Научная статья на тему 'Современная американская социология науки'

Современная американская социология науки Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
1172
151
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ / SOCIOLOGY OF SCIENCE / РОБЕРТ МЕРТОН / ROBERT MERTON / МЕРТОНИАНСКАЯ ШКОЛА / MERTONIAN SCHOOL / ЭТОС НАУКИ / ETHOS OF SCIENCE / ИМПЕРАТИВЫ НАУЧНОГО ЭТОСА / THE IMPERATIVES OF SCIENTIFIC ETHOS / КОГНИТИВНАЯ СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ / COGNITIVE SOCIOLOGY OF SCIENCE / ЭТНОГРАФИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ / ETHNOGRAPHIC SOCIOLOGY OF SCIENCE / АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ / ИНТЕРПРЕТАТИВНАЯ СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ / INTERPRETIVE SOCIOLOGY OF SCIENCE / ТЕМАТИЧЕСКИЙ ПОДХОД / THEMATIC APPROACH / THOMAS KUHN / ANTHROPOLOGICAL SOCIOLOGY OF SCIENCE

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Рубокова В.В.

Исследуются возникновение, становление и развитие социологии науки в Америке в XX столетии. В рамках классической мертонианской парадигмы указываются основные проблемы, которыми занимались Роберт Мертон и его последователи, и идеи, которые они развивали. Рассмотрен переход от классического понимания науки как социального института к разнообразным толкованиям более субъективной направленности, таким как когнитивная, интерпретативная социология науки и др.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

CONTEMPORARY AMERICAN SOCIOLOGY OF SCIENCE

This article is devoted to the issues of the formation and development of the sociology of science as a distinctive discipline in the 20th century in the USA. Author has investigated ideas of Robert Merton himself as well as his followers. Then she goes to the rise in more subjective approaches to the subject of sociology of science: cognitive sociology of science, ethnographic sociology of science, etc.

Текст научной работы на тему «Современная американская социология науки»

Социология и социальная работа Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, 2014, № 2 (34), с. 103-108

УДК 316

СОВРЕМЕННАЯ АМЕРИКАНСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ © 2014 г. В.В. Рыбакова

Московский госуниверситет им. М.В. Ломоносова

viktoria_msu@mail. т

Поступила в редакцию 11.04.2014

Исследуются возникновение, становление и развитие социологии науки в Америке в XX столетии. В рамках классической мертонианской парадигмы указываются основные проблемы, которыми занимались Роберт Мертон и его последователи, и идеи, которые они развивали. Рассмотрен переход от классического понимания науки как социального института к разнообразным толкованиям более субъективной направленности, таким как когнитивная, интерпретативная социология науки и др.

Ключевые слова: социология науки, Роберт Мертон, мертонианская школа, этос науки, императивы научного этоса, когнитивная социология науки, этнографическая социология науки, антропологическая социология науки, интерпретативная социология науки, тематический подход.

Современное нам общество характеризуется как общество качественно нового типа, общество знания, то есть такое общество, в котором знание рассматривается как главный фактор общественного развития. Трансформация общества на мировом уровне сопровождается повышением роли науки, развитием наукоемких отраслей производства, возрастающим влиянием информационных технологий. Интеллектуальная деятельность, научные знания, коммуникации и новые технологии становятся приоритетными на данном этапе развития и обусловливают сущностные изменения в социальной структуре современного общества [1]. В таком обществе основным социальным актором модернизации становится научное сообщество. Однако гипертрофированное выделение лишь одной формы общественного сознания, а именно науки, в ущерб иным (в частности, морали, религии, культуре) может привести к серьезным социальным катаклизмам [2]. Для того чтобы избежать неблагоприятных последствий подобного рода, необходимо изучение опыта других стран в сфере деятельности научного сообщества в условиях сложившегося общества знания, прежде всего в США.

Социология науки зародилась в недрах социологии знания в Америке в 1930-е гг., а становление социологии науки как отдельной дисциплины происходило синхронно развитию самой науки. Социология науки определяется как наиболее развитый раздел социологии знания, изучающий науку как социальный институт. Социология знания делает акцент на изучении социальной природы знания, в то время как социология науки фокусируется на изучении

науки как социального института, норм и правил, которые действуют в научном коллективе. Основная тема социологии науки - изучение ценностно-нормативного комплекса, который определяет поведение человека науки, а также форм институализации знания [3].

