Научная статья на тему 'Становление и развитие здравоохранения в Кировске в 1930-е гг'

Становление и развитие здравоохранения в Кировске в 1930-е гг Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
163
28
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ / ЭПИДЕМИЯ / МЕДУЧРЕЖДЕНИЯ / МЕДПЕРСОНАЛ / FORMATION AND DEVELOPMENT OF HEALTH CARE / EPIDEMIC / MEDICAL FACILITIES / MEDICAL PERSONNEL

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Васильева Екатерина Васильевна

На основе архивных материалов рассмотрены вопросы становления и развития здравоохранения в г.Кировске в 1930-е гг. Раскрыты причины возникновения эпидемий, а также острой нехватки медучреждений и медперсонала, проанализированы результаты деятельности медицинских учреждений данного периода.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Formation and development of the health care in Kirovsk in the 1930''s

On the basis of the archival materials the problems of formation and development of health care in Kirovsk in the 1930''s are described. The causes of epidemics as well as acute shortage of medical facilities and personnel are revealed, and the results of the medical institutions activities of the period are analyzed.

Текст научной работы на тему «Становление и развитие здравоохранения в Кировске в 1930-е гг»

ИСТОРИКО-СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ_____________

УДК 614.2 (470.21)

Е.В.Васильева

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ В КИРОВСКЕ В 1930-Е ГГ. Аннотация

На основе архивных материалов рассмотрены вопросы становления и развития здравоохранения в г.Кировске в 1930-е гг. Раскрыты причины возникновения эпидемий, а также острой нехватки медучреждений и медперсонала, проанализированы результаты деятельности медицинских учреждений данного периода.

Ключевые слова:

становление и развитие здравоохранения, эпидемия, медучреждения, медперсонал.

E.V.Vasiljeva

FORMATION AND DEVELOPMENT OF THE HEALTH CARE IN KIROVSK IN THE 1930’S Abstract

On the basis of the archival materials the problems of formation and development of health care in Kirovsk in the 1930's are described. The causes of epidemics as well as acute shortage of medical facilities and personnel are revealed, and the results of the medical institutions activities of the period are analyzed.

Кеу words:

formation and development of health care, epidemic, medical facilities, medical personnel.

История здравоохранения г.Кировска еще не написана, и данная статья является лишь первой попыткой рассмотреть проблемы становления медицинской инфраструктуры первого промышленного города в Хибинах. Основными источниками для написания статьи послужили архивные материалы ГОКУ ГАМО. Они представлены в основном докладными записками (например о санитарно-гигиеническом состоянии больниц), постановлениями, основанными на докладах участников «троек», а также фотографиями, по которым можно проследить процесс строительства больницы. Достаточно ценным источником являются статьи периодической печати, которые посвящены празднованиям годовщины возникновения г.Кировска, 80-летия открытию СЭС, 70-летию Кировской городской больницы, рассказывающие о сложностях начального этапа становления различных медучреждений. Особый интерес представляют мемуарно-биографические тексты кировчан, которые не только содержат фактическую информацию о состоянии здравоохранения рассматриваемого периода, но и передают отношение людей к происходившему, пережитый ими опыт.

15 сентября 1922 г. СНК РСФРСР принимает декрет «О санитарных органах республики», где основными задачами отделов здравоохранения называются: санитарная охрана воды, воздуха, почвы, жилищ, пищевых продуктов; организация противоэпидемических мероприятий, охрана здоровья детей, санитарная статистика, санитарное просвещение и участие в вопросах санитарной охраны труда и общей организации лечебного дела.

8 октября 1927 г. СНК РСФСР издает более полное постановление «Об утверждении положения о санитарных органах республики», по которому Общий план санитарной и противоэпидемической работы на местах и план борьбы с социальными и профессиональными болезнями устанавливается краевыми, областными и губернскими отделами здравоохранения, а на транспорте - дорожными и водно'-областными отделами здравоохранения. Указанные отделы дают необходимые задания и распоряжения, а также согласовывают и объединяют работу санитарных органов как путем проведения периодических совещаний санитарных врачей, так и через посредство санитарных советов.

Не стали исключением для реализации этого постановления и рабочие поселки треста «Апатит», которые к 1931 г. стали именоваться городом Хибиногорском.

