябрьская революция и Гражданская война. События 1917 - начала 1921 гг. оказали громадное влияние на ход дальнейшего исторического развития страны и поэтому всегда привлекали внимание исследователей. Изучение изменений, произошедших в конкретных сферах общественной жизни, в том числе в здравоохранении, в переломную эпоху, позволяет сделать правильные выводы о революционном и реформаторском пути решения проблем.

Первая мировая война, две революции, а также последующая за ней Гражданская война заметно ухудшили санитарно-эпидемиологическую ситуацию в России, в том числе на Урале. Различные разновидности тифа, холера, натуральная оспа, малярия, туберкулез, дизентерия, корь, дифтерия, скарлатина, кожные и венерологические заболевания -вот неполный список недугов, которые были распространены в 1917-1920 гг. При этом «лидером» среди инфекционных заболева-

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ / __

'2019, том 32, № 3(95) IIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIИИИмШ

ний были все виды тифа. Если в 1918 г. в РСФСР было зафиксировано около 141,6 тыс. больных сыпным тифом и16,6 тыс. чел. с возвратным тифом, то к1920 г. их число увеличилось уже до 2,6 млн и 1 млн соответственно [1, л. 2]. Причем это касается лишь гражданского населения. Данные армейской статистики сюда не включены.

Истории становления и развития здравоохранения в советский период посвящены труды многих отечественных исследователей [2-7]. Советские историки акцентировали внимание на успехах медицины после Октябрьской революции и объявляли виновниками массовых эпидемий белогвардейские правительства. Данный тезис был введен в литературу еще в 1920 г. народным наркомом здравоохранения Н.А. Семашко, который заявил, что в армии Дутова и Колчака до 80% личного состава армии является инициированными тифом, при этом белогвардейцы, отступая на восток, умышленно создавали очаги эпидемий [8, л. 11].

В постсоветский период появляются специальные исследования, посвященные истории здравоохранения на Урале в 1917-1920 гг. Это прежде всего труды пермских историков А.А. Кальсиной и Т.Ю. Шестовой, которые опубликовали монографию по данной проблематике [9]. Однако комплексный ана-лизданного предмета в исторической литературе на материалах всего Уральского региона не проводился. Это обусловило актуальность темы предложенной нами статьи.

Осенью 1917 г. вслед за вооруженным переворотом в Петрограде власть Советов рабочих и солдатских депутатов начинает устанавливаться и на местах.Так, к примеру, в 26-27 октября 1917 г. Челябинский и Екатеринбургский Совет рабочих и солдатских депутатов объявил об утверждении власти Советов [10]. Однако организация советских органов государственного управления, в том числе местных, в полном объеме началась лишь в начале 1918 г. Кроме того, до апреля 1918 г. продолжали функционировать выборные органы местного самоуправления - городского и земского, активно участвовавшие в работе больниц и медицинских учреждений.

В это же время фиксируются первые локальные вспышки паразитарных заболеваний на Урале - тифа и малярии. Однако, ввиду фрагментарности их распространения, местные органы здравоохранения смогли удержать эпидемическую ситуацию под контролем [11, с. 102]. В докладе о состоянии медицинской помощи в 1917 г. в Челябинском уезде, который был подготовлен в январе 1919 г. земскому собранию, в период, когда белогвардейцами были восстановлены все дореволюционные органы управления, отмечалось: «В 1917 г. крупных перемен в организации медицины Челябинского уезда не произошло. Медицинская помощь населению оказывалась теми же 12 врачебными и 20 фельдшерскими участками, что и в предыдущем году» [12, л. 2]. Можно предположить, что схожая ситуация была характерна и для других регионов Урала, т.к. земства, как органы управления, были упразднены только весной 1918 г. и до самой своей ликвидации не снимали с себя ответственности за медицинское обслуживание населения.

Формирование советской государственной системы здравоохранения на Урале начало осуществляться в феврале - марте 1918 г. В это время при местных исполкомах Советов стали организовываться новые органы здравоохранения. Так, в Екатеринбурге 1 марта 1918 г. был организован Уральский областной комиссариат здравоохранения[13, с. 2, 17-18], который осуществлял руководство Вятской, Пермской, Уфимской и Оренбургской губерниями, в то время входивших в состав Уральского областного исполнительного комитета Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Учрежденный орган впервые объединил все виды существовавшей до этого медицинской помощи [14, л. 8].

