Научная статья на тему 'СТАНОВЛЕНИЕ ПУШНОГО РЫНКА В СИБИРИ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ НЭПА (1921 - 1924гг.)'

СТАНОВЛЕНИЕ ПУШНОГО РЫНКА В СИБИРИ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ НЭПА (1921 - 1924гг.) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
20
3
Поделиться

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Дроздков Алексей Васильевич

В статье анализируется конъюнктура пушного рынка Сибири и опыт государственного регулирования пушных заготовок.

Текст научной работы на тему «СТАНОВЛЕНИЕ ПУШНОГО РЫНКА В СИБИРИ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ НЭПА (1921 - 1924гг.)»

до тех пор, пока все крестьянство и в России, и в Сибири, как один человек, не поймет этого - будет ему и кабала, и всякие притеснения, и не видать ему земли и воли как своих ушей". Члены местного эсеровского подполья не противопоставляли интересов региона общероссийским, понимая неразрывную связь между уничтожением феодально-крепостнических пережитков в аграрном устройстве края с ликвидацией помещичьих имений в европейской части страны, радикальными политическими преобразованиями.

Участники омской организации ПСР в листовке "К молодёжи" (1906, февр.), перечисляя факторы, мешающие крестьянству активнее включаться в борьбу за свои права, выделили особенности его менталитета: "Века бесправия, унижений и мрака, в которых держали народные массы их властители, не прошли бесследно: открылись права народа, но отвыкшие от света, они смотрят и не видят выходов из тюрьмы, не распознают врагов от друзей; ощупью, мучительно, болезненно совершается искание истины".

Печать эсеров призывала крестьян избавиться от реформистских иллюзий, не ждать царских милостей, не верить правительственным обещаниям о возможности мирным реформированием устранить коренные противоречия русской жизни. В ней красной нитью проводилась мысль о тщетности народных надежд на эффективность преобразований, осуществляемых сверху, царским правительством. В качестве наглядного примера сторонники ПСР упоминали Крестьянскую реформу 1861 г.: "Где же враг твой? Враг этот - самодержавие. Оно всему главная причина. Надо, чтобы ты сам управлял собою, чтобы ты перестал бьггь крепостным. Да, крепостным. Хотя 40 лет тому назад народ и был освобожден от помещиков, но он остался в такой же тяжелой неволе у царя. А если ты хочешь быть свободным, ты должен сам освободить себя" (листовка группы социалистов-революционеров Томска "Воззвание к народу"). Сибирские эсеры посредством печатного слова призывали крестьян не уподобляться безгласной скотине, а вместе с пролетариатом принимать участие в освободительном движении, добиваться революционным путём исполнения заветных народных желаний.

Примечания

1 Выходные данные упоминаемых в настоящей статье нелегальных изданий сибирских организаций ПСР

А.В.ДРОЗДКОВ

Омский государственный технический университет

УДК 947/С/18:339

Начало расцвета внутренней торговли пушниной относится примерно ко второй четверти XVII в., что было вызвано как общими изменениями социально-экономической жизни страны, углублением общественного разделения труда, специализацией районов, так и увеличением спроса на пушнину, и особенно нарастанием притока ценных сибирских мехов в связи с успехами русской колонизации Сибири. .

До40-х годов XVII в. самым крупным пушным рынком в Сибири был мангазейский /туруханский/, где ежегодно, за редким исключением, в 20-30-е годы продавалось и

приведены в кн.: Курусканова Н. П. Нелегальная печать сибирских эсеров в период борьбы с самодержавием (1901 - февраль 1917 гг.). Учебное пособие. Омск, 2000.

2 ГАТО. Ф. 3. Оп. 12. Д. 3022. Л. 354.

3 Цит. по: Курусканова Н. П. Нелегальная печать... С. 79.

4 Леонов М. И. Партия социалистов-революционеров в 1905-1907 гг Москва, 1997. С. 111.

5 Проект основного закона о земле, представленный в Государственную Думу парламентской группой социалистов-революционеров // Голос революции. Изд. Красноярского комитета и ЦРГ ПСР № 7.1907,26 мая. С. 3 -4.

8 Цит. по: Общественно-политическое движение на территории Омской области (1905-1907 гг.). Документы. Материалы. Хроника. Омск, 1996. С. 48.