28 июля 1930 г. был заключен договор между отделом здравоохранения Мурманского окрисполкома и трестом «Апатит» на обслуживание лечебно-санитарной помощью района апатитовых разработок [ФГАМО Ф.6. Оп.1. Д.1. Л.37]. По этому договору трест обязался предоставить соответствующее помещение для лечебно-санитарных учреждений, а именно: больницу на 250 коек, поликлинику на 1000 посещений в день, дезкамеру и баню пропускного типа на 50 человек.

В 1930 г. в городе работали 21 врач и 26 средних медицинских работников; была открыта городская больница на 40 коек с терапевтическим и инфекционным отделениями, родильной комнатой и изолятором. Больница размещалась в стандартных деревянных бараках на 16-м км (36 коек) и 24 койки на 19-м км. Медперсонал состоял из четырех врачей (один - стоматолог), трех медсестер и семи человек прочего персонала.

Из доклада главного врача товарища Певзнера (инициалы не указаны) следует, что подготовка санитарно-медицинского дела крайне слабая - к 24 августа 1930 г. работала единственная благополучная амбулатория на 19-й км. На 25-м км дело с больницей обстояло хуже: было неудачно выбрано место для строительства (на болоте около бани), также здесь не хватало оборудования, не осуществлялось хорошего ухода за больными, не было надлежащей чистоты и питание являлось совершенно не пригодным по роду болезни [ФГАМО Ф.6. Оп.1. Д.1. Л.55]. Поэтому заседание пленума Кукисвумчоррского поселкового совета посчитало необходимым:

• потребовать постройки если не постоянной больницы, то хорошей постройки больницы барачного типа;

• увеличить число медперсонала и улучшить уход за больными;

• организовать при больнице курсы по подготовке низшего медперсонала;

• обязать всех работников столовых, хлебопекарен, продуктовых магазинов ежемесячно проходить медицинский осмотр;

• выделить одну лошадь и приспособить для летнего пользования рессорную двуколку военного образца, для зимы - специальные сани - кибитку для перевозки больных и т.д. [ФГАМО Ф.6. Оп.1. Д.1. Л.55].

5 ноября 1930 г. состоялось совещание при здравобъединении апатитовых разработок с участием партийных и общественных организаций. На совещании присутствовали представители окрздравотдела, ОГПУ, Поселкового совета, партийной ячейки треста «Апатит». Был заслушан доклад санврача Стриковского (инициалы не указаны) о проделанной работе с сентября по 5 ноября 1930 г. Основная мысль доклада заключалась в том, что санитарное состояние жилых поселков было катастрофическим: «Заставляет бить тревогу крайняя скученность и связанная с ней антисанитарная обстановка жилищ. Средняя площадь на одного живущего равна 1.2 м2. Не везде есть уборные; почти полностью отсутствуют помойные ямы, вследствие чего загрязняется и заболачивается почва вокруг жилищ, и вся эта грязь уносится

в ближайшие реки, которые служат единственным источником питьевой воды. Совершенно отсутствуют прачечные и сушилки. Пропускная способность бань ни в коей мере не удовлетворяет действительной потребности в них. Столовые расположены в неприспособленных помещениях, посуды мало и моется она совершенно неудовлетворительно...» [ФГАМО Ф.Р-6. Оп.1. Д.1. Л.59]. По итогам совещания было принято постановление о создании чрезвычайной санитарной комиссии.

К декабрю 1930 г. в Хибиногорске насчитывалось более 9 тысяч человек, это было несколько поселений и поселков из полотняных палаток, землянок и шалманов [Тимофеев, 2010: 21]. О палатках и землянках люди понятие имели, а вот шалман - это было изобретение тех лет (определения этого слова нет ни в толковом, ни в орфографическом словарях). Это сооружение представляло собой дощатый сарай, обитый толем. В палатки заселяли по 50-70 человек. Во всех помещениях были два ряда сплошных дощатых нар, разделенных проходом. В проходе - железная печка, которую топили беспрерывно. В палатках и шалманах прогорели трубы, поэтому население дышало дымом и все было загрязнено копотью. Население не обеспечивалось водой, около домов царила вопиющая антисанитария (туалетов хронически не хватало - по подсчетам уже упоминавшейся комиссии в некоторых поселках одно «очко» приходилось на 126 человек [Тарараксин, 2004: 6], и по этой причине не желающие стоять в очереди оправлялись на всей прилегающей территории). На нарах семья от семьи отделялась доской. Пол, за некоторым исключением, естественный грунт. Люди жили так круглогодично и даже по два года. Основное население таких поселков - спецпереселенцы (раскулаченные крестьяне). Семьи раскулаченных вместе со стариками и детьми, беременными и больными везли в эти лагерные условия. Некоторые умирали еще в пути, особенно грудные дети и тяжелобольные. На месте одолевали пневмония и кишечная интоксикация.

