Научная статья на тему '«Современник» (1922-1925) - первый журнал по журнализму в России'

«Современник» (1922-1925) - первый журнал по журнализму в России Текст научной статьи по специальности «Массовая коммуникация. Журналистика. Средства массовой информации (СМИ)»

CC BY
63
4
Поделиться
Ключевые слова
ТЕОРИЯ / ПРАКТИКА / ИСТОРИЯ / ИЗДАНИЕ / ТЕНДЕНЦИЯ / ПРОБЛЕМА

Аннотация научной статьи по массовой коммуникации, журналистике, средствам массовой информации, автор научной работы — Фатеева И. А.

В статье речь идет о первом отечественном журнале, посвященном теории, истории и практике журналистики, издававшемся в 1922-1925 годах при первом государственном институте журналистики в Москве. В статье анализируются структура и содержание журнала, рассказывается о его многочисленных авторах.

Текст научной работы на тему ««Современник» (1922-1925) - первый журнал по журнализму в России»

просов таких много» [1. С. 136]. Журналистика призвана действенно помочь педагогике в подготовке необходимых условий для создания на базе изучения мирового педагогического опыта самобытной и оригинальной отечественной методики: «Пожелаем, чтобы «Библиотека для воспитания», передав нам в таких же прекрасных переводах, какой она теперь представила, все лучшие труды по части педагогики немцев, англичан, французов и итальянцев, заключила оригинальным сочинением об отечественном воспитании» [1. С. 140].

Патриотическое желание Шевырева было осуществлено на практике в последующие десятилетия такими выдающимися педагогами, как Н. И. Пирогов, К. Д. Ушинский, барон Н. А. Корф, В. Я. Стоюнин и целый ряд других активных деятелей отечественного просвещения, которые в полной мере использовали возможности журналистики для пропаганды своих принципов и внедрения их в жизнь при широком содействии общественности. Именно тогда, в середине XIX века, была наконец-то создана отечественная система образования, обеспечившая настоящий расцвет русской нау-

ки и культуры, что по праву поставило Россию в число мировых лидеров. И в нынешнее время, в новом тысячелетии, наша страна сможет достичь впечатляющих успехов и занять подобающее ей место среди других держав лишь при условии полномасштабного раскрытия своего научного, технологического и культурного потенциала, а содействовать ей в этом призвана система средств массовой информации, добросовестно осуществляя свою образовательную и культурно-просветительную миссию.

Список литературы

1. Шевырев, С. П. «Библиотека для воспитания». Издание Августа Семена / С. П. Шевырев // Москвитянин. - 1843. - Ч. IV, № 7. - С. 133-142.

2. Шевырев, С. П. О цели воспитания / С. П. Шевырев // Журнал министерства народного просвещения. - 1852. - Кн. 2. - Отд. II. -С. 133-151.

3. Шевырев, С. П. Вступление в педагогию / С. П. Шевырев // Журнал министерства народного просвещения. - 1852. - Кн. 1. - Отд. II. - С. 9-42.

и. А. Фатеева

« СОВРЕМЕННИК.» (1922-1925) - ПЕРВЫЙ ЖУРНАЛ ПО ЖУРНАЛИЗМУ

В РОССИИ

В статье речь идет о первом отечественном журнале, посвященном теории, истории и практике журналистики, издававшемся в 1922-1925 годах при первом государственном институте журналистики в Москве. В статье анализируются структура и содержание журнала, рассказывается о его многочисленных авторах.

Ключевые слова: теория, практика, история, издание, тенденция, проблема.

Цель данной статьи - охарактеризовать первый журнал, существовавший при журналистском вузе и освещавший проблемы журнализма. Журнал этот носил название «Современник» и издавался более 80 лет назад.

