Научная статья на тему 'Способы передачи культурной семантики при переводе англоязычных художественных текстов'

Способы передачи культурной семантики при переводе англоязычных художественных текстов Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
219
27
Поделиться
Область наук
Ключевые слова
КУЛЬТУРНАЯ СЕМАНТИКА / ПЕРЕВОД / СПОСОБ ПЕРЕДАЧИ КУЛЬТУРНО ОБУСЛОВЛЕННОЙ ИНФОРМАЦИИ / ПЕРЕВОДЧЕСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ / ГЕНЕРАЛИЗАЦИЯ / ОПУЩЕНИЕ / КОМПЕНСАЦИЯ / ДОБАВЛЕНИЕ / СОБСТВЕННО ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКИЙ СПОСОБ / СОБСТВЕННО ПЕРЕВОДЧЕСКИЙ СПОСОБ / ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКИ-ПЕРЕВОДЧЕСКИЙ СПОСОБ / АССОЦИАТИВНО-ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКИЙ СПОСОБ / CULTURAL SEMANTICS / TRANSLATION / METHOD OF THE RENDERING OF CULTURALLY DETERMINED INFORMATION / TRANSLATION TRANSFORMATION / GENERALIZATION / OMISSION / COMPENSATION / ADDITION / PROPER HERMENEUTICAL METHOD / PROPER TRANSLATION METHOD / COMBINATION OF HERMENEUTICAL AND TRANSLATION METHODS / ASSOCIATIVE-HERMENEUTICAL METHOD

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Моисеев Михаил Владимирович

Рассматриваются особенности передачи при переводе с английского языка на русский содержащих культурные семы и культурные коннотации единиц языка и дискурса, отражающих культурные концепты либо относящихся к культурному фону, для достижения максимальной адекватности и эквивалентности, поскольку определенные виды культурно обусловленной информации или культурной семантики обладают собственными специфическими характеристиками. На примере лингвокультурологического сопоставительного анализа трех текстов художественных произведений на английском языке и их переводов на русский язык показано, что принципиально важным фактором повышения качества перевода становится выявление и адекватная интерпретация культурной семантики языковых единиц. Делается вывод, что переводческие трансформации опущения лексических единиц и генерализации часто приводят к утрате культурно обусловленной информации, тогда как трансформация компенсации в большинстве случаев является достаточно эффективным способом передачи культурной семантики. На основании герменевтического подхода к пониманию процесса перевода выделяются следующие виды передачи культурной семантики: собственно герменевтический, собственно переводческий, герменевтически-переводческий и ассоциативно-герменевтический.

Methods of the rendering of cultural semantics in the translation of english literary texts

Specific features of rendering of peculiarities of the language or discourse units containing cultural semas or cultural connotations both reflecting cultural concepts and pertaining to cultural background within the process of the translation from English into Russian peculiarities are considered with the aim of achieving maximum adequacy and equivalency. This appears to be essential because certain kinds of culturally determined information or cultural semantics posses their own specific characteristics. The application of linguistic and cultural contrastive research to the analysis of three English fiction texts and their translations into Russian language shows that extremely essential factor for the improvement of translation quality proves to be revealing and adequate interpretation of cultural semantics of language units. Translation procedures of omission of lexical units and generalization frequently result in the loss of culturally determined information meanwhile procedure of compensation frequently appears to be sufficiently efficient means of rendering cultural semantics. Following kinds of methods of rendering cultural semantics have been suggested on the basis of hermeneutical approach to the treatment of translation process: proper hermeneutical method, proper translation method, combination of hermeneutical and translation methods, associative-hermeneutical method.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Способы передачи культурной семантики при переводе англоязычных художественных текстов»

УДК 811.111

Б0110.25513/2413-6182.2018.2.165-181

СПОСОБЫ ПЕРЕДАЧИ КУЛЬТУРНОЙ СЕМАНТИКИ ПРИ ПЕРЕВОДЕ АНГЛОЯЗЫЧНЫХ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ТЕКСТОВ

М.В. Моисеев

Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского (Омск, Россия)

Аннотация: Рассматриваются особенности передачи при переводе с английского языка на русский содержащих культурные семы и культурные коннотации единиц языка и дискурса, отражающих культурные концепты либо относящихся к культурному фону, для достижения максимальной адекватности и эквивалентности, поскольку определенные виды культурно обусловленной информации или культурной семантики обладают собственными специфическими характеристиками. На примере лингвокультурологического сопоставительного анализа трех текстов художественных произведений на английском языке и их переводов на русский язык показано, что принципиально важным фактором повышения качества перевода становится выявление и адекватная интерпретация культурной семантики языковых единиц. Делается вывод, что переводческие трансформации опущения лексических единиц и генерализации часто приводят к утрате культурно обусловленной информации, тогда как трансформация компенсации в большинстве случаев является достаточно эффективным способом передачи культурной семантики. На основании герменевтического подхода к пониманию процесса перевода выделяются следующие виды передачи культурной семантики: собственно герменевтический, собственно переводческий, герменевтически-переводческий и ассоциативно-герменевтический.

Ключевые слова: культурная семантика, перевод, способ передачи культурно обусловленной информации, переводческая трансформация, генерализация, опущение, компенсация, добавление, собственно герменевтический способ, собственно переводческий способ, герменевтически-переводческий способ, ассоциативно-герменевтический способ.

Для цитирования:

Моисеев М.В. Способы передачи культурной семантики при переводе англоязычных художественных текстов // Коммуникативные исследования. 2018. № 2 (16). С. 165-181. DOI: 10.25513/2413-6182.2018.2.165-181.