Первые случаи заболевания сыпным тифом зарегистрировали в сентябре 1930 г. Но только в конце октября, когда к брюшному тифу добавился и сыпной, начальство спохватилось. Срочно создали Чрезвычайную комиссию Мурманского окрисполкома по борьбе с эпидемией тифа на апатитовых разработках. Первым постановлением этого органа был приказ о создании «троек» во всех поселках разработок. Все распоряжения председателя «тройки» в области борьбы с эпидемией подлежали безоговорочному исполнению. Первыми санитарными врачами были Романенко (инициалы не указаны) и Василий Алексеевич Соколов.

В октябре 1930 г. было начато строительство заразного барака, построены скарлатиновые и коревые бараки на 40 человек. Эпидемии кори и скарлатины были смертоносными - только от кори в сентябре-октябре 1930 г. умерло 178 человек [Конохов, 2002: 5].

Осенью 1930 г. для организации противоэпидемических мероприятий в Хибины был направлен русский микробиолог, эпидемиолог и инфекционист С.И.Златогоров.

По опыту Златогоров знал, что одной из причин возникновение эпидемии являлось существенное ухудшение условий жизни. Но то, что ученому пришлось увидеть на хибинской стройке, превзошло даже самые худшие ожидания. Недавно обнаружена его докладная записка об этой командировке в октябре 1930 г., адресованная Мурманскому окружному отделу здравоохранения. В правом верхнем углу первого листа надпись: «Не подлежит оглашению» [Берлин, 20G9: 68]. Из этого документа стало известно, что в Хибинах на четыре рабочих поселка (13, 18, 19 и 25-й км) имелось всего два медпункта (13-й и 19-й км) и два больничных барака на 10 и 18 коек. Основными эпидемическими заболеваниями в Хибинах являлись корь, брюшной тиф, скарлатина.

По подсчетам С.И.Златогорова в августе, сентябре и за 10 дней октября 1930 г. погибли 177 детей, в 80% случаев от кори. Среди детей были распространены различные желудочно-кишечные инфекции, рахит и туберкулез. Смертность взрослого населения рабочих поселков была следствием эпидемий брюшного тифа.

В отчете Златогорова возникновение эпидемий объяснялось тяжелейшими бытовыми условиями, которые характеризовались как «доведенные до предела антигигиенических», а «население бараков и палаток - скученное, голодное, с огромным количеством вшей - представляет собой костер, готовый вспыхнуть от сыпного тифа при первой же брошенной в него спичке».

Для борьбы с набиравшей обороты эпидемией все вновь прибывающие сезонные рабочие направлялись на санитарную обработку (однако это действие не всегда можно было назвать эффективным, поскольку большинство комендантов общежитий для рабочих даже не знали о существовании данного приказа [ФГАМО Ф.Р6. Оп.1. Д.1. Л.24.]). Для улучшения санитарно-гигиенических условий в соответствие с постановлением НКТ № 375 необходимо было предоставить возможность живущим в общежитиях пользоваться баней один раз в декаду [ФГАМО Ф.Р6. Оп.1. Д.1. Л.24.]. Однако не каждый из рабочих поселков был обеспечен баней. В рабочем поселке на 18-м км к декабрю 1930 г. строительство бани еще не было закончено, так же сюда был затруднен подвоз дров из-за дороги, которая находилась в неподобающем состоянии [ФГАМО Ф.Р6. Оп.1. Д.2. Л.61].

