Научная статья на тему 'Специфика горимости лиственничных ценозов среднеИ южнотаежной подзон Красноярского края'

Специфика горимости лиственничных ценозов среднеИ южнотаежной подзон Красноярского края Текст научной статьи по специальности «Биологические науки»

77
34
Поделиться
Ключевые слова
MIDDLE AND SOUTH TAIGA SUBZONES / THE INFERIOR HIGH ZONE COMPLEX / LARCH PHYTOCENOSES / A FIRE FREQUENCY INDEX

Аннотация научной статьи по биологическим наукам, автор научной работы — Матвеев Алексей Михайлович, Матвеева Татьяна Алексеевна

Изучены особенности горимости лиственничных лесов в низкогорном высотном поясе среднеи южнотаежной подзон Красноярского края. Установлено, что в лесах с моховым напочвенным покровом пожарный максимум приходится на середину пожароопасного сезона. В разнотравной группе типов леса наибольшая горимость наблюдается в начале сезона.

Похожие темы научных работ по биологическим наукам , автор научной работы — Матвеев Алексей Михайлович, Матвеева Татьяна Алексеевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

SPECIFICITY OF COMBUSTIBILITY OF LARCH CENOSES OF MIDDLE AND SOUTH TAIGA SUBZONES OF THE KRASNOYARSK REGION

Features of combustibility of larch-forests in low mountain altitudinal belt of middle and south taiga subzones of the Krasnoyarsk Region are investigated. It is revealed that in forests with mossy ground vegetation the fire fighting maximum falls at the middle of a fire risk season. In rich in herbs group of forest types the greatest combustibility is observed in the beginning of the season.

Текст научной работы на тему «Специфика горимости лиственничных ценозов среднеИ южнотаежной подзон Красноярского края»

ЛЕСНОЕ ХОЗЯЙСТВО

УДК 630*0.434

А.М. Матвеев, Т.А. Матвеева

СПЕЦИФИКА ГОРИМОСТИ ЛИСТВЕННИЧНЫХ ЦЕНОЗОВ СРЕДНЕ- И ЮЖНОТАЕЖНОЙ ПОДЗОН КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

Введение

Наряду с общими закономерностями процессов возникновения и развития лесных пожаров существуют региональные различия, обусловленные особенностями климата, рельефа местности, структуры лесного фонда, степенью освоенности территории и т.д. Существенное разнообразие лесопожарной обстановки создает горный рельеф, трансформирующий климатические особенности территорий и устанавливающий специфику горимости лесных биоценозов. В этой природной среде действие пирогенного фактора может быть наиболее деструктивным [1]. Таким образом, большую значимость приобретает изучение природы пожаров в горных лесах, выполняющих важнейшие средообразующие функции.

Изучение фондовых материалов и анализ литературных источников [2-5 и др.] свидетельствуют о существенном различии пожароопасности и горимости лесов разных высотно-поясных комплексов.

В связи с этим оценивать горимость горных лесов необходимо по высотным поясам, каждый из которых обладает своей мерой тепло- и влагообеспеченно-сти, преобладающим типом почвообразования, жизненной формой лесных сообществ, направлением их сукцессий и своими средообразующими свойствами [6].

Объекты и методы

Целью наших исследований явилось изучение горимости светлохвойных насаждений нижнего высотного пояса средне-

и южнотаежной подзон Красноярского края. Работы проводили во всех лесорастительных округах Эвенкийской провинции и в Манско-Канском лесорастительном округе Восточно-Саянской провинции. Объектами изучения служили лиственничники зеленомошные (северные районы) и разнотравные (южные районы), пройденные пожарами разной силы, а также бес-пожарные насаждения, где закладывали контрольные пробные площади.

Геоботаническое и лесоводственное описание фитоценозов и учетные работы на гарях и контрольных площадях осуществляли в соответствии с общепринятыми методами [7, 8]. Живой напочвенный покров описывали по ярусам, определяли его видовой состав, обилие, проективное покрытие. Характеризуя подлесок, указывали породу, густоту и распределение по площади. Естественное возобновление на участках оценивали на 25 учетных площадках размером 2х2 м, равномерно распределенных на пробной площади. Здесь же закладывали площадки размером 0,2х0,25 м для определения запасов горючих материалов. Число площадок на пробе обеспечивало 10%-ную точность наблюдений.