Сведения об авторе:

Моисеев Михаил Владимирович, кандидат филологических наук, доцент, заведующий кафедрой английской филологии

© М.В. Моисеев, 2018

Контактная информация:

Почтовый адрес: 644077, Россия, Омск, пр. Мира, 55а

E-mail: mikh.moiseev2015@yandex.ru Дата поступления статьи: 31.08.2017

Введение

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Распространение антропоцентрической парадигмы в различных областях лингвистики обусловливает актуальность исследования проблем перевода с позиций лингвокультурологии. Лингвокультурологиче-ский подход к процессу перевода предполагает учет взаимосвязи языка и культуры, в частности влияния культуры на возникновение у единиц языка и дискурса определенных культурных смыслов и коннотаций. Между культурой и языком существуют сложные взаимосвязи, опосредуемые целым комплексом социально наследуемых знаний и отношений, запечатленных в семантике слов и выражений [Белая 2016: 170].

Как отметил В.И. Карасик, системный речевой акт представляет собой культурно обусловленное явление, для интерпретации которого необходима значительная информация [Карасик 2002: 122]. Очень часто ошибки и неточности в переводе являются следствием отсутствия культурной информации в когнитивной базе переводчика, недостаточного объема данной информации или ее неверной интерпретации.

Теоретическая база исследования

Основные положения, позволяющие изучать адекватность передачи культурных смыслов в процессе перевода английских текстов, были сформулированы в работах В.И. Карасика [Карасик 2002], В.Н. Телия [Те-лия 1994], В.В. Богданова [Богданов 1990], Н.К. Гарбовского [Гарбовский 2007] и Т.А. Казаковой [Казакова 2016].

По мнению В.Н. Телия, культурная семантика включает в себя культурные семы, культурные концепты, культурный фон и культурные коннотации. Согласно ее определению, культурные семы представляют собой культурно маркированные смыслы, входящие в денотативный аспект значения, обозначающего идиоэтнические реалии, которые являются предметом рассмотрения лингвострановедения. Значения культурных концептов - итог идиоэтнической концептуализации культурно значимых непредметных сущностей. К культурному фону она относит не входящие в собственно значение культурно маркированные ассоциации, проявляющиеся в дискурсе. Культурные коннотации - интерпретации языкового знака на основе ассоциаций с эталонами, стереотипами и т. п. [Телия 1994].

В.Н. Телия выявила специфику каждого из вышеупомянутых видов проявлений культурной семантики, и эти особенности необходимо при-

нимать во внимание при переводе текстов с иностранного языка на русский, так как переводчику приходится учитывать не только эксплицитно выраженные смыслы, но и имплицитные смыслы высказывания. Как отмечал В.В. Богданов, общение на уровне импликатур широко используется среди образованной части населения, потому что оно считается более престижным видом вербальной коммуникации, так как для понимания многих импликатур адресат должен располагать соответствующим уровнем интеллектуального развития [Богданов 1990: 21]. Вместе с тем, наиболее сложными для перевода информационными компонентами текста являются импликационно открытые знаки [Казакова 2016: 44].

Постановка проблемы

Одной из основных задач перевода является обеспечение соответствующего воздействия на реципиента, заключающегося в продуцировании у него интеллектуальной или эмоциональной реакции, соответствующей авторской интенции. Понимание данной интенции и адекватная интерпретация возможны только при условии выявления и соответствующей передачи смысла высказывания, как правило детерминированного культурой той нации, к которой принадлежит автор текста. Переводчики, не понимая культурной обусловленности того или иного фрагмента текста, часто опускают соответствующие предложения или словосочетания.

Опущение лексических единиц или их сочетаний относится к одному из видов переводческих трансформаций и является допустимым в определенных случаях, но пропуск в процессе перевода единиц языка или дискурса, представленных в оригинальном тексте и манифестирующих культурно маркированные ассоциации, ведет, как правило, к утрате имплицитно выраженной культурной семантики.

Например, в романе П.Г. Вудхауза Heavy Weather («Задохнуться можно»] дворецкий получает от одного из гостей замка, вызывающего у него отвращение и даже ненависть, поручение принести ему бутылку шампанского. Эмоциональное состояние дворецкого описывается далее следующим образом: There in a nutshell, he was feeling you had the tragedy of a butler's life. His not to reason why; his not to discriminate between the deserving and the undeserving; his but to go and bring bottles of champagne to mar-celled-haired snakes to whom he would greatly have preferred to supply straight cyanide (Wodehouse. Heavy Weather].

Выделенные лексические единицы представляют собой измененную автором часть прецедентного для английской лингвокультуры высказывания, источником которого является поэма А. Теннисона The Charge of the Light Brigade (1854): Theirs not to reason why, Theirs but to do and die. В ходе Крымской войны британская кавалерийская бригада беспрекословно выполнила ошибочный приказ в конном строю атаковать

артиллерийские позиции русской армии, хотя и солдаты и офицеры понимали, что они идут на верную смерть. В результате погибли сотни британских военнослужащих. По данным лингвокультурологического словаря Longman Dictionary of English Language and Culture, у жителей Великобритании в настоящее время Крымская война ассоциируется с двумя прецедентными феноменами: прецедентной ситуацией и текстом The Charge of the Light Brigade и прецедентным именем Florence Nightingale. Использование дворецким данного высказывания в одном контексте с сочетанием слов the tragedy of a butler's life, во-первых, имплицитно выражает культурно маркированные трагические ассоциации, относящиеся к культурному фону, а во-вторых, также имплицитно показывает, что дворецкий, добросовестно относящийся к своим обязанностям, ассоциирует себя с воином, жертвующим собой во имя долга.