Одной из самых острых проблем для возведения прачечной и вошебоек, как отмечается в докладе ответственного уполномоченного чрезвычайной тройки С.В.Яковлева, была нехватка жилых помещений: «Устройство прачечной в бараке временного типа сведет на нет уже законченную на 80 % и лишит нас жилой площади на нормальное размещение 80 - 100 человек...» [ФГАМО Ф.Р6. Оп.1. Д.2. Л.61]. А строительство отдельного сарая «для вымораживания завшивленных вещей» по приказанию Упадчева не разрешено [ФГАМО Ф.Р6. Оп.1. Д.2. Л.61], поскольку на это необходимо было задействовать 16 человек при работе в две смены (что очень сильно бы повлияло на сдачу объектов производственного назначения).

По донесению санитарного врача Романенко (инициалы не указаны), к середине ноября число заболевших достигло 64 и каждый день регистрировалось по 5-7 новых случаев. Главный врач апатитовых разработок Баннерфогт на собрании «троек» поселка 19-го км был вынужден констатировать: «Как бы ни боролись с тифом, мы бессильны, пока не можем отделить больного от здорового. Но у нас нет свободных мест для больных» [Тарараксин, 2004: 6].

В Ленинград в облздравотдел была срочно отправлена телеграмма с просьбой прислать врачей-инфекционистов. Своих специалистов среди немногочисленных медиков на апатитовых разработках не было. На Север отрядили молодых врачей Юлия Савельевича Эдельштейна и Ивана Игнатьевича Шилейко.

Теоретически, в общих чертах Шилейко и Эдельштейн представляли, что надо делать для ликвидации эпидемии: изоляция и лечение больных, профилактика среди здоровых. Так как их было всего двое, то и задачи разделили поровну: Эдельштейн - на 25-й км налаживать профилактику среди рабочих горняцкого поселка, а Шилейко отправился в поселок на 13-м км, в эпицентр эпидемии, заниматься больными. На 14-м километре врач заглянул в инфекционный барак. Шаткое, стылое сооружение на 14 коек и полевая кухня. Заведовал хозяйством военный фельдшер. После первого обхода поселка 13-го км в инфекционном бараке появилось семь пациентов, на второй день добавилось еще столько же. Больше мест

не было. Тогда рядом с бараком поставили палатку, но и она заполнилась через три дня. Требовались срочные радикальные меры, поэтому из Ленинграда вызвали бригаду эпидемиологов. Стали подыскивать место для инфекционной или, как говорили тогда, заразной больницы.

Все противоэпидемические и санитарные мероприятия были направлены в первую очередь против брюшного и сыпного тифа. Не зная ни минуты покоя, санитарные врачи делали все для того, чтобы предупредить вспышки этих заболеваний. В рудничном поселке 25-го км расположились прививочный и дезинфекционный отряды. Врачи и медсестры прививочного отряда шли от барака к бараку и делали прививки. В 1931 г. были организованы прививочные отряды. 5 марта Хибиногорский горсовет постановил: организовать санитарно-эпидемиологическую и клиническую лаборатории во главе с ВА.Соколовым. Создавались дезинфекционные отряды.

У дезинфекторов были проблемы: не хватало специалистов, парикмахеров, инструментов. Постановлением чрезвычайной «тройки» в отряд направляли всех выявленных среди поселенцев дезинфекторов и парикмахеров. По календарю, составленному «тройками» поселков, пропускали бараками через баню всех проживающих. А в их отсутствии дезотряд проводил дезинфекцию имущества поселенцев. Только в марте было обработано 342 жилища и 11861 пуд вещей.

В результате работы дезотряда завшивленность населения снизилась с 60 до 10% к концу февраля 1931 г. И это было большим достижением. Во всех поселках ввели строгие карантинные меры. Запретили переселять рабочих из барака в барак. Запретили посещение поселка 13-го км жителями других поселков, поскольку это являлось «одной из самых действенных мер в борьбе с сыпнотифозной эпидемией» [ФГАМО Ф.Р6. Оп.1. Д.2. Л.63]. С 10 декабря ввели санобработку для всех отъезжающих сезонных рабочих. Они могли купить билет только после предъявления справки о процедуре.

