Научная статья на тему 'Стандартизация деятельности защитника как способ обеспечения интересов доверителя в уголовном судопроизводстве'

Стандартизация деятельности защитника как способ обеспечения интересов доверителя в уголовном судопроизводстве Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
575
80
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ADVOCACY / CRIMINAL PROCESS / QUALIFIED LEGAL ASSISTANCE / DEFENSE LAWYER / АДВОКАТУРА / УГОЛОВНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО / КВАЛИФИЦИРОВАННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ / АДВОКАТ-ЗАЩИТНИК

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Баева Н.А.

Рассмотрены вопросы обеспечения качества юридической помощи в уголовном судопроизводстве, исследована взаимосвязь эффективности правозащитной деятельности адвоката в уголовном судопроизводстве с процессуальными возможностями, предоставляемыми законом и сложившейся практикой его применения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

STANDARDIZATION OF THE DEFENDER''S ACTIVITY AS A MEANS OF ENSURING THE INTERESTS OF THE PRINCIPAL IN CRIMINAL PROCEEDINGS

The article discusses the issues of ensuring the quality of legal assistance in criminal proceedings, explores the relationship between the effectiveness of human rights advocacy activities in criminal proceedings and the procedural possibilities provided by law and the established practice of its application.

Текст научной работы на тему «Стандартизация деятельности защитника как способ обеспечения интересов доверителя в уголовном судопроизводстве»

ОРГАНИЗАЦИЯ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ И ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

УДК 343

Н. А.Баева

СТАНДАРТИЗАЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗАЩИТНИКА КАК СПОСОБ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИНТЕРЕСОВ ДОВЕРИТЕЛЯ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Рассмотрены вопросы обеспечения качества юридической помощи в уголовном судопроизводстве, исследована взаимосвязь эффективности правозащитной деятельности адвоката в уголовном судопроизводстве с процессуальными возможностями, предоставляемыми законом и сложившейся практикой его применения. К л ю ч е в ы е с л о в а: адвокатура, уголовное судопроизводство, квалифицированная юридическая помощь, адвокат-защитник.

STANDARDIZATION OF THE DEFENDER'S ACTIVITY AS A MEANS OF ENSURING THE INTERESTS OF THE PRINCIPAL IN CRIMINAL PROCEEDINGS

The article discusses the issues of ensuring the quality of legal assistance in criminal proceedings, explores the relationship between the effectiveness of human rights advocacy activities in criminal proceedings and the procedural possibilities provided by law and the established practice of its application.

K e y w o r d s: advocacy, criminal process, qualified legal assistance, defense lawyer. Поступила в редакцию 10 марта 2017 г.

Проблема обеспечения качества юридической помощи в уголовном судопроизводстве активно обсуждается на различных уровнях государственной власти, учеными-процессуалистами, в профессиональных сообществах, сопряженных с уголовным судопроизводством и в среде доверителей - граждан, получающих юридическую помощь по различным основаниям1. Такой широкий социальный резонанс вопросы профессиональной защиты имеют по ряду причин. В первую очередь, конституционное право на получение квалифицированной юридической помощи гарантировано государством в ч. 1 ст. 48 Конституции РФ. Эта норма требует от государства создания системы органов, осуществляющих подготовку кадрового состава адвокатуры (поскольку именно адвокат, в соответствии с нормой ч. 2 ст. 48 Конституции РФ и ч. 2 ст. 49 УПК РФ осуществляет защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых). Как известно, статус адвоката могут получить

1 См.: Амельков Н. С. Оказание квалифицированной юридической помощи заявителю в уголовном судопроизводстве // Актуальные проблемы российского права. 2014. № 3. С. 469-474 ; Машинская Н. В. Гарантии права на получение квалифицированной юридической помощи несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым в досудебных стадиях уголовного судопроизводства, в свете становления дружественного к ребенку правосудия // Ленингр. юрид. журнал. 2015. № 2. С. 169-176 ; Морщакова Т. Г. Конституционные основы организации и реформирования системы квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации // Сравнительное конституционное обозрение. 2015. № 5. С. 58-72 ; и др.

© Баева Н. А., 2017

лица, окончившие курс по программе, имеющей государственную аккредитацию, либо защитившие кандидатскую или докторскую диссертацию по юридической специальности (ч. 1 ст. 9 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Кроме того, государство контролирует процедуру приобретения статуса адвоката. Квалификационные комиссии адвокатских палат в соответствии с нормой ч. 2 ст. 33 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» включают в состав адвокатов, представителей территориального органа юстиции, законодательного органа государственной власти субъекта РФ и судейского сообщества. Поскольку квалификационная комиссия не только принимает экзамен у претендентов на получение статуса адвоката, но и участвует в процедуре рассмотрения жалоб на действия адвокатов, можно говорить о том, что государство контролирует качественный состав адвокатуры в его профессиональном аспекте на всех этапах становления независимого советника по правовым вопросам и в его дальнейшей правозащитной деятельности.

