Научная статья на тему 'Сравнительный анализ массового восприятия процессов перехода стран Восточной Европы и бывшего СССР к демократическому обществу'

Сравнительный анализ массового восприятия процессов перехода стран Восточной Европы и бывшего СССР к демократическому обществу Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
595
53
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Роуз Р., Харпфер Кр

Any contemporary society needs exchange of information between the state leaders and common people. In the countries of advanced democracy this connection is realised through the institutions of elections, economic statistics of market economy, and public opinion polls. Authoritarian regimes do not permit such institutions to develop. The new times have brought a possibility of using traditional methods of social sciences for collecting empirical information on people's reaction to changes developing in society in* many'countries, from the Czech Republic to Siberia. It became the principal objective of a joint study arranged by the' Paul Lazarsfeld Society (Vienna) and the Centre for Social Policy Research (Strathclyde University, Glasgow). The study includes the programme "Barometer of New Democracies" being implemented since 1991 in_10 countries of Central and Eastern Europe, and the programme "New Russian Barometer" which is being implemented since'1993 in a number of for-' mer Soviet republics'. The comparative analysis of attitude of the population of.different post-communist countries towards processes of transition to a democratic society shows that the difference between three countries former Soviet republics exists but is small in comparison with their difference from the countries of Central and Eastern Europe. For example, in Hungary the support of the present political regime is com parably low by the European standards, but it is by 28 per cent higher than in Russia, where, on the contrary, it has the highest level among the post-Soviet countries. In Central and Eastern Europe the support of an authoritarian regime is the highest in Bulgaria with 45 per cent approving of at least one of the suggested forms of authoritarian regime. In the post-Soviet countries supporters of authoritarianism prevail, at least one of its forms is supported by 69 per cent of those interviewed in Belarus and by 77 per cent in Ukraine.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Comparing and Contrasting Mass Response to Transformation in Eastern Europe and Russia

Any contemporary society needs exchange of information between the state leaders and common people. In the countries of advanced democracy this connection is realised through the institutions of elections, economic statistics of market economy, and public opinion polls. Authoritarian regimes do not permit such institutions to develop. The new times have brought a possibility of using traditional methods of social sciences for collecting empirical information on people's reaction to changes developing in society in* many'countries, from the Czech Republic to Siberia. It became the principal objective of a joint study arranged by the' Paul Lazarsfeld Society (Vienna) and the Centre for Social Policy Research (Strathclyde University, Glasgow). The study includes the programme "Barometer of New Democracies" being implemented since 1991 in_10 countries of Central and Eastern Europe, and the programme "New Russian Barometer" which is being implemented since'1993 in a number of for-' mer Soviet republics'. The comparative analysis of attitude of the population of.different post-communist countries towards processes of transition to a democratic society shows that the difference between three countries former Soviet republics exists but is small in comparison with their difference from the countries of Central and Eastern Europe. For example, in Hungary the support of the present political regime is com parably low by the European standards, but it is by 28 per cent higher than in Russia, where, on the contrary, it has the highest level among the post-Soviet countries. In Central and Eastern Europe the support of an authoritarian regime is the highest in Bulgaria with 45 per cent approving of at least one of the suggested forms of authoritarian regime. In the post-Soviet countries supporters of authoritarianism prevail, at least one of its forms is supported by 69 per cent of those interviewed in Belarus and by 77 per cent in Ukraine.

Текст научной работы на тему «Сравнительный анализ массового восприятия процессов перехода стран Восточной Европы и бывшего СССР к демократическому обществу»

Третье место, занятое Лебедем в общем зачёте оказалось приятной неожиданностью не только для социологов и политологов. В его собственном электорате наблюдается наибольшая удовлетворенность результатами первого тура по ср'авнению с другими электоратами (менее всего довольны жириновцы и зюгановцы). Среди; сторонников Жириновского наибольшая доля людей (16%), "сожалеющих о том, что они за него голосовали; у Лебедя таких всего 4%. В электорате Жириновского 12% избирателей сожалеют о том, что они не голосовали за Лебедя, в электорате Св.Федорова таких -— 14%. Жалеют о том, что не поддержали Лебедя и 9% избирателей, не принявших участия в выборах. В общественном сознании завоевание Лебедем "призового места" сразу было расценено как заявка на высокое место в иерархии власти в настоящем и на президентский пост в будущем. Назначение Лебедя на должность Секретаря Совета безопасности укрепило' эти ожидания. В обществе в целом это назначение получило одобрение 65% опрошенных, а в. самом электорате Лебедя положительно оценили его 87% (затруднились1 с ответом 6% и не одобрили 7% опрошенных этой группы). Безусловно положительное отношение в военной среде (86%) вызвало включение Лебедя в структуру власти. Что касается будущего президентства, то в ответе на вопрос: "Кто вероятнее всего будет избран в 2000 г.?" Лебедь собрал наибольшее число голосов — 16% (у Зюганова — 11%). ' . '

Союз Ельцина с Лебедем был естественным и благора-' зумным шагом со стороны президента в условиях, когда от ближайшего претендента его отделяло всего 3% голосующих. Это сразу изменило к нему отношение электората Лебедя, который и до этого был несколько больше расположен к Ельцину, чем к Зюганову (34 против 23% во втором туре), а . после, назначения стал' решительно проельцинским (53:14%), т.е. Ельцин обеспечил себе дополнительные 2 млн голосов и отнял порядка 1 млн голосов у Зюганова.