7 Дедушка. Трудовое крестьянство и аграрный вопрос // Отклики социал-революционной мысли. Изд. Томского комитета ПСР. № 1.1906,1 марта.

8 Цит. по: Общественно-политическое движение... С. 50.

9 Голос революции. Изд. Красноярского комитета ПСР. № 1 -2. 1906, окт. С.2.

10 Дедушка. Трудовое крестьянство и аграрный воп-рос//Отклики социал-революционной мысли. Изд. Томского комитета ПСР № 1.1906,1 марта. С. 4-9.

11 Цит. по: Кучер В. В. Политические партии в России в начале XX века. Краткий очерк истории. Программные документы. Новосибирск, 1993. С. 91.

12 Цит. по: Курусканова Н. П. Нелегальная печать... С. 79.

11 Проект основного закона о земле, представленный в

Государственную Думу парламентской группой социалистов-революционеров//Голос революции. Изд. Красноярского комитета и ЦРГ ПСР № 7.1907,26 мая. С. 3 - 4.

" ГАОО. Ф. 10. Оп. 1.Д. 319. Л. 22 об.

15 См. подробнее: Курусканова Н. П. Столыпинская аграрная реформа в оценках сибирских эсеров (по материалам нелегальной печати местных организаций ПСР) // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития. Сборник научных трудов. Омск, 2000. С. 56-58.

18 Цит. по: Курусканова Н. П. Нелегальная печать... С. 69.

17 Цит. по: Курусканова Н. П. Нелегальная печать... С. 96.

КУРУСКАНОВА Наталия Петровна, к и. н , докторат-кафедры отечественной истории.

покупалось свыше 20 тыс. соболиных шкурок. Затем на первое место выдвинулся Якутский край. В Якутске в 1643 г. было в продаже свыше 38 тыс. соболей и небольшое количество другой пушнины всего на 42625 руб. По несколько тысяч соболей в отдельные годы продавали и покупали в Нижне-Вилюйске, Жиганске, на Оленеке, Индигарке и Колыме. На Колыме в 1646 г. было продано около 10 тыс. соболей на 10 тыс. руб. по местной цене. Оживленная торговля пушниной производилась в Илимске, где количество перекупных соболей в 30-е годы доходило до 10 тыс., а в 40-е годы - до 17 тыс. штук'.

СТАНОВЛЕНИЕ ПУШНОГО РЫНКА В СИБИРИ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ НЭПА (1921 - 1924гг.)

В СТАТЬЕ АНАЛИЗИРУЕТСЯ КОНЪЮНКТУРА ПУШНОГО РЫНКА СИБИРИ И ОПЫТ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПУШНЫХ ЗАГОТОВОК.

До второй половины XIX в. сведения о пушном промысле в Сибири носят противоречивый характер, особенно в части статистических данных. Причины этого заключаются в крайне неудовлетворительном состоянии торговой статистики, с одной стороны, и традиционно тайном характере сделок по продаже пушнины - с другой.

Так, исследователь А.В.Старцев отмечает развитие пушного промысла в Сибири во второй половине XIX -начале XX вв По его мнению, это находило выражение как в увеличении торговых оборотов по продаже мехов, так и в росте добычи зверя в натуральном выражении. По сравнению с концом 50-х гг. XIX в. торговые обороты Обдорской ярмарки (Тобольская губерния, Березовский округ) возросли к 1813 г. почти в 6 раз, причем привоз всех видов песца увеличился в 6 раз, лисицы - в 4.2, пыжика - в 4, горностая - в 5 раз. Та же картина наблюдалась и на другой крупнейшей пушной ярмарке Сибири - Якутской2.

В то же время С.Нодель указывает на падение пушных заготовок в Сибири в начале XX в. Он судит по привозу пушнины на Якутскую ярмарку. Если в 1900-1905 гг. на ярмарку было привезено соболя-3500 шт., то в 1906-1910 гг. - всего 150-200; белки соответственно 800000 и 75000; лисиц красных -10000 и 5000, песца белого-14000 и 10000 шт.

Не лучше обстояло дело и с привозом на Ирбитскую ярмарку ценных шкурок соболя. Если в 1899 г. было привезено-61000 шт., то в1903 г. -25000, в 1908 г. -15000, а в 1913 г.- всего 11500 шт.3.