Как известно, в наше время в стране существует более сотни вузов, имеющих стабильно функционирующие образовательные программы по журналистике. Характерно, что в последние годы стало правилом хорошего тона для таких вузов иметь свой профильный научный журнал. Таких журналов немало, и они очень разные: есть строго научные (типа самого авторитетного в своем роде «Вестника Московского университета. Серия Журналистика» или из-

дающегося там же, в МГУ, «Меди@льманаха») и научно-популярные; печатные и электронные (типа научного сайта МГУ «mediascope.ru»); рассчитанные на научно-преподавательскую среду и на более широкую аудиторию; распространяющиеся по подписке в количестве нескольких сотен экземпляров и существующие на более скромных началах; издающиеся в сугубо традиционном ключе и использующие приемы современной глянцевой журналистики (типа «Медиадискурса», издания факультета журналистики УрГУ). Все эти журналы исторически восходят к одному и тому же источнику - к журналу «Современник», издававшемуся в Москве в 1922-1925 годах. Об этом, ни кем

пока не описанном в науке журнале и пойдет речь в статье.

Некоторое представление о содержании, авторском составе и формате издания дает рекламное объявление об этом журнале, взятое нами из первого номера издания. Как видно из объявления, журнал издавался при учебном заведении - при Московском институте журналистики, распространялся по подписке и в розницу (через книжные магазины), стоил 500 рублей за номер (в дензнаках 1922 года), выходил в большом формате (А 4). Тираж - 3000 экз. Себя он называл журналом науки, политики, литературы, истории и теории печати и аттестовал следующим образом: «Главной задачей «Современник» ставит себе - всестороннее изучение и освещение вопросов, связанных с журналистикой. В особом отделе «Архив печати» - редакция «Современника» будет помещать исследования, статьи, воспоминания и заметки по истории, теории и практике периодической печати». В списке авторов журнала более 60 фамилий.

Несколько слов об издателе журнала, то есть об институте журналистики в Москве. Просуществовал он 18 лет - с 1921 по 1938 годы. Организован был на базе бывших московских корпоративных курсов Российского телеграфного агентства (РОСТА), существовавших в 1918-1921 годах. Институт несколько раз менял свое название. Первоначально назывался Институтом красных журналистов. После вхождения в систему Главпрофобра (Главного управления профессионально-технических школ и высших учебных заведений) наркомата просвещения стал называться Московским институтом журналистики (МИЖем). В таком качестве просуществовал до конца 1923 года, до получения статуса государственного вуза, когда он стал именоваться ГИЖем - Государственным институтом журналистики. Более всего известен именно под этим названием, его он носил до 1931 года, когда был переименован во ВКИЖ (Всесоюзный коммунистический институт журналистики) им. «Правды». Мы считаем, что наиболее продуктивный период жизни института приходится на 20-е годы, особенно на время руководства вузом его первого ректора К. П. Новицкого. Константин Петрович Новицкий начал журналистскую карьеру еще в 1904 году в Одессе (газ. «Южное обозрение»), был участником нелегального съезда журналистов в Санкт-Петербурге в апреле 1905 года, был членом Совета дореволюцион-

ного Общества деятелей периодической печати и литературы, редактором изданий МК РКП(б) и Моссовета. После увольнения в 1924 году из ГИЖа Новицкий будет работать в других вузах страны, будет преподавать в основном русскую литературу, историю и экономику. Наиболее длительный период проработает в Московском институте народного хозяйства им. Г. В. Плеханова в качестве профессора экономики [4]. К. П. Новицкий внес большой вклад в издание журнала, был одним из его редакторов.

Отличительная особенность первых лет работы института, пришедшихся на эпоху нэпа, -интеграция учебных подразделений с работой медиапредприятий, функционировавших при вузе на условиях хозрасчета. Это, например, Бюро вырезок, предоставлявшее за определенную плату информационные услуги клиентам, число которых достигало сотни, и среди них были ЦК ВКП (б), ВЦИК, Совнарком, СТО, секретари Л. Каменева, Л. Троцкого [2. Л. 295]. Было в институте собственное издательство, оно выпускало как книги, так и периодические издания, среди которых была учебная газета («Вечерние известия», с 1922 года), различные журналы («Всемирная иллюстрация», «Трактор», «Рычаг», «Красная печать», «Юридическая консультация»). Одним из этих журналов и был «Современник». Неизвестно, каким предполагалась периодичность журнала, но реально вышло всего 3 номера: в 1922, 1923 и 1925 годах. Причем последний номер, в отличие от первых двух, помечен январем 1925 года, и в нем стоит пометка «Книга I». По-видимому, у редакции были планы увеличивать периодичность.