Основателем социологии науки по праву считается Роберт К. Мертон. В своей докторской диссертации «Наука, технология и общество в Англии XVII века» (1936) он связал развитие экспериментальной науки в Англии семнадцатого века с господством протестантской веры, и в частности с распространением пиетизма как одного из главных ее элементов. Автор доказал, что «пуританская этика как идеально-типическое выражение ценностных установок, базисных для аскетического протестантизма в целом, настолько определила интересы англичан семнадцатого столетия, что стала одним из важных элементов усиленного культивирования науки» [4, с. 797]. Своим диссертационным исследованием Роберт Мертон заложил основы нового направления социологической мысли - социологии науки [5, с. 50]. А уже к 1945 году он основал подход, который идентифицировал науку как социальный институт, обладающий чертами этоса и подчиняющийся закономерностям функционального анализа.

Центральным понятием в социологии науки Р. Мертона является понятие этоса науки как эмоционально насыщенного комплекса ценностей и норм, разделяемых учеными и выражающихся в форме предписаний, запретов, предпочтений и разрешений [6]. Этос науки представляет собой совокупность четырех институциональных императивов, которую принято

обозначать аббревиатурой CUDOS: а именно коммунизм (Communism), универсализм (Uni-versalism), незаинтересованность (Disinterestedness) и организованный скептицизм (Organized Skepticism). В 1957 году аббревиатура его системы приняла форму CUDOS + OH, включив в себя две новые нормы - оригинальность результатов в науке (Originality) и скромность (Humility) [6]. Остановимся подробнее на основных императивах научного знания.

Норма коммунизма предполагает как можно более полную и оперативную публикацию результатов научного исследования для того, чтобы другие исследователи могли незамедлительно ознакомиться с ними. Поскольку знание производится не отдельными учеными, а научным сообществом в целом, то, во-первых, исследователи должны считать себя людьми, вносящими вклад в общую совокупность научных знаний, а во-вторых, каждый ученый зависит от интеллектуального наследства дисциплинарного сообщества.

Принцип универсализма требует, чтобы в науке принимались во внимание только рационально-логические и экспериментально доказанные доводы, а оценка результатов научного исследования производилась объективно, исключая всевозможные предрассудки по отношению к этнической или расовой принадлежности исследователя, его возрасту, полу, научной репутации и др.

Согласно принципу незаинтересованности, на результаты исследования не должны влиять интересы религиозного, политического, экономического или иного, не связанного с наукой, характера. Истинность или ложность научных суждений независимы от соображений пользы или вреда, которые они потенциально могут принести. Этот принцип требует открытости научной коммуникации, подразумевающей публикацию любого значимого продукта научного знания, доступность его для общества и открытость для обсуждения.

Следуя принципу организованного скептицизма, исследователи критически относятся к собственной работе и к работе других. Результаты исследования, возможные источники ошибок, сомнения и проблемы обязательно должны выноситься на публику, обсуждаться научными коллективами, а каждый отдельный ученый должен выступать как самый жесткий критик для самого себя.

По мнению Нормана Сторера, подход Мер-тона к науке как к социальному институту, обладающему чертами этоса и подчиняющемуся закономерностям функционального анализа,

долгое время был единственным теоретическим подходом, доступным для социологов в данном поле; и он остался продуктивным и влиятельным и сегодня. Его центральные идеи получили детальную разработку, изменение и реинтер-претацию учеными (среди которых Барбер, Хэгстром, Сторер и сам Мертон), делая его единственным окончательно продуманным каркасом для социологического изучения науки [7]. На основе данного подхода получила свое развитие мертоновская парадигма. В ее рамках были поставлены вопросы, породившие эмпирическое исследование многих сторон научного сообщества: конкуренции и сотрудничества в научной работе (У. Хэгстром), влияния на получение профессионального признания внена-учных факторов (С. и Дж. Коулы, Д. Крейн), последствий получения признания (Х. Закер-ман), структуры сетей неформальных коммуникаций (Д. Крейн, Н. Маллинз, Д. Дж. Прайс), таких тем, как порядок имен при соавторстве (Х. Закерман) и дискриминационный характер противопоставления фундаментальных и прикладных исследований (Н. Сторер) [8]. Остановимся подробнее на исследовательских вопросах, которыми занимались ученые мертонов-ской школы в социологии науки.