Результаты и их обсуждение

В среднетаежной подзоне пожароопасный сезон начинается в среднем в первой декаде июня и заканчивается в первых числах сентября. Анализ распределения числа загораний леса по месяцам показал, что максимальное их количество возникает в период с начала июля и до

середины августа. Тогда же отмечается и наибольшая выгоревшая площадь (рис. 1). Это объясняется тем обстоятельством, что осадки в летнее время выпадают неравномерно, и потому бывают продолжительные засушливые периоды, что и создает достаточно высокий уровень пожароопасности лесных массивов.

В регионе имеют место низовые пожары разной интенсивности и отличающиеся по форме. Пожары слабые, беглые происходят в основном в начале сезона. Огневое воздействие на растительность при этом кратковременно и не причиняет существенного вреда корневым системам, так как сгорает лишь верхний слой напочвенных горючих материалов. Скорость фронтальной кромки — 1,5-2,0 м/мин., ее ширина — 0,4-0,6 м, высота пламени — около 0,5 м.

В засушливые периоды, когда просыхает лесная подстилка, низовые пожары приобретают устойчивую форму. Исследования показали, что огонь заглубляется в подстилку при III классе пожарной опасности по погоде. Важнейшей характеристикой устойчивых пожаров выступает продолжительность теплового воздействия на растительность. Огонь, долго задерживаясь на одном месте, повреждает клетки камбия корневых систем и корневых шеек древесных пород, защищенных лишь тонкой коркой. Корни, сосредоточенные в подстилке и верхнем деятельном горизонте почвы, что присуще лиственничникам влажных местообитаний, полностью сгорают.

70 -| 60 -50 -40 -30 -20 -1 0 -0

июнь

июль

а в густ

сентябрь

Ічисло пожаров, % Иплощадь пожаров, %

Рис. 1. Сезонное распределение числа и площади пожаров

По нашему мнению, данный факт свидетельствует в пользу того, что в лесах высоких широт, где в поверхностном слое почвы аккумулируются большие запасы фитодетрита, сгорающего в беспламенном режиме, сила низового пожара не может устанавливаться только по высоте пламени и скорости его продвижения. Здесь главным фактором, определяющим степень пирогенного прессинга на лесной биогеоценоз, выступает длительность огневого воздействия на почву и растительность.

В периоды засух распространению огня способствует слабая пирологическая расчлененность территории [9], и поэтому пожары могут охватывать огромные площади. Согласно статистике средняя площадь пожара в районе работ достигает 400-750 га.

Верховые пожары в лиственничниках криогенной зоны сравнительно редки (их площадь составляет менее 1% от общей, пройденной огнем, площади), что связано не только с плохой загораемостью хвои этой породы, но и спецификой морфологического строения лесов. По нашим наблюдениям [10], лиственничным ценозам на многолетнемерзлых почвах свойственна простая вертикальная структура и небольшая густота. Немалое значение имеет низкая сомкнутость крон деревьев, препятствующая прохождению пламени по верхнему ярусу насаждения, а также отсутствие хорошо выраженного яруса хвойного подроста.

Главные причины лесных пожаров — молниевые разряды и неосторожное обращение с огнем. Междуречье Нижней и Подкаменной Тунгуски является локальной территорией с повышенной грозовой ак-

тивностью [11]. Анализ причин загораний лесных насаждений показал, что число пожаров от молний на изучаемой территории составляет около 70%. Низкая антропогенная пожарная опасность связана с чрезвычайно малой плотностью населения.

Спецификой горимости лиственничных лесов южнотаежной подзоны, где в напочвенном покрове доминирует разнотравье, является наличие весеннего пожарного максимума, что подтверждают проведенные нами экспериментальные выжигания [12]. Пожароопасный сезон начинается в конце апреля. Самый напряженный месяц — май, на него приходится пик горимости как по числу пожаров (54%), так и по площади (65%), пройденной огнем (рис. 2). В немалой степени этому способствует низкая относительная влажность воздуха (59%) и наименьшее за сезон количество выпадающих осадков (40 мм), а также отсутствие травяного покрова, сдерживающего высыхание напочвенной органики. Таким образом, весенний пожарный максимум обусловлен и метеорологическими условиями, и фенологическим состоянием травянокустарникового яруса.