Падение пушного промысла продолжалось и в годы империалистической и гражданской войн. Правда, при Советской власти предпринимались (попытки активизировать пушные заготовки. Так, 30 января 1919 г., на всей территории России была введена „пушная монополия", основной целью которой было создание валютного фонда внутри страны, необходимого для обмена на европейское промышленное оборудование4. Однако, закон о монополии не мог иметь успеха уже в силу того, что последовательное проведение его в жизнь в условиях „военного коммунизма", влекло за собой принудительное изъятие пушнины из рук ее держателей, изъятие почти безвозмездное, что не стимулировало добычу зверя. Поднять заготовку пушнины пытались и передачей в апреле 1919 г. Центросоюзу всех полномочий по руководству заготовительной кампанией в Сибири, что, в конечном итоге, ничего не дало. Не имела успеха и попытка органов Наркомпрода ввести в некоторых районах плановую повинность населения по добыче пушнины,

Новая экономическая политика, провозглашенная X съездом партии, знаменовала собой коренной поворот во всей хозяйственной и политической жизнь страны. Использование товарно-денежных отношений и частного капитала оказывали непосредственное воздействие на все сферы производственной и общественной жизни. Необходим был и новый подход к пушным заготовкам. 28 ноября 1921 г. ' правительство России установило новый порядок ценообразования. Если раньше цены на пушнину устанавливал центр, то теперь это право предоставили губерниям. Управомочные заготовитепи получили больше свободы; им разрешалось вести заготовки даже через частных лиц "в порядке специальных договоров на комиссионных началах", т. е. через скупщиков. (Для Сибири устанавливались особые порядки. Согласно ст.2 Декрета в Сибири заготовку пушнины могли вести только ВСНХ и Народный Комиссариат Внутренней Торговли Наркомвнуторг через Прод-органы).

8 апреля 1922 г. Совнарком принял закон о пушнине. В условиях НЭПа законом разрешалась свободная продажа пушнины на рынке. Чуть позже, 21 апреля 1922 г. Президиум ВСНХ рассмотрел вопрос:" О свободной заготовке пушнины в Сибири"5. Постановлением Президиума запрещалось частным служащим скупать пушнину „вследствие неизбежных для них злоупотреблений под влиянием взаимной конкуренции". В постановлении отмечалось, что скупка

пушнины и торговля не может составлять монополии государства, т. к. оно не может справиться с такой задачей вследствие распыленности пушного зверя и отсутствия материальных ресурсов".

Следует отметить, что, отказываясь от монополии государства на торговлю пушниной, государство тем самым категорически отказывалось от применения каких-либо мероприятий по регулированию пушного дела, в результате чего пушной рынок оказался всецело предоставленным свободной конкуренции, со всеми вытекающими отсюда последствиями. А последствия оказались неутешительными. Дело в том что неустойчивая конъюнктура мирового пушного рынка болезненно отражалась на пушном рынке как России, так и Сибири. Так, осенью 1920 г на мировом пушном рынке резко упали цены на пушнину. Причиной явились как общая депрессия мирового рынка, так и безудержная спекуляция меховыми товарами в 1919 г., повлекшие за собой сокращения банковского кредита под пушнину (в Англии это было сделано под давлением правительства), и как следствие этого разорение пушных фирм: в одном Нью-Йорке обанкротилось около сорока фирм, мелкие спекулянты и посредники ушли с рынка, и запасы пушнины сосредоточились только в сильнейших фирмах, способных выдержать натиск падения цен. Некоторое оживление торговли пушниной началось только с января 1921 г., когда начали восстанавливаться цены на темную белку, американскую пушнину, амурский и томский колонок.

Резкое колебание мировых цен отразилось и на пушном рынке Сибири. В первой половине зимы 1921-1922 года почти везде пушнина скупалась у местного населения по низким ценам, но лихорадочная погоня за этим товаром привела к тому, что уже к весне 1922 г. цена на него на местах заготовок резко повысилась, а цены на товары, главным образом на хлеб, сильно снизились. Таким образом, из одной крайности государственные и кооперативные организации впали в другую, и стали платить за белку - до одного пуда муки вместо прежних 6-7 фунтов .