В апреле 1931 г. эпидемию брюшного и сыпного тифа удалось ликвидировать. Однако приезжих специалистов не отпустили, поскольку намечался новый приток спецпереселенцев. Как планировалось, к концу 1931 г. количество поселенцев по плану должно возрасти вдвое, а причины возникновения эпидемии не полностью ликвидированы. В 1931 г. в городе была организована городская санэпидстанция, где работало всего 4 человека. В качестве транспорта использовали лошадей (первая машина скорой помощи появится в 1932 г.), телефонов не было. Медицинские работники ходили по палаткам, делали прививки, организовывали санитарную обработку населения (для этой цели строились вошебойки, дезкамеры), проводили широкую пропаганду санитарно-гигиенических знаний.

Пост скорой медицинской помощи в Хибиногорске был открыт 1 апреля 1931 г. [Серов, 2006: 5]. Он находился при амбулатории на 19-м км. В штате состояло 4 человека: два лекпома (лекарских помощника) и две акушерки. Дежурили по ночам, с 20 часов вечера до 10 утра. На вызовы ходили пешком. К 1936 г. штат разросся, ввели четыре смены по три человека - фельдшер, шофер и санитар. Появились две машины. Во время буранов, когда техника не справлялась, из лесхоза вызывали возчика с лошадью. К этому времени отделение переехало в приемный покой, дежурство велось круглосуточно.

Для борьбы с эпидемиями городской комитет ВКП(б) организовывал месячники по строительству жилья. Лес для домов возили даже из Архангельска, в каждый новый дом переезжало более 100 человек. За короткий срок было построено 23 двухэтажных и 80 одноэтажных домов. Благодаря усилиям медиков в санитарно-эпидемическом состоянии жилых поселков наметились некоторые перемены к лучшему и, прежде всего, была ликвидирована угроза эпидемий брюшного и сыпного тифов.

Уже в 1932 г. число инфекционных заболеваний сократилось: корь - 256 человек, брюшной тиф - 133, сыпной тиф - 37, скарлатина - 37, цинга - 178, оспа - 3. Но все-таки еще был довольно высок уровень смертности: умерло 859 человек, из них 477 человек - дети (в возрасте до 1 года - 261 ребенок).

В 1932 г. в Хибиногорск приехал Сергей Миронович Киров, осуществлявший непосредственное руководство промышленным и городским строительством. По его личному указанию было начато строительство типового благоустроенного здания городской больницы (рис.1).

Рис.1. Строительство здания горбольницы. 1932 г.

Строительство городской больницы - двухэтажного каменного благоустроенного по тем временам здания, где были терапевтическое, хирургическое, акушерско-гинекологическое и детское отделения, рентгеновский и физиотерапевтический кабинеты, было закончено в 1934 г. В газете «Хибиногорский рабочий» от 6 августа 1934 г. было опубликовано: «По сообщению заведующего горздравом, в ближайшие три дня будет произведена приемка новой больницы». Новая горбольница занимала площадь 20 тыс. м2, в ней было развернуто 275 коек. Хибиногорская больница была самой большой на Кольском п-ове. Первым главврачом больницы с 1932-1934 гг. был Ной Георгиевич Блох, приехавший в Хибины весной 1931 г. С 1934 г. главным врачом стал врач-хирург Георгий Алексеевич Васильев, который до приезда в г.Хибиногорск работал хирургом в частях Красной армии.

С появлением новой больницы количество врачей и среднего медперсонала значительно увеличилось: на 1 сентября 1934 г. число врачей возросло до 53, а медсестер до 1124.

Число медицинских учреждений возрастало, о чем свидетельствует сеть лечебных учреждений, приведенная в отчете Хибиногорского горздравотдела о работе за 1-е полугодие 1932 г. [ФГАМО Ф.6. Оп.1. Д.10. Л. 1, 3] (табл.1).

Практическая деятельность отдела здравоохранения была направлена на предотвращение эпидемий, улучшение медицинского обслуживания жителей, соблюдение принципа профилактики, обеспечение населения необходимыми медикаментами, медицинским оборудованием лечебных учреждений.

Сеть лечебных учреждений (1932 г.)