Заинтересованность в высоком качестве защитной деятельности со стороны сотрудников правоохранительных органов и судейского сообщества обусловлена профессиональными интересами этих участников уголовного судопроизводства. Судьи, дознаватели, следователи, прокуроры обращают внимание в первую очередь на такой аспект профессионализма защитника, как недопустимость злоупотребления правом на защиту2.

Граждане, которые обращаются к адвокату за получением квалифицированной юридической помощи, признаются доверителями в тех случаях, когда они 1) заключили соглашение с адвокатом или 2) получают юридическую помощь на основании соглашения, которое заключили родные, близкие подозреваемых (обвиняемых); 3) подозреваемые (обвиняемые), которые получают юридическую помощь по назначению дознавателя, следователя или суда. Кодекс профессиональной этики адвоката, который отнесен законодателем к нормативным правовым актам, в ч. 2 ст. 6.1 допускает распространительное толкование понятия «доверитель». В случаях, когда решается вопрос о сохранении адвокатской тайны, доверителем признают любое лицо, обратившееся за оказанием юридической помощи и сообщившее какие-либо сведения личного свойства (например, за советом или иной устной консультацией, не связанной с заключением соглашения).

Отдельная группа участников уголовного судопроизводства, заинтересованная в обеспечении оказания качественной юридической помощи - это адвокатское сообщество. В соответствии с п. 5 ч. 3 ст. 37 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» Совет ФПА должен способствовать поддержанию профессионального уровня адвокатов, в связи с этим в ноябре 2007 г. Совет ФПА разработал и утвердил Единую методику профессиональной подготовки и переподготовки адвокатов и стажеров адвокатов. Преамбула этого документа указывает на системную связь корпоративной деятельности по

2 См.: Коломенский П. Н. Злоупотребление правом на защиту : отдельные вопросы правового регулирования на судебных стадиях уголовного процесса // Судья. 2015. № 11. С. 57-61 ; Ларин Е. Г. Новые разъяснения Верховного Суда Российской Федерации о праве на защиту в уголовном судопроизводстве // Законодательство и практика. 2015. № 2. С. 3-8 ; Костенко К. А. Проблемы теории и практики противодействия затягиванию ознакомления с материалами уголовного дела путем приглашения обвиняемым нового защитника // Рос. судья. 2016. № 9. С. 30-34 ; КривокульскийА. В. Неявка адвоката для участия в следственных действиях или судебном заседании // Уголовный процесс. 2015. № 8. С. 50-56 ; и др.

указанному направлению с нормами ст. 48 Конституции РФ, гарантирующей право на получение квалифицированной юридической помощи, и указанным федеральным законом, установившем, что адвокатская деятельность - это квалифицированная юридическая помощь. Эти положения традиционно рассматриваются как реализация обеспечения правовых гарантий защиты прав и свобод человека, закрепленных в международных актах (Всеобщая декларация прав человека 1948 г., пакт «О гражданских и политических правах» 1966 г. и др.). Помимо национального законодательства, адвокатура России, являясь негосударственной независимой организацией, руководствуется Основными принципами, касающимися роли юристов, принятыми Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1990 г. Все эти нормативные и нормативно-правовые акты определяют основную цель профессиональной подготовки и переподготовки адвокатов - оказание квалифицированной юридической помощи. Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в п. 3 ч. 1 ст. 7 возлагает на адвокатов обязанность совершенствовать свои профессиональные знания как самостоятельно, так и по программам, разработанным ФПА РФ и адвокатских палат субъектов РФ.