На Урале образовывались губернские, уездные и местные отделы здравоохранения, но только в некоторых уездах ими руководили врачи (например, в Осинском уезде - врач А.Д. Яхлаков) [13, с. 3]. Приходилось выдвигать на руководящие посты средний медицинский персонал или советских активистов, некоторые их которых совсем не имели медицинского образования. В результате Екате-

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ /

' 2019, том 32, № 3(95) IIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIII

ринбургский уездный здравотдел, организованный 1 апреля 1918 г., возглавил фельдшер В.Л. Горохов [15, л. 1], Верхотурский - фельдшер М.И. Засецкий, Камышловский - учитель Полузадов[16, с. 67], Екатеринбургский городской отдел - бывший член Управы П.П. Краснов [17, л. 3].

На первых порах организация новой системы медицинской системы практически полностью легла на плечи Комиссариата здравоохранения. Директив со стороны высших советских органов власти не поступало. Характерно, что в телеграмме от 29 марта 1918 г., направленной в Совет Народных Комиссаров РСФСР, комиссар уральского здравоохранения Н.А. Сакович объясняет, что «Комиссариат до сих пор не имел связи с центром, ведет работу без какой-либо плановости» и просит указать хотя бы почтовый адрес Народного комиссариата здравоохранения для установления контактов. Еще более показательно, что ответ был получен только 21 июня 1918 г., через 3 месяца.[14, л. 8-15].

После создания Уральского областного комиссариата уже в марте - апреле 1918 г. издается постановление об оказании бесплатной медицинской помощи всем слоям населения [18, с. 39]. Однако ввиду разорения существовавших до этого земских касс, полученные в наследие больницы и фельдшерские пункты невозможно было обеспечивать и содержать. К примеру, Екатеринбургский уездздравотдел направил в адрес волостных советов в мае 1918 г. следующее распоряжение: «Комиссариат здравоохранения не имеет никаких средств на содержание лечебных заведений. Обращается к Волостным Советам с просьбой о принятии на местные средства содержания своих лечебных учреждений» [15, л. 5].

В итоге период становления советских органов здравоохранения совпал с одним из самых сложных этапов в истории отечественной медицины. Гражданская война, период иностранной интервенции, разруха старого уклада жизни населения, голод, отсутствие медикаментов и медицинского персонала, антисанитарные условия - все это вызвало небывалый рост инфекционной заболевае-

мости в России, особенно на Урале [19, с. 14]. Это обусловлено тем, что именно Уральский регион стал одним из центров Гражданского противостояния, он играл важную роль в развернувшемся в этот период политическом и военном противоборстве. Ущерб, нанесенный хозяйству края, составил несколько десятков млрд. золотых рублей.Так, промышленное производство упало до рекордно низких 4-20% по сравнению с 1913 г., а сельское хозяйство сократилось более чем в 2 раза. Общие людские потери с обеих сторон в России составили 8 млн. человек, причем большая доля этих утрат пришлась именно на Урал [20, с. 144].

Первоначально меры советских органов здравоохранения носили вынужденный и чрезвычайный характер (эпидемиологические отряды, чрезвычайные комиссии, строительство тифозных бараков, прачечных, бань). Так, на территориях всех уральских губерний были организованы Чрезвычайные комиссии по борьбе с тифом (Чекатиф). Большое значение имело то, что такая комиссия консолидировала усилия всех ведомств (гражданского, военного и железнодорожного) занимавшихся вопросами здравоохранения [21, л. 345]. Так, по инициативе комиссии в Екатеринбургской губернии в 1919 г. была проведена работа по санитарной очистке предприятий, вокзалов, общежитий и школ. На Урале под её руководством ежеквартально устраивались «банные недели» и «недели чистоты». В случае обнаружения больных сыпным тифом было установлено обязательное телеграфирование в отдел экстренных сообщений соответствующей губернии в течение 24 часов, что в результате позволяло каждый отдельный случай выявления очагов инфекций обследовать комиссией специально [22, л. 44, 45].