Весной и летом 1922 г. пушной рынок Сибири бездействовал ввиду окончания пушного сезона. Продавались только случайные партии. Наиболее крупной была партия Сибторга - на сумму до 600 тыс. руб. золотом, проданная Сибдальвнешторгу (белка оценивалась в 32 коп.). Далее Сибдальвнешторг закупил партию пушнины у Иркубсоюза, где лимит на белку составлял - 1 руб. 25коп., но цена на эквивалент гораздо выше, что, однако, не помешало ему в июне-июле 1922 г купить у Енгубсоюза партию туруханской белки, в обмен на хлеб по низкому эквиваленту : 1 пуд = 6 белок. Этими операциями были взвинчены цены на пушном рынке Сибири. Но, помимо оборота этих партий, сибирский рынок бездействовал: товара для продажи было мало, денежных цен рынок почти не знал. Поэтому пушнина могла иметь спрос только на Западе, где благодаря беззащитности таможенных границ она свободно просачивалась в Польшу, Литву и другие страны7.

Характерно отметить, что пушной рынок западной части России в этот период был более оживленным. Это объяснялось тем, что еще до принятия закона о пушнине (8 апреля 1922 г.), здесь не было особых ограничений на свободную продажу пушнины. Более того, в 1921 г. Наркомвнуторг организовал полулегальное общество "Северопушнина" в г. Архангельске, стянувшее к себе большие партии пушнины и способствовавшее тем самым спекуляции меховым товаром. Также полулегально работали Внешторги, расположенные на западной границе России. К этому надо добавить нелегальную контрабанду, подвижную работу частных лиц, и станет ясно, почему Сибирь отстала к началу НЭПа в своих пушных операциях от европейской России. Более того, в этот глухой сезон для Сибири европейская Россия ставила цены с ориентацией на Запад, направляя пушнину сначала через г. Архангельск, затем -Минск - Витебск, что привело в конечном итоге к росту

цен. Так, с 15 июня по 15 июля, в главных пушных пунктах европейской России пушнина в среднем расценивалась (взнаках 1922 г.): белка- г.Екатеринбург-30 руб., г.Вятка-46, г.Казань-45, г.0ренбург-50, г.Архангельск-65; горностай в тех же городах: 200,218, 65,250, 350; лиса красная: 1300, 1900, 1200, 1300, 3500; норка: 330,400,125,100, 875; россомаха в г. Екатеринбурге - 1000, в г. Архангельске -4375 руб. По названным ценам можно определить, что архангельский пушной рынок являлся главным определителем цен на пушнину. Но в период с 15 июля по 15 августа и ближе к осени, с приближением закрытия навигации на Бепоморье, постепенно стали расти цены в г Москве, г Витебске и г. Минске, через которые Москва сплавляла закупленную пушнину. В Витебск и Минск шла наиболее ценная пушнина: рысь, россомаха, выдра, песец, куница и особенно соболь, давший цену втрое дороже, чем в г Екатеринбурге (1000-3000 руб.)'.

Осенью 1922 г. на сибирском пушном рынке началось сильное оживление. Охотники забивали пушных зверей и по спекулятивной цене торговали. Пушнина находила сбыт в учреждениях, у рядовых обывателей, желавших поместить свои сбережения в валюту, которой являлась пушнина. Покупательная способность сибирского рынка была очень низкой. Госорганы переживали серьезный денежный кризис, почти не имели ходового товара. В таком же положении находилась и кооперация, стой лишь разницей, что аппарат ее был широко развит в периферии, Еще менее были обеспечены средствами частные предприниматели, но их спасала возможность переброски пушнины в г. Москву, где она ценилась вдвое дороже. На вырученные деньги частник вновь закупал сибирскую пушнину, отвозил в Москву и тем самым делался серьезным конкурентом для госорганов.

Крупнейшим покупателем пушнины мог стать Сибдальгосторг, но он имел сносный заготовительный аппарат. Более активно работали столичные госорганы, имеющие непосредственную связь с центральным рынком. В конце 1922 г. на сибирском рынке появились иностранные покупатели: американские фирмы -„Сутта -фукс", заключившая гарантийный пушной договор с Наркомвнуторгом, и „Эйтингон - Шильд". Появление этих фирм внесло панику на рынке, вылившуюся в рост цен.