Дальнейшая судьба этого союза выходит за рамки нашего рассмотрения. Однако несомненным является тот факт, что Лебедь вошел, вернее, ворвался во властные структуры как деятель, имеющий широкую базу поддержки, которая обладает большими возможностями дальнейшего роста. Уже сегодня будущим президентом видят Лебедя 17 млн человек. Его рейтинг доверия растет не по дням, а по часам, о чем свидетельствуют данные табл. 1.

Таблица 1

Рейтинг доверия к основным политическим деятелям (в % к числу опрошенных; 1996 г.)

Кандидат в президенты . Март Май Июнь (до выборов) Июнь (после выборов) Июнь (перед вторым туром)

Ельцин 9 18 27 29 23

Лебедь 17 18 22 29 29

Зюганов 20 21 20 21 18

Явлинский 17 20 19 17 20

В прогнозируемом на второй тур электорате Ельцина (54%) лишь половина (18 млн человек) голосуют за Ельцина как такового, а другая половина — против коммунистов и в немалой степени за Лебедя. Союз между Ельциным и Лебедем одобрили 60% жителей страны, и все они выразили уверенность в том, что Лебедь сможет оказывать реальное влияние на принятие важнейших государственных решений. В обществе налицо очевидный всплеск харизматических ожиданий, которые с большей степенью вероятности могут воплотиться в установлении авторитарных форм правления а-ля де Голль.

Р.РОУЗ, Кр.ХАРПФЕР

Сравнительный анализ массового восприятия процессов перехода стран Восточной Европы и бывшего СССР к демократическому обществу*

В любом современном обществе необходим обмен информацией между руководителями государства и наро-, дом. В странах развитой демократии такая связь осуществляется через институты выборов, на основе анализа экономической статистики, рыночной экономики и через опросы общественного мнения. В странах с авторитарными режимами развитие подобных институтов невозможно. Сегодня используются традиционные методы, применяемые общественными науками для сбора эмпирической информации о реакции людей на изменения, происходящие в обществе во многих странах Восточной Европы (от Чехии и до Сибири). Это стало основной задачей совместного исследования, организованного Обществом Пола Лазарсфельда (Вена) и Центром социальной политики (Университет Страдклайд, Глазго). Исследование, включающее программу "Барометр новых демократий", проводится с 1991 г. в десяти странах Центральной и Восточной Европы, а дополненное в 1993 г. программой "Новый Российский барометр", и в ряде стран, бывших советскими республиками.

Проект исследования. В каждой стране, включенной в программу исследования, опрос осуществлялся силами местных исследовательских организаций, специализирующихся на проведении опросов общественного мнения и имеющих собственный штат интервьюеров. Наличие подобных организаций, обладающих высоким уровнем квалификации, ни у кого ужё не вызывает удивления. Напомним, что Пол Лазарсфельд — выходец из Центральной Европы, Л.Киш ("Нестор" теории построения выборки в США)'—уроженец Венгрии.

Во всех странах исследование проводилось по многоступенчатой случайной стратифицированной выборке, построенной на основе данных национальных переписей населения. Обычно на первой стадии построения выборки население страны стратифицировалось по основным социально-экономическим регионам, на второй ступени каждый регион разбивался на городское и сельское население, на третьей ступени случайным методом выбирались небольшие административные единицы, которые и являлись первичными точками опроса. В каждой точке опроса в среднем проводилось около десяти интервью. Имена респондентов выбирались из соответствующих списков жителей или домохозяйств, в каждом домохозяйстве опрашивался только один респондент (по ближайшему дню рождения): Всего в странах Центральной и Восточной Европы были опрошены 10 441 респондент (табл. 1). Метод проведения опроса -— личное интервью.

Десять стран, вюиоченных в программу исследования "Барометр новых демократий" (БНД), различаются по уровню развития в них демократии (рис. 1), При построении шкалы гражданских свобод и политической независимости, предлагаемой организацией "Фридом Хаус", учитывается не только факт наличия конкурентных выборов, но также' свобода слова и свобода образовывать общества и ассоциации, необходимые для обеспечения эффективности конку-, рентных выборов. Используемая семибалльная шкала (1 — соответствует наиболее высокому уровню развития демократии) отражает различия между Скандинавскими

1

* Профессор Ричард Роуз — директор Центра социальной политики Университета Страдклайд (Глазго, Шотландия).

Доктор Кристиан Харпфер — ученый секретарь общества Пола Лазарсфельда (Вена, Австрия).

