Научная статья на тему 'Создание материальной базы строительства на севере Западной Сибири (вторая половина ХХ В. )'

Создание материальной базы строительства на севере Западной Сибири (вторая половина ХХ В. ) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
735
91
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЗАПАДНАЯ СИБИРЬ / НЕФТЯНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ / СТРОИТЕЛЬНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ / WEST SIBERIA / OIL INDUSTRY / CONSTRUCTION INDUSTRY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Прищепа Александр Иванович

Анализируется процесс формирования строительной индустрии на севере Тюменской области в начальный период промышленного освоения открытой в 1960-е гг. крупнейшей в стране нефтегазовой провинции. Анализируется деятельность государственных и хозяйственных органов по созданию здесь мощной материальной базы промышленного, гражданского и жилищного строительства.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Creation material fundament of construction industry on the north of West Siberian (second half of

After the discovery in the north of the Tyumen oblast' the biggest in the country oil and gas province town-planning policy of the region formed in a sharp discussion between the supporters of "inner" and "outer" settlement of labour forces. The followers of the "inner" model insisted on the necessity to build big cities with well-developed social and cultural infrastructure while the supporters of the second variant saw the economical benefits in the work on rotational basis when the specialists came from the mainland and lived temporarily in small villages. In the result of fruitful debates of highly respected scientists and experts the first variant was chosen. The supporters' strategy of the town-planning on the outback territory of the Asian North emanated from the fair necessity to include the region in the active economical process and to overcome if essential its non-diversified orientation. It was necessary to accomplish deep cultural reforms of the 1930s 1950s, to involve the native population of the region into the values of contemporary civilization and to find an effective decision of demographical problems of the population settlement on the territory of the country. The chosen strategy demanded huge financial and labour expenses. The town-planning in the north of Western Siberia did not possess the necessary material fundament. There was an absolute absence not only of enterprises which produced building bulk material constructions, but even of engineered pits of sand, grail and breakstone. An outstanding role in creating the building industry on the north of Western Siberia played a talented organizer of construction operations A.S. Barsukov. The Central Administrative Board with special powers "Glavtyumengasstroy" headed by A.S. Barsukov managed to provide during the first period of time a delay-free supply of industrial, civil and house construction by necessary mechanisms and materials which were delivered from the mainland due to effective transport and provision work of the Board. Simultaneously the Board at the end of 60s 70s managed to establish a proper construction base of the West-Siberian oil complex by bringing into operation in Tyumen, Surgut, Tobolsk, Lokosovo, Kharpa and other northern towns and villages the enterprises of local construction industry.

Текст научной работы на тему «Создание материальной базы строительства на севере Западной Сибири (вторая половина ХХ В. )»

2012 История №4(20)

УДК 94(470)

А.И. Прищепа

СОЗДАНИЕ МАТЕРИАЛЬНОЙ БАЗЫ СТРОИТЕЛЬСТВА НА СЕВЕРЕ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА ХХ в.)

Анализируется процесс формирования строительной индустрии на севере Тюменской области в начальный период промышленного освоения открытой в 1960-е гг. крупнейшей в стране нефтегазовой провинции. Анализируется деятельность государственных и хозяйственных органов по созданию здесь мощной материальной базы промышленного, гражданского и жилищного строительства.

Ключевые слова: Западная Сибирь, нефтяная промышленность, строительная промышленность.