Для борьбы с «сыпняком» советско-партийными Урала к работе, в том числе на основе трудовой повинности, привлекался весь имевшийся медицинский персонал. «Чекати-фы» уральских губерний выпустили постановление, которое требовало от всех врачей оказывать обязательную медицинскую помощь больному, отказ при которой карался судебной ответственностью [23, л. 12]. В ре-

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ / __

'2019, том 32, №3(95) ||||||||||||||||||||||||||||||||||Ща

зультате в 1921 г. только в Кунгурском уезде было дополнительно привлечено 22 медицинских работника. В Пермской губернии местные органы здравоохранения смогли с помощью этих мер создать временный эпидемический отряд, а в связи с отсутствием специальных дезинфекторов их функции также были возложены на мобилизованных фельдшеров [24, Л. 13]. Важно, что, несмотря на такие сложные условия, автором данного исследования не было обнаружено ни одного случая отказа от работы со стороны медицинской общественности, даже, несмотря на то, что нередко сами врачи заражались опасной болезнью от больных. Так, 53 работника медучреждений Кунгурского уезда в

1921 г. заразились различными формамити-фа. В Пермской губернии только за январь

1922 г. «сыпняком» заболело 75 врачей и фельдшеров, 8 из которых скончались от болезни [25, л. 2].

Советско-партийное руководство, понимая опасность работы с эпидемическими больными, выпустил ряд постановлений, касающихся льгот для медицинского персонала. Так, в 1919 г. Наркомат труда СССР опубликовал постановление «Об улучшении положения медицинских работников, работающих по борьбе с эпидемией сыпного тифа», в результате которого устанавливалась надбавка в 50% для персонала, задействованного в ликвидации заболевания [26, с. 285]. Декрет Совета народных комиссаров (СНК) «О мерах борьбы с эпидемиями» вводил выдачу дополнительных пайков для медицинского персонала, а также позволял устанавливать единовременное пособие и пенсию семьям погибших от эпидемиймедицинских работников в размере не менее 3-х месячных окладов [27]. В дальнейшем декрет был дополнен постановлением Народного комиссариата здравоохранения «Об обеспечении медицинских работников, пострадавших в борьбе с эпидемиями» устанавливавший категории инвалидностидля медперсонала, пострадавшего от эпидемий [28, с. 324-325].

В 1919-1921 гг. органам здравоохранения Уральского региона пришлось прилагать немало стараний для ликвидации внезапно начинавшихся эпидемий сыпного и брюшно-

го тифа, которыми в некоторых селениях было охвачено до 50% от общего числа больных (г. Кыштым, Челябинский уезд в 1920 г.) [21, л. 193]. Особенно от тифов всех типов страдало население Южного Урала. На эту территорию приходилось более половины всех заболевших. Летом 1920 г. на Южном Урале, по не полным сведениям, было зафиксировано до 26 тыс. заболевших сыпным тифом и 24 тыс. - возвратным. Для каждого десятого «тифозника» болезнь заканчивалась летальным исходом. Всего на Южном Урале в этот год было зафиксировано более 60 тыс. случаев тифа [29, с. 21]. В 1919-1920 гг. уровень заболеваемости сыпным тифом в Уфимской губернии был в 135 раз выше, чем в 1917 г. В Башкирии после освобождения территории от белогвардейских правительств болело более 40% населения [30, с. 12]. Объяснение этому можно найти в том, что именно по территории этих губерний проходила Транссибирская железная дорога, по которой устремились голодающие людской поток из Поволжья, Самарской губернии и других мест. В результате отсутствия изоляционных пунктов, санитарных поездов на железнодорожных станциях, эпидемия беспрепятственно распространялась по всему Южному Уралу. Наладить работу санитарных пунктов в Челябинской губернии удалось лишь благодаря инициативе Губчекатифа, который к декабрю 1919 г. открыл специальную баню-поезд, через которую обязаны были проходить все пассажиры железнодорожной стации. Кроме того, в феврале 1920 г. в Челябинске был организован первый эпидемический отряд, который состоял из одного врача, 3 фельдшеров, 6 медицинских сестер и 12 санитаров [31, л. 16-17].

Советские органы здравоохранения Урала вынуждены были в кратчайшие сроки налаживать необходимую инфраструктуру, увеличивать количество мест в больницах. Так, в сентябре 1919 г. в Екатеринбургской губернии началась эпидемия сыпного тифа, для ликвидации которой медицинским работникам уже к декабрю 1919 г. удалось увеличить число эпидемических коек с 3 000 до 15 000. Органы здравоохранения в некоторых случаях даже находили средства для открытия

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ /

' 2019, том 32, № 3(95) |||||||||||||||||||||||||||||||||||

больниц. Так, в Перми, в это же время, был открыт госпиталь на 2000 тифозных коек [33, л. 17]. Вместе с этим для увеличения числа медицинских работников по линии Народного Комиссариата здравоохранения было командировано на Средний Урал 200 врачей для формирования противоэпидемических отрядов [32]. Большое значение имело переобучение имевшегося младшего медицинского персонала. В начале 1920-х гг. санитарные курсы, которые открывались на базе акушерских школ, были организованы в Екатеринбурге, Перми, Челябинске [35, л. 5].