Госорганы в это период конкурировали между собой и тем самым обеспечили частному капиталу и американцам „свободу маневра". Только в декабре 1922 г. госорганы опомнились (высокие цены на пушнину делали их неконкурентоспособными ) и провели совещание основных заготовителей. Совещание приняло решение о принудительной регистрации частных заготовителей и лишении прав на заготовку тех госорганов, чьи функции не соответствовали заготовке пушнины (Мосторг, Кедрпром, Сиб-свеча и др.). Но эти предложения не встретили поддержки у местной власти и выход был найден в организации паевого товарищества "Сибирская пушная компания" (декабрь 1922 г.). Паевой капитал товарищества определялся в 2 млн. руб. в золотой валюте, разделенный на четыреста паев по 5 тыс. руб. каждый. Учредителем товарищества стало областное торговое бюро - „Сибторг"9

Во второй половине 1922-1923 г. пушнина продолжала расти в цене, имея определенную тенденцию ориентироваться на заграничные цены. Пушной индекс по отношению к товарному для октября 1922 г. составлял 37%, для января 1923 г. -58%. Сибирская пушнина была на 20-25% дороже центральной. В конце февраля 1923 г. наиболее ходовой товар - белка - оценивалась по всей Сибири в один рубль золотом, что при понижающихся заграничных ценах на белку внесло на рынок значительную панику, выражающуюся в отказе некоторых госорганов от дальнейших договоров. В то же время, под прикрытием флага дальневосточных учреждений в Сибирь с Востока проникла американская фирма „Гершковитс и Сын" и смело приступила к скупке пушнины не только в пограничном

Иркутске, но даже и на Ирбитской ярмарке. С большой партией пушнины американцы пытались перейти границу, но были задержаны Сибдальвнешторгом10

В результате высокого повышения цен на" пушнину, главным образом на белку, встал вопрос об установлении предельных заготовительных цен для организаций, занимающихся заготовкой пушнины. 31 октября 1923 г при Сибторге состоялось сибирское совещание заготовителей. Совещание высказалось за установление предельных цен, обязательных для всех основных заготовителей. Так, для Енисейской губернии лимиты были установлены от 0,75 коп. до 1 руб., а на Ангаре от 1 руб. до 1 руб. 25 коп. золотом. В Томске лимиты на горностая были увеличены с 1 руб. до 1 руб. 25 коп. В Иркутске на белку чернохвостую лимит подняли с 1 руб. до 1 руб. 15 коп.11.

Но новые цены долго не продержались, так как частные лица и организации, не участвующие в совещании, с новыми ценами не считались. А кто придерживался лимитов, тот не мог что-либо заготовить.

Необходимо подчеркнуть, что в сезон 1922-1923 года пушные заготовки в Сибири имели форму безудержной спекуляции, в которую вовлекались все заготовители пушнины - как кооперация, так и госорганы.

Скупка пушнины производилась организациями, главным образом, посредством обмана инородцев, спаиванием водкой, снабжения охотников товарами по высоким ценам, иногда совершенно ненужными, например, игральными картами и безделушками. Это делалось с расчетом на психологию дикого человека, готового за бусы и бутылку водки отдать свою добычу.

Рабочие Туруханской экспедиции "Петроградского единого потребительского общества" указывали, что им за несколько пудов муки и заплесневелых сухарей удалось выменять у подпоенного охотника 281 шт. отборнейшей белки, и что этот, проспавшийся на другой день, охотник, понял, что его обманули, заявил об этом в Сельсовет. Разница в ценах на одну и ту же пушнину в одних местах в разных организациях доходила по отношению к белке от 75 до 150%.

При наличии огромного числа заготовителей, насчитывалось до 40 организаций, и их несогласованных действий плановые предположения заготовок носили фантастический характер с преувеличением в 100% и более против имевшихся ресурсов пушнины.

Работа велась вслепую, без связи с органами местной власти. На правильную постановку дела и улучшение охотничьего хозяйства никем внимания на обращалось, регулирования пушного промысла практически не производилось.

В целом, при всех недостатках организационного характера, заготовка пушнины в 1922-1923 году по шести сибирским губерниям: Иркутской, Енисейской, Томской, Алтайской, Новониколаевской и Омской - выражается в следующих цифрах: белка-5952000 шт., горностай-126000, колонок -122000, хорь -109000. лиса разная - 28500, песец - 22800, соболь - 8150, разная ценная пушнина - 41500 и разная малоценная пушнина - 2350000 шт. Всего - 9759950 штук12.

Указанные цифры не охватывают пушнину, прошедшую через городские рынки для кустарной обработки и местного потребления, а также часть пушнины, ушедшей на центральные рынки и контрабанду.