Особую актуальность вопросы стандартизации деятельности адвоката-защитника приобрели в июне 2016 г. с внесением изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Статья 37.1 учредила новый орган ФПА РФ - Комиссию по этике и стандартам. В Комиссию, помимо десяти адвокатов, включены два представителя федерального органа юстиции, два представителя Государственной Думы Федерального Собрания РФ, два представителя Совета Федерации Федерального Собрания РФ. Полномочия Комиссии в вопросах оказания квалифицированной юридической помощи заключаются в разработке стандартов оказания квалифицированной юридической помощи и других стандартов деятельности адвокатов. Состав комиссии обусловлен публично-правовым характером института адвокатуры в Российской Федерации, который особенно заметен в деятельности адвокатов-защитников в уголовном судопроизводстве. Общественная значимость института адвокатуры в демократическом правовом государстве связана не только с назначением адвокатской деятельности, возникшей как соединение правозаступничества (правозащиты) и судебного представительства. Принципы независимости, самостоятельности, корпоративности, закрепленные в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» позволяют адвокатуре как институту гражданского общества, не включенному в систему органов государственной власти и местного самоуправления, адвокатам-защитникам осуществлять оказание юридической помощи доверителям, руководствуясь их правами и законными интересами. Гарантии независимости адвокатуры государство закрепило на законодательном уровне. Однако нормы ст. 48 Конституции РФ предполагают, что деятельность адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве должна осуществляться под эгидой государства. Таким образом, публично-правовой характер института адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве приобретает черты служения интересам не только гражданского общества, но и государства. На эту особенность неоднократно обращал внимание Конституционный Суд РФ в постановлениях от 23 декабря 1999 г. №18-П и от 17 декабря 2015 г. № 33-П.

Конституционный Суд РФ, обращаясь к законодательству об адвокатуре, позиционирует адвоката как независимого советника по правовым вопросам, на

которого возложена публичная обязанность осуществлять защиту интересов доверителя (в том числе по назначению судов), и указывает на то, что «выполнение публично значимых для общества и государства задач» требует создания определенных условий со стороны государства. Обращая внимание на реализацию публично-правового характера института адвокатуры, Конституционный Суд РФ в своих определениях от 17 октября 2006 г. № 424-О разъясняет конституционно-правовой смысл защиты по назначению, подчеркивает, что отказ от защитника - это проявление свободной воли доверителя, но подобные процессуально важные действия не должны иметь негативных последствий для подозреваемых или обвиняемых (определения от 21 октября 2008 г. № 488-О-О и 29 мая 2012 г. № 1014-О).

Вопрос о непосредственной разработке конкретного нормативного акта, формализующего деятельность адвоката-защитника, возник сравнительно недавно: в августе 2016 г. на сайте Федеральной палаты был опубликован проект Стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве, подготовленный рабочей группой Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам. Привычная форма методических рекомендаций, разработка и утверждение которых являлась составной частью деятельности Совета Федеральной палаты адвокатов, была несколько изменена, кроме того, Стандарт предполагалось утвердить как составную часть КПЭА, что приведет к довольно существенным изменениям в правовом регулировании деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве. Триединая цель Стандарта - обеспечение качества работы адвоката-защитника, единообразие объема юридической помощи, создание условий, обеспечивающих реализацию правовых гарантий, установленных уголовно-процессуальным законодательством в отношении подзащитных, в целом соответствует программным целям адвокатуры. Размещение стандартов в корпусе КПЭА как третий раздел, поименованный «Стандарт участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве», приведет к вполне обоснованному привлечению к дисциплинарной ответственности за несоблюдение его положений. Этот факт породил активное обсуждение проекта в адвокатской среде. В ноябре 2016 г. на официальном сайте ФПА РФ обсуждалось три проекта: проект Стандарта участия адвоката-защитника, подготовленный рабочей группой Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам; проект Стандарта, подготовленный вице-президентами ФПА РФ Н. Д. Рогачевым и Г. К. Шаровым; проект Стандарта, внесенный Советом Адвокатской палаты Костромской области. В феврале 2017 г. согласительная комиссия ФПА РФ под руководством первого вице-президента ФПА РФ Е. В. Семеняко представила на официальном сайте проект Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, ранее заочно обсужденный Комиссией ФПА РФ по этике и стандартам. На расширенном заседании Совета ФПА, в котором приняли участие президенты и члены советов адвокатских палат субъектов РФ, проект, подготовленный согласительной комиссией, был принят за основу для дальнейшей проработки для последующего рассмотрения на XVIII Всероссийском съезде адвокатов. В марте 2017 г. этот вариант проекта с учетом высказанных замечаний был опубликован на официальном сайте ФПА РФ. Итоговый проект преодолел многие недостатки первоначальных вариантов и дополнений к ним. Были устранены положения, невыполнимые в силу закона (отказ от защиты вследствие расторжения соглашения на защиту, отказ от защиты как реакция на действие стороны обвинения или суда, которое (п. 1 ст. 13 проекта Стандарта, опубликованного 8 августа 2016 г.) «существенно

нарушает действующее законодательство ... и подрывает базовые принципы и назначение уголовного судопроизводства»). Согласительная комиссия учла основную задачу Стандарта - детализация законодательства об адвокатуре и восполнение пробелов в нормативном регулировании деятельности адвоката-защитника. Предпринята попытка дополнить конкретным содержанием обязанность честно, разумно, добросовестно отстаивать интересы доверителя (ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»), некоторых полномочий защитника, закрепленных в УПК РФ. Согласительная комиссия, учитывая тактическую особенность деятельности защитника, поддержала позицию о сочетании в Стандарте императивных и рекомендательных норм.