Основные проблемы социологии науки, среди которых вопрос о статусе науки и ее развитии, изучал Бернард Барбер, конкретизируя и разрабатывая основные идеи своего учителя Роберта Мертона. Например, как в структурно-функционалистской парадигме в социологии объяснение любых «болезней» в обществе производилось через указание на их дисфункцио-нальность и случайность относительно системы, так и в мертоновской парадигме в социологии науки подобные «болезни» рассматривались как имеющие вненаучное происхождение и вызывающие нарушения в работе науки как социального института. Мертон считал, что предрассудки и предубеждения иногда могут препятствовать работе ученых, придерживающихся «стандартной концепции науки». Бернард Барбер конкретизировал идею учителя, назвав такие угрозы внешней детерминации, как образование, тип политической и экономической организации общества, религиозные и идеологические факторы и др. [9]. Он также предлагал заменить мертоновскую норму «коммунизм» менее коннотативным термином «коммунальность» («соттипа1йу») [10, с. 130— 132].

В монографии «Научное сообщество» Уоррен Хэгстром анализирует результаты конкретных эмпирических исследований в сообществе

физиков высоких энергий в представлениях социологии науки мертонианской школы. Согласно Хэгстрому, взаимодействие участников научного сообщества основано на соперничестве в борьбе за профессиональное признание. Каждый из них стремится получить максимально быструю и адекватную оценку собственного вклада в существующий массив научного знания. Соперничество между отдельными учеными обусловлено соперничеством между группами ученых, к которым они принадлежат. Но само существование в научном сообществе подобных группировок, как собственно и принципов их формирования, не вытекает из представления о кумулятивном росте удостоверенного знания как основной социальной функции науки и концепцией Мертона не предполагается. Развитие науки Хэгстром связывает с дифференциацией и развитием организационных форм науки и рассматривает его как доступное прямому наблюдению «явление природы».

Проблемой влияния вненаучных факторов на получение профессионального признания в рамках мертоновской школы в социологии науки занимался Стивен Коул, который сотрудничал с Робертом Мертоном на протяжении 15 лет, начиная с 1960 г. По его собственному признанию, он выбрал для себя роль «испытателя» теорий Мертона в социологии науки, стал «эк-перименталистом» Р. Мертона [11, р. 833]. Признавая, что Мертон, несомненно, является наиболее важным социологом науки, Коул критикует своего учителя по двум основным пунктам: во-первых, за то, что «он не обобщал свою теоретическую работу должным образом, и, во-вторых, за то, что он не уделял достаточного внимания эмпирическим фактам, которые предлагали необходимость изменения или отказа от некоторой его эмпирической работы» [11, р. 843].

Проблемой «поздних талантов» в науке Стивен Коул занимался совместно со своим братом, Джонатаном Р. Коулом, который также принадлежал к мертонианской школе в социологии науки. В ходе исследования Коулы проанализировали выборку из 120 университетских физиков, которые демонстрировали сверхпродуктивность, и обнаружили, что «три четверти из этих физиков начали профессиональную карьеру, опубликовав минимум по три статьи вскоре после получения докторской степени. «Поздних талантов» среди них немного; только пятеро из тридцати физиков, которые начали медленно, впоследствии стали высокопродуктивными учеными (публикующими в среднем 1.5 или более статей в год)» [12, р. 112].

Исследования Харриет Закерман фокусируются на социальной организации науки. Ее книга «Научная элита: Нобелевские лауреаты в США» (1979) также представляет собой введение в феномен множественных открытий в науке. В одном из своих исследований Закерман обнаружила, что 49% будущих американских лауреатов Нобелевской премии работало только в пяти университетах: Гарвардском, Колумбийском, Рокфеллеровском, Беркли и Чикагском. Для сравнения: в этих пяти университетах работает менее трех процентов от всего преподавательского состава американских университетов [13]. Закерман также обнаружила, что эти ресурсно обеспеченные и пользующиеся престижем университеты, похоже, способны найти и удержать таких людей, выступающих в качестве движущей силы современной науки [13].