Надо отдать должное Наркомвнуторгу и местным органам власти, сумевшим учесть все недостатки прошедшего заготовительного сезона и в новом 1923 - 1924 году заметно усилившим государственное регулирование пушным рынком.

Прежде всего был строго ограничен контингент заготовителей. Право на заготовку пушнины из числа центральных организаций получили всего семь: Всероссийский промыслово - кооперативный союз охотников (ВСЕКОХОТСОЮЗ), Центросоюз, Госторг,

Хлебопродукт, Центральное акционерное торговое общество (ЦАТО) и Русско - Английское сырьевое общество (РАСС).

Из местных организаций право на заготовку получили только те, которые по характеру своей деятельности специализировались на операциях с пушниной и имели собственный постоянный аппарат в районах непосредственных заготовок. От заготовок были отстранены смешанные акционерные общества, пользовавшиеся финансовыми и другими выгодами своего положения для того, чтобы скупать пушнину по высоким ценам, создавая тем самым на пушном рынке ажиотаж и спекуляцию.

В Сибири основными заготовителями пушнины были определены следующие организации: Сибцентросоюз, Сибсельскосоюз, Сибготорг, Сибторг, Сибхлебопродукт, Сибпушнина и Всероссийский кожсиндикагт. /Кожсиндикату было разрешено заготовлять пушнину для нужд синдицированной промышленности до 1 млн. штук белок на Урале и в Сибири, при условии, чтобы планы указанной заготовки были согласованы с общими планами остальных организаций/.

Каждая сибирская организация имела свою специфику работы. Так, Сибцентросоюз проводил заготовку пушнины по всей Сибири. Заготовки велись через Губсоюэы посредством первичных кооперативов, многолавок, устройства факторий и экспедиций. Общее количество потребительских обществ в шести губерниях составляло 1465.

Сибсельскосоюз вел заготовки через свои организации, посредством товарообмена. В Енисейской губернии имел 3 объединения, 1 контору, 151 первичный кооператив. В Иркутской губернии было организовано 15 сельскохозяйственных кооперативов, заготовленная пушнина отправлялась в Москву.

Сибгосторг имел в Иркутской губернии 6 агентур: в Киренске, Братске, Илимске, Нижне - Удинске, Верхне -Удинске и Кучуге; 70% заготовлял своим аппаратом и 30% по договору со скупщиками; в Енисейской губернии заготовлял пушнину через Губконтору в Канске, Ачинске, Енисейске, Минусинске и Туруханском крае. Операции осуществлялись товарообменом.

Сибторг имел 21 отделение. Иркутский Сибторг вел заготовку пушнины совместно с Сибторгом, а Омский Сибторг с Сибдальгосторгом.

Сибхлебопродукт имел свои отделения в Енисейской, Иркутской, Томской и Алтайской губерниях. Имел 69 агентств и факторий. Заготовлял посредством товарообмена, без контрагентов.

Сибпушнина вела заготовку товарообменом на паевых началах, с капиталом в 2 млн. руб. с Сибпромбюро. АлтгубсовНХ, Енгубсоюзом, Ачминдором, Сибтранспортом и Енгубпайторгом, - имело 47 факторий, преимущественно в Приангарье и Туруханском крае.

Всероссийский кожсиндикат заготовлял пушнину через свои агентства в Тюменском, Омском, Петропавловском, Семипалатинском, Алтайском, Енисейском и Иркутском районах. Заготовку вел для заводов ВСНХ на комиссионных началах, через своих доверенных, скупая на базарах и т.д.13.

Кроме этих организаций, заготовкой занимались отдельные кооперативы, не входящие в систему Сиб-центрсоюэа (Петроградское единое потребительское общество, Московское потребительское общество), Сиб-госсельсклад, АРКОС и частные заготовители. Иностранный капитал представляло акционерное общество "Лава Бритополь".

Каждая организация использовала свой способ борьбы со своими конкурентами. Так, более крупные организации создавали фактории и экспедиции, а кооперация - через свои первичные кооперативы, преимущественно посредством товарообмена.

Необходимо отметить, что в отчетах заготовителей указывалось, что заготовка пушнины производилась в

значительной степени своим собственным аппаратом, но на деле главным заготовителем пушнины являлся контрагекг. Даже кооперация, имевшая довольно широкий разветвленный аппарат, прибегала к посредничеству.