Летний и осенний периоды характеризуются низкой горимостью. Интегральное действие отмеченных факторов приводит к уменьшению количества и площади пожаров в июне (до 30 и 25% соответственно) и почти полному их отсутствию в июле и августе. Лишь небольшое обострение пожарной обстановки наблюдается в сентябре, последнем месяце пожароопасного сезона. В этот период загорания леса в основном случаются на склонах южной и западной экспозиций.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

70 60 -50 -40 -30 -20 -10 -0

апрель

май

июнь

июль

август сентябрь

число пожаров, %

площадь пожаров, %

Рис. 2. Сезонное распределение числа и площади пожаров

Анализ горимости лесов района исследований дает основание утверждать, что около 50% всех пожаров имеют площадь до 5 га. Такие загорания не наносят существенного вреда лесным биогеоценозам. И лишь при формировании региональных засух огонь распространяется на большой территории, выжигая подстилку и гумусовый слой почвы. Доля крупных пожаров составляет около 20% по числу загораний и 80% выгоревшей площади. Преобладают низовые пожары, на верховые приходится лишь 5% от их общего количества.

Основная причина возникновения пожаров — антропогенный фактор, число загораний леса от гроз составляет лишь 13%, так как в зоне травяных лесов (53-56° с.ш.) пожароопасный период не совпадает с грозовой активностью [11].

Выводы

Представленная информация подтверждает тезис о том, что лесные пожары — естественный процесс, происходящий в таежных экосистемах. Поэтому игнорирование хорологического и временного аспектов горимости лесных биогеоценозов при планировании комплекса противопожарных мер приведет к необоснованному увеличению финансовых затрат и снижению эффективности проектируемых мероприятий. Задача грамотного использования тех средств, которые выделяются на охрану лесов от пожаров, может быть решена с применением оптимальной стратегии охраны лесов, учитывающей специфику горимости конкретной территории.

Библиографический список

1. Матвеева Т.А. Послепожарный отпад в сосново-лиственничных древостоях / Т.А. Матвеева // Лесной и химический комплексы — проблемы и решения. Красноярск: СибГТУ, 2006. Т. 1. С. 54-58.

2. Софронов М.А. Лесные пожары в горах Южной Сибири / М.А. Софронов. М.: Наука, 1967. 148 с.

3. Спурр С.Г. Лесная экология /

С.Г. Спурр, Б.В. Барнес. М.: Лесная

пром-сть, 1984. 478 с.

4. Коновалова М.Е. Восстановительные сукцессии в низкогорной подтайге Саян / М.Е. Коновалова, Г.Б. Кофман, Д.И. Назимова // Структурно-функциональная организация и динамика лесов: матер. Всерос. конф. Красноярск, 2004. С. 316-318.

5. Калашников Е.Н. Мониторинг на-рушенности лесов Сибири / Е.Н. Калашников // Сибирский экологический журнал. 1998. № 1. С. 49-57.

6. Типы лесов гор Южной Сибири /

B.Н. Смагин и др. Новосибирск: Наука, 1980. 336 с.

7. Сукачев В.Н. Методические указания к изучению типов леса / В.Н. Сукачев,

C.В. Зонн. М.: АН СССР, 1961. 144 с.

8. Анучин Н.П. Лесная таксация / Н.П. Анучин. М.: Лесная пром-сть, 1971. 512 с.

9. Софронов М.А. Пирологическое районирование в таежной зоне / М.А. Софронов, А.В. Волокитина. Новосибирск: Наука, 1990. 204 с.

10. Матвеев А.М. Пожары и лесооб-разование в таежных экосистемах криоли-тозоны / А.М. Матвеев. Дивногорск: Изд-во ИПКЛХ СиДВ, 2005. 128 с.

11. Иванова Г.А. Пожарные режимы в лесах Средней Сибири / Г.А. Иванова, В.А. Иванов // Управление лесными пожарами на экорегиональном уровне. М.: Алекс, 2004. С. 147-150.

12. Главацкий Г.Д. Пожарное созрева-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ние участков в травяных типах леса / Г.Д. Главацкий, Т.А. Матвеева // Охрана лесов от пожаров, лесовосстановление и лесопользование: сб. ст. Красноярск:

ФГУ «ВНИИПОМлесхоз», 2006. С. 51-56.

+ + +

УДК 581.9 (597.15) И.А. Хрусталева

РАСТИТЕЛЬНЫЙ ПОКРОВ БУРЛИНСКОГО ЛЕНТОЧНОГО БОРА

Введение

Ленточные боры Обь-Иртышского междуречья резко контрастируют с окружающими их степными ландшафтами.

Они имеют вид узких лент, которые тянутся от Оби к Иртышу в юго-западном направлении. Рельеф в пределах ленточных боров бугристо-грядовый и грядово-