Наименование лечучреждений Дата открытия Местонахождение

Поликлиника 1931 г. г.Хибиногорск

Здравпункт обогатительной фабрики Март 1932 г. Там же

Здравпункт деревообделочного завода Май 1932 г. »

Амбулатория 1931 г. 20-21-й км

То же 1930 г. 18-й км

» 1930 г. 13-й км

» 1/ГУ 1932 г. Ст.Титан

» 1930 г. Совхоз «Индустрия»

» 1931 г. Щучья Губа

Поликлиника 1/У 1932 г. Горы

Здравпункт 2 1930 г. Там же

Амбулатория 1931 г. Юкспор

Здравпункт 1932 г. Молибден

То же 1932 г. Мончетундра

Больница 1931 г. Горы

Больница Март 1931 г. г.Хибиногорск

хирургическое отделение Март 1931 г. Там же

детское отделение Май 1931 г. »

акушерско-гинекологическое отделение Май 1932 г. »

инфекционное отделение 1930 г. 16-й км

терапевтическое отделение 1930 г. 16-й км

Ясли 1932 г. Пос.Кукисвумчорр

Дом малютки 1932 г. Г.Хибиногорск

Филиал института экспериментальной медицины 1932 г. Там же

Пастеровская станция 1932 г. »

По воспоминаниям Е.Н.Розановой, она стала организатором санитарно-бактериологической лаборатории и заведовала ею. В 1933 г. начала работу городская санитарно-бактериологическая лаборатория. Первая лаборатория находилась в бараке. Приходилось ездить в Ленинград за необходимым оборудованием, после получения которого открыли бактериологический отдел; начали на месте обучать лаборанток и санитарок. Вскоре из барака лабораторию перевели в бревенчатый дом в Апатитовом переулке. В помещении было очень холодно, и лаборанты работали в халатах, надетых поверх пальто. Транспорта не было, до объектов добирались сутками пешком, на лыжах.

Эпидемиологическое состояние Хибиногорского района в 1933 г. было значительно благоприятнее, чем в 1932 г. Общее количество заболеваний снизилось больше чем в два раза. Не зарегистрировано ни одного случая брюшного тифа. Детские инфекции (дифтерия, скарлатина, корь) не дали ни одного случая. Влияние на значительное снижение инфекционных заболеваний оказали профилактические мероприятия госздрава - прививки (оспа, брюшной тиф, дифтерия, скарлатина), санитарная обработка вновь прибывших и периодическая обработка всего населения [ФГАМО Ф.7. Оп.1. Д.25. Л.115-118].

Сеть ОММ значительно расширилась: в 1933 г. увеличилось число коек в яслях на 25-м км (с 50 до 100), открыты филиал молочной кухни на 25-м км, женская консультация, охватившая до 90 % беременных [ФГАМО Ф.7. Оп.1. Д.25. Л.115-118]. Однако оставались еще и нерешенные вопросы организации быта населения - отсутствие канализации, источников водоснабжения.

К 1937 г. продолжается увеличение числа коек в городской больнице за счет количества родильных коек. Начинаются ремонтные работы в больнице в пос.Кукмсвумчорр (сделан только неотложный ремонт). В Кировске (которым в 1934 г. стал Хибиногорском) открыт туберкулезный диспансер, применяющий диагностический метод. Продолжается санитарно-просветительская работа. За 1936 г. ликвидирована санитарная неграмотность у 284 человек.

Санитарно-бактериологическая лаборатория в 1936 г. существовала в виде четырех развернутых отделов: бактериологический, санитарно-химический, клинико-диагностический, серологический (осуществляет лабораторные исследования крови на инфекционные заболевания). В этом же году был организован противокоревой пункт.

Медицинские кадры 1936-1937 гг. [ФГАМО Ф.189. Оп.2. Д.3. Л.37-42] - табл.2.

Таблица 2

Кадровый состав лечучреждений (1936-1937 гг.)

Профессия Состояло на 1\1 - 36 г. Состоит на 1\1 - 37 г. Примечания

Врачи 53 65 В том числе санитарных врачей

Средний медперсонал с законченным образованием 58 83 -

Средний медперсонал с незаконченным образованием 126 127 -

Акушерки с законченным образованием 14 18 -

Акушерки с незаконченным образованием 2 24 -

На протяжении всего года ощущается острый недостаток специалистов: отоларинголога, окулиста, гинеколога, педиатра, санинспекторов, врача-протезиста, рентгенолога, терапевтов. Не укомплектованы акушерками отдаленные пункты.