У Сибценросоюза в некоторых факториях, контрагентские заготовки доходили до 20%, у Сибсельскосоюза -до 38%, Сибторг в некоторых местах имел 70% контрагентов.

В ряде населенных пунктов имелось по несколько факторий, агентств и контор. Так, в Туруханском крае (население - 22 тыс. человек) насчитывалось: в Покаменной Тунгузке - 6 факторий, Кузьмовке - 6. Монастыре - 7, Дубинке - 6, Гальчине - 5, Ярцево - 3, а в остальных пунктах по 2-3 фактория14.

Насколько все это было организованно и целесообразно, видно из того, что в Гальчине, например, размещалось 5 факторий при одном жилом доме. Руководитель экспедиции Губсельсоюза сообщал из Туруханска: "... в Монастыре в лавках делать нечего, в организации ловят от 2 до 5 белок в день".

Наведение порядка в организации пушных заготовок требовало решения одного из главнейших вопросов в возрождавшихся рыночных отношениях - ценообразования. К сожалению, в первые годы НЭПа этот вопрос практически не поддавался решению. Главной причиной являлась "свободная конкуренция", не знающая предела и способствующая не стабилизации цен, а, наоборот, их постоянному росту. В погоне за пушниной, заготовители буквально вырывали ее из рук охотников, поднимали цену до фантастических размеров. Охота проводилась в любое время года, даже тогда, когда пушные звери переходили к сбрасыванию зимней шерсти, теряя при этом свою ценность. Охотники без жалости убивали гнездового песца, самок во время беременности. В такой обстановке ценообразование носило стихийный характер Ликвидировать подобный беспредел можно было только путем установления твердых лимитных цен на пушнину.

6 января 1924 г. при Сибкрайвнуторге состоялось особое совещание с основными заготовителями по определению лимитных цен на пушнину и выработке товарного эквивалента1®. После долгой дискуссии участники совещания так и не смогли договориться о лимитной цене.

11 января 1924 г. Сибкравнуторг вновь провел заседание с повесткой дня: "Об урегулировании пушного промысла на территории Сибири"1®. В целях охраны и развития пушного промысла Сибкомвнуторг установил предельные сроки сезона охоты на пушного зверя: с20 октября по 20 февраля. В остальное время охота запрещалась на всех зверей, кроме волка и медведя.

Установление лимитной цены на пушнину предпринималось и в губернских центрах. Так, 12 декабря 1923 г. в г. Иркутске состоялось губернское совещание с участием

12 заготовительных организаций, на котором были установлены цены на пушнину: белка красноснохвостая -0,85 коп., белка чернохвостная - 1руб. 15коп., белка бурохвостая -1 руб. Казалось бы, цены всех устраивали, но уже 2 января 1924 г. был поднят вопрос, что нужно аннулировать лимиты, т.к. выяснилось, что один из участников совещания - АРКОС и частные торговцы платили за белку 1руб. 35коп., а кто придерживался лимитов, оставались без белки. Хлебопродукт сообщал, что в связи с отчаянной конкуренцией цены на пушнину менялись чуть ли не ежедневно. Губпайторг заявлял, что вся отчетность на факториях Туруханского края"... базируется на совести служащих"17.

В целом, подводя итог пушным операциям в 1923-1924 хозяйственном году, нужно отметить, что в этот сезон началось активное государственное регулирование пушным рынком. Были приняты меры в целях устранения того стихийного состояния, в котором находились пушные заготовки в минувшие годы. В числе основных мер - ограничение контингента заготовителей и лимитирование цен

на пушнину. Конечно, принимаемые меры не могли в течение одного года решить все сложные проблемы и, прежде всего, использование рыночного механизма в пушных заготовках.

По данным Сибкрайвнуторга, всеми сибирскими государственными и кооперативными организациями было заготовлено в 1923-1924 г. около 10 млн. бел. единиц.

По отдельным губерниям заготовка пушнины выглядит следующим образом: Иркутская - 4300000 бел. единиц (43%), Енисейская-3100000(31%), Томская-1100000(11%), Омская - 600000 (6%), Алтайская -750000 (7 5%) и Новониколаевская -150000 (1.5%),а.

Для большей точности необходимо оговориться, что в указанные выше данные не вошли заготовки частных лиц, продававших заготовленную пушнину за пределы Сибири, а также не учтены заготовки организаций после 1 июля 1924 г. Поэтому можно считать количество беличьих единиц, фактически поступивших на пушной рынок, не 10 млн. а 11 млн, внеся увеличение на 1 млн. /10% / на недоучет.