Значительное исследование, посвященное выявлению специфических для науки ценностей и операционализации представлений о мертоновских нормах научного этоса, провел Норман Сторер. Его результаты изложены в работе «Социальная система науки», опубликованной в 1966 г. Автор признает, что такие ценности, как, например, универсализм, не являются специфичными для науки, а характеризуют интеллектуальную деятельность в любой области, в которой доминирует культурный, то есть относящийся преимущественно к знанию, компонент. Влияние этих ценностей на поведение ученых можно оценить весьма условно. Они имеют не самодовлеющий характер, а скорее выступают условием точной и логичной коммуникации по поводу научного знания [8].

Поворотным моментом в развитии социологии науки в Америке стала книга Томаса Куна «Структура научных революций» (1962, 1970). Она положила начало развитию постмертонов-ской парадигмы. Кун опровергает существование кумулятивного роста знания в науке. Он утверждает, что наука развивается скачкообразно, она подвержена революциям. Революции возникают на основе фактов, которые не укладываются в общепринятую научную картину. Эти несоответствия провоцируют специальные исследования, которые в результате приводят к пересмотру господствующей парадигмы и, в конечном счете, к ее опровержению. Он рассматривает накопление удостоверенного знания лишь как один из этапов развития науки, называя это периодом нормальной науки.

После выхода работы Куна в американской социологии науки сформировалось множество альтернативных мертоновскому подходов, среди которых была и когнитивная социология

науки, возникшая в 1970-х гг. как новое направление в философии и социологии науки. Представители когнитивной социологии науки считают, что адекватная модель функционирования и динамики науки должна учитывать существенное влияние социокультурных факторов не только на выбор научных проблем и темпы их разрешения за счет создания максимально благоприятных финансовых, материальных и организационных условий, но и на способ и, соответственно, на результат их решений, то есть на содержание научных теорий [14].

К этому направлению относится и подход выдающегося американского социолога Джеффри Александера, который считал, что важная отличительная черта научной деятельности заключена в ее культурной детерминированности. Эта особенность характерна не только для научной, но и для всякой иной человеческой деятельности. Обращая внимание именно на такую особенность, Александер подчеркивал: «Действие закодировано культурными системами и мотивировано индивидуальностью» [15, с. 192]. Каждый индивид, а тем более человек, включенный в активную научную деятельность, все свои действия совершает в сложной цепи социокультурной детерминации; процесс научной деятельности обусловлен не только научной проблемой, возникшей на определенной ступени развития общества, не только целью ее достоверного и эффективного решения, не только особенностями изучаемого объекта, но и постоянно действующими факторами социокультурного характера.

Идея сильной программы в культурсоциоло-гии, приверженцем которой и является Дж. Александер, состоит в том, что научные представления являются культурными и языковыми соглашениями в той же степени, что и результатом более «объективных» действий и процедур. Наука понимается как коллективное представление, языковая игра, представляющая собой основной образец смыслообразующей деятельности. Александер предложил, чтобы сильная программа появилась также в социологических исследованиях культуры, что повлечет за собой строгое аналитическое разделение культуры и социальной структуры, то есть культурную автономию [16].

Антропология науки, или этнография науки, сформировалась в 1980-х гг. и стремилась использовать понятия и методы антропологии и этнометодологии для изучения науки. Одним из первых вариантов этого направления была так называемая «интерпретативная социология науки», противопоставляемая Д. Лоу и

Д. Френчем нормативной социологии науки. Интерпретативная социология науки, по их замыслу, должна не анализировать науку изолированно от социокультурного контекста, а истолковывать ее как один из аспектов ситуационной системы активности [17]. В противовес объективно научным методам позитивистской социологии они выдвигали в качестве ведущего метода социологии науки интерпретацию действий ученого в ситуациях межличностного общения [18].

В рамках этнографического исследования науки поставлен ряд новых проблем, которые до этого не ставились ни одной школой в американской социологии науки. В частности, этнография науки поставила проблему много-уровневости объектов науки, абсолютизировав при этом ее социально-конструктивные аспекты.

