Научная статья на тему 'Советский кинопрокат и кинопоказ в эпоху «Оттепели». Возрождение киноотрасли'

Советский кинопрокат и кинопоказ в эпоху «Оттепели». Возрождение киноотрасли Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
2800
449
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Сервис plus
ВАК
Область наук
Ключевые слова
ИНОПРОКАТ / КИНОФИКАЦИЯ / КИНОСЕТЬ / КИНОЗРИТЕЛИ / MOVIEGOERS / КИНОРЕПЕРТУАР / КИНОТЕАТР / CINEMA / КИНОПЕРЕДВИЖКА / FILM DISTRIBUTION / CINEMA NETWORK / SPREADING OF THE CINEMA / FILMS SHOWN ON CINEMAS / FIELD EQUIPMENT

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Косинова Марина Ивановна, Аракелян Артур Мовсесович

В период «оттепели» (середина 1950-х середина 1960-х годов) начинается резкий качественный и количественный рост советской кинематографии. Если в 1951 г. в СССР было снято всего девять картин, которые в творческом отношении не представляют высокой художественной ценности, то уже в 1956-57 гг. советское кино ошеломило весь мир. В 1958 году на экраны вышло 66 новых советских лент, а к 1960 году наше кино одолело рубеж в 100 картин и продолжало уверенно нара-щивать кинопроизводство. Рост кинопроизводства способствовал росту и развитию кинофикации и кинопроката. В годы «оттепели» кинопосещаемость в СССР превысила 3 млрд человек, против 1,5 млрд в 1953 г. Валовый сбор средств от киносеансов по государственной киносети возрос до 5,5 млн руб. в 1957 г., а по всей киносети до 7,5 млн руб. На 1 января 1958 г. киносеть насчитывала около 80 тыс. киноустановок, в том числе свыше 50 тыс. на селе. К этому времени были освоены новые для нашей страны технические возможности кинематографа (широкоэкранный, панорам-ный, широкоформатный, круговая панорама). Полностью было освоено цветное кино. Однако в об-ласти кинофикации и кинопроката по-прежнему оставалось немало нерешенных проблем. Доходы от кино ежегодно увеличивались в основном не за счет строительства и введения в эксплуатацию новых кинотеатров, а за счет ужесточения режима работы уже действующих, вопреки их реаль-ным возможностям. Вплоть до перестройки в советском кинематографе продолжала действовать сложившаяся еще в 1930-х гг. жестко централизованная административно-командная система. Художественные фильмы продавались кинопрокату как «товар», исходя из величины сметной стои-мости фильма. Киностудии оставались абсолютно незаинтересованными в результатах продвиже-ния фильма в прокате, в его успехе у зрителей. Таким образом, у них отсутствовал один из главных стимулов в борьбе за качество выпускаемых картин. Многочисленные попытки Союза кинематогра-фистов, созданного в 1957 г., изменить существующую систему ни к чему не привели. Единствен-ным приложением далеко идущих идей Союза стала Экспериментальная творческая киностудия.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

SOVIET FILM DISTRIBUTION AND DEMONSTRATION IN THE ERA OF “THAW”. THE REVIVAL OF THE FILM INDUSTRY

In the period of “thaw” (mid 1950s mid 1960s), there is a sharp qualitative and quantitative growth of Soviet cinema. If in 1951 in the USSR was filmed just nine films which didn’t represent a high artistic value in the creative attitude, already in 1956-57, Soviet cinema shocked the whole world. In 1958 they released 66 new Soviet film, but by 1960 our film industry overcame the milestone of 100 films and continued to steadily increase the production. The growth of the film industry contributed to the cinema spreading and film distribu-tion. In the years of “thaw” in the USSR cinema attendance exceeded 3 billion, compared to 1.5 billion in 1953. The Gross fundraising from screenings at state cinema chains increased to 5.5 million rubles in 1957, and throughout the hole cinema chain up to 7.5 million rubles. On the 1st January 1958, the chain consisted of 80 thousand cinemas, including more than 50 thousand in rural areas. By this time, they had mastered new technical possibilities of cinema (wide-screen, panoramic, wide angle, circular panorama). They fully mastered color film. However, in the field of cinema there were still a lot of unresolved issues. Revenues from films increased annually in largely through the construction and commissioning of new cinemas, and due to the tightening operation mode of already active cinemas, contrary to their real capabilities. But cinema rigidly centralized administrative-command system which had been formed in the 1930s continued to operate until the perestroika in the Soviet. They sold films to the distributors as a “product” based on the amount of the estimated cost of the film. The Studio was lcompletely disinterested in the outcome of the promotion of the film, its success with the audience. Thus, they did not have a major driver in the fight for the quality of films. Numerous attempts of the Filmmakers ‘ Union, established in 1957, to change the existing system didn’t have the results. The only application of far-reaching ideas of the Union became an Experimental creative Studio