В переводе эта часть прецедентного высказывания была пропущена: Бидж пошел за шампанским. Он был невесел. И то сказать, дворецкий не судит, не отделяет правых от неправых, а носит вино субъектам, которым, будь его воля, предложил бы хороший мышьяк (Вудхауз. Задохнуться можно]. В результате авторская ирония, выраженная на уровне имплика-тур, теряется.

Как отмечал Ю.П. Солодуб, главным критерием оценки качества художественного перевода является адекватность эстетического воздействия оригинального текста и текста его перевода [Солодуб 2005: 22]. В данном случае это воздействие не представляется адекватным и, следовательно, текст перевода вышеприведенного отрывка не соответствует главному критерию.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Анализ текстов произведений, написанных на английском языке, и их русских переводов показывает, что культурная семантика может не передаваться с достаточной степенью адекватности даже в тех случаях, когда переводчики не прибегают к опущению, а используют переводческие трансформации (генерализацию, конкретизацию, компенсацию и т. д.]. Лингвокультурный анализ текста предоставляет возможность выявить культурно маркированные смыслы и предложить адекватный способ их передачи средствами русского языка для реализации прагматического потенциала текста.

Методология исследования

Анализ проявлений культурной семантики в дискурсе того или иного английского или американского автора и степени их отражения в переводах на русский язык требует применения сопоставительного метода исследования. Сопоставительный анализ слов в семасиологическом плане - это выявление отличительных признаков на уровне основных компонентов содержательной структуры слова, а также особенностей реализации лексических значений, которые выходят за рамки устойчивых сис-

темных отношений, очерчивая контуры смысла слов [Манакин 2004: 156]. Но для выявления культурно маркированных смыслов слов представляется необходимым дополнить сопоставительный анализ лингвокульту-рологическим. Актуальность применения данного анализа в оценке адекватности переводов обусловлена различиями в языковых картинах мира носителей английской и русской лингвокультур. Таким образом, в рамках данного исследования предпринимается сопоставительный лингво-культурологический переводческий анализ текстов. Основными этапами сопоставительного метода являются установление основания сопоставления, сопоставительная интерпретация и типологическая характеристика. В данном исследовании в качестве основания сопоставления выступают языковые репрезентации рассмотренных выше видов проявления культурной семантики в английских текстах и лексические единицы, соответствующие им в русских переводах.

Базу исследования составили 487 текстовых извлечений, содержащих культурно-маркированную информацию, отобранных методом сплошной выборки из трех произведений на английском языке: The Da Vinci Code («Код да Винчи»] Д. Брауна, The Sign of the Four («Знак четырех») А.К. Дой-ла, Heavy Weather («Задохнуться можно»] П.Г. Вудхауза - и их переводов на русский язык. Для иллюстрации отдельных положений статьи привлекаются примеры из переводов на русский язык текстов, не вошедших в базу исследования, но представляющих большой интерес для анализа переводческих способов передачи культурной семантики.

Эффективность способов передачи культурной семантики в переводах английских текстов на русский язык

Лингвокультурологический сопоставительный анализ текстов художественных произведений на английском языке и их переводов на русский язык показал, что принципиально важным фактором повышения качества перевода является выявление и адекватная интерпретация культурной семантики языковых единиц. Часто к категории языковых единиц, характеризующихся культурной семантикой, относят в основном реалии. На самом деле круг языковых единиц, передающих культурные смыслы, значительно шире обычно рассматриваемых в связи с этим реалий, поскольку почти каждый языковой знак может «обрастать культурными коннотациями» [Беляевская 2016: 28].

Так как каждый из видов проявления культурной семантики обладает характерными особенностями, то представляется необходимым учитывать данные отличия при выборе способа их передачи в процессе перевода.

В частности, культурные концепты, являясь результатом идиоэт-нической концептуализации культурно значимых непредметных сущностей, предполагают герменевтический подход к их анализу и комменти-

рованию, потому что их смысл, сформировавшийся в рамках одной лин-гвокультуры и являющийся достаточно очевидным для ее носителей, может оставаться неявным для представителей другой лингвокультуры.

Комментарий как жанр герменевтического дискурса представляет собой вторичное образование и выполняет функции разъяснения, подтверждения, уточнения и критической оценки информации, которая содержится в исходном тексте [Карасик 2009: 46]. Содержание и тип переводческого комментария должны соответствовать той функции, которую он выполняет в каждом конкретном случае. Выделяются следующие типы переводческого комментария: объясняющий, уточняющий, сопоставительный, переводной, критический [Моисеев 2014: 134]. Одним из наиболее часто используемых переводчиками типов комментария является словарный комментарий, который совпадает по форме и содержанию со статьей двуязычного словаря. Основной недостаток этого способа передачи культурной семантики заключается в ориентации переводчиков на информацию, содержащуюся в соответствующих двуязычных словарях. Тогда как для повышения степени адекватности отражения содержания культурного концепта, представленного в оригинальном тексте, более надежными источниками представляются толковые словари английского языка. Оптимального уровня адекватности перевода можно достичь при сочетании дефиниционного анализа соответствующих статей толковых словарей с герменевтическим анализом текста, используя методику герменевтического круга.

Например, в переводе романа Т. Пратчетта Dodger («Финт»] одну из главных героинь окружающие называли Симплисити (простота, простодушие], так как считали, что из-за перенесенных потрясений ее рассудок пострадал, а свое настоящее имя она не сообщала. Для того чтобы спасти девушку от преследований могущественных врагов молодой человек, влюбленный в нее, инсценирует ее смерть. В конце романа бывшая Симплисити выступает как совершенно новая личность и перед ней встает проблема выбора нового имени. На вопрос, как ее зовут, она ответила: Се-рендипити. С целью пояснения смысла этого имени переводчик использует словарный комментарий: Буквально прозорливость, интуиция (Прат-четт. Финт].