Остановимся на структуре журнала. Каждый номер имел несколько разделов: «Политика. Экономика. История», «История литературы. Критика», «Архив печати (История. Теория. Практика), «Внутреннее обозрение», «Критическая библиография», «Хроника», «Объявления». В первом разделе («Политика. Экономика. История») были опубликованы такие статьи, как «3-5 июля» С. Пионтковского - об июльском кризисе 1917 года, «Ц.К.Р.К.П. и Брест» П. Овсянникова (о Брестском мире), «Polonia militans» Ф. Кона (о политическом курсе отделившейся от России Польши), «Америка и голод в России» М. Павловича (об американской помощи голодавшей России в первые годы советской власти), «Возможен ли перелом» А. Кона (о кризисе в мировом капиталистическом хозяйстве), «Мировая денежная

проблема» стокгольмского профессора Г. Кас-селя. Как видим, основное внимание в этом разделе уделено современной общественно-политической ситуации в мире и ближайшей истории России. Если речь идет об истории XIX века, то все равно она «замыкается» на современность, примером может служить статья П. Сапожникова «Лавров и эсеры». Во втором номере журнала в первом разделе помещены материалы «Буржуазия в февральские дни 1917 года» С. Пионтковского, «Два пути революции» Ц. Фридлянда (о революционных событиях в Германии), «К положению рабочего класса в Германии» Н. Ангарского и другие. Основной жанр опубликованных материалов -аналитическая статья. Но есть и другие жанры, например путевые заметки («Очерки современной Персии» А. Султан-Заде, № 1, - о летнем, 1922 года, путешествии автора по восточной стране). Характерно, что в последнем, за 1925 год, номере данный раздел крайне куц, в нем опубликована только статья А. В. Луначарского «Интеллигенция в ее прошлом, настоящем и будущем». Зато в структуре появился еще один раздел - «Международное обозрение», в нем одна статья - «Рабочее правительство Англии и англо-советский договор» М. Рафаила.

Противоположная тенденция наблюдается в отношении второго раздела («История литературы. Критика»): в первом и втором номерах в нем по 3 статьи, в третьем - 9. И крен в сторону истории литературы, тогда как в первых номерах преобладают критические статьи, посвященные текущему литературному процессу. Наиболее заметными среди них нам кажутся такие работы, как «Последние пьесы Г. Гауп-тмана» А. В. Луначарского, «Гершензон и Замятин» В. Полянского и его же «Об идеологии в литературе», «Новый Горький (Всеволод Иванов)» В. Львова-Рогачевского и его же «Революция и русская литература», а также «Вперед от Пушкина», «Блок и современный Запад» А. Цинговатова, «Бытописатель трудящихся (А. С. Серафимович) И. Кубикова, «Классовые корни современного театра» Эм. Бескина. Назовем и историко-литературные материалы. Среди них «Неизданное письмо Ф. М. Достоевского из Петропавловской крепости» Ю. Бочарова (о знаменитом письме к М. М. Достоевскому от 22.12.1849 г. о впечатлениях писателя от гражданской казни), «Жена Н. Г. Чернышевского» - ответ сына писателя М. Чернышевского на книгу В. А. Пыпиной «Любовь в жизни Чернышевского. Воспоминания и размышления»,

«Неизвестные строки Белинского» П. Будкова, «Русские писатели в неизданных воспоминаниях В. Н. Григорьева» Н. Пиксанова и др.

Раздел «Внутреннее обозрение» появился только в первом номере. В нем опубликована статья В. Поволжского «Дело партии эсеров», посвященная судебному процессу над членами партии социалистов-революционеров. Отсутствие данного раздела в других номерах, возможно, объясняется желанием редакции издавать отстраненный от политической злободневности, научный журнал, у которого не должно быть проблем с цензурой.