Несмотря на открытие в начале 1960-х гг. крупных нефтяных и газовых месторождений, градостроительная перспектива севера ЗападноСибирского региона еще длительное время оставалась дискуссионной как в научных кругах, так и во властных структурах. Особенно остро обсуждались две диаметрально противоположные точки зрения расселения людей на нефтяной территории. Сторонники каждой из них стремились создать газовикам и нефтяникам наилучшие бытовые условия при экономном расходовании средств. Сторонники первой точки зрения, учитывая большую разбросанность производства, предлагали строить малые населенные пункты и располагать их ближе к месту работ. Многие специалисты высказывались против строительства на севере городов и поселков для проживания всех категорий трудящихся и предлагали бурение, строительство и эксплуатацию нефтяных и газовых месторождений, а также сопутствующей им инфраструктуры осуществлять «вахтовым», или «вахтово-экспеди-

ционным» методом. Капитальность зданий рекомендовалось ими выбирать в зависимости от продолжительности эксплуатации топливных промыслов. Наиболее последовательные защитники такой модели расселения предлагали даже создавать передвижные поселки [1. Д. 73. Л. 7]. Основными аргументами в пользу поселков, рассредоточенных по месторождениям, выдвигались максимальное приближение жилья к месту работы, возможность в кратчайший срок обеспечить им трудящихся и то обстоятельство, что эксплуатация нефтяных месторождений - «дело временное». Оно будет охватывать, по их мнению, период в 2550 лет, и поэтому строить капитальные благоустроенные города, рассчитанные на более длительный срок эксплуатации, нецелесообразно. Главный смысл этой точки зрения состоял в том, чтобы не строить полноценных городов, а ограничиться

строительством вахтовых поселков и аэродромов, где все работы выполнялись бы силами прилетающих с «большой земли» специалистов. Строительство временных поселков снимает, по их мнению, и другую острую проблему обеспечения занятости населения по мере сокращения кадров в основных отраслях нефтедобычи. Ученые называли такой подход к освоению «внешним вариантом».

Другая группа специалистов предлагала иной принцип освоения новой нефтегазовой территории и другую схему расселения людей. Они подсчитали, что только 30% из общего числа занятых в нефтегазодобыче и ее обслуживании совершают постоянные поездки от места жительства к местам применения своего труда. В основном это буровики, эксплуатационщики и некоторая часть строителей. Около 20% трудящихся совершают эти поездки эпизодически. Основная же масса рабочих и служащих (50%) заняты на местах, расположенных в зоне функциональности городского транспорта и пешеходной доступности. Считалось, что быстрое увеличение работающих непосредственно в нефтедобыче будет наблюдаться в первое десятилетие эксплуатации месторождений. А затем последует их сокращение и переливание в другие отрасли производства [2. С. 7]. Поэтому они полагали, что все эксплуатационщики должны жить в благоустроенных городах (поселках) со всей необходимой инфраструктурой и обслуживать определенную группу месторождений. Такие базовые города севера Тюменской области должны стать опорными центрами внутрирегиональной вахты, позволяющей решать многие схожие проблемы групповой системы расселения по схеме «базовый город - вахта». По их мнению, важен был и другой, морально-политический фактор. Люди, прибывающие в эти районы с суровыми климатическими условиями, должны были чувствовать, что они приехали сюда работать надолго, может быть,

навсегда. Они должны быть уверены, что найдут здесь такое же бытовое обустройство и такую же заботу о себе, как и в местах, откуда они приехали. Исключительное значение поэтому приобретало формирование в новых городах социальнобытовой инфраструктуры. Эта модель расселения получила название «внутренний вариант»

Дискуссия продолжалась на протяжении длительного времени. В ходе ее свое мнение высказали такие авторитетные ученые, как академики Н.Н. Некрасов, А.А. Трофимчук, Р.З. Сагдеев, А.Г. Аганбегян, доктора наук Ф.Г. Гурари, Г.С. Мигидеско, Н.Н. Ростовцев и другие. В Тюмени были проведены три научно-практические конференции, посвященные актуальным вопросам промышленного и социального освоения севера Западной Сибири, на которых вопрос о вахтовом методе являлся одним из самых злободневных. Ряд специалистов продолжали отстаивать «внешнюю модель» расселения, категорически отрицали необходимость строительства полноценных городов и предлагали ограничиться вахтовыми поселками и аэродромами, все работы выполнять силами прилетающих с «большой земли» специалистов, заменяющих друг друга с периодичностью в две-три-четыре недели. Хотя большинство ученых и практиков в ходе дискуссии высказались в пользу «внутреннего расселения», т.е. крупномасштабного городского строительства на осваиваемой территории, длительное время определенного стратегического решения высшими хозяйственными руководителями не принималось. Теоретическое обсуждение этого вопроса откладывало практическую реализацию проблемы расселения трудящихся формирующегося Западно-

Сибирского нефтегазового комплекса. Во многих случаях размещение людей в населенных пунктах решалось волевым порядком, без достаточных технико-экономических обоснований, порой исходя из конъюнктурных соображений.