Очевидно, что переводчик ориентировался на трактовку значения этой лексической единицы в Новом Большом англо-русском словаре, где оно определяется только как «счастливая способность к открытиям, интуитивная прозорливость» [Новый Большой англо-русском словарь 1995: 199]. На самом деле это слово обладает не одним значением. Его создал и ввел в практику общения английский писатель Хорас Уолпол в значении: the occurrence and development of events by chance in a happy or beneficial way [The Concise Oxford Dictionary of Phrase and Fable 2003: 478]. Дефини-ционный анализ значения этой лексемы позволяет выявить семы 'слу-

чай', 'развитие', 'событие', 'случайный', 'счастливый', 'благоприятный'. На основании данного анализа значение слова можно интерпретировать как случайное благоприятное развитие событий. Аналогичную дефиницию данной лексической единицы предлагает Oxford Advanced Learners' Dictionary: the fact of something interesting or pleasant happening by chance [Hornby 2005: 1166]. Конечно, некоторые английские словари фиксируют и значение, сходное с предлагаемым в Новом Большом англо-русском словаре. Например, Longman Dictionary of English Language and Culture определяет следующее значение слова serendipity: the natural ability to make interesting or valuable discoveries by accident [Longman Dictionary of English Language and Culture 2003: 1227]. Анализ данной дефиниции позволяет выделить семы 'естественная', 'способность', 'совершать', 'интересный', 'ценный', 'открытия', 'случайно'. Таким образом, мы видим, что часть сем в вышеприведенных значениях совпадает, но две категориальные семы различаются. В одном значении - это случай, событие, а в другом - способность. Следовательно, два значения принципиально различаются, так как одно соотносится с врожденной способностью человека, а второе - с благоприятным развитием событий, не зависящим от способностей человека. Но второе значение следует считать первичным, так как слово впервые было употреблено именно в этом значении, а значение, соотносящееся со способностью человека, сформировалось только в XX в. Но использование лексемы в последнем значении в настоящее время является более частотным.

В научной коммуникации серендипность часто понимают как талант совершать случайные открытия [Рулёв 2017: 3]. Но существует и отличная интерпретация значения данной лексемы. Лауреат Нобелевской премии в области химии Акира Судзуки утверждает, что серендипность - это феномен непреднамеренного обнаружения ценной или полезной информации, часто встречающийся в научных открытиях [Рулёв 2017: 10].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Лексема serendipity номинирует культурный концепт, так как, во-первых, его значение представляет собой итог идиоэтнической концептуализации культурно значимой непредметной сущности, а во-вторых, по данным опроса, проведенного издательством Bloomsburry Publishing в 2010 г., это слово оказалось во главе списка самых излюбленных слов английского языка. Идиоэтническая специфика номинируемой сущности проявляется и в том, что слово serendipity было включено в список слов, наиболее трудных для перевода на другие языки, составленный английскими переводческими компаниями.

Для определения адекватности передачи культурной семантики слова serendipity представляется целесообразным дополнить дефиници-онный анализ лексемы, номинирующей культурный концепт, герменевтическим анализом текста.

На первый взгляд оппозиция Серендипити (прозорливость] и Сим-плисити (простота] выглядит вполне естественно, но героиня, назвавшаяся таким образом, на протяжении всего произведения хотя и демонстрирует остроту ума и независимость, но отличается ироничным отношением ко многим событиям и людям, и прежде всего к собственной персоне. Поэтому подобная самохарактеристика диссонирует с остальным ее поведением. Кроме того, проявляя решительность, храбрость и целеустремленность, она не демонстрирует особой прозорливости. Напротив, избавление девушки от опасностей обусловлено лишь везением, так как пришедший ей на выручку юноша, спасший ее от похитителей, оказался на месте совершенно случайно. Также счастливой случайностью явилась помощь Чарльза Диккенса и его друга Генри Мэйхью. Вся последующая цепь событий представляет собой как результат инициативы главного героя, так и счастливого стечения обстоятельств, включая внутриполитическую и международную обстановку. Наконец, действие романа происходит в Англии в 1840-е гг., начало Викторианской эпохи, когда слово serendipity не обладало значением the natural ability to make interesting or valuable discoveries by accident. Представляется маловероятным, что такой тонко чувствующий язык автор, как Т. Пратчетт, не принял этого во внимание. Учитывая результаты дефиниционного и герменевтического анализа, можно утверждать, что более адекватным способом передачи имени Серендипити в данном случае является 'счастливый случай, везение'.

Так как по определению В.Н. Телия культурные семы представляют собой культурно маркированные смыслы, входящие в денотативный аспект значения лексических единиц, обозначающих идиоэтнические реалии, то для достижения адекватности их передачи при переводе необходимо учитывать положения и методологию лингвострановедения.