Наиболее ценен в журнале третий раздел «Архив печати» как посвященный непосредственно вопросам журнализма. В его названии три подраздела - «История. Теория. Практика». Последуем мысли издателей и сначала скажем об историко-журналистских публикациях. Большая их часть посвящена изданиям и реалиям второй половины XIX века: «Парижская коммуна в отражении современной ей русской печати» М. Мебеля, «Г. Е. Благосветлов и «Русское слово» Б. Кузьмина, «Газета III Отделения. Архивная справка о газете «Россия» Р. М. Кантора (о газете 1880 г.), «К истории журнала «Устои» С. Переселенкова (о журнале С. А. Венгерова); первой половине XIX века посвящена только статья Ю. Оксмана ««Современник» (Неизданный журнал В. В. Измайлова)». Много статей - о XX веке, их подбор, конечно, тенденциозен: «Из истории рабочей печати в России. «Наш путь»» В. Максимов-ского, «Солдатские письма в газету «Социал-демократ» Б. Волина, «Из истории социал-демократической печати в России» Б. Горева, «Из истории тайных типографий на Кавказе» (работа подписана инициалами В. Л.-М.), мемуарная статья Д. Розловского «Московская журналистика и журналисты в 1917-18 годах». Не забыты вопросы цензурной истории, это статья «Ф. Лассаль пред судом русской цензуры» С. В. Любимова и «Прошедшее философии» Е. В. Де Роберти и русская цензура» Т. Шатиловой. Историко-журналистские выступления «Современника» сохраняют свою относительную ценность и сегодня.

Этого, конечно, нельзя сказать, о статьях по теории и практике печати: они носят на себе печать советской журналистики и устарели вместе с ней. Это относится к таким публикациям, как «Принципы пролетарской критики» В. Полянского, «Какая газета вам нужна» Л. Троцкого (перепечатка из Нью-Йоркской

газеты «Новый мир» Л. Троцкого), «Газета революции» С. Ингулова, ««Сегодня» и «завтра» нашей печати» И. Вардина, «О рабочей газете» Н. Иванова (Грамена), «Редактор и его роль в газете» Ю. Стеклова, «Стенная газета - ее роль и значение» А. Лобовского, «Современные достижения газетной техники» В. Кугеля. Но нельзя сказать, что все статьи данного раздела совершенно лишены интереса для сегодняшнего читателя. Вот, например, публикация Матвея Гиндина «Курьезный, но выгодный комбинат». В ней дается яркая зарисовка плачевного состояния провинциальной печати эпохи нэпа в связи с известным кризисом печати, вызванным декретом о введении платности газет. И приводится забавный опыт выхода из кризиса севастопольской газеты «Маяк коммуны»: там при редакции открыли собственную хлебопекарню и за счет ее работы покрывают долги по печати. Чем не пример проявления экономического мышления руководства газеты, актуального и для начала XXI века! Возможно, журнал «Современник» был первым местом публикации отрывков из книги Э. Синклера «Медная лавка. Исследование американского журнализма» в переводе с английского и со вступительной статьей преподавателя ГИЖа С. Н. Срединско-го. В разделе «Архив печати» публиковался и систематический указатель книг и статей по журналистике Н. Сомова, вышедший позже отдельной книгой в издательстве института. Относительную ценность сохраняет статья Н. Иванова-Грамена «Теория публицистики как предмет преподавания».

В разделе «Критическая библиография» печатались рецензии на новые книги. В «Объявлениях» - реклама различных изданий, в том числе выпущенных издательством института. В разделе «Хроника» даются краткие упоминания о различных событиях и явлениях, почему-либо заинтересовавших редакцию (об архивных находках, о выходах книг, некрологи журналистов и т.д.). Некоторые из них имеют образовательную тематику. Так, в первом номере со ссылкой на мартовский (1922 г.) выпуск журнала «Литературные записки» дается сообщение о том, что немецкая пресса отметила 200-летний юбилей преподавания истории и теории печатного дела в германских университетах. Оказывается, речь идет об опыте совместного чтения и комментирования газет, использовавшемся в Германии в ХУШ веке (вот где корни современного медиаобразования!). Но настоящее научное преподавание началось,