Этнометодологическое направление в социологии (Г. Гарфинкель, С. Уолгар) является направлением, которое проводит идею социальной конструируемости и осмысленности всех социокультурных феноменов. В рамках этого направления реальность, с которой имеет дело наука, понимается как мир значений, который только кажется существующим независимо от исследователя. На самом деле объективная реальность распадается на множество уникальных ситуаций, значения которых всегда относительны и соотносимы с фоновыми ожиданиями и биографическими особенностями участников коммуникации. Она оказывается продуктом интерпретации конкретной ситуации в схемах обыденного сознания и опыта, упорядочивающей общение [17].

Тематический анализ как самостоятельный подход в социологии науки предложил Джеральд Холтон, один из известных американских историков физики. По его мнению, выбор теории, осуществляемый учеными между конкурирующими моделями и объяснениями, «нельзя ни непосредственно вывести из объективных наблюдений либо логических, математических или иных формальных рационализаций, ни свести к ним». Формальным интерпретациям предшествуют более общие предпосылки, которые ученый переносит из своего личного опыта, превращая индивидуальные предпочтения в нейтральный интеллектуальный багаж. Ученый склонен «уяснять отдаленное, неизвестное и трудное в терминах близкого, самоочевидного и известного по опыту повседневной жизни». Этот подход к изучению научного знания Хол-тон реализовал в исследовании генезиса научных понятий, отметив, что «многие из них дав-

но уже связаны с антропоморфическими проекциями, заимствованными из драмы человеческих отношений» [17].

Обзор основных тем и исследовательских проблем в области социологии науки в США служит началом более подробного и основательного изучения современного состояния данной области. Анализ тем, которыми занимались исследователи в рамках социологического изучения науки, принимая во внимание соответствующий им временной период, логическое перемещение фокуса внимания с одной проблемы на другую, основные пункты и аргументы критики тех или иных уже сложившихся подходов, способствует более глубокому и обстоятельному пониманию современного теоретического состояния и направленности научной мысли в американской социологии науки. А фундаментальные теоретические знания и глубокое понимание сути происходящих процессов, в свою очередь, позволяют найти решение проблем частного характера, возникающих в научном сообществе и во взаимодействии науки и общества в целом.

Список литературы

1. Кособуко М.Э. Научное сообщество как социальный актор модернизации современной России: Дис... канд. соц. наук. М.: Академия труда и соц. отношений, 2012. 204 с.

2. Мамедов А.К., Темнова Л.В., Липай Т.П. Общество знания: метаморфозы становления // Социологический альманах. 2012. № 3. С. 30-41.

3. Митченков И.Г. и др. Эпистемология: основная проблематика и эволюция подходов в философии науки. Кемерово: Кузбас. гос. техн. ун-т, 2007. 423 с.

4. Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. М.: АСТ Москва: Хранитель, 2006. 873 с.

5. Попов А.С. «Необыкновенная жизнь в науке» Роберта Мертона // Известия ПГПУ им. В.Г. Белинского. 2011. № 24. С. 49-54.

6. Merton R.K. The sociology of science. Theoretical and empirical investigation. N.Y.: Free Press, 1973. 605 р.

7. Storer N. Introduction. Merton R.K. The sociology of science. Theoretical and empirical investigation. N.Y.: Free Press, 1973. 636 р.

8. Мирский Э.М. Развитие мертоновской парадигмы в 60-е и 70-е годы // Современная западная социология науки. М., 1988. С. 61-80.

9. Barber В. Sociology of Science // International Encyclopedia of the Social Sciences. Vol. 13. Р. 92-100.

10. Barber B. Science and Social Order. New York: Free Press, 1952. 662 р.

11. Cole S. Merton's Contribution to the Sociology of Science // Social Studies of Science. 2004. 34/6. Р. 829-844.

12. Cole S., Cole J. Social Stratification in Science. Chicago: University of Chicago Press, 1973. 298 р.

13. Zuckerman H. Scientific Elite: Nobel Laureates in the United States (Foundations of Higher Education). Transaction Publishers, 1995. 335 p.

14. Лебедев С.А. Философия науки: Словарь основных терминов. М.: Академический Проект, 2004. 320 с.

15. Александер Дж. После неофункционализма; деятельность, культура и гражданское общество // Социология на пороге XXI века: основные направления исследований. М.: РУСАКИ, 1999. С. 186-205.

16. Александер Дж., Смит Ф. Сильная программа в культурсоциологии. Переводы // Социологическое обозрение. 2010. Т. 9. № 2. С. 11-30.