Например, в переводе романа П.Г. Вудхауза молодой англичанин, прибыв в замок своего дяди - лорда и спустившись в столовую к обеду, узнает от дворецкого, что предстоит званый ужин, на котором будут присутствовать не только члены семьи, но и приглашенные гости, говорит: Пойду, надену белый галстук (Вудхауз. Задохнуться можно]. В оригинале используется словосочетание white tie. Конечно, его можно перевести буквально как белый галстук, но методология лингвострановедения предполагает рассмотрение лексических единиц, обозначающих реалии, в контексте культуры изучаемого языка. Английский этикет сферы светских мероприятий является весьма формализованным в отношении одежды, особенно в среде аристократии и дворянства, поэтому многие объекты имеют устойчивые обозначения с ярко выраженными культурными смыслами. Словосочетание white tie подразумевает либо фрачный галстук, либо фрак. Указание в приглашении на торжественное мероприятие white tie означает, что мужчины должны прибыть во фраках, а женщины - в вечерних туалетах. Строгий костюм к обеду является обязательным требо-

ванием в среде английской аристократии, но в случае званого обеда или ужина его недостаточно, необходимым атрибутом такого мероприятия становится фрак. Следовательно, герой произведения П.Г. Вудхауза не просто заявляет о намерении надеть галстук белого цвета, а констатирует необходимость надеть фрачный костюм, неотъемлемым элементом которого выступает белый фрачный галстук, с связи с изменением статуса вечернего приема пищи.

При передачи культурных сем, связанных с английскими реалиями, могут использоваться как собственно герменевтический способ, представляющий собой комментарий к тексту, так и герменевтически-переводческий способ, представляющий собой расширенную экспликацию. Экспликация является одной из распространенных переводческих трансформаций, сущность которой заключается в объяснении природы или категории объекта, обозначаемого лексической единицей или сочетанием лексем в исходном тексте. Данная трансформация применяется в случае отсутствия в языке перевода соответствующего эквивалента, и, как правило, используется для передачи реалий.

Например, в переводе романа Д. Брауна «Код да Винчи» ведущая вечера, на котором профессор Лэнгдон должен выступить с лекцией, объявляя почетного гостя, заявляет: И вот сегодня я хотела представить его вам, очертив столь впечатляющий curriculum vitae этого человека (Браун. Код да Винчи]. Curriculum vitae (или CV) обозначает одну из реалий британской культуры - документ, который составляет практически каждый соискатель той или иной должности. Поэтому британцы знают его структуру и особенности. В учебнике делового английского языка Business Benchmark приводится определение CV: an outline (description of the main facts] of a person's educational and professional history [Whitby 2006: 91]. Таким образом, это устойчивое словосочетание предполагает сообщение основных сведений о человеке (образование, опыт работы, увлечения и т. п.]. Для пояснения значения этой реалии переводчик избрал собственно герменевтический способ в форме комментария: Круг жизни (лат). В зависимости от своей функции комментарий согласно типологии В.И. Карасика может быть разъясняющим, подтверждающим, уточняющим и критическим [Карасик 2009: 43-45]. Разъясняющий комментарий поясняет сущность объекта, подтверждающий - подтверждает сведения предполагаемого реципиента информации, уточняющий - конкретизирует их, а критический - опровергает информацию, содержащуюся в тексте. В данном случае переводческий комментарий не выполняет ни одну из вышеперечисленных функций и, соответственно, не относится ни к одному из вышеперечисленных типов, так как он только сообщает дополнительную и второстепенную для понимания информацию об устойчивом словосочетании, обозначающим реалию (его первичное значение и этимологию]. Таким образом, его следует отнести к дополняющему типу. Недо-

статком данного способа передачи культурной семантики является отсутствие указаний на культурно маркированные ассоциации.

Анализ контекста предложения: I had planned to introduce him tonight by sharing his impressive curriculum vitae (Brown. The Da Vinci Code] -показывает, что при переводе этой части текста более адекватным был бы собственно переводческий способ в виде подбора функционального аналога. В качестве такового может выступить слово резюме, которое становится сейчас всё более известным носителям русской лингвокуль-туры под влиянием американского варианта, в котором вместо curriculum vitae (или CV) используется его эквивалент résumé.

Основным условием применения герменевтически-переводческого способа (расширенной экспликации] для передачи культурных сем, связанных с английскими реалиями, является тщательный лингвострановед-ческий анализ текста. При отсутствии такого анализа следствием расширенной экспликации реалии может быть сообщение неполной, неточной информации либо информации, имеющей слишком общий характер, не отражающий культурные семы. В процессе перевода довольно часто используется трансформация, известная как генерализация. По определению Н.К. Гарбовского генерализацией называется трансформационная операция, в ходе которой переводчик, следуя по цепочке обобщения, заменяет понятие с более ограниченным объемом и более сложным содержанием, заключенное в слове или словосочетании исходного текста, понятием с более широким объемом, но менее сложным, менее конкретным содержанием [Гарбовский 2007: 426]. Таким образом, генерализация предполагает сокращение элементов содержания и может привести к утрате компонентов культурно маркированной информации.

Например, в романе П.Г. Вудхауза место, где собирались обитатели замка лорда перед обедом, описывается следующим образом: the combination drawing room and picture gallery (Wodehouse. Heavy Weather). В переводе этому сочетанию слов соответствует увешанная картинами комната (Вудхауз. Задохнуться можно]. Замена лексемы drawing room (гостиная] ее гиперонимом (комната] представляет собой переводческую трансформацию генерализации и ведет к утрате культурного смысла, потому что в среде британской аристократии в 1930-е гг. было принято собираться именно в гостиной, перед тем как перейти в столовую. А стены гостиных в английских замках традиционно украшались большим количеством картин.

Более предпочтительным представляется использование при переводе трансформации компенсации. Этот прием применяется в тех случаях, когда определенные элементы текста не имеют эквивалентов в переводящем языке и не могут быть переданы его средствами. В этих случаях, чтобы восполнить семантическую потерю, переводчик передает ту же самую информацию каким-либо другим средством, причем необязательно в том же самом месте текста, что и в подлиннике [Бархударов 1975: 219].

В 76 текстовых извлечениях с применением переводчиком трансформации компенсации культурная семантика была передана с достаточной степенью адекватности. Следовательно, компенсация более, чем генерализация или конкретизация, отвечает главному критерию оценки качества художественного перевода - адекватности эстетического воздействия оригинального текста и текста его перевода.