сообщает журнал, лишь в середине XIX века, когда в швейцарских и немецких университетах появились первые профессиональные преподаватели журналистики. Чаще всего это были политэкономисты, самый известный из них - Карл Бюхер - в 1885 году объявил в Ба-зельском университете широко поставленный курс «История, организация и статистика газетного дела». Сейчас, читаем дальше в «Хронике», аналогичные курсы есть в большинстве немецких университетов, там насчитывается не менее 10 профессоров и приват-доцентов по журнализму [6. С. 428]. В другом месте сообщается, что Лейпцигский университет признал весной 1922 года историю журналистики и газетного дела, читаемую опять же Карлом Бюхером, допустимой для испытаний на степень доктора философии и тем легализовал окончательно кафедры журналистики в академическом смысле.

Кто были авторы журнала? Прежде всего это, конечно, преподаватели ГИЖа: филологи профессор П. Н. Сакулин, В. Л. Львов-Рогачевский и профессор А. Я. Цинговатов, историки С. А. Пионтковский, В. Н. Максимов-ский, М. И. Мебель (соредактор К. П. Новицкого по первому номеру), библиограф Н. М. Сомов, театровед Э. М. Бескин, преподаватели журнализма Н. К. Иванов-Грамен, Б. М. Волин, Ю. М. Бочаров, С. Н. Срединский, Ю. М. Сте-клов. Сотрудничали с журналом преподаватели других вузов, например политэкономист С. М. Членов (профессор Института красной профессуры и Московского промышленно-экономического института, по данным 1930 года [3. С. 312]). Среди авторов журнала видные партийные и государственные деятели А. В. Луначарский, Л. Троцкий, Ф. Я. Кон (один из инициаторов создания МОПРа), критик, в прошлом председатель Пролеткульта и первый руководитель Главлита П. И. Лебедев-Полянский.

Особую группу составляют те люди, кто, судя по афише, обещал свое сотрудничество в журнале, но реально не участвовал в вышедших номерах. Это профессор I МГУ, зам. зав. Цен-трархивом РСФСР, зав. архивом Октябрьской революции В. В. Адоратский; видный военный и партийный деятель, будущий нарком просвещения А. С. Бубнов; известные партийно-государственные деятели Н. Батурин, Н. Бухарин, Г. Зиновьев, Л. Каменев, М. Ольминский, К. Радек, Л. Сосновский; действительный член Института научной философии и Института

советского права РАНИОН Я. А. Берман; член президиума и зав. историко-этнологического отделения Научной ассоциации востоковедения И. Н. Бороздин; член президиума Института советского строительства при Комакаде-мии, профессор Московского промышленно-экономического института В. И. Вегер; действительный член Института истории РАНИОН, профессор педагогического факультета II МГУ, член совета общества историков-марксистов А. М. Васютинский; профессор I МГУ, президент Государственной Академии Художественных Наук П. С. Коган; член президиума Комакадемии, директор Аграрного института Комакадемии, директор Института экономики РАНИОН, директор Научно-исследовательского института сельскохозяйственной экономии РАНИОН, член президиума РАНИОН Л. Н. Крицман; действительный член Комакадемии, профессор I и II МГУ, сотрудник Института Ленина, председатель методической секции Общества историков-марксистов С. С. Кривцов; профессор I МГУ, экономист Л. Я. Любимов; главный редактор Малой Советской энциклопедии, зам. главного редактора Большой Советской энциклопедии, член президиума Международного аграрного института Н. Л. Мещеряков; зам. зав. Центрархивом, научный сотрудник РАНИОН, член Центрального бюро краеведения В. В. Максаков; специалист по вопросам авторского права и законодательства о печати Н. М. Николаев; действительный член Института советского права РАНИОН, преподаватель I МГУ, сотрудник Института Ленина Н. Н. Овсянников; профессор I МГУ, член правления Публичной библиотеки СССР им. В. И. Ленина Е. П. Херсонская; член Кома-кадемии, специалист по экономике сельского хозяйства Я. А. Яковлев и другие [3. С. 312].