Текст научной работы на тему «Советский кинопрокат и кинопоказ в эпоху «Оттепели». Возрождение киноотрасли»

УДК 778.58.003/004(09) DOI: 10.12737/ 14569

СОВЕТСКИЙ КИНОПРОКАТ И КИНОПОКАЗ В ЭПОХУ «ОТТЕПЕЛИ». ВОЗРОЖДЕНИЕ КИНООТРАСЛИ

Косинова Марина Ивановна, кандидат философских наук, доцент кафедры управления в сфере культуры, кино, телевидения и индустрии развлечений ГУУ, доцент кафедры продюсерского мастерства и менеджмента ВГИК, старший научный сотрудник отдела междисциплинарных исследований НИИК ВГИК, kosimarina@yandex.ru,

Аракелян Артур Мовсесович, доктор экономических наук, профессор, и.о. зав. кафедрой управления в сфере культуры, кино, телевидения и индустрии развлечений ГУУ, artur.arakelyan@mail.ru,

ФГБОУ ВПО «Государственный университет управления», Москва, Российская Федерация

В период «оттепели» (середина 1950-х — середина 1960-х годов) начинается резкий качественный и количественный рост советской кинематографии. Если в 1951 г. в СССР было снято всего девять картин, которые в творческом отношении не представляют высокой художественной ценности, то уже в 1956—57 гг. советское кино ошеломило весь мир. В 1958 году на экраны вышло 66 новых советских лент, а к 1960 году наше кино одолело рубеж в 100 картин и продолжало уверенно наращивать кинопроизводство. Рост кинопроизводства способствовал росту и развитию кинофикации и кинопроката. В годы «оттепели» кинопосещаемость в СССР превысила 3 млрд человек, против 1,5 млрд в 1953 г. Валовый сбор средств от киносеансов по государственной киносети возрос до 5,5 млн руб. в 1957г., а по всей киносети — до 7,5 млн руб. На 1 января 1958 г. киносеть насчитывала около 80 тыс. киноустановок, в том числе свыше 50 тыс. на селе. К этому времени были освоены новые для нашей страны технические возможности кинематографа (широкоэкранный, панорамный, широкоформатный, круговая панорама). Полностью было освоено цветное кино. Однако в области кинофикации и кинопроката по-прежнему оставалось немало нерешенных проблем. Доходы от кино ежегодно увеличивались в основном не за счет строительства и введения в эксплуатацию новых кинотеатров, а за счет ужесточения режима работы уже действующих, вопреки их реальным возможностям. Вплоть до перестройки в советском кинематографе продолжала действовать сложившаяся еще в 1930-х гг. жестко централизованная административно-командная система. Художественные фильмы продавались кинопрокату как «товар», исходя из величины сметной стоимости фильма. Киностудии оставались абсолютно незаинтересованными в результатах продвижения фильма в прокате, в его успехе у зрителей. Таким образом, у них отсутствовал один из главных стимулов в борьбе за качество выпускаемых картин. Многочисленные попытки Союза кинематографистов, созданного в 1957г., изменить существующую систему ни к чему не привели. Единственным приложением далеко идущих идей Союза стала Экспериментальная творческая киностудия.

Ключевые слова: кинопрокат, кинофикация, киносеть, кинозрители, кинорепертуар, кинотеатр, кинопередвижка

Киносеть

Трудные годы «малокартинья» болезненно сказались не только на кинопроизводстве, но и на кинофикации и кинопрокате. На 1 января 1953 г. количество киноустановок в стране составляло 49496. Эта цифра выглядит более чем

впечатляюще, но не для такой огромной страны, как Советский Союз, население которого к середине 1950-х годов насчитывало 210 млн человек.