Самым нежелательным следствием отсутствия линвострановед-ческого анализа при экспликации реалии является сообщение неверной информации, так как в этом случае в переводе часто возникает квазиденотат. Под квазиденотатом в данной работе понимается объект, соответствующий реалии, обозначаемой лексемами, используемыми переводчиком в тексте, который, хотя и воспринимается русскими реципиентами информации как правдоподобный, на самом деле не существует в английской культуре.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Например, в переводе романа А.К. Дойла «Знак четырех», выполненном М. Литвиновой, доктор Уотсон по поручению Шерлока Холмса отправляется за собакой в Ламбет и, выполнив задание, возвращается в особняк, в котором находился сыщик: На дворце Ламбетского епископа как раз пробило три, когда я во второй раз за эту ночь очутился у ворот Понди-шери-Лодж (Дойл. Знак четырех]. В тексте оригинала использовано сочетание слов the Palace clock (Doyle. The Sign of the Four]. В данном случае дворец Ламбетского епископа представляет собой квазиденотат, так как до 1889 г., когда было написано это произведение, Ламбет являлся деревней в составе графства Суррей. Епископа Ламбетского просто не существовало. Единственный дворец, находившийся в этом месте, являлся резиденцией архиепископа Кентерберийского, духовного главы Церкви Англии в Соединенном Королевстве. Используя экспликацию для объяснения реалии the Palace, переводчик создает квазиденотат дворец Ламбет-ского епископа.

Способ передачи явлений, относящихся к культурному фону, зависит прежде всего от степени актуальности того или иного явления для когнитивной базы носителей переводящего языка. Например, прецедентные феномены могут храниться в когнитивной базе представителей английской лингвокультуры. В таком случае они относятся к национальным прецедентным феноменам и в целом неизвестны представителям русской лингвокультуры. В таком случае комментарий представляется необходимым. С другой стороны, межнациональные (или межкультурные] прецедентные феномены существуют в когнитивной базе носителей и английской, и русской лингвокультур, но степень их актуальности для представителей разных культур может варьироваться. Например, поэма Э. По Raven («Ворон»] относится к классической мировой литературе и представляет собой прецедентный текст, но для когнитивной базы носителей английского языка он более актуален, так как входит в программу изуче-

ния литературы. Поэтому апелляции к данному прецедентному феномену в дискурсе распознаются легко. Для когнитивной базы носителей русского языка и культуры степень его актуальности менее значительна и распознавание апелляции к нему в дискурсе будет более проблематичным. В этом случае более эффективным с позиций прагматической адекватности и сохранения авторской интенциональности способом передачи культурно маркированных ассоциаций, проявляющихся в дискурсе, представляется способ, который можно определить как ассоциативно-герменевтическй вид передачи имплицитного смысла.

Для того чтобы передать неявный смыл фрагмента текста, переводчику приходится прибегать к трансформациям, способствующим формированию у реципиента возможной ассоциации с явлением, к которому апеллирует автор текста. К таким преобразованиям можно отнести добавление. Например, в следующем отрывке из перевода романа Т. Прат-четта были добавлены слова «поэт» и «воображение» для конкретизации тематической сферы-источника прецедентного для английской лингво-культуры текста поэмы Э. По «Ворон». Эти добавления были вызваны необходимостью облегчения распознавания апелляции в дискурсе к прецедентному феномену, культурно маркированные ассоциации с которым для когнитивной базы представителей русской лингвокультуры не столь значительны.

- Я ведь ворон, не так ли? - произнес бывший сверток. - Одна из немногих птиц, умеющих разговаривать. А люди, стоит им только увидеть меня, сразу начинают твердить: «О, так ты ворон, значит? А ну-ка, скажи нам слово на букву "Н"...» А все этот поэт со своим воображением (Т. Пратчетт. Роковая музыка].

В данном случае интерпретация переводчиком оригинального текста представляется оправданной критериями соответствия эстетического воздействия и раскрытия неочевидного смысла. Интерпретация - это работа мышления, которая состоит в расшифровке смысла, стоящего за очевидным, и в раскрытии уровней значения, заключенных в буквальном смысле; интерпретация раскрывает смыслы и порождает новые смыслы [Черняк 2012: 106]. Сочетание сопоставительного лингвокультурологиче-ского анализа с методологией герменевтики позволяет более полно выявить культурно маркированные единицы языка или дискурса и раскрыть их смыслы, что способствует более эффективной реализации прагматического потенциала текста в переводе.

Выводы

Сопоставительный лингвокультурологический переводческий анализ текстов является эффективным методом выявления случаев отражения культурной семантики в английских текстах и определения адекватности их передачи средствами русского языка.

Сопоставительный анализ 487 отражающих культурную семантику текстовых извлечений, отобранных методом сплошной выборки из текстов трех художественных произведений на английском языке и их переводов на русский, показал, что для повышения степени адекватности и эквивалентности перевода при передаче культурной семантики необходимо соотносить избираемые способы ее отражения с соответствующими видами проявления данной семантики. К способам передачи культурной семантики в процессе перевода текстов с английского языка на русский можно отнести собственно герменевтический способ, представленный комментарием, собственно переводческий способ, герменевтически-переводческий способ и ассоциативно-герменевтическй. Традиционные переводческие трансформации характеризуются разной степенью эффективности для реализации прагматического потенциала текста. Экспликация и компенсация помогают добиться достаточной для реализации авторской интенции степени адекватности. Генерализация при переводе в большинстве случаев приводит к утрате культурно маркированных смыслов. Опущение лексических единиц или их сочетаний при передаче культурной семантики является нежелательной, так как часто приводит к потере культурно маркированной информации в тексте перевода.