Судя по составу авторов и по содержанию трех вышедших номеров, «Современник» стал значительным журналом своего времени, с одной стороны, продолжавшим традиции «толстого» журнала XIX века, а с другой - закладывавшим новую традицию научно-теоретического журнала по вопросам журнализма. Возникает естественный вопрос: почему он так недолго просуществовал? На наш взгляд, судьба журнала тесно связана с судьбой вуза (института журналистики), а в ней в конце 1924 года произошла первая кадровая революция: с поста ректора института был смещен К. П. Новицкий. Впоследствии в анкетах в графе «Партийные взыскания» бывший ректор

ГИЖа указывал: 1924 г. - поставлено на вид ЦКК ВКП(б) за нетактичное поведение, резкое отношение к товарищу [1. Л. 28, 100]. В точности выяснить, что произошло, пока не удалось: сохранились не все материалы ЦКК. Рискнем предположить, что приведший к партийному взысканию и к увольнению инцидент как-то связан с проводившейся в 1924 году кампанией «чистки» вузов. Возможно, Константин Петрович не сдержался и эмоционально среагировал на обусловленную сверху необходимость расстаться с каким-либо ценным работником. В связи с этим укажем на такой факт: весной 1924 года парттройкой Партколлегии ЦКК из партии был исключен С. Н. Срединский, обвинявшийся в том, что до революции он работал в правой черносотенной и октябристской прессе. Срединского мы уже упоминали и как автора журнала, и как штатного преподавателя института, скажем еще, что это был автор фактически первого в истории России учебника по журналистике - «Основы газетного дела. Пг., 1918». Когда в свое время Срединского планировали перебросить из Москвы на редакторскую работу в провинцию, Новицкий просил ЦК оставить его в институте [5. Л. 22]. Обратим также внимание читателей на тот факт, что после увольнения Новицкого Срединскому не удалось избежать «переброски» в провинцию: со второй половины 1920-х годов Сергей Николаевич оказался в Баку (работал в Азербайджанском университете, продолжал публиковаться по вопросам печатного дела).

Характерно, что, в отличие от первых двух номеров, в которых указано редакторство К. П. Новицкого, в третьем номере значится: «Редактор: Редакционная коллегия». Однако у нас есть убеждение, что Новицкий непосредственно работал над последним номером журнала (изданного в январе 1925 года, то есть сразу после увольнения Константина Петровича с поста ректора института). Дело в том, что в журнале есть мемуарная статья Д. М. Розлов-ского о журналистике и журналистах 1917 года, и в ней угадывается полемика автора с точкой зрения Новицкого о В. Н. Подбельском как авторе идеи о бойкоте московской печати в феврале 1917 года как о первом революционном акте Москвы. Полемический характер имеет примечание автора, в котором тот отказывает Подбельскому в данной инициативе. К. Новицкий же публикует примечание на примечание и пытается восстановить историческую справедливость. Спрашивается, как данное приме-

чание на примечание могло появиться в журнале, если уволенный из института Новицкий не принимал участие в работе над номером? Если наша точка зрения верна, то можно прямо связывать прекращение издания с дальнейшим удалением от института К. П. Новицкого, фигуры в высшей степени активной, фактического основателя и руководителя как института, так и его журнала.

Список литературы

1. Архив Российской экономической академии. Оп. 3. Д. 499.

2. ГАРФ. Ф. 5214. Оп. 1. Д. 3.

3. Наука и науч. работники СССР : научные работники Москвы. - Л., 1930. - Ч. IV.

4. Подробнее о К. П. Новицком см.: Фатеева, И. А. К. П. Новицкий : у истоков профессионального медиаобразования / И. А. Фатеева // Вестник Челябинского государственного университета. История. -2007. - № 11 (89). -Вып. 20. - С. 102-109; Фатеева, И. А. Меди-аобразование : теоретические основы и опыт реализации : монография. - Челябинск, 2007. - С. 155-158; Фатеева, И. «Это нашей истории строки...» К 85-летию первого в России журналистского вуза / И. Фатеева // Меди@льма-нах. - 2007. - № 1. - С. 68-74.

5. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 60. Д. 924.

6. Современник. - 1922. - № 1.