К тому же из всех киноустановок только 4 тысячи составляли стационарные кинотеатры, причем многие из них по своему техническому

уровню, мягко говоря, были в неудовлетворительном состоянии. Но и плохо оборудованных киноплощадок тогда тоже катастрофически не хватало. В Минске, столице республики, к примеру, был всего один кинотеатр. Даже в Москве их тогда было явно недостаточно — 49. В ряде районов столицы (Молотовском, Первомайском, Калининском) кинотеатров не было вовсе. Особенно «внушительно» цифры тогдашней наличной советской киносети смотрелись при сопоставлении их с количеством кинотеатров в крупнейших городах мира. В Париже в это время имелся 351 кинотеатр, в Лондоне — 327, в Нью-Йорке — 624, в Риме — 231. Даже в менее крупных городах мира количество кинотеатров было на порядок выше, чем в СССР. Так, в Бухаресте с населением 1,3 млн жителей было 70 кинотеатров, в Алжире (900 тыс. жителей) — 60 кинотеатров.

Большинство советских кинотеатров имело только 300—400 мест. В связи с недостатком городских кинотеатров и небольшой их вместимостью на 1000 городских жителей в 1954 г. приходилось в среднем 14 мест (в 1966 г. — 18 мест), а в кинотеатрах Москвы — всего 5 мест, Ленинграда — 9, Киева — 6, Молотова — 7, Алма-Аты — 3 (для сравнения: в то время кинотеатры Нью-Йорка имели 80 мест на 1000 зрителей, а Лондона — 100 мест) [6, с. 50—54].

В 1954 году в СССР средняя посещаемость на одного городского жителя составляла 16, а в сельской местности — лишь 5,3 раза в год.

Приведем статистическую сводку: «По количеству киноустановок наша страна занимает первое место в мире (около 35 тысяч установок, по данным НИКФИ на 1957 г.1, однако количество мест в этих киноустановках невелико, так как в нашей стране очень маленькие по вместимости кинотеатры. Если в Австралии средняя вместимость кинотеатра составляет 692 места, в Англии - 922, в США - 628, во Франции - 477, в Мексике — 652, в Португалии — 633, в Перу — 898, то в СССР средняя вместимость стационарного кинотеатра - 148 мест, т.е. примерно в 4-5 раз меньше, чем в ряде капиталистических стран. В результате, хотя у нас больше кинотеатров, чем в США, но мест в этих кинотеатрах значительно меньше: в США 12 млн мест, в Советском Союзе - 5 млн мест. Еще более разительными делаются эти цифры при пересчёте количества мест на тысячу человек населения. Из стран с насе-

1 Во всех официальных документах тех лет называемые цифры решительно нигде не совпадают. — Прим. авт.

лением свыше 2 млн человек мы по количеству мест в кинотеатрах на тысячу человек населения находимся на 29 месте. Так, например, в Австралии на тысячу человек приходится 130 мест, в кинотеатрах Новой Зеландии — 124 места, в Великобритании — 81, во Франции — 62, в Чехословакии — 53, в Уругвае — 46 и т.д. В Советском Союзе на тысячу человек населения имеется всего 18 мест (по данным Государственного научно-технического комитета при Совете Министров СССР) или 25 мест (по данным НИКФИ)» [7, с. 20—33].

Подобная ситуация складывалась из-за практики строительства не только в сёлах и маленьких посёлках, но и в крупных городах малогабаритных кинотеатров с небольшим количеством зрительских мест и, как следствие этого, с низкой техникой показа. Это приводило к преждевременному износу копий, к нехватке киномехаников и к дальнейшему ухудшению состояния кинофикации страны.

Кроме того, маленькие кинотеатры не могли быть переоборудованы под широкий экран, поскольку широкоэкранный эффект и стереофонический звук возникали только в крупных помещениях, начиная от 1000—1200 мест. В годы «оттепели» широкий экран считался наиболее прогрессивным видом кинозрелища и постепенно завоевывал все большее место. Так, в США в рассматриваемый период более половины кинотеатров было переоборудовано для показа широкоэкранных фильмов. По такому же пути и теми же темпами производили перестройку кинопромышленности Швеция, Франция и другие капиталистические страны.

У нас широкий экран не только был недостаточно развит, но не имел перспектив переоборудования обычных кинотеатров под широкоэкранные, ввиду недостаточных габаритов строящихся кинотеатров.

«В результате нехватки зрительских мест в огромном большинстве крупных городов Советского Союза,— сообщалось в том же документе,— потенциальный кинозритель не охватывается кинозрелищем, и, следовательно, доходы государства от кинематографа и идеологическая работа кинематографа резко снижаются. В ряде городов можно констатировать наличие острого голода на кинозрелище. Бригады Союза работников кинематографии, выезжавшие в Сталинскую, Ворошиловградскую, Свердловскую, Новосибирскую области и на Северный Кавказ, обследовавшие также ки-

нофикацию