Одним из наиболее важных моментов работы райздравотдела за 1936 г. было расширение больничной сети [ФГАМО Ф.189. Оп.2. Д.4. Л.43-44] (табл.3).

Таблица 3

Сеть лечебных учреждений (1935-1936 гг.)

Учреждение 1935 г. 1936 г.

Больницы 3 4

Врачебные амбулатории 3 11

Зубоврачебные кабинеты 5 7

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Фельдшерские пункты 13 14

Фельдшерско-акушерские пункты 0 3

Ясли постоянные 3 6

Родильные койки 25 39

В 1937 г. продолжается работа по расширению сети медицинских учреждений. На заседании президиума Кукисвумчоррского совета от 1937 г. постановили:

• разрешить вопрос о строительстве новой каменной больницы на 100 коек;

• принять срочные меры к прекращению волокиты с постройкой родильного дома в пос.Кукисвумчорр;

• поставить вопрос о срочном оборудовании подготовленных 2 комнат в пос.Юкспорйок под родильное отделении и т.д. [ ФГАМО Ф.Р-15. Оп. 1. Д.14. Л. 11].

Открытие апатитонефелиновых месторождений, возникновение нового города за полярным кругом привело к огромному притоку населения, в большинстве своем состоявшего из вынужденных переселенцев. Суровый климат, неподготовленность бытовых условий, катастрофическая антисанитария привели к возникновению эпидемий в рабочих поселках. Все это не могло не стать причиной возникновения и развития здравоохранительных учреждений. Можно отметить, что в Хибиногорске-Кировске в период с 1930-1937 гг. появилась широкая сеть учреждений медицинского назначения: больницы, амбулатории, санэпидемстанция, санитарно-бактериологическая лаборатория, женская консультация. Каждый год количество коек в медучреждениях увеличивалось, квалификация работающих здесь врачей повышалась. Несмотря на все очевидные положительные моменты в развитии здравоохранения г.Кировска в первую очередь необходимо было улучшить жилищные санитарно-гигиенические условия жизни людей. Без решения этих проблем даже рост численности медицинских работников и учреждений здравоохранения в городе не позволили добиться резкого снижения общей и инфекционной заболеваемости населения: «В эпидемическом отношении 1936 г. был более напряженным годом: заболевания сыпным тифом, корью, скарлатиной, дизентерией намного превышает 1935 г.» [ ФГАМО Ф.189. Оп.2. Д.4. Л.43-44].

Источники

Государственный архив Мурманской области в г.Кировске (ГОКУ ГАМО в г.Кировске):

ФГАМО Ф.6. Оп.1. Д.1, 2, 10.

ФГАМО Ф.189. Оп.2. Д.3, 4.

ФГАМО Ф.15. Оп.1. Д.14.

Конохов Л. Высший национальный приоритет // Хибинский вестник. 2002.9 октября.

Плаксин Я. Здесь ремонтируют человека // Хибиногорский рабочий. 1934. 23 октября.

Серов Р. 70 лет на страже здоровья // Хибинский вестник. 2006. 6 апреля. Тарараксин С. Ужас на каждом километре // Хибинский вестник. 2004. 2 декабря.

Список литературы

Берлин В.Э. К 80-летию эшелона спецпереселенцев на Кольской земле // История акционерного общества «Апатит» в документах архивных, музейных и библиотечных фондов: материалы научно-практической конференции 23 октября 2009 г. г.Кировск. Мурманск: ООО «Полиграфист», 2009. С. 64-69.

Кировск в документах и фактах 1920-1945 гг.: хрестоматия. Кировск, 2006.

Не просто имя - биография страны: Книга первая. Мурманск: Книжное издательство, 1987.

Тимофеев В.Г. Длинная тропа геолога. Апатиты: ООО «Апатит-Медиа», 2010. 110 с.

Хибинские клады. Воспоминания ветеранов освоения Севера. Л.: Лениздат, 1972. Сведения об авторе Васильева Екатерина Васильевна,

учитель истории и естествознания средней школы № 7, соискатель КНЦ РАН Vasiljeva Ekaterina Vasilievna,

Teacher of history and natural science at school № 7 in Kirovsk; degree-seeking student of the Kola Science Centre, RAS

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.