По мнению исследователя С. В. Литвинова, в истории градостроительного проектирования на севере Западной Сибири до 1968 г. следует период «возникновения», а затем «становления» [3. С. 8]. Применяя к Сургуту этот алгоритм, можно утверждать, что здесь первый период продлился до 1970 г., когда был утвержден Генеральный план застройки города. Отличие второго от перового этапа заключается в повышении степени управляемости этим процессом, когда появились схемы и проекты районных планировок. До этого же такая планируемая управляемость в значительной степени являлась номинальной, поскольку реализация градостроительных планов оставалась за

ведомствами. Оперативные решения зачастую учитывали только текущие обстоятельства, что усложняло задачи на следующих этапах проектирования, вводило новые условия в процесс его дальнейшего научного поиска. О масштабах строительства нового города велись бурные дискуссии. В ходе полемики предпринимались попытки обосновать оптимальное количество его населения. Расхождения были очень большими и колебались от 200 до 700 тысяч человек. Инженер Реутский из «Сибгипротранса» еще в 1962 г. прислал в Сургутский райком КПСС письмо, где настоятельно предлагал ставить вопрос о создании самостоятельной Сургутской области. И это при наличии только 50 тыс.населения по всей Средней Оби [4. С. 65].

Трудности генерального проектирования Сургута состояли в том, что в начале 1960-х гг. после. открытия месторождений в Мегионе и Усть-Балыке, когда возникла необходимость проектирования городов и поселков, окончательные контуры нефтегазоносности в Среднем Приобье не были очерчены. Разница в прогнозах специалистов относительно перспектив добычи нефти и газа Среднем Приобье была колоссальной. Одни цифры от других отличались в 30 раз [5. С. 188]. К этому следует добавить, что не последовало и ожидавшегося в 1962 г. перераспределения средств на развитие Среднего Приобья. В борьбе за финансовые потоки столкнулись тогда интересы ведомственных и региональных группировок бюрократии Средне-Уральского совнархоза и правительства Казахстана, добивавшихся канализации «нефтяных» рублей в металлургическую промышленность, совнархозовских деятелей ВолгоУральского района, боровшихся за ассигнование новых прогнозируемых месторождений, а также влиятельных руководителей союзных республик, организовавших поиск «своей» нефти на заведомо бесперспективных месторождениях Закавказья и Прибалтики [3. С. 45].

Летом 1962 г. в Сургутское Приобье прибыла авторитетная комиссия Госплана СССР. Она должна была на месте изучить проблемы развития народнохозяйственного комплекса Западной Сибири в связи с намечавшимся строительством Нижне-Обской ГЭС. В ходе него сотням поселков и деревень вплоть до самого Полярного круга суждено было уйти под воду. Лишь в январе 1963 г. идея строительства гидроэлектростанции была отложена. Однако, по свидетельству Б.Е. Щербины, являвшегося в те годы первым секретарем Тюменского обкома КПСС, «масштабы, темпы, география добычи нефти и газа оставались неоп-