По инициативе Чекатифов Челябинской и Пермской губерний родственникам и знакомым не разрешалось посещать больных в медицинских учреждениях, были запрещены массовые мероприятия, собрания, закрыты школы. Даже на проведение свадебных и погребальных церемоний требовалось разрешение Чекатифа, а число посетителей не могло превышать 20 чел. Хоронили умерших от холеры, тифа, дизентерии в кратчайшие сроки (не более 36 часов) без отпевания в церкви. Захоронения нередко проводили в братских могилах [34, л. 20].

Медицинская общественность Урала привлекалась для организации санитарно-просветительской работы с населением. Пропагандисты внедряли в сознание населения мысль, что сыпные и другие эпидемические болезни являются «расплатой за неопрятное содержание своего жилища и тела» [36, л. 41]. К примеру, только в Пермской губернии в 1921 г. было выпущено более 17 тыс. брошюр, листовок, плакатов, посвященных са-нитарно-эпидемической тематике [37, л. 149].

Наконец, в 1919-1920 гг. на Урале открываются первые бактериологические лаборатории в г. Перми, Челябинске. В феврале 1920 г. в Екатеринбурге основан химико-бактериологический институт, который проводил клинические и бактериологические анализы для больниц и госпиталей, готовил вакцины [19, с. 17].

В результате с марта 1920 г. заболеваемость сыпном тифом на Урале начала снижаться. Если в феврале 1920 г. было зафиксировано 27 тыс. случаев тифозных больных в

Екатеринбургской губернии, то в апреле 1920 г. уже 16 тыс. Еще большее снижение числа больных произошло по г. Екатеринбургу. В марте того же года за помощью обратилось 1114 горожан, а в мае только 155 человек [38]. К лету 1920 г. смогли ликвидировать массовые эпидемии тифа даже в Башкирии, в регионе сильнее всего пострадавшем от заразных болезней.

Одним из наиболее опасных заболеваний, которое занимало второе место по степени распространения на Урале в 1918-1920 гг., являлась холера. Так, в Челябинской губернии в 1919 г. было зарегистрировано 9178 больных данным заболеванием. Советское правительство даже вынуждено было выпустить специальный Циркуляром №4371 от 5 июня 1919 г., который обязывал Губздравам «Немедленно приступить к организации предохранительных прививок от данного заболевания». Ситуация была настолько сложной, что в 1919 г. на территории всех губерний Урала создаются Губернские чрезвычайные комитеты по борьбе с холерой (Губчека-хол), которые стали отвечать за планомерную работу по борьбе с карантинным заболеванием [39, л. 1-2].

Только в Пермской губернии в 1921 г. представители комитетов провели 853 санитарных осмотра различных учреждений, составили 219 актов нарушений, выдали 1023 разрешения на торговлю и изготовление продуктов. Санитарному осмотру было подвергнуто более 3 тыс. сотрудников торгово-промышленных предприятий [37, л. 148]. В Челябинской губернии схожая комиссия, начавшая свою работу в июле 1919 г., разработала специальное постановление, которое было подписано Губисполкомом, по которому санитарной обработке подлежаливсе рынки, склады, гостиницы и другие общественные места [40, л. 2, 37].

Важным направлением деятельности Губчекахола стало проведение обязательной вакцинации против холеры. Первоначально ей подвергались воинские части и эпидемический персонал, затем прививки стали проводится среди местного населения. Большое значение имело то, что вакцина была бесплатной [8, л. 1]. Только в Пермской губер-

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ / __

'2019, том 32, № 3(95) ||||||||||||||||||||||||||МИИИНЯ

нии в начале 1920-х гг. было проведено более 46 000 прививок против холеры [41, л. 149]. Однако на первых порах организовать поголовную вакцинацию было невозможно, в первую очередь, в связи с отсутствием достаточного количества медицинского персонала. В результате, ряд Уральских губерний сами законодательно определяли приоритеты среди групп населения, которые более всего могли подвергнуться опасности заражения и подвергались обязательной вакцинации. К примеру, в Челябинской губернии обязательная копулировка против холеры ставиласьвсему медперсоналу, работникам народного образования, химической и пищевой промышленности, служащим на транспорте, сотрудникам милиции и заключенным исправительных учреждений [40, л. 13].