Таблица 1

Время проведения опросов и объем выборки

Страны . Время проведения опросов'1' Число , . респондентов

Белоруссия 1995, 18—27 ноября 1000'

Болгария 1995, 23-29 ноября 1184

-Хорватия 1995, 13-27 ноября ' 1000

" Чехия -'1995, 1—11 декабря 978"

Венгрия 1995, 20 октября—8 ноября 1067

Польша 1995; 25 октября—7 ноября 1057

Румыния * 1995, 1-11 декабря 1038

Словакия 1995, 7-20 ноября, 30 ноября — 18 декабря ..' 1117- -

Словения 1995, 1-31 ноября -.1000

Украина 1995, 30 ноября — 8 декабря 1000

Россия 1996, 12-31 января 2426

странами, которые сегодня являются полностью свободными, и теми странами, в которых на данный момент полностью отсутствуют гражданская и политическая свобо-да. К последним, например, относятся многие страны Ближнего Востока и некоторые Африканские страны.

Несмотря на то что не все страны БНД ( также как и: большинство стран — членов Европейского сообщества) характеризуются наивысшими стандартами демократии и свободы, все они достигли гораздо более высркого уровня, чем десятилетие назад. Чехия и Украина различаются по уровню совершенствования политических институтов, однако оба эти государства сделали большой скачок в развитии демократии. Даже Белоруссия сделала шаг вперед по сравнению с бывшим СССР. Косвенным подтверждением этому является сама возможность проведения исследования БНД.

Экономическая статистика подтверждает наличие различий между этими странами, начиная с Чехии и Словении и заканчивая Румынией и Украиной. Это видно из сопоставления абсолютного уровня валового национального продукта, уровня сокращения производства на первых'стадиях переходного периода. Данные БНД также показывают существенные различия на' микроэкономическом уровне (например, если судить по доле' владельцев личных автомобилей — в Словении их в 3 раза выше, чем на Украине, по уровню обеспеченности цветными телевизорами — в Чехии в 2 с лишним раза выше, чем в Словении).-

'Тесное сотрудничество Общества Пола Лазарсфел'ьда и Центра социальной политики позволило также провести исследование, аналогичное БНД, в России, Эстонии, Латвии и Литве, в Западной и Восточной Германии. Таким образом, сравнительный анализ', предлагаемый в данной статье, включает сопоставление 17 различных государств и еще большего числа национальностей, проживающих в Центральной и Восточной Европе и бывшем СССР. ,

Сравнение ответов на одни и те же вопросы,1 полученных в разных странах, позволяет оценить два конкурирующих подхода к изучению постсоциалистических обществ; Один из них исходит из того, что основное воздействие на развитие страны оказывают национальные, исторические, культурные традиции й институты; тенденции развития каждой страны описываются и объясняются с точки зрения уникальных особенностей. Такой подход чаще всего присущ историкам и журналистам.

Согласно другому подходу, характерному прежде всего для социальных наук, при анализе развития стран новой демократии уделяется большое внимание сходному

опыту этих государств, ранее управлявшихся коммунистическими партиями. Коммунистические режимы . по своей сути являются мобилизационными, стремящимися контролировать поведение людей-путем насаждения доктрин, поэтому политизация была- в них особенно интенсивной. Централизованные методы управления,, присущие коммунистическим режимам, привели к высокому уровню общности целей и методов их достижения, несмотря на исторические особенности ■ стран, в которых этот режим был у власти. Длительный период коммунистического управления (на протяжении жизни респонден-, та среднего возраста, а на -Украине и.Белоруссии — на протяжении жизни почти всех респондентов) обусловил появление общего для всех этих стран жизненного опыта. Все люди, участвовавшие в исследовании, имеют на сегодня также и общий опыт адаптации к постсоциалистическому обществу.

Основная задача БНД состоит в том, чтобы найти ответ на следующий вопрос: "При каких обстоятельствах и до какой степени наличие общего опыта приводит к одинаковому или к различающемуся восприятию перемен как внутри одной страны, так и на уровне сопоставления разных посткоммунистических стран?" Исторический и культурный подход предполагает единство взглядов внутри одной страны и различие между странами. В большинстве социологических теорий неявно действует предпосылка, согласно которой структурные различия внутри общества, страны создают основные различия в восприятии индивидами общего, для всего социального опыта. Исследование.БНД придерживается концепции, согласно которой основное внимание должно уделяться различиям внутри общества.

После проведения осенью 1995 г. четвертой волны БНД стали совершенно очевидны макроэкономические и мак-, рополитические различия между странами постсоциалистического блока. Чехия и Венгрия в настоящее время уже являются членами ОЕСД — организации, объединяющей развитые индустриальные страны. Европейское сообщество заключило договоры об ассоциативном членстве с семью из десяти участвующих в исследовании стран (кроме Хорватии, Белоруссии и Украины). Поэтому

80-х годов

Рис. 1. Динамика уровня развития демократии в бывших коммунистических странах (источник: Gastil R.D. Freedom in the World. N.Y„ 1987. P. 41; Freedom House. 1996.// 1996 Freedom Around the World Freedom Review. 1996. Jan. 27. P. 15)

в дальнейшем анализе, предлагаемом'в" этой статье, ос-1 новное внимание уделено именно этим семи странам Центральной и Восточной Европы, поскольку они наиболее близки друг другу (имеют наибольшее число общих черт развития), никогда не входили в состав СССР и официально признаны Брюсселем в качестве составной части-Европейского сообщества.

Белоруссия и Украина, ранее входившие: в состав СССР, имеют иное наследие, и проблемы, стоящие перед ними, как И у других постсоветских народов, существенно отличаются от проблем стран Центральной и Восточной -Европы. Белоруссия и Украина, скорее, близки к России.