В итоге был подготовлен документ, регламентирующий типичные ситуации и содержащий только бесспорные положения, учитывающий позиции адвокатов и членов Комиссии по этике и стандартам. Разъясняя ориентиры для понимания назначения Стандарта и его места в системе правового регулирования, преамбула документа обращает внимание, что он содержит минимальные требования к деятельности защитника, интерпретировать и оценивать которые, в соответствии с законодательством об адвокатуре, вправе соответствующие органы корпорации; вмешательство государства в деятельность адвокатуры возможно посредством разъяснений Комиссии по этике и стандартам, которые после утверждения Советом ФПА становятся обязательными для адвокатов. Стандарт подтвердил соотношение принципа независимости адвоката и пределов вмешательства государства в его деятельность по защите интересов доверителя, подчинив его такому существенному признаку адвокатской деятельности, как публично-правовой характер. Так, в последнем проекте основание для принятия поручения на защиту по назначению утратило важное условие - соблюдение порядка, установленного советом адвокатской палаты субъекта. Это позволяет следователю привлекать «адвоката по пятьдесят первой», а чаще всего «карманного» в тех случаях, когда адвокат по соглашению участвует в деле, но интересы следствия (или следователя) требуют совершения определенных действий, например предъявления обвинения, как это было в марте 2017 г. в г. Воронеже, для чего подследственный был доставлен к следователю около десяти часов вечера. Адвокат по назначению, в нарушение решения Совета адвокатской палаты Воронежской области, принадлежал к адвокатскому образованию, зарегистрированному в другом районе г. Воронежа.

Стандарт подтверждает, что процессуальные полномочия защитника возникают у адвоката с момента предъявления ордера и удостоверения. Но правовую защищенность интересов доверителя законодательство обеспечивает, исходя из самого факта обращения к адвокату. Например, соблюдение принципа адвокатской тайны и недопустимости вызова и допроса в качестве свидетеля, а проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий только на основании судебного решения, недопустимость использования материалов адвокатского производства в качестве доказательств и т.д. Тенденция реализации обеспечения адвокатской тайны закреплена в определении Конституционного Суда РФ от 15 января 2016 г. № 76-О, которое называет адвокатское производство «одним из способов сохранения адвокатской тайны», обосновывая свою позицию ссылками на Методические рекомендации по ведению адвокатского производства, которые утверждены Советом ФПА РФ от 21 июня 2010 г.

Минимальный Стандарт конкретизирует обязанности адвоката, связанные с осуществлением права иметь свидания и перечисляет обязательные действия ад-

воката на первом свидании. Одно из них - получение согласия подзащитного на оказание ему юридической помощи по соглашению, заключенному адвокатом с иным лицом (п. «б» ст. 4). В адвокатской практике встречались случаи, когда доверители, заключившие соглашение, намеренно использовали адвоката-защитника как участника уголовного судопроизводства, получающего доступ к материалам уголовного дела не только вопреки воле доверителя, что само по себе нарушает право свободного выбора защитника, но и во вред интересам подозреваемого.

Поскольку позиция адвоката должна совпадать с позицией подзащитного (за исключением самооговора), Стандарт указывает на необходимость обязательного соблюдения этой нормы, а в случае невозможности ее согласования с подзащитным - в полном соответствии с принципами международного права и национального законодательства требует от адвоката при определении позиции по делу придерживаться принципа презумпции невиновности (п. «б» ст. 5). В последующих статьях Стандарта, как и в прокомментированных выше, предпринята попытка систематизации положений УПК РФ, Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», КПЭА и методических рекомендаций Совета ФПА РФ, что свидетельствует о консолидации законодательства об адвокатуре в правосознании не только адвокатов, но и представителей правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности. В связи с этим Стандарт участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве, разработанный ФПА РФ под эгидой Комиссии по этике и стандартам, следует рассматривать как процессуальную гарантию обеспечения защиты интересов доверителя в уголовном судопроизводстве.

Центральный филиал Российского государственного университета правосудия (г. Воронеж) Баева Н. А., кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-процессуального права

Central Branch of the Russian State University of Justice (Voronezh) Baeva N. A., Candidate of Legal Sciences, Associate Professor Criminal Procedure Department E-mail: baeva.nata@mail.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.