Параллельно с организацией прививочных мероприятий органами здравоохранения для ликвидации холерных вспышек создавалась сеть изоляционныхи санитарных пунктов. Так, Пермский Губздравотдел образовал холерные бараки и временные пункты на всех железнодорожных вокзалахи речных пристанях [41, л. 20]. Активные действия советских органов здравоохранения привели к тому, что уже к 1922 г. уровень заболевания холерой стал неуклонно снижаться. Так, в 1922 г. в Екатеринбургском уезде было зарегистрировано всего 922 случая холеры, а Челябинском - 805. Всего по Уралу было выявлено 2177 больных холерой [42, с. 46]. Благодаря санитарным мероприятиям очистились источники водоснабжения населения. В 1922 г. холерные эмбрионы не были обнаружены в реке Урал и в водопроводе Челябинска. Однако полностью предотвратить массовые

случаи холерных заболеваний органам здравоохранения удалось только к 1925 г.

Неоценимую помощь в борьбе с эпидемическими заболеваниями на Урале оказали и западные негосударственные и общественные организации. Так, Американская администрация помощи (AmericanReliefAdministr ation, ARA) приложила большие усилия для ликвидации «медикаментного голода» в Башкирии в начале 1920-х гг. Медицинский отдел ARA снабжал необходимыми медикаментами, постельными принадлежностями больницы региона, а также организовывал бесплатные общественные столовые. Только в 1921 г. ею было открыто 179 бесплатных столовых, где питалось свыше 200 тыс. человек [43, л. 2, об.].

Таким образом, советским органам здравоохранения удалось в короткий срок организовать многочисленные санитарно-эпиде-мические мероприятия, которые непосредственным образом повлияли на снижение заболеваемости в регионе. В результате, в середине 1920 г. эпидемии на Урале, как и стране в целом, пошли на спад. Однако, как показала практика, передышка оказалась недолгой. Уже во второй половине 1921-1922 гг., в связи с разразившимся голодом, начались новые миграционные потоки с голодающих территорий, которые привели к всплеску паразитарных заболеваний. Весной - летом 1921 г. уровень заболеваемости на Урале вдвое превысил показатели по стране (210 случаев на 10 тыс.)[44, с. 45]. Тем не менее, обладая накопившимся опытом, органы здравоохранения, как показывают источники, смогли успешно справится с новой волной эпидемий уже к 1923 г.

Л И Т Е Р А Т У Р А

1. Государственный архив Российской Федерации (далее - ГАРФ). Ф. А-482. Оп. 1. Д. 335.

2. Баткис Г.А. Организация здравоохранения. М.: Медгиз, 1948. 325 с.

3. Горфин Д.В. Санитарное обслуживание населения СССР в 1917-1945 гг. // Современные вопросы теории, истории и организации здравоохранения. Вып. 2. М., 1965. С. 79-82.

4. Заблудовский П.Е. История медицины. М.: [Б. и.]. 1953. 88 с.

5. Лотова Е.И., Идельчик Х.И. Борьба с инфекционными болезнями в СССР. 1917-1967 гг. М.: Медицина, 1967. 432 с.

6. Организация здравоохранения в СССР / под ред. Н. А. Виноградова. М., 1962. 655 с.

7. Петровский Б.В. 50 лет советского здравоохранения. М.: Медицина, 1973. 112 с.

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ /

' 2019, том 32, № 3(95) IIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIII

8. ГАРФ. Ф. А-482. Оп. 4. Д. 97.

9. Кальсина А.А., Шестова Т.Ю. Развитие образования и здравоохранения в Пермской губернии в период Первой мировой и Гражданской войн. Пермь, 2011. 333 с.

10. Уральский рабочий. 1917. 31 октября.

11. Семенченко И.В. Совершенствование земствами медицинского обслуживания населения на Урале в 1900-1918 гг. // Вестник Южно-уральского государственного университета. Социально-гуманитарные науки. Серия История. 2006. № 17 (72) С. 97-103.

12. Объединенный государственный архив Челябинской области (далее - ОГАЧО). Ф. Р-1542. Оп. 1. Д. 131.

13. Селезнева В.Т. Очерки по развитию медицины и здравоохранения на Среднем Урале. Дис. ... д. мед. наук. Пермь, 1964. 216 с.

14. ГАРФ. Ф. А-482. Оп. 1. Д. 2.