Меньшая поддержка новых режимов в странах бывшего СССР. Народы бывших советских республик разделили опыт милитаризированного мобилизационного коммунистического режима. Эти страны значительно различаются по уровню экономического и общественного развития —■ низшие показатели имеют отсталые страны Центральной Азии, более высокие — относительно развитые Россия, Украина и Белоруссия. " );-

Значительны различия между странами Центральной и Восточной Европы и в структуре политических институтов и политических целей. До перестройки Советский Союз, согласно классификации "Фридом Хаус", относился к числу наиболее репрессивных режимов. Сегодня лишь три государства, входившие ранее в состав СССР, остаются на нижней отметке этой шкалы развития демократии: .Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан. Азербайджан (6 баллов) И.Казахстан (5,5) также оцениваются как страны с низким уровнем развития демократических свобод. Еще семь стран —- бывших республик СССР — оцениваются как "частично" свободные: это — Грузия (4,5 балла), Армения, Киргизия и Молдавия (по 4 балла каждая). Россия и Украина находятся' на верхней границе "частично" свободной категории (3,5 балла), Белоруссия — на нижней (5 баллов). ■

Новый режим кажется наиболее предпочтительным, но еще большие надежды возлагаются на будущее, .Оценка режима'— всегда величина относительная. В связи с этим в исследовании БНД респондентов, вначале просили дать оценку ушедшему в прошлое коммунистическому режиму, потом теперешней демократии и затем — той'политической системе, которая "будет в стране черей пять лет:". Относительно последней мало кто может высказаться с уверенностью; скорее респонденты выражали свои надежды или страхи. Оценку предлагалось дать по шкале от -100 (крайне отрицательная) до ^+100 (максимально благоприятная). '' Ответы в странах Центральной и Восточной Европьг обычно выглядели следующим образом: 2/5 опрошенных дали положительную оценку бывшему "коммунистическому режиму., ,з/5 одобрили нынешний режим и : 4/5. положительно оценивают будущий режим через пять лет (табл. 2).

■' В Польше, Чехии: и Румынии, где коммунистический' режим ■ был наиболее репрессивным, оценки' прошлого особенно низки. *"' ■ '. • ' ;

При сопоставлений оценок прошлого и настоящего наблюдаются наибольшие различия. Разрыв между прошлым и настоящим особенно велик в Польше, где 3/4 опрошенных поддерживают нынешний режим и лишь 1 /4 —^ прошлый. В Чехии примерно такое же соотношение.-^

В трех странах преобладают положительные Оценки как прошлого, так и нового режима. Венгрия единственная страна, где доля положительных оценок прошлого режима выше, чем настоящего. В этой стране коммунистический режим был наиболее "либеральным" и "цинично коммунистическим", как следует из высказывания Яноша Када;ра: "Кто не против нас, тот с нами". В Словакии положительное отношение к прошлому, скорее всего, является отражением неудовольствия, связанного с распадом Чехословакии. Напротив, в Словении очевидно неявное одобрение распада Югославии (лишь 36% выразили одобрение прошлого коммунистического режима в Югославии).

. Надежды на будущее весьма велики во всех странах Центральной и Восточной Европы. Это верно как для тех стран, где весьма распространено одобрение старого режима, так и для тех, где весьма сильно'отторжение про1-шлого (Чехия и Польша). Страх перед прошлым и надежды на будущее являются прочной основой для поддержки демократии. * . .<-«.

Обычно во всех странах Центральной и Восточной Европы большинство опрошенных отрицательно относятся к старому режиму и положительно'оценивают настоящее и будущее. В бывших советских республиках — обратное соотношение. Большинство положительно оценивают коммунистический режим, менее 1 /з положительно относятся к нынешнему. 'Есть определенные различия'в оценках жителей России, Белоруссии и Украины,'но все же жители всех трех республик по своим политичёским ори-ентациям отличаются от населения Центральной и Вое-: точной Европы (рис. 2). : • .. .

Положительные оценки прошлого советского режима отражают влияние интеграции стран в составе бывшего СССР. В странах," гдё трансформация политического режима не сопровождалась изменением границ государства, самая высокая положительная оценка прошлого наблюдается в Болгарии (58%). Это почти столько же, сколько'и в; России, при том" предположении, что распад Советского союза оказал сдерживающее воздействие на общественное мнение. В Белоруссии и на Украине ностальгия' по прошлому' привела к увеличению доли положительных" оценок как минимум на 16 пп. по сравнению С Россией й Болгарией. Возможно это отражает мнение русских этнических меньшинств и уровень объединительных настроений в странах, провозгласивших свою независимость.

•* ' • ч';"': 'Т.. ', " . ,. '' " ' ,. :: .;*.' / •* Таблица 2

Как, Вы оцениваете политическую и экономическую системь1 в прошлом, настоящем й будущем? (Приводится доля положительных оценок; в % к числу опрошенных.)