Литература

1. Павлов П.Н. Пушной промысел в Сибири XVII в. -Красноярск .1972.-С .86.

2. Старцев A.B. Торговля сибирской пушниной на ярмарках во второй половине XIX-начале XX в.//Проблемы

Ю. С. ВЕРНАДСКАЯ

Омский государственный технический университет

УДК 13:2

Современная русская поэзия - явление разноплановое и неоднородное. Различные течения, опирающиеся часто на абсолютно противоположные взгляды, существуют бок о бок и каждое по-своему отражает действительность. Одной из наиболее общих тенденций современной русской поэзии можно назвать возвращение ее из "горних высей" на землю. Поэты перестают дистанцироваться от жизни во всех ее проявлениях, и, как результат, тенденции развития социума находят отражение в стихах.

Поэт в своем творчестве не ставит перед собой цель получения некоторой информации, главным является реализация некоей нравственной, мировоззренческой идеи. Как известно, художественный образ является особой разновидностью гносеологического образа, отличающейся единством изобразительной и эмоционально-экспрессивной сторон. И посредством художественного образа осуществляется понимание действительности, постижение закономерностей мира.

Словом "трансцендентное" (от лат. - выходящий за пределы) мы обозначаем "совокупность смыслов, которые,

генезиса и развития капиталистических отношений в Сибири. - Барнаул, 1990.- С.55.

3. Недель С. Пушное дело. //Жизнь Сибири. -1922 - №4. -С.148-149.

4. Борецкий В. Сибирская пушнина.//Жизнь Сибири. -1923. -№4-5. -С. 104.

5. ГАНО.Ф.918.0п. 1 .Д.36.Л. 118.

6. Пушное дело. -1925. -№1. -С. 20.

7. Борецкий В. Указ. соч. - С. 115.

8. Там же.-С. 116.

9. ГАНО.Ф.1052.0П.1.Д.727.Л.54.

10. Борецкий В. Указ. соч.-С.124.

11. ГАНО.Ф.288.0п. 1 .Д. 177.Л.46.

12. Кожухов М. Сибирская пушнина в экспорте СССР.// Жизнь Сибири. - 1926. - №9. - С. 40.

13. ГАН0.Ф.288.0п. 1 .Д. 177.Л.28.

14. Там же .Л.38.

15. Тамже.Ф.659.0п.1. Д.138.Л.84.

16. Там же .Д.4.Л.18.

17. Там же. Ф.288.0п.1 .Д. 177. Л.46.

18. Жизнь Сибири.-1924.-№7-9 . -С.85.

ДРОЗДКОВ Алексей Васильевич - кандидат исторических наук, доцент, докторант кафедры отечественной истории.

несмотря на разнообразие путей своего постижения (мысль, религиозная вера, переживание, интуиция, мистический опыт), выражают те или иные аспекты ограниченности (наличия границ) нашего мира: восприятия, опыта, мышления и наличие за-предельного бьггия - "вне" границ нашего мира - сверхэмпирического, сверхфизического, сверхъестественного" (Красиков В.И. Библия как реальность (предельные значения библейских картин мира). - Кемерово: Кузбассвузиэдат, 1998. - С. 119). Т.е. трансценденция понимается как способность человека выходить за пределы настоящей реальности к реальности иного, высшего порядка, которая закрепляется в понятии "трансцендентный мир". Приобщение человека к трансцендентному миру может осуществляться двумя путями. Во-первых, восхождением в процессе трансцендирования в трансцендентный мир и, во-вторых, нисхождением истины из области трансцендентного мира в мир людей, мир имманентный.

В теологии существует два подхода к постижению смыслов трансцендентного (Соколов В. В. Средневековая

ПОНЯТИЕ ТРАНСЦЕНДЕНТНОГО НА ПРИМЕРЕ СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ПОЭЗИИ_

В СТАТЬЕ АНАЛИЗИРУЮТСЯ ОСОБЕННОСТИ ОТРАЖЕНИЯ ТРАНСЦЕНДЕНТНОГО ПОСРЕДСТВОМ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ОБРАЗА (НА МАТЕРИАЛЕ СОВРЕМЕННОЙ ПОЭЗИИ).