15. Государственный архив Свердловской области (далее - ГАСО). Ф. 64. Оп. 1. Д. 7.

16. Гудошников Ф.Ф., Новоселов Р.С. Из истории становления советского здравоохранения на Урале // Советское здравоохранение. 1968. № 1. С. 66-69.

17. ГАСО. Ф. 62. Оп. 2. Д. 28.

18. Гуревич Г.Е. Исторический съезд // Советское здравоохранение. 1947. № 6. С. 36-39.

19. Соколов Б.В., Бальчугов А.Д., Сажина М.Г. Становление государственной системы здравоохранения на Урале. Екатеринбург, 2008. 88 с.

20. Плотников И. Ф. Гражданская война на Урале. Энциклопедия и библиография. Екатеринбург: Банк культурной информации, 2007. Т. 1. 242 с.

21. ОГАЧО. Ф. Р-1542. Оп. 1. Д. 70.

22. ГАСО. Ф. Р-159. Оп. 1. Д. 5.

23. ОГАЧО. Ф. Р-225. Оп. 1. Д. 30.

24. Государственный архив Пермского края (далее - ГАПК). Ф. р-15. Оп. 1. Д. 257.

25. ГАПК. Ф. р-15. Оп. 1. Д. 261.

26. Собрание узаконений и распоряжений правительства за 1919 г. Управление делами Совнаркома СССР. М., 1943.

27. Распубликовано в №79 Известий Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов от 12 апреля 1919 года.

28. Собрание узаконений и распоряжений правительства за 1919 г. Управление делами Совнаркома СССР. М., 1943.

29. Соколов Д.К., Алексеев Р.С., Еремин Г.Ф. Становление охраны здоровья на Южном Урале. Челябинск: Южно-уральское книжное издательство, 1970. 222 с.

30. Кулагина А.А. Становление здравоохранения в Башкирии 1917-1941 гг. Краткий исторический очерк. Уфа:ГоскомиздатБашк. АССР, 1990. 63с.

31. ОГАЧО. Ф. Р-225. Оп. 1. Д. 38.

32. Уральский рабочий. 1920. 1 августа.

33. Пермский государственный архив социально-политический истории. Ф. 557. Оп. 2. Д. 56.

34. ОГАЧО. Ф. Р-255. Оп. 1. Д. 2.

35. ОГАЧО. Ф. Р-225. Оп. 1. Д. 19.

36. ГАСО. Ф. Р-47. Оп. 1. Д. 13 .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

37. ГАПК. Ф. р-15. Оп. 1. Д. 8.

38. Уральский рабочий. 1920. 16 июня.

39. ОГАЧО. Ф. Р-225. Оп. 1. Д. 158.

40. ОГАЧО. Ф. Р-112. Оп. 1. Д. 3.

41. ГАПК. Ф. р-15. Оп. 1. Д. 44.

42. Уральский статистический ежегодник на 1923 г. / под ред. В.С. Немчинова, П.Ф. Неволина. Екатеринбург: УралоблЭКОСО, 1923. 500 с.

43. Национальный архив Республики Башкортостан. Ф. Р-444. Оп. 1. Д. 5.

44. Мальцева О.А. История здравоохранения Коми Пермяцкого округа. Кудымкор: Пермское книжное издательство, 1995. 36 с.

R E F E R E N C E S

1. State Archive of the Russian Federation. Fond A-482, opis 1, delo 335.

2. Batkis G.A. Organizatsiyazdravookhraneniya [Organization of healthcare]. Moscow, Medgiz, 1948, 325 p. (In Russian).

3. Gorfin D.V. Sanitarnoeobsluzhivanienaseleniy a SSSR v 1917-1945 gg. [Sanitation service for population of the USSR in 1917-1945]. Sovreme nnyevoprosyteorii, istorii i organizatsiizdravook

hraneniya [Contemporary issues of healthcare theory, history and organization]. Moscow, 1965, no. 2, pp. 79-82. (In Russian).

4. Zabludovsky P.E. Istoriyameditsiny [History of medicine]. Moscow, 1953, 88 p. (In Russian).

5. Lotova E.I., IdelchikKh.I. Borba s infektsionnymiboleznyami v SSSR. 1917-1967 gg. [The fight against infectious diseases in the USSR. 1917-1967]. Moscow, Meditsina, 1967, 432 p. (In Russian).