Список литературы

Бархударов Л.С. Язык и перевод: вопросы общей и частной теории перевода. М.:

Международные отношения, 1975. 240 с. Белая Е.Н. Межкультурная коммуникация: поиски эффективного пути: учебное

пособие. Омск: Изд-во Ом. гос. ун-та, 2016. 312 с. Беляевская Е.Г. Роль культуры социума в формировании концептуальных оснований семантики идиом // Язык, сознание, коммуникация: сборник научных статей, посвященных памяти В.Н. Телия. Вып. 53 / редкол. вып.: М.Л. Рем-нева и др. М.: МАКС Пресс, 2016. С. 27-36. Богданов В.В. Речевое общение: прагматические и семантические аспекты. Л.:

Изд-во ЛГУ, 1990. 88 с. Гарбовский Н.К. Теория перевода: учебник. 2-е изд. М.: Изд -во Моск. ун-та, 2007. 544 с.

Казакова Т.А. Художественный перевод. Теория и практика: учебник. СПб.: ИнЪяз-издат, 2016. 544 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Карасик В.И. Комментарий как жанр герменевтического дискурса // Язык, коммуникация и социальная среда: сборник научных трудов. Вып. 7. Воронеж, 2009. С. 32-47.

Карасик В.И. Язык социального статуса. М.: Гнозис, 2002. 333 с. Манакин В.Н. Сопоставительная лексикология. Киев: Знання, 2004. 326 с. Моисеев М.В. Проблема типологии и точности комментария к переводу художественного текста // Вестник Омского университета. 2014. № 3. С. 132-135. Новый Большой англо-русский словарь: в 3 т. / под общ. рук. Э.М. Медниковой и Ю.Д. Апресяна. М.: Русский язык, 1995. Т. 3: R-Z. 832 с.

Рулёв А. Научное провидение, или Искусство совершать открытия // Наука и

жизнь. 2017. № 5. С. 2-12. Солодуб Ю.П. Теория и практика художественного перевода: учебное пособие.

М.: Академия, 2005. 304 с. Телия В.Н. Номинативный состав языка как объект лингвокультурологии // Национально-культурный компонент в тексте и в языке: тезисы докладов Международной научной конференции: в 2 ч. Минск, 1994. Ч. I. С. 14-15. Черняк Н.А. Проблема понимания: феноменолого-герменевтический синтез // Омский научный вестник. 2012. № 1. С. 104-107. Hornby A.S. Oxford Advanced Learners' Dictionary. Oxford: Oxford University Press, 2005. 1540 p.

Longman Dictionary of English Language and Culture. Harlow: Pearson's Education

Limited, 2003. 1227 p. The Concise Oxford Dictionary of Phrase and Fable. Oxford: Oxford University Press, 2003. 598 p.

Whitby N. Business Benchmark. Pre-Intermediate to Intermediate: Student's Book. Cambridge: Cambridge University Press, 2006. 184 p.

Источники

Браун Д. Код да Винчи. М.: АСТ: Астрель, 2011. 542 с.

Вудхауз П.Г. Задохнуться можно // Вудхауз П.Г. Билл Завоеватель. Задохнуться можно. Замороженные деньги. Летняя блажь. М.: Остожье, 1999. С. 227-374.

Дойл А.К. Знак четырех // Полное собрание повестей и рассказов о Шерлоке Холмсе в одном томе: [пер. с англ.]. М.: Эксмо, 2015. С. 97-188. Пратчетт Т. Финт. М.: Эксмо; СПб.: Домино, 2011. 480 с. Пратчетт Т. Роковая музыка. М.: Эксмо, 2006. 480 с.

Brown D. The Da Vinci Code. London: A Random House Group Company, 2009. 590 p.

Doyle A.C. The Sign of the Four // Doyle A.C. A Study in Scarlet and The Sign of the

Four. Ware: Wordsworth Editions Limited, 2004. P. 107-204. Wodehouse P.G. Heavy Weather. Harmondsworth: Penguin Books Ltd, 1973. 235 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

References

(2003), Longman Dictionary of English Language and Culture, Harlow, Pearson's Education Ltd Publ., 1227 p. (2003), The Concise Oxford Dictionary of Phrase and Fable, Oxford, Oxford University Press, 598 p.

Barkhudarov, L.S. (1975), Yazyk i perevod: Voprosy obshchei i chastnoi teorii perevoda [Language and Translation: Issues of General and Special Theory of Translation], Moscow, Mezhdunarodnye otnosheniya Publ., 240 p. (in Russian) Belaya, E.N. (2016), Mezhkul'turnaya kommunikatsiya: poiski effektivnogo puti [Cross-cultural Communication: Search for Efficient Way], textbook, Omsk, Omsk State University Publ., 312 p. (in Russian) Beliaevskaya, E.G. (2016), The role of culture in shaping conceptual structures underlying the semantics of idioms. Remneva, M.L. et al. (Eds.) Language - Mind -

Communication, Collection of the scientific articles devoted to memory of V.N. Teliya, Iss. 53, Moscow, MAKS Press Publ., pp. 27-36. (in Russian) Bogdanov, V.V. (1990), Rechevoe obshchenie: pragmaticheskie i semanticheskie aspekty [Communication: pragmatic and semantic aspects], Leningrad, Leningrad State University Publ., 88 p. (in Russian) Chernyak, N.A. (2012), The problem of understanding: phenomenological and herme-

neutical synthesis. Omsk Scientific Bulletin, No. 1, pp. 104-107. (in Russian) Hornby, A.S. (2005), Oxford Advanced Learners' Dictionary, Oxford, Oxford University Press, 1540 p.