Страны Прошлое Настоящее Будущее

политика экономика политика экономика политика экономика

Польша '25 38 . 76 68 90 86

Чехия 27 "42 76 69 86 85 -

Румыния 28 50 60 ' 37 73 61

Словения 36 47 66 55 75 .75

Словакия ■ 52 71 61 43 78 72

Болгария 58 75 66 23 ' 83 72

Венгрия 56 " 69 '50 27 68 . 54'.

В среднем 40 ~ — 65 — 80 —. '

В этих двух постсоветских государствах оказались также выше и позитивные установки в отношении прежнего Союза, в сравнении со Словакией, где 52% опрошенных дали положительную оценку бывшей Чехословакии.

Однако, несмотря на то что нынешние режимы в России, Белоруссии и Украине отличаются друг от друга, все они ¡равно непопулярны у населения своих стран — их одобряют лишь 1/з населения (табл. 3). Более того, эти новые режимы нисколько не выигрывают от того, что являются выразителями независимости своих государств (как в Чехии, где одобрение действующих властей на 10 пп. выше, чем в среднем). В Словакии нынешняя власть 4 оценивается на 5 пп. ниже, чем в среднем, однако же поддержка ее почти в 2 раза выше, чем в постсоветских странах. Это доказывает, что обретение независимости не явт ляется основной причиной непопулярности новых политических режимов в странах бывшего СССР.

Население бывших Советских Республик расходится в своих оценках политического будущего. В России большинство скорее отрицательно оценивают перспективы политического развития. На Украине опрошенные разделились практически поровну. В. Белоруссии высокая доля положительных оценок будущего, очевидно, связана с надеждами на воссоединение с Россией (в среднем 54% опрошенных положительно оценивают политическое будущее республики). , >

Возврата к тоталитаризму нет. Проблемы, стоящие перед посткоммунистическими режимами, гораздо более серьезны и иные по содержанию по сравнению с устоявшимися демократическими системами. В этих странах вновь избранные правительства стоят перед уникальной задачей одновременного, развития рыночной экономики и демократических институтов.. В столь беспрецедентных условиях метод проб и ошибок/ с.помощью которого новые режимы стараются решать стоящие перед "ними задачи, вполне естествен. И столь же понятно, что такие способы действия вызывают'!неудовольствие людей. У.Черчилль однажды напомнил Палате Общин: "Никто не делает вид, -что демократия всегда и во всем совершенна и мудра. На самом деле уже было сказано, что демократия это наихудшая форма управления, если не считать все те формы, которые уже были испробованы". Учитывая, что каждый из опрошенных жил, по крайней мере, при пяти различных режимах, нетрудно проверить гипотезу, Черчилля, спрашивая, людей,.хотели бы онивидёть .свою страну при ином режиме управления государством. ч

Подавляющее большинство людей в Центральной и Восточной Европе отвергают возвращение к прошлому (рис. 3).

Даже среди тех, кто положительно относится к прошлому, 3/5 не хотели бы возврата к коммунистическому

Таблица 3

Сопоставление политических взглядов жителей стран Восточной Европы (СВЕ) и бывшего СССР (ВС) __. ., (приводится доля положительных оценок; в % к числу опрошенных; 1996 г.) ._

Режимы \ СВЕ БС Россия - Украина Белоруссия

Политический: в прошлом - - 40 70 59 77 75

настоящий . 65 32 28- 35 33

в будущем 80 54 43 66 52

Альтернативный: военный 9 13 10 13 15

коммунистический 16 44 39 49 43

сильный лидер 23 61 (34) 56 67

против всего перечисленного 67 27 _ 31 - 23

политическое терпение 67 45 43 56 36

Восточной Европы и стран бывшего СССР к политическим и экономическим переменам (в % к числу опрошенных; 1996 г.)

режиму. В целом 60% решительно против возврата к коммунистическому правлению по сравнению с 4% решительных сторонников такого возврата. Еще меньше сторонников военной диктатуры.

Идея сильного лидера привлекает чуть меньше 1/4 респондентов. Доля решительных противников ее превышает

столь же убежденных ее сторонников в соотношении 6:1. Более того, среди меньшинства, поддерживающих сильную власть, значительная часть на самом деле имеет в виду скорее необходимость более эффективного государственного управления, нежели диктатуру. Такой вывод подтверждается тем, что эта группа респондентов (при ответе на другой вопрос анкеты) отвергает идею роспуска парламента. Принимая во внимание это обстоятельство, можно сказать, что безусловных сторонников диктатуры насчитывается около 9%.

• Факторный анализ ответов на вопросы о формах управления государством* позволяет сформировать шкалу . авторитаризма. Парадоксально, но эта шкала показывает слабость общественной поддержки авторитаризма-— 2/з респондентов отвергают все варианты тоталитарного правления (коммунистическую, военную и просто жесткую диктатуру). Более 2/3 опрошенных хотели бы, чтобы важные экономические решения принимались только на основе рекомендаций специалистов, экспертов. Однако это не означает, что люди хотели бы видеть свое'правительство сплошь состоящим только из докторов наук. Речь идет лишь о том, что экономическая политика должна разрабатываться профессионалами, которые знают, как заставить работать по-новому экономику страны. • '