том 32, № 3(95) llllllllllllllllllllllllllИИИИШ

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ /

/

2019,

6. Organizatsiyazdravookhraneniya v SSSR [The organization of public health services in the USSR]. N.A. Vinogradov (ed.). Moscow, 1962, 655 p. (In Russian).

7. Petrovsky B.V. 50 let sovetskogozdravookhra neniya [50 years of Soviet public healthcare]. Moscow, Meditsina, 1973. 112 p. (In Russian).

8. State Archive of the Russian Federation. Fond A-482, opis 4, delo 97.

9. KalsinaA.A.,ShestovaT.Yu.Razvitiyeobrazovaniya i zdravookhraneniya v Permskoygubernii v period PervoymirovoyiGrazhdanskoyvoyn[Development of education and public healthcare in the Perm Province during the First World War and the Civil War]. Perm, 2011, 333 p. (In Russian).

10. Uralskiyrabochiy [The Ural Worker]. October 31, 1917.

11. Semenchenko I.V. Sovershenstvovaniezemstv amimeditsinskogoobsluzhivaniyanaseleniyana Urale v 1900-1918 gg. [Improvement of health services by the zemstvos in the Urals in 19001918]. VestnikYuzhno-Uralskogogosudarstvenn ogouniversiteta. Sotsialno-gumanitarnyenauki, ser. Istoriya - Bulletin of the South-Ural State University. Social Science and Humanities, ser. History, 2006, no. 17 (72), pp. 97-103. (In Russian).

12. Joint Archive of the Chelyabinsk Oblast. Fond R-1542, opis 1, delo 131.

13. Selezneva V.T. Ocherkiporazvitiyumeditsiny i zd ravookhraneniyanaSrednemUrale [Essays on the development of medicine and public healthcare in the Middle Urals]. Perm, 1964, 216 p. (In Russian).

14. State Archive of the Russian Federation. Fond A-482, opis 1, delo 2.

15. State Archive of the Sverdlovsk Oblast. Fond 64, opis 1, delo 7.

16. Gudoshnikov F.F., Novoselov R.S. Izistoriistano vleniyasovetskogozdravookhraneniyanaUrale [On the history of the formation of Soviet public healthcare in the Urals]. Sovetskoezdravookhran enie - Soviet Healthcare, 1968, no. 1, pp. 66-69. (In Russian).

17. State Archive of the Sverdlovsk Oblast. Fond 62, opis 2, delo 28.

18. Gurevich G.E. Istoricheskiysyezd [Historical Congress]. Sovetskoezdravookhranenie, Soviet Healthcare, 1947, no. 6, pp. 36-39. (In Russian).

19. Sokolov B.V., Balchugov A.D., Sazhina M.G. Sta novleniegosudarstvennoysistemyzdravookhrane niyanaUrale [The formation of the public health system in the Urals]. Ekaterinburg, 2008, 88 p. (In Russian).

20. Plotnikov I.F. GrazhdanskayavoynanaUrale. Entsi-klopediya i bibliografiya [Civil War in the Urals.

Encyclopaedia and bibliography]. Ekaterinburg, Bank kulturnoyinformatsii, 2007, vol. 1, 242 p. (In Russian).

21. Joint Archive of the Chelyabinsk Oblast. Fond R-1542, opis 1, delo 70.

22. State Archive of the Sverdlovsk Oblast. Fond R-159, opis 1, delo 5.

23. Joint Archive of the Chelyabinsk Oblast. Fond R-225, opis 1, delo 30.

24. State Archive of the Perm Kray. Fond r-15, opis 1, delo 257.

25. State Archive of the Perm Kray. Fond r-15, opis 1, delo 261.

26. Sobranieuzakoneniy i rasporyazheniypravitelstv aza 1919 g. UpravleniyedelamiSovnarkoma SSSR [Collection of laws and orders of the government for 1919. Department Management Affairs of the Council of People's Commissars of the USSR]. Moscow, 1943. (In Russian).

27. Raspublikovano v № 79 IzvestiyVserossiyskogoT sentralnogolspolnitelnogoKomitetaSovetovot 12 aprelya 1919 g. [Published in No. 79 of the Izvestia of the All-Russian Central Executive Committee of the Soviets of April 12, 1919]. (In Russian).

28. Sobranieuzakoneniy i rasporyazheniypravitelstv aza 1919 g. UpravleniedelamiSovnarkoma SSSR [Collection of laws and orders of the government for 1919. Department of Management Affairs of the Council of People's Commissars of the USSR]. Moscow, 1943. (In Russian).