Создание материальной базы строительства на севере Западной Сибири

ределенными на всем протяжении 1960-х гг." [6. С. 34]. Тем не менее в эти годы общая тенденция к стремительному увеличению числа открываемых месторождений нефти и газа поражала воображение современников. В середине 1960-х гг. после открытия Самотлорского, Варьеганского и ряда других крупнейших нефтяных месторождений старый научный спор сторонников и противников академика Губкина о наличии углеводородного сырья в Западной Сибири нашел свое окончательное разрешение. Возрастали и масштабы их прогнозируемых запасов. ХХШ съезд КПСС, состоявшийся в 1966 г., поставил задачу довести здесь добычу нефти к 1970 г. до 345-355 млн т, ежегодно обеспечивая ее прирост свыше 20 млн т [7. С. 131]. На этой основе руководство государства сделало вывод о возможности создания в Западной Сибири нового крупнейшего в стране нефтегазодобывающего региона, назвав Сургут в качестве главной опорной базы его развития [8. С. 20]. Решающее значение для его форсированного строительства имело совместное постановлении ЦК КПСС и Совета Министров «О мерах по ускоренному развитию нефтедобывающей промышленности в Западной Сибири» от 11 сентября 1969 г., где прямо указывалось на то, что строительство жилых домов, объектов коммунального и культурно-бытового назначения вести на основе сосредоточения его во вновь создаваемых крупнейших городах с обеспечением максимального благоустройства их, в контексте с промышленным строительством [9. С. 131].

В ходе планирования размещения базовых городов первоочередные пункты расселения определялись следующим образом: Сургут - для освоения Западно-Сибирской группы месторождений; Нижневартовск - для добычи промышленной нефти Самотлора и Мегиона; Урай - для Шаимской группы месторождений; Игрим и Березов - для группы Березовских месторождений; Надым, Пангоды, Уренгой, Новый Порт, Каменный Мыс, Салехард, Лабытнанги - для газовых месторождений Ямала и Карского моря [10. С. 155-156].

Основной трудностью градостроения в районах севера Западной Сибири являлось абсолютное отсутствие строительной базы. Не было даже своего песка, щебня и гравия. В целях создания здесь базы строительной индустрии был создан специальный главк с чрезвычайными полномочиями - «Главтюменнефтегазстрой». Его руководителем по инициативе министра газовой промышленности А.В. Кортунова был назначен опытный организатор строительного производства

А.В. Барсуков. В свое время он под личным контролем Сталина в качестве управляющего трестом «Особстрой» руководил строительством знаменитых высотных домов в Москве [4. С. 182]. Позже А. В. Барсуков вспоминал: «Я в Тюмени прожил около 7 лет. Когда оттуда уходил, это было в семидесятом году, то оставил там двенадцать трестов, тридцать пять тысяч человек. Хозяйство огромное. Тюмень есть Тюмень. Ох, какая это была работа! Страшно просто. Здесь при мне четыре города создано. Я ими занимался. Сургут, Урай, Нижневартовск, Надым» [11. С. 75]. В 1970 г. в «Г лавтюменнефтегазстрое» насчитывалось

4 тыс. человек руководящего управленческого состава, включающего всю структуру специалистов - от мастеров и счетоводов до начальника главка. Это был кадровый костяк, на который можно было положиться. Но, чтобы отфильтровать эти 4 тыс. человек, А.С. Барсукову пришлось пропустить через главк 18000 человек. 14000 человек не потянули: ушли сами или были уволены [2. С. 79]. Начальник «Главтюменнеф-тегазстроя» А.В. Барсуков на первом этапе строительства делал акцент на ввозе материалов и строительных конструкций из центральных районов страны. В этих целях на реках Сибири, в городах Новосибирске, Томске, Омске, Тюмени, Тобольске, Лабытнанги сооружались базы материального снабжения с подъездными железнодорожными путями, причальными сооружениями и автотранспортными участками.

Участие в поставках северу Западной Сибири материалов и комплектующих деталей строительства и оборудования принимали все области и отрасли народного хозяйства страны. Работая на уровне Совмина, Госплана и Госснаба, А.С. Барсуков замыкал на себя всю экономическую политику региона. ЦК КПСС активно поддерживал его инициативы. Прозорливая снабженческо-транспортная политика А.С. Барсукова позволила «Главтюменнефтегазст-рою» ежегодно перевыполнять план и наращивать объемы строительно-монтажных работ. Одновременно совместно с главным инженером главка Ю.П. Баталиным он прилагал максимум усилий для создания строительного потенциала на местах в целях ускоренного строительства молодых городов: Урая, Сургута, Нефтеюганска, Нижневартовска, Надыма. В 1968 г. была проведена первая научнопрактическая конференция, посвященная вопросам перспектив развития производительных сил Тюменской области, на основе решений которой была сформирована четкая программа строительства предприятий, производящих строительные материалы и конструкции [12].

В конце 1960-х - начале 1970-х гг. были введены в строй в Сургуте завод крупного домостроения, завод железобетонных изделий, керамзитовый завод и завод товарного бетона, в Тюмени - завод по ремонту машин и механизмов, завод блочно-комплектных устройств и металлоконструкций, завод крупнопанельного домостроения, цех по изготовлению стеклопрофилита и мозаичной плитки, завод крупнопанельного домостроения, в поселке Харп - дробильно-сортировочная фабрика по производству щебня, в Богадинском -завод по производству керамического гравия, в Локосово и Советском - кирпичные заводы [1. Д. 27. Л. 38, 88].

Тем самым на севере Западной Сибири были заложены основы последовательно развивающейся строительной индустрии, благодаря которой здесь была реализована крупномасштабная программа градостроения. Первыми нефтяными городами в 1965 г. стали Сургут и Урай. В 1967 г. на карте страны появился город Нефтеюганск. В 1972 г. - Нижневартовск. В 1980 г. - Мегион. 1985 г. стал временем рождения Лангепаса, Радужного, Нягани и Когалыма. Затем городами стали Белоярский - в 1988 г., Пытьях и Лянтор - в 1990 г, Покачи и Юганск - в 1992 г. Советский - в 1996 г. [13. С. 138.] Всего же на севере Западной Сибири за время ее нефтегазового освоения был построен 21 город [14. С. 190].

ЛИТЕРАТУРА

1. Государственный архив общественно-политических организаций Тюменской области (ГАОПОТО). Ф. 124. Оп. 191.

2. Баталин Ю.П. От игр «в кубики» к суперблокам // Соратники. Тюмень, 2002.

3. Карпов В.П., Панарин С.М. О месте ЗападноСибирского региона в истории отечественной нефтегазовой промышленности // Социально-экономическое развитие Западно-Сибирского региона: история и современность. Тюмень, 1993.

4. Из воспоминаний В.А. Чирского // История и перспективы градостроительного освоения территории севера Западной Сибири. М.,2004.

5. Салманов Ф.К. Сибирь - судьба моя. М.,1988.

6. Карпов В.П., Гаврилова Н.Ю. Очерки истории становления нефтяной и газовой промышленности. Тюмень, 2002.

7. Материалы ХХ111 съезда КПСС. М., 1966.

8. Нечушкин А. Ф. Комментарии и воспоминания // Годы и люди. Сургутская ГРЭС-1. М.,1997.

9. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР. О мерах по ускоренному развитию нефтедобывающей промышленности в Западной Сибири. 11 сентября 1969 г. // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 10. М., 1972.

10. Практика строительства в Западносибирском нефтедобывающем регионе // История и перспективы градостроительного освоения территорий Севера. М.,2004.

11. Рычков В. Воспоминания // Соратники. Тюмень, 2002.

12. Вергасов Ф. «Сибирский дед» с орденом Двуречья.-Режим доступа: Ьа1а1ш/Ьагеикоу Ыш- заглавие с экрана.

13. Филипенко А.В. Ханты-Мансийский автономный округ // История и перспективы градостроительного освоения территории Севера. М., 2004.

14. Донгорян Ш.С. Взгляды на градострительство на севере Западной Сибири // История и перспективы градостроительного освоения территории Севера. М., 2002.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.