17. Огурцов А.П. Этнометодология и этнографическое изучение науки // Современная западная социология науки. Критический анализ. М.: Наука, 1988. С. 211-226.

18. Огурцов А.П. Социальная история науки: стратегии, направления, проблемы // Принципы историографии естествознания: XX век. СПб.: Алетейя, 2001. С. 34-68.

CONTEMPORARY AMERICAN SOCIOLOGY OF SCIENCE V. V. Rybakova

This article is devoted to the issues of the formation and development of the sociology of science as a distinctive discipline in the 20th century in the USA. Author has investigated ideas of Robert Merton himself as well as his followers. Then she goes to the rise in more subjective approaches to the subject of sociology of science: cognitive sociology of science, ethnographic sociology of science, etc.

Keywords: Sociology of science, Robert Merton, Mertonian school, the ethos of science, the imperatives of scientific ethos, Thomas Kuhn, cognitive sociology of science, ethnographic sociology of science, anthropological sociology of science, interpretive sociology of science, thematic approach.

References

1. Kosobuko M.E. Nauchnoe soobschestvo kak sotsi-alnyiy aktor modemizatsii sovremennoy Rossii: Dis... kand. sots. nauk. M.: Akademiya truda i sots. otnosheniy, 2012. 204 s.

2. Mamedov A.K., Temnova L.V., Lipay T.P. Ob-schestvo znaniya: metamorfozyi stanovleniya // Sotsiologicheskiy almanah. 2012. № 3. S. 30-41.

3. Mitchenkov I.G. i dr. Epistemologiya: osnovnaya problematika i evolyutsiya podhodov v filosofii nauki. Kemerovo: Kuzbas. gos. tehn. un-t, 2007. 423 s.

4. Merton R. Sotsialnaya teoriya i sotsialnaya strukture. M.: AST Moskva: Hranitel, 2006. 873 s.

5. Popov A.S. «Neobyiknovennaya zhizn v nauke» Roberta Mertona // Izvestiya PGPU im. V.G. Belinskogo. 2011. № 24. S. 49-54.

6. Merton R.K. The sociology of science. Theoretical and empirical investigation. N.Y.: Free Press, 1973. 605 r.

7. Storer N. Introduction. Merton R.K. The sociology of science. Theoretical and empirical investigation. N.Y.: Free Press, 1973. 636 r.

8. Mirskiy E.M. Razvitie mertonovskoy paradigmyi v 60-e i 70-e godyi // Sovremennaya zapadnaya sotsiologiya nauki. M., 1988. S. 61-80.

9. Barber V. Sociology of Science // International Encyclopedia of the Social Sciences. Vol. 13. R. 92-100.

10. Barber B. Science and Social Order. New York: Free Press, 1952. 662 r.

11. Cole S. Merton's Contribution to the Sociology of Science // Social Studies of Science. 2004. 34/6. R. 829-844.

12. Cole S., Cole J. Social Stratification in Science. Chicago: University of Chicago Press, 1973. 298 r.

13. Zuckerman H. Scientific Elite: Nobel Laureates in the United States (Foundations of Higher Education). Transaction Publishers, 1995. 335 p.

14. Lebedev S.A. Filosofiya nauki: Slovar osnovnyih terminov. M.: Akademicheskiy Proekt, 2004. 320 s.

15. Aleksander Dzh. Posle neofunktsionalizma; deyatelnost, kultura i grazhdanskoe obschestvo // Sotsiologiya na poroge HHI veka: osnovnyie naprav-leniya issledovaniy. M.: RUSAKI, 1999. S. 186-205.

16. Aleksander Dzh., Smit F. Silnaya programma v kultursotsiologii. Perevodyi // Sotsiologicheskoe obozre-nie. 2010. T. 9. № 2. S. 11-30.

17. Ogurtsov A.P. Etnometodologiya i etnografich-eskoe izuchenie nauki // Sovremennaya zapadnaya sotsiologiya nauki. Kriticheskiy analiz. M.: Nauka, 1988. S. 211-226.

18. Ogurtsov A.P. Sotsialnaya istoriya nauki: strategii, napravleniya, problemyi // Printsipyi istoriografii estestvoz-naniya: XX vek. SPb.: Aleteyya, 2001. S. 34-68.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.