Политическое терпение дает новым демократиям время для решения проблем. Фактор времени чрезвычайно важен для демократических правительств: чем сложнее проблемы, стоящие перед ними, тем больше нужно времени для их решения. В странах устоявшейся демократии правительства имеют в своем распоряжении четыре года для того, чтобы продемонстрировать эффективность своей работы и добиться своего переизбрания. Однако опросы общественного мнения, промежуточные выборы и довыборы немедленно заставляют общество насторожиться, если появляются свидетельства непопулярности правительства. ; ■ *

Имевшаяся в начале массовая поддержка посткомму-

• нистических режимов в большей мере была обусловлена

• отрицательной оценкой старого режима, нежели привлекательностью нового. Например, в Румынии новый режим -одобряют не потому, что он соответствует идеальным представлениям о хорошем правительстве, а потому, что это не режим Чаушеску. Но рано или поздно новые режимы станут оценивать по их собственным действиям. Поэтому неизбежно встает вопрос: "Как велико терпение людей?" Общий ответ на него в странах Центральной и Восточной Европы —" "достаточно велико".

Коммунистические системы научили людей быть терпеливыми и политически нетребовательными, поскольку недовольные не видели быстрых путей изменения неугодного общественного строя. Перед ними была перспектива прожить всю жизнь при режиме советского типа. Падение коммунистической власти было внезапным и непредвиденным. Поэтому даже пять лет спустя после краха коммунизма 2/3 опрошенных считают,' что правительствам потребуются еще многие годы для того, чтобы справиться с унаследованными проблемами (рис. 4).

Однако терпение не означает, что нынешние правительства могут избежать нареканий за собственные ошибки. Го-

* Вопросы, анкеты: "В какой степени Вы согласны со следующими утверждениями?" (полностью согласны, скорее согласны, скорее не согласны, совсем не согласны):

надо восстановить бывшую коммунистическую систему; страной должна управлять армия;

важные экономические решения должны приниматься специалистами," а не правительством и парламентом; надо восстановить монархию;

жесткая диктатура — единственный выход из сложившейся ситуации.' -

Ц§ Экономическая политика должна разрабатываться экспертами

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

И Сильный лидер вместо парламента |Щ Возврат к коммунистическому режиму ■ I I Военный режим

Рис. 3. Доля поддерживающих альтернативный режим правления. В среднем по странам Восточной Европы (в % к числу опрошенных; 1996 го товность избирателей лишить эти партии власти демонстрирует, что демократия действует так, как ее описал ИШумпетер: у людей есть возможность требовать отставки действующего правительства, однако, когда - дело доходит до этого, избиратели обычно не голосуют за его отставку, а подтверждают свою готовность следовать по пути проб и ошибок за тем правительством, которое, делает все же меньше ошибок, нежели прежний коммунистический режим.

Что будущее готовит для постсоветских республик, остается сегодня все ещё открытым вопросом. Опросы свидетельствуют о том, что большинство людей устали от действующего режима и с интересом присматриваются'к его альтернативам. Учитывая это, приходится сказать, что склонность некоторых постсоветских политиков поддерживать авторитарные альтернативы нынешнему режиму Является- серьезным препятствием на пути консолидации демократических сил особенно в Белоруссии и России. В Центральной и Восточной Европе 67% опрошенных в среднем отвергают любую форму авторитарного правления (будь то военная диктатура или возвращение к коммунистическому режиму). Напротив, этого мнения придерживаются в-Белоруссии и на Украине лишь 27% респондентов; в России — менее 1/3: ■

Нет единства в понимании .того, что (или кто) должно стать альтернативой демократии. Склонность к авторитаризму была очевидна у многих кандидатов на пост Президента России,'хотя, сам факт проведения выборов свидетельствует о приверженности политической ■ элиты плюралистским институтам. На Украине, где общественное мнение поддерживает идею сильного руководства, президентские выборы показали, что избиратели не смогли прийти к согласию относительно личности лидера и поверженному президенту пришлось передать власть вновь избранному своему преемнику. В Белоруссии в наибольшей степени проявляется тенденция правительственного подавления парламентской оппозиции.

Таким образом, сопоставительный анализ отношения населения различных посткоммунистических стран к процессам перехода к демократическому обществу показывает, что разница между тремя странами — бывшими советскими республиками существует, но она невелика, по сравнению с их отличием от Центральной и Восточной Европы. Например, в Венгрии поддержка,ньшешнего.'поли-тического режима сравнительно низка по европейским стандартам, однако она на 28 пл. выше, чем в России, где, напротив, самый высокий ее -уровень среди постсоветских

Словения Польша Чехия Словакия Румыния

Венгрия Болгария

I 80

I 73 172

¡67

¡62 ¡61

I 56

Рис.4. Число респондентов, выбравших первый вариант в ■ '! распределении ответов на вопрос:, "С каким из следу-

ющих суждений Вы скорее согласны: правительству потребуется еще много лет для того, чтобы справить-. .. . ся с; унаследованными проблемами, или, если новое правительство не способно быстро справиться с проблемами, оно должно уйти в отставку?" (В % к числу давших этот ответ.)