29. Sokolov D.K., Alekseev R.S., Eremin G.F. Sta novlenieokhranyzdorovyanaYuzhnomUrale [Formation of healthcare service in the South Urals]. Chelyabinsk, Yuzhno-Uralskoyeknizhnoy eizdatelstvo, 1970, 222 p. (In Russian).

30. Kulagina A.A. Stanovleniezdravookhraneniya v Bashkirii 1917-1941 gg. Kratkiyistoricheskiyoch erk [Formation of public healthcare in Bashkiria 1917-1941. Short historical essay]. Ufa, 1990. 63 p. (In Russian).

31. Joint Archive of the Chelyabinsk Oblast. Fond R-225, opis 1, delo 38.

32. Uralskiyrabochiy [The Ural Worker]. August 1, 1920.

33. Perm StateArchive of Social and Political History. Fond 557, opis 2. delo 56.

34. Joint Archive of the Chelyabinsk Oblast. Fond R-255, opis 1, delo 2.

35. Joint Archive of the Chelyabinsk Oblast. Fond R-225, opis 1, delo 19.

36. State Archive of the Sverdlovsk Oblast. Fond R-47, opis 1, delo 13.

37. State Archive of the Perm Kray. Fond r-15, opis 1, delo 8.

38. Uralskiyrabochiy [The Ural Worker]. June 16, 1920.

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ /

' 2019, том 32, № 3(95) lllllllllllllllllllllllllllllllllll

39. Joint Archive of the Chelyabinsk Oblast. Fond R-225, opis 1, delo 158.

40. Joint Archive of the Chelyabinsk Oblast. Fond R-112, opis 1, delo 3.

State Archive of the Perm Kray. Fond r-15, opis 1, delo 44.

Uralskiystatisticheskiyezhegodnikna 1923 g. [Ural Statistical Yearbook for 1923]. V.S. Nemchinov,

41.

42

P.F. Nevolin (eds). Ekaterinburg: UraloblEKOSO, 1923. 500 p. (In Russian).

43. National Archive of the Republic of Bashkortostan. Fond R-444, opis 1, delo 5.

44. Maltseva O.A. IstoriyazdravookhraneniyaKo miPermyatskogookruga [The history of public healthcare of the Komi-PermyakOkrug]. Kudym-kor, Permskoyeknizhnoyeizdatelstvo, 1995. 36 p. (In Russian).

УДК 66

DOI: 10.24411/1728-5283-2019-10311

ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ХИМИЧЕСКИХ ТЕХНОЛОГИЙ И ПРОИЗВОДСТВ В БАШКОРТОСТАНЕ

© Л.И. Шарапова,

научный редактор, Башкирская энциклопедия, ул. Революционная, 55 450006, г. Уфа, Российская Федерация e-mail: liana_sha@rambler.ru

При подготовке многотомной «Башкирской энциклопедии» был собран и систематизирован уникальный материал по истории отраслей науки, производства и технологии, в том числе и по химии. Специфика энциклопедического жанра не позволяет дать в одной статье полную картину развития науки, она фрагменти-рована по статьям раздела тематического словника, посвященного соответствующей науке. В связи с этим и в связи с возникшей необходимостью обобщения сведений по истории возникновения и развития химии в регионе с целью определения направлений дальнейшего изучения и создания справочного отраслевого издания появилась идея написания этой статьи. В статье представлен экскурс в историю возникновения и развития химических технологий (методов и средств переработки природных материалов) в Башкортостане на основе опубликованных научных работ историков и химиков (А.З. Асфандияров, Р.В. Кунако-ва, РЗ. Мударисов, Д.Л. Рахманкулов и др.). Впервые обобщён материал и показано развитие химической науки в контексте развития производительных сил в регионе.

На территории Башкортостана применение химических методов и развитие химии связано с добычей и переработкой металлов, нерудного сырья, поделочных камней и др. На промыслах применялись примитивные (на современный взгляд и передовые для своего времени) механизмы и технологии, которые впоследствии стали основой промышленных производств. Современная химическая технология берет свое начало от известных с древности занятий местного населения и традиционных для него промыслов и ремёсел (кожевенных, соляных, золотых, лесных и т.д.).

Ключевые слова: башкиры, рудознатцы, горные заводы, кожевенное дело, соляные промыслы, нефтепереработка, химическая технология, химическая промышленность

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ

'2019, том 32, № 3(95) llllllllllllllllllllllllllllllllllEU

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.