Garbovskii, N.K. (2007), Teoriya perevoda [Theory of Translation], textbook, 2nd ed.,

Moscow, Moscow University Publ., 544 p. (in Russian) Karasik, V.I. (2009), Comments as a genre of hermeneutic discourse. Language, Communication and Social Environment, Collection of scientific articles, Iss. 7, Voronezh, pp. 32-47. (in Russian) Karasik, V.I. (2002), Yazyk sotsial'nogo statusa [Language of a Social Status], Moscow,

Gnozis Publ., 333 p. (in Russian) Kazakova, T.A. (2016), Khudozhestvennyi perevod. Teoriya i praktika [Translation of Fiction. Theory and Practice], textbook, St. Petersburg, InYyazizdat Publ., 544 p. (in Russian)

Manakin, V.N. (2004), Sopostavitel'naya leksikologiya [Comparative lexicology], Kyiv,

Znannya Publ., 326 p. (in Russian) Mednikova, E.M., Apresyan, Yu.D. (1995), New English-Russian dictionary, in 3 volumes, Moscow, Russkii yazyk Publ., Vol. 3, 832 p. Moiseev, M.V. (2014), The problem of typology and precision of commentary to the

translated fiction. Herald of Omsk University, No. 3, pp. 132-135. (in Russian) Rulyov, A. (2017), Nauchnoe providenie, ili Iskusstvo sovershat' otkrytiya [Scientific foresight, or An art of making discoveries]. Nauka i zhizn' [Science and Life], No. 5, pp. 2-12. (in Russian) Solodub, Yu.P. (2005), Teoriya i praktika khudozhestvennogo perevoda [Theory and Practice of the Translation of Fiction], textbook, Moscow, Akademiya Publ., 304 p. (in Russian)

Teliya, V.N. (1994), Nominativnyi sostav yazyka kak obyekt lingvokul'turologii [Nominative composition of the language as an object of linguistic and cultural studies]. Natsional'no-kul'turnyi komponent v tekste i v yazyke [National and cultural component in a text and language], Materials of International Scientific Conference, in 2 parts, Minsk, Pt. 1, pp. 14-15. (in Russian) Whitby, N. (2006), Business Benchmark. Pre-Intermediate to Intermediate, Student's Book, Cambridge, Cambridge University Press, 184 p.

Sources

Brown, D. (2011), The Da Vinci Code, Moscow, AST Publ., Astrel' Publ., 542 p. (in Russian)

Brown, D. (2009), The Da Vinci Code, London, A Random House Group Company Publ., 590 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Doyle, A.C. (2015), The Sign of the Four. Doyle, A.C. Complete collection of novels and stories about Sherlock Holmes, Moscow, Eksmo Publ., pp. 97-188. (in Russian)

Doyle, A.C. (2004), The Sign of the Four. Doyle, A.C. A Study in Scarlet and the Sign

of the Four, Ware, Wordsworth Editions Ltd Publ., pp. 107-204. Pratchett, T. (2011), Dodger, Moscow, Eksmo Publ., St. Petersburg, Domino Publ.,

480 p. (in Russian) Pratchett, T. (2006), Soul Music, Moscow, Eksmo Publ., 480 p. (in Russian) Wodehouse, P.G. (1999), Heavy Weather. Wodehouse, P.G. Bill the Conqueror. Heavy Weather. Frozen Assets. Summer Moonshine, Moscow, Ostozh'e Publ., pp. 227374. (in Russian)

Wodehouse, P.G. (1973), Heavy Weather, Harmondsworth, Penguin Books Ltd Publ., 235 p.

METHODS OF THE RENDERING OF CULTURAL SEMANTICS IN THE TRANSLATION OF ENGLISH LITERARY TEXTS

М.V. Moiseev

Dostoevsky Omsk State University (Omsk, Russia)

Abstract: Specific features of rendering of peculiarities of the language or discourse units containing cultural semas or cultural connotations both reflecting cultural concepts and pertaining to cultural background within the process of the translation from English into Russian peculiarities are considered with the aim of achieving maximum adequacy and equivalency. This appears to be essential because certain kinds of culturally determined information or cultural semantics posses their own specific characteristics. The application of linguistic and cultural contrastive research to the analysis of three English fiction texts and their translations into Russian language shows that extremely essential factor for the improvement of translation quality proves to be revealing and adequate interpretation of cultural semantics of language units. Translation procedures of omission of lexical units and generalization frequently result in the loss of culturally determined information meanwhile procedure of compensation frequently appears to be sufficiently efficient means of rendering cultural semantics. Following kinds of methods of rendering cultural semantics have been suggested on the basis of hermeneutical approach to the treatment of translation process: proper hermeneutical method, proper translation method, combination of hermeneutical and translation methods, associative-hermeneutical method.

Key words: cultural semantics, translation, method of the rendering of culturally determined information, translation transformation, generalization, omission, compensation, addition, proper hermeneutical method, proper translation method, combination of hermeneutical and translation methods, associative-hermeneu-tical method.

For citation:

Moiseev, M.V. (2018), Methods of the rendering of cultural semantics in the translation of English literary texts. Communication Studies, No. 2 (16), pp. 165181. DOI: 10.25513/2413-6182.2018.2.165-181. (in Russian)

About the author:

Moiseev Mikhail Vladimirovich, Dr., Associate Professor, Head of the English Philology Department

Corresponding author:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Postal address: 55a, Mira pr., Omsk, 644077, Russia

E-mail: mikh.moiseev2015@yandex.ru

Received: August 31, 2017