стран. В Центральной и Восточной Европе поддержка авторитарного режима выше всего в Болгарии, 45% одобряют, по крайней мере, один из предлагаемых вариантов авторитарного режима; В постсоветских странах преобладают . сторонники авторитаризма, по крайней мере, одна из авторитарных форм политической власти поддерживается 69% опрошенных в Белоруссии и 77% опрошенных на Украине..' • - . ,• '

Оптимизм по поводу будущего рыночной экономики. Помимо оценок политического режима в прошлом и настоящем,-в ходе исследования БНД респондентов просили оценить прошлую и настоящую экономическую системы ; страны по'шкале :от—100 до +100.

• Отношение к прежним, ушедшим экономическим системам существенно различаются в разных странах. В Польше, Чехии и Словении большинство опрошенных •дают им отрицательную оценку, тогда, как в Словакии, Болгарии и Венгрии прошлое чаше всего видится в положительном свете. Дисперсия оценок старой командной экономики: выше, чем межстрановые различия в оценках политических режимов.

• Перемены особенно заметны в Польше, где шоковая терапия вначале вызвала отрицательную реакцию. В четырех других странах экономическая система эпохи перестройки оценивается большинством опрошенных отрицательно. В Венгрии разрыв в рейтингах составляет 42%, в -Болгарии — 52%. ■

Все народы Центральной и Восточной Европы оптимистически настроены в отношении будущего (разница лишь в степени оптимизма). Более 3/4 • опрошенных в

Польше, Чехии и Словении положительно оценивают экономическую систему, которая "будет в их стране через пять лет",.что является как бы проекцией на будущее восприятие прошлого и настоящего. В Румынии и Словакии доля положительных оценок будущего выше, чем доля положительных оценок прошлого, а самыми низкими окаг зываются оценки настоящего. В Болгарии- и Венгрии .можно говорить о росте надежд на возрождение, но будущая экономическая система все же оценивается менее положительно, чем прошлая.

Различаются также и макроэкономические оценки, полученные в ходе исследования,.в Центральной и Восточной Европе и в постсоветских странах. На первый взгляд общая картина та же: в обоих регионах большинство одобряют прошлую экономическую систему и отрицательно оценивают нынешнюю (см. рис. 2). Однако уровни данных оценок существенно, различаются. В бывших советских республиках практически все опрошенные положительно оценивают прошлое и никто не дает положительных оценок нынешней экономической системе. (На Украине позитивные установки в отношении прошлого.демонстрируют 9/ю' опрошенных.) Напротив, в Польше лишь 38%: дали положительную оценку прошлой экономической системе. Сильно различаются также и оценки будущего. В Центральной и Восточной Европе наблюдается почти единодушное согласие в том, что нынешние трудности — временное явление, распространены надежды, на то, что "через пять лет экономика будет функционировать нормально". Напротив, в России и на Украине в это не верят З/5 опрошенных. В Белоруссии положительные оценки будущего несколько преобладают над негативными ожиданиями, но это, безусловно, связано с надеждами на воссоединение с Россией (табл. 4).

Чаще всего встречается отрицательный, ответ на вопрос: "Достаточно ли денег Вы зарабатываете на основной работе для того, чтобы прожить?". 1/5 взрослого населения исследуемых стран отвечают, что "зарабатывают достаточно" только для того, чтобы "сводить концы с концами". Исключение составляет Чехия, где большинство работающего населения отвечают,: что "зарабатываемых на. основной работе денег достаточно для приобретения необходимых товаров и услуг" (табл. 5, рис. 5). •■

При командно-распределительной экономике домашние хозяйства, как правило, могли существовать только опираясь на несколько источников доходов. В первую очередь — это заработная плата на основной работе или пенсия (этот источник является легальным и денежным по форме). Затем существовали нелегальное и не имеющее денежной формы производство товаров внутри домохозяйства и обмен товарами и услугами между частными лицами. Наконец, их дополняли разного рода приработки, которые следует; отнести к нелегальным доходам, имеющим денежную

■ -.•,;,-:, ., .... ,Таблица 4

Сопоставление экономических взглядов жителей стран Восточной Европы (СВЕ) и бывшего СССР (БС) (в %)

Показатель СВЕ' БС Россия Белоруссия Украина

Экономический режим (доля положительных оценок): в прошлом 56: 83 72 88 90

нынешний 46 18 22. 16 15

в будущем 72 46 40 . 57 ■ 41

■Сводят "концы с концами": ■"■ •-»■ с помощью заработков на основной работе ' 21 ■ 5 5 '

вынуждены привлекать.несколько источников доходов 68 56 - 68 45 —

Инфляция представляет-бблыиую угрозу для семьи, чем безработица - 76 62 • 6Т '59 67

Предпочитают, чтобы было изобилие товаров пусть по высоким ценам 56 54 59 56 48

Таблица 5

Хватает ли Вам денег, получаемых на основной работе, для приобретения необходимых товаров; и услуг? (В % к числу работающих.)

