Научная статья на тему 'Созависимость: к психологии отношений супругов в незарегистрированном браке'

Созависимость: к психологии отношений супругов в незарегистрированном браке Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
1777
451
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СОЗАВИСИМОСТЬ / НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫЙ БРАК / ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ КОМПЛЕКСЫ СУПРУГОВ / КОМПЛЕКС САМОУНИЧИЖЕНИЯ / КОМПЛЕКС МУЧЕНИЧЕСТВА / CODEPENDENCY / COMMON LAW MARRIAGE / PSYCHOLOGICAL COMPLEXES / SELF-HUMILIATION COMPLEX / MARTYR COMPLEX

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Мелихова Н. Н.

В статье рассматриваются психологические аспекты предпочтения незарегистрированного супружества. Выдвигается предположение, что причиной выбора данной формы брака выступают психологические комплексы супругов (комплекс самоуничижения и комплекс мученичества), являющиеся основанием для создания созависимых отношений.This article presents a common law relationship as codependency based on psychological complexes of married couple (self-humiliation complex and martyr complex).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Созависимость: к психологии отношений супругов в незарегистрированном браке»

УДК 159.9.01

Н. Н. Мелихова

СОЗАВИСИМОСТЬ: К ПСИХОЛОГИИ ОТНОШЕНИЙ СУПРУГОВ

В НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННОМ БРАКЕ

Ключевые слова: созависимость, незарегистрированный брак, психологические комплексы супругов, комплекс самоуничижения, комплекс мученичества. codependency, common law marriage, psychological complexes, self-humiliation complex, martyr complex

В статье рассматриваются психологические аспекты предпочтения незарегистрированного супружества. Выдвигается предположение, что причиной выбора данной формы брака выступают психологические комплексы супругов (комплекс самоуничижения и комплекс мученичества), являющиеся основанием для создания созависимых отношений.

This article presents a common law relationship as codependency based on psychological complexes of married couple (self-humiliation complex and martyr complex).

Семья как неотъемлемая часть человеческого существования отражает все изменения, происходящие в экономической, политической и общественной жизни. В постиндустриальную эпоху интенсивной трансформации подвергаются не только семейные связи, но и сам институт брака. Наряду с традиционными, юридически узаконенными формами брачных союзов все большую популярность получают такие формы партнерства, как незарегистрированный или фактический брак. Незарегистрированный браком называется совместное проживание мужчины и женщины со всеми признаками семейных отношений (совместное хозяйство, воспитание детей, отношение друг к другу как мужу и жене, восприятие их третьими лицами в качестве таковых), но без юридического оформления этих отношений.

Распространение в современном обществе сожительства в форме незарегистрированного брака, обусловлено социокультурными особенностями юношеского возраста и ранней молодости. Постиндустриальное общество характеризуется все большим разрывом между социокультурной зрелостью молодого человека в области «потребления», а также в социальных и сексуальных отношениях, с одной стороны, и экономической незрелостью - с другой. Увеличение продолжительности периода получения образования и отсрочка начала профессиональной деятельности обусловливают предпочтение молодыми людьми формы сожительства и отсрочки в принятии всей полноты ответственности за семью и воспитание детей. Партнеры, живущие в незарегистрированном браке, публично признают свои отношения, часто настаивая на осознанном предпочтении избранной ими формы союза [1, С.56].

Популярное в России понятие «гражданский брак», под которым подразумеваются семейные отношения незарегистрированных супругов, является терминологически неверным, так как именно законный, юридически оформленный брак и есть гражданский, что и фиксирует запись акта «гражданского состояния» (ЗАГС) [2, С.19]. Когда-то под термином «гражданский брак» подразумевали супружеские отношения, не освященные таинством венчания. Согласно действующему Семейному кодексу РФ, незарегистрированное совместное проживание мужчины и женщины не порождает брачных прав и обязанностей, хотя права детей, рожденных в зарегистрированном браке, не отличаются от прав детей, рожденных вне брака. Однако в силу сложившейся традиции и распространенности термина мы считаем приемлемым употребление понятия «гражданский брак» для определения отношений фактических или незарегистрированных супругов. Далее понятие «незарегистрированный брак» мы будем использовать как синоним понятия «гражданский брак».

В законодательстве многих европейских стран фактическое проживание мужчины и женщины является заключением брака, и регистрация, которую проводят зачастую лишь религиозные организации, рассматривается исключительно как дань традиции. В нашей же стране с первых лет советской власти государство взяло на себя функцию регистрации брачных отношений, поэтому не только юридический, но и общественный статус незарегистрированного брака существенно отличается, и устойчивое существование в российской традиции такого понятия как «гражданский брак» не является случайным. Это также позволяет сделать предположение, что сознательное предпочтение незарегистрированных супружеских отношений в нашей российской культуре имеет дополнительные, не всегда, на первый взгляд, очевидные основания.

Исследователи задаются вопросом: является ли часто встречающееся незарегистрированное сожительство исторической альтернативой традиционным брачно-семейным отношениям? Р. Зидер отвечает на этот вопрос так: верно, что это только предварительная стадия к последующему браку («пробный брак»), и в некоторой степени незарегистрированное сожительство является альтернативой традиционному браку. Дело в том, что отношения в незарегистрированном сожительстве могут быть как формальными, кратковременными, так и глубокими, продолжительными. В случае первых совместная жизнь в «пробном браке» длится сравнительно недолго, брак или заключается, или прерываются отношения. В то же время увеличивается число случаев совместного сожительства, которое отличается от брака только отсутствием юридического оформления, рождение детей в длительных отношениях часто приветствуется [3, С.76]. Именно такие долговременные формы фактических браков представляют особый интерес.

Сам феномен длительного незарегистрированного сожительства является достаточно сложным. Популярность незарегистрированных браков и тенденция к их увеличению, с одной стороны, несомненно, свидетельствует об определенных социальных процессах, связанных с отношением к государству, его институтам, к общественным установлениям, к семейно-брачным традициям; с другой же - характеризует тех людей, которые из существующих форм семейно-брачных отношений выбирают именно незарегистрированный брак. Наш исследовательский интерес связан со спецификой взаимоотношений супругов, живущих в незарегистрированном браке. В особенности это касается супружеских отношений, характеризующихся длительностью и стабильностью, наличием достаточно структурированной ролевой системы, но не получивших регистрации в государственных органах. В значительном числе случаев пара, проживающая в таком браке, воспитывает детей. Можно ли говорить о том, что такая форма «гражданского брака» подчиняется тем же законам существования, что и зарегистрированный, отличаясь лишь игнорированием супругов признанием своих отношений со стороны государства и в определенной степени - со стороны общества? Или же содержание супружеских отношений в незарегистрированном браке обладает специфическими чертами, тем самым являясь отражением особенностей личностных характеристик самих супругов?

С обыденной точки зрения, фактический брак с любимым человеком хорош тем, что не накладывает таких серьезных обязательств, как официальный. И речь здесь идет не только об обязательствах бытового характера. Сознание того, что у тебя есть право выбора и в любой момент ты можешь изменить свою жизнь, дает определенную психологическую независимость и ощущение внутренней свободы. Но, отнюдь, далеко не все «гражданские супруги» используют эти широкие возможности выбора. Как показывает жизнь, незарегистрированный брак точно так же, как официальный, блокирует новые отношения с другими партнерами, потому что уже есть, кому ждать тебя по вечерам, есть о ком заботиться. Часто оказывается, что

пары, собравшиеся пожить друг с другом какое-то время, проводят вместе всю свою жизнь. Так почему бы тогда «не расписаться» - не зарегистрировать свои отношения официально?

Исследователи отмечают, что в основе незарегистрированного брака в большинстве случаев лежит психологическая неготовность партнеров принять в полной мере ответственность за семью. Сами же партнеры главной причиной предпочтения такого брака считают взаимное доверие и уважение, которое, с их точки зрения, подвергается сомнению самим фактом юридического его оформления. В ряду других причин предпочтения фактического брака называются нежелание принятия обязательств, «пробный» характер такого союза («чтобы лучше понять друг друга» и т. д.), стремление к открытости отношений и возможность беспрепятственной смены партнёра. Состоящие в гражданском браке не видят существенных различий ни в ролевой структуре семьи, ни в положении детей, ни в характере эмоциональной связи, считая гражданский брак эквивалентной формой семейного союза.

Если подытожить положительные стороны незарегистрированного сожительства, называемые сторонниками таких отношений, то самыми важными доводами можно считать следующие:

• такая форма отношений представляет собой «тренинг» определенного типа («пробный брак»), позволяющий апробировать совместимость партнеров;

• фактическое совместное проживание предполагает более свободные отношения, отсутствует принуждение, «эффект собственника», который порождается в многочисленных аспектах после печати в паспорте;

• незарегистрированное сожительство обеспечивает больше духовности и удовлетворенности в отношениях.

Перспективы юридического оформления брака лицами, состоящим в гражданском браке, часто представляются маловероятными. Однако и в большинстве случаев незарегистрированного сожительства установка на брак не исчезает. Согласно проведенным исследованиям, 90% женщин и мужчин, состоящих в таких отношениях, собирались вступить в брак, но необязательно с этим партнером.

Л.Б. Шнейдер, комментируя данную аргументацию, пишет: «... Исследования показывают, что такого рода опыт совместной жизни на среднестатистическом уровне влияния на успешность последующего брака не оказывает, т. е. можно и «тренироваться» и «совмещаться», но никакой гарантии на будущее нет. Если уж искать форму «тренинга» к браку, то следует обратиться к родительской семье. Именно в семье, где человек вырос, происходит подготовка человека к браку. Собственно же «тренировка» заключается в построении отношений с братьями и сестрами, - вот почему их наличие в семье и характер взаимоотношений с ними рассматривается как один из прогностических критериев успешности последующего брака» [3]. Такая точка зрения является достаточно устоявшейся в современной семейной психологии, поэтому в качестве еще одной важной причины возникновения «пробных браков» называется малодетность европейской семьи, в которой могут отсутствовать дети противоположного пола, или вообще ребенок был единственным в семье. Вступление на «брачный рынок» все большего числа выходцев из однодет-ных семей и детей из неполных и материнских семей становится наиболее значимой тенденцией развития европейской семьи. По данным многих авторов, единственный ребенок - наиболее трудный вариант для супружеской совместимости и успешного построения брачных отношений. В настоящее время единственных детей, достигших совершеннолетия, большинство. Все возрастает вероятность заключения браков между единственными детьми, что усиливает высокую долю разводов и гражданских браков.

Тем не менее, современная наука не торопится с выводами об особенностях незарегистрированного супружества, хотя определенные шаги в этом направлении делаются, например, есть попытки описать черты людей, склонных к гражданским бракам. Обобщенный психологический портрет данной группы людей характеризуется более либеральными установками, меньшей религиозностью, высокой степенью андрогинности, низкими школьными успехами в период детства и отрочества, меньшей социальной успешностью, однако, как правило, эти люди происходят из весьма успешных семей [3].

Можно сказать, что исследование мужского взгляда на брак, проведенное семейным психологом Т.В. Андреевой и ее коллегами, косвенно подтверждает и дополняет этот портрет. Данное исследование показало, что у мужчин, состоящих в незарегистрированном сожительстве (в ряде случаев имеющих и детей) была несколько большая удовлетворенность «семейными» отношениями. Однако вместе с тем их готовность к разводу при каких-либо неблагоприятных обстоятельствах была выше, чем у женатых коллег того же возраста и профессии. Можно говорить об определенной установке мужской половины «гражданского союза» жить в таком «браке» до тех пор, пока это не требует особенных жертв, а при возникновении трудностей - расстаться, при этом для одного партнера существует больше свободы и удобства, а для других членов семьи - наоборот, больше проблем [2].

Мужчины, состоящие в гражданском браке, оказались более тревожны и озабочены, держались более замкнуто. У них отмечалась и большая склонность к планированию своих поступков, сдержанности. Они также более практичны, приближены к реальности, не склонны витать в облаках [2, С.390]. С другой стороны, если женатые мужчины ждут от своих жен хорошего исполнения ролей хозяйки и психотерапевта, то сожительствующие мужчины более ценят в своих «женах» качества подруги.

Оказалось, что структура ценностей и некоторые личностные черты мужчин, живущих в юридически не оформленном браке, достаточно резко отличаются от женатых мужчин. Так, у мужчин, состоящих в гражданском браке, на первые места выступили следующие терминальные ценности:

• здоровье;

• познание;

• удовольствия;

• творчество;

• материально обеспеченная жизнь.

Таким образом, направленность интересов этой части мужчин сосредотачивается на самореализации (познание, творчество) с сильным материалистически-гедонистическим оттенком (концентрация на здоровье, удовольствиях с учетом материальных благ). В целом, структура ценностных ориентаций заметно концентрируется на индивидуалистических ценностях (быть здоровым, самореализовываться, жить с комфортом и с удовольствиями), которые доминируют над семейными и альтруистическими (любовь, равенство, которое можно рассматривать как признание свободы для других).

Следовательно, исследование ценностных установок и личностных черт мужчин, живущих в незарегистрированном браке, подтверждает высказанное выше предположение о том, что гражданский (незарегистрированный) брак выбирают люди определенного психологического типа и определенных ценностных ориентаций. Не последней чертой характера этих людей является эгоцентризм. Более высокую степень удовлетворенности браком «гражданских мужей» по сравнению с «законными» можно объяснить их изначальной ориентацией на себя в удовлетворении потребностей. Незарегистрированный брак с его свободой выступает в роли своеобразного алиби, позволяющего открыто проявлять индивидуализм и

эгоцентризм в супружеских отношениях, то есть использовать своего партнера для удовлетворения собственных потребностей или решения своих психологических проблем.

Устойчивость или нестабильность брака семейные психологи часто рассматривают именно через удовлетворение потребностей супругов. Мы исходим из гипотезы, состоящей в том, что эмоционально-психологическая стабильность и гармоничность брака зависит от степени удовлетворения потребностей во взаимопомощи и психической поддержке, взаимопонимании, удовлетворении чувства собственного достоинства, в ощущении своей значимости, важности. Следовательно, брак стабилен и гармоничен лишь в том случае, когда супружеское общение несет в себе положительный эмоциональный заряд, когда ни один из супругов не испытывает чувства отчуждения и психического одиночества. Для каждого супруга в совместной жизни должен быть достигнут какой-то минимально необходимый уровень удовлетворения потребностей, в противном случае возникает дискомфорт, формируются и закрепляются отрицательные эмоции и чувства. На базе неудовлетворенных или частично удовлетворенных потребностей может возникнуть временное или хроническое физиологическое, психическое напряжение, которое постепенно подтачивает эмоционально-психологическую стабильность брака. Распространен вариант, когда один из супругов может быть преградой для удовлетворения каких-то личных потребностей другого. Хорошо известно, что любая блокада интересов и желаний личности сопровождается совокупностью отрицательных чувств и эмоций, которые разрушают устои семьи [4].

Часто самыми болезненными и травматичными оказываются конфликты, возникающие на основе неудовлетворенного чувства собственного достоинства, значимости, ценности нашего «Я». Любой человек сильно переживает, когда ущемляется его личное достоинство, когда он лишается уважения, когда к нему относятся без должного почтения. Особенно болезненно задевают взаимные колкости, критические замечания, касающиеся ума, качеств характера, привычек и т.д. Таким образом, нарушается душевное равновесие, ощущение своей полезности и ценности для другого человека, поскольку мы все нуждаемся в любви, уважении, одобрении и поддержке. Если мы не получаем подтверждения нашей значимости для других, то начинаем страдать и мучиться, что влечет за собой и страдание наших близких.

Если мы попытаемся понаблюдать за тем, что происходит с нами, то заметим, какое огромное место мы отводим размышлениям о самих себе. Наше «Я» всегда стремится к главенству, лидерству, превосходству над другими людьми. Часто наше «Я» выступает как диктатор и повелитель, что является одним из главных источников конфликтных ситуаций и в семейной жизни. Концентрация на своем «Я» мешает занять необходимую и объективную позицию, проанализировать собственные поступки несколько отвлеченно, беспристрастно. Между тем семейная жизнь всегда требует учета интереса других членов семьи и проявления о них заботы. Однако эгоцентризм одного или обоих супругов исключает такой учет интересов и тем более настоящую заботу о других близких людях. Парадоксальность ситуации заключается в том, что супруги, как правило, видят эгоизм своего партнера, но не видят собственный.

Распространенным является мнение о том, что источник эгоцентризма следует искать в детских годах, когда в родительской семье ребенок, с одной стороны, был центром внимания всех ее членов, а с другой - он не был приучен заботиться о маме, папе, дедушках и бабушках, братьях и сестрах. И считается, что особенно сильный эгоцентризм характерен для единственных детей в семье [4].

Вряд ли стоит оспаривать этот факт. Однако, как свидетельствуют психологи, изучающие глубинные основания внутриличностных конфликтов, условием формирования

эгоистических черт характера являются отнюдь не только избалованность вниманием родителей и бабушек, но и отсутствие такового, точнее — отсутствие выражения любви и внимания с их стороны. Любая семейная дисфункция, например, дисгармоничные стили воспитания или наличие психологических комплексов у родителей может вызвать искажения в развитии личности ребенка. Мы рассмотрим только два психологических типа людей, неотъемлемой чертой которых оказывается эгоцентризм, причиной которого выступают два комплекса: самоуничижения и мученичества. Истоки этих комплексов находятся в детстве, в родительском отношении к ребенку, в методах его воспитания. Нас интересует, как проявятся эти приобретенные еще в родительской семье проблемы в период, когда человек сталкивается с необходимостью создавать свою семью.

Для эгоцентричной личности брак является большим испытанием, в том числе это касается и юридически оформленного брака. Часто эгоцентризм, присущий обоим партнерам, приводит к расторжению супружеских отношений, как зарегистрированных, так и гражданских. Однако оказывается, возможны случаи, когда эгоцентричные личности могут «подпитывать» друг друга в совместной жизни и, пусть дисгармонично, но удовлетворять свои потребности. Так происходит, когда встречаются партнеры, склонные к созданию созависимых отношений.

Дисгармоничные союзы, характеризующиеся нарушением баланса в отношениях партнеров, становятся предметом специального рассмотрения в работе американских психотерапевтов Д. Делиса и К. Филлипс [5]. Они считают, что в таких союзах обычно присутствует «ведущий» партнер, от которого зависит, сохранятся ли отношения, и «подчиненный», который более эмоционально вовлечен в эти отношения и больше «держится» за них. «Ведущий» партнер менее увлечен данной связью, поэтому больше уверен в себе и получается, что он как бы позволяет себя любить. «Подчиненный» же согласен на любые условия лишь бы сохранить связь с «ведущим», поэтому он тревожен, не уверен в себе, озабочен тем, как угодить партнеру.

Хотя американские психотерапевты отмечают, что чаще роль зависимого выпадает на долю женщины, но это вовсе не означает, что в данной ситуации не может оказаться мужчина. Подтверждением тому является множество примеров из практики психотерапевтов, приводимые в работе Д. Делиса и К.Филлипс. Авторы книги отмечают, что в последнее время, когда полоролевое поведение обоих полов достигло критической близости, статус замужней женщины потерял былую притягательность. И женщина больше обременена дилеммой «Карьера или материнство?», а не сохранением отношений с конкретным партнером. Таким образом, при наличии в супружеской паре доминирующего и зависимого партнеров отношения становятся асимметричными и дисгармоничными. Загадка «долгосрочных» гражданских браков, не меняющихся ни в ту, ни в другую сторону, по нашему мнению, заключается именно в асимметричности союза. Если мы будем предполагать, что причиной нежелания юридически оформить брак, который существует давно и имеет все атрибуты семейного союза, включая детей, является именно эта дисгармоничность отношений, то можно попытаться объяснить, почему нарушение баланса не приводит к распаду союза. Если данный союз не достигает двух крайних точек: не распадается и не приобретает юридического статуса, это свидетельствует о том, что такие отношения, хотя и дисгармоничны, но являются приемлемыми для обоих партнеров и отвечают их определенным потребностям, соответствуют их психологическому типу. Поэтому мы предлагаем не только обозначить позиции супругов как «ведущего» и «подчиненного», но и говорить об их отношениях как о созависимых.

Традиционно созависимость в семье понимается как зависимость супруга, детей или родителей от члена семьи, пристрастившегося к наркотикам или алкоголю (которого называ-

ют зависимым). Однако это только частный случай созависимых отношений. В широком смысле слова, созависимость — это эмоциональная зависимость одного человека от значимого Другого. В отношениях, которые называются созависимыми, пространство для свободного развития личности практически не остается. Жизнь человека полностью поглощена значимым Другим. И в таких случаях он живет не своей, а Его жизнью. Созависимый человек перестает отличать собственные потребности и цели от целей и потребностей любимого [6].

Возникает вопрос: какие психологические типы обретают дисгармоничное единство через созависимые отношения в долгосрочных незарегистрированных браках?

Выше приводился психологический портрет людей, отдающих предпочтение юридически не оформленным формам супружества. Отмечалось, что они характеризуются низкой успешностью как в учебе, так и в социальной жизни, хотя происходят из достаточно успешных семей. Если мы обратимся к психологическим портретам людей, создающих созависимые отношения, то найдем там ребенка успешных родителей, которому предъявлялись непомерно высокие требования, которые он не способен был оправдать, что привело к развитию у него комплекса самоуничижения [6, с.35]. И опыт отношений с родителями вынуждает его сделать следующие выводы: «Раз я не могу выполнить то, что от меня требуют, значит, я неполноценный»; «Любят только умных, умелых, успешных людей, а я не достоин любви»; «Мне очень нужна любовь, и я постараюсь поменьше раздражать родителей. Для этого я буду милым и предупредительным»; «Чем реже я что-то делаю, тем меньше на меня сердятся».

Психологи отмечают, что характерными чертами такой личности будет эгоцентризм («зацикленность на себе»), стремление передать ответственность за важные решения и свою судьбу другим людям, склонность выбирать доминирующих партнеров, руководящих его жизнью. Е. В. Емельянова пишет: «Человек с комплексом самоуничижения строит свои отношения со значимыми людьми по принципу «Любовь через отказ от собственного суверенитета и растворение своей психологической территории в территории партнера». Он успокаивает свою тревожность и максимально избегает страха неудачи и страха успеха, если передает ответственность за свою жизнь значимому Другому» [6]. Но, по свидетельству психологов, самоуничижающийся человек редко ошибается в выборе партнера: он чувствует влечение именно к доминирующим людям, а те видят в нем благодатную почву для удовлетворения своих потребностей во власти и контроле. Именно такой психологический тип может оказаться в роли зависимого партнера в незарегистрированном супружеском союзе, и как бы он не ценил свои отношения и не стремился к регистрации брака, он не способен что-то изменить, прежде всего, боясь неудачи, конфликта, боясь потерять значимого человека, поэтому, даже будучи всецело недоволен ситуацией, он будет терпеть его годами.

Соответственно, исходя из логики созависимых отношений, к которым в наибольшей степени склонен данный психологический тип, его партнер должен обладать всеми качествами, позволяющими ему занимать доминирующую позицию. Таковым среди других типов людей, создающих созависимые отношения, является человек с комплексом мученичества, отличающийся навязчивым стремлением к любви и одновременным стремлением к доминированию, превосходству, желающий рядом с собой видеть людей беспомощных, чтобы чувствовать свою значимость и незаменимость. Эти черты имеют корни так же в детстве и определяются отношением родителей к ребенку. В данном случае опять же речь может идти о ребенке вполне успешных родителей, имеющих выраженные амбиции. Родители внушают ребенку, что он должен «заработать» их любовь, заплатить за то беспокойство, которое он причинил родителям самим фактом своего существования. Ребенок, прежде всего, страдает от отсутствия выражения родительской любви и стремится

получить эту любовь, он считает: «Мне жизненно важно иметь любовь, но я недостоин ее. Я совершенно беспомощен, но никто не должен знать об этом. Окружающие могут сделать мне больно или догадаться, что я ничтожество - я должен их контролировать»; «Я не могу заставить вас любить меня, но я могу заставить вас страдать: вы будете видеть, как я страдаю, и будете испытывать чувство вины»; «Если я один, значит, меня никто не любит, значит, я действительно полное ничтожество. Чтобы они меня не покинули, я должен сделать, чтобы они не смогли обходиться без меня» [6] .

Во взрослом состоянии человека с комплексом мученичества преследует страх одиночества. Он получает удовлетворение от отношений с близкими людьми только в случае, если эти люди проявляют явную зависимость от него. Поэтому, например, то же отсутствие регистрации брака можно рассматривать как форму контроля, подчеркивание своей значимости и своего ведущего положения, поскольку любая неопределенность в отношениях еще более увеличивает зависимость от ситуации у таких людей, как самоуничижающаяся личность. Любовь мученика, по существу, является настоятельной потребностью в растворении себя в Другом и одновременно в поглощении Другого. Поэтому надеяться на то, что мученик способен на взрослые отношения и может достичь гармонии в супружеском союзе не приходится. Более того, вряд ли он способен найти удовлетворение в них пока у него сохраняется комплекс мученичества, поэтому его супружеские отношения и его партнер будут взаимодополнительными к нему и его проблемам. Это актуально и для человека с комплексом самоуничижения. Таким образом, можно сказать: каковы мы и наши проблемы - таковы наши браки и партнеры, которых мы выбираем. Поэтому мы сочли возможным рассмотреть незарегистрированную форму брака как отражение личностных проблем супругов, в частности их склонности к созданию созависимых отношений и удовлетворению своих потребностей именно через них.

В заключение хочется отметить, что, конечно, конкретных людей, их характеры и реалии их супружеского партнерства отнюдь невозможно упаковать в те несколько рассмотренных нами моделей взаимоотношений и психологические типы. Однако мы и не ставили перед собой подобной цели: нам хотелось увидеть определенные закономерности (пусть самые общие), проявляющиеся в семейно-брачном поведении современников. Хотелось также отметить, что за той кажущейся свободой выбора форм брачных союзов и брачных партнеров просматриваются извечные проблемы человеческих взаимоотношений: противоречия между желанием быть любимым и боязнью раскрыться Другому, желанием быть принятым и понятым и страхом принять Другого.

Литература

1. Карабанова, О.А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования / О.А. Карабанова. - М.: Гардарики, 2007. - 319 с.

2. Андреева, Т.В. Психология современной семьи / Т.В. Андреева. - СПб.: Речь, 2005. - 436 с.

3. Шнейдер, Л.Б. Основы семейной психологии / Л.Б. Шнайдкр. - М.: Изд-во Моск. психол.-социал. ин-та; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2003. - 928 с.

4. Сысенко, В.А. Супружеские конфликты / В.А. Сысенко. - М.: Мысль, 1989. - 173 с..

5. Делис, Д. К. Парадокс страсти: она его любит, а он ее нет / Д. К .Делис, К. Филипс. - М.: Мирт,1994. - 447 с.

6. Емельянова, Е.В. Кризис в созависимых отношениях. Принципы и алгоритмы консультирования / Е.В. Емельянова. - СПб.: Речь, 2004. - 368 с.

© Н. Н. Мелихова - канд. ист. наук, доц. каф. социальной работы, педагогики и психологии КГТУ, kaspp@mail.ru.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.