Страна "Вполне " хватает" "Только-только хватает" "Чуть-чуть не хватает" "Совершенно не хватает"

Болгария 1 : 8 29, " 41 23

Чехия 7 46- 37" 10

Словакия : з .. 30 " 46 21 '

Венгрия 4 ' ' 33 43 ' 20

Польша 6 35 44 15

Румыния 17 31 - 21- 31

Словения 19 26 32 23

Хорватия -3 15 48 34

Украина 3 9 35 53

форму. В настоящее время, домохозяйства по-прежнему имеют несколько источников доходов, компенсируя получаемые официально средства (зарплату, пенсию, стипендию и т.п.) такими не денежными формами доходов, как выращивание продуктов в личном подсобном хозяйстве, или заработки на стороне,, в теневой экономике.

В результате соединения, нескольких источников доходов 2/з домохозяйств удается свести концы с концами, т.е. поддерживать достигнутый уровень жизни и не тратить сбережения и не брать взаймы деньги. Роль нескольких источников доходов весьма велика не только в относительно бедных странах, например таких, как Болгария, но и в сравнительно благополучных, как Чехия или Словения.

- На микроэкономическом уровне: население "в бывших советских республиках не слишком отличается от Центральной и Восточной Европы: оно также существует только за счет нескольких источников доходов, поступающих из смешанной экономики (легальной и нелегальной). Хотя уровень жизни в России ниже, чем в странах Центральной Европы, но и здесь фиксируется примерно такое же распределение ответов респондентов на вопрос о том, удается ли им свести концы с концами, не залезая при этом в долги и не тратя имеющихся'.сбережений. . •

Инфляция беспокоит людей больше, чем безработица. В условиях переходного периода политикам приходится сталкиваться сразу с множеством порою противоречивых проблем (например, требование стабильности цен и ликвидация безработицы). Но такие цели не могут быть достигнуты одновременно. Как минимум:правитель-ство должно обозначить приоритеты своей политики. Классическая кейнсианская модель предлагает непривлекательный выбор между ростом инфляции (в надежде на снижение безработицы) и ростом безработицы (в обмен на снижение инфляции). • - . '

В посткоммунистических странах темпы инфляции после 1990 г. достигали уровня тысяч или десятков тысяч процентов в год, развал экономики переходного периода породил хроническую неуверенность в; стабильности уровня занятости. Поскольку люди хорошо понимают связь между уровнем инфляции и безработицей, было вполне уместно в ходе исследования задавать вопрос о том, что представляет большую опасность для семьи — безработица или инфляция.

Исследование БНД показывает, что 2/3 или более опрошенных в каждой из стран Центральной и Восточной Европы считают, что инфляция представляет наибольшую опасность для их семьи (этого мнения в среднем'придерживаются 76%). Разница в уровнях оценок между отдельными

79

28

72

71

19

25

68

17

64

19

■: ■ : ч; .

51

17

Чехия Словакия. Словения Венгрия Польша Болгария Ц Достаточно денег, получаемых на основной работе

[ШЦ Удается, сводить "концы с концами", в том числе с помошью нескольких источников доходов

Рис. 5. -Только имея несколько источников дохода, семья может сводить "концы с концами" (в % к числу опрошенных; 1996 г.) -

странами очень Невелика, и это вызывает особое удивление, учитывая значительные различия в уровне зарегистрированной инфляции в отдельных странах. В Польше в 1989 г. индекс потребительских цен вырос на 8000%, в Чехии — на 188%. Между тем именно в Чехии 5/6 опрошенных называют инфляцию "основной угрозой для своей семьи", что на 10 пп. выше, чем в Польше.

Выбор экрномической системы зависит от возраста. Переход от экономики стабильных цен и дефицита потребительских товаров к изобилию дорогих товаров на прилавках магазинов знаком каждому респонденту, участвовавшему в исследовании БНД. Ответы на вопрос: "Какая экономическая система Вам кажется лучшей?" разделились' в среднем на две примерно равные группы: 55%—сторонники экономики "витринных покупателей", предпочитающих изобилие товаров на прилавках, даже если они недоступны им по цене, и 45% — выбирают "стабильные цены" и' дефицит. Поляки, имевшие опыт хронического дефицита, в 80-е годы, чаще отдают предпочтение рыночной экономике, словаки и болгары — реже. Однако разница в ответах между странами оказывается меньшей, чем разрывы в ответах у отдельных групп респондентов, живущих в одной стране. ■<■■. ., •

Наибольшее влияния на различия во мнениях оказывает такой фактор, как возраст. Молодые люди, как правило, выбирают рыночную экономику { 2/3 опрошенных этой возрастной группы).' Напротив, среди пожилых людей (старше 60 лет) такой ответ дают только 45% опрошенных. Такие возрастные различия, характерны для всех стран, отражают изменение потребительских горизонтов людей, относящихся к разным фазам жизненного цикла. Молодые люди либо еще не достигли максимального уровня доходов, либо еще не обзавелись в полном объеме" домашним хозяйством. Они надёются; что с возрастом будет расти и их благосостояние. Командно-рас-пределительная экономика с ее хроническим дефицитом характеризовалась значительными трудностями при удовлетворении потребительских запросов. Напротив, люди пенсионного возраста, как правило, уже имеют все то домашнее имущество, которое они могли бы приобрести, и живут на пенсию. Это заставляет их отдавать предпочтение стабильным ценам, даже если это приводит к дефициту.

Перевод М.Д.Красильниковой

Информационный бюллетень мониторинга ; № 4 (24) июль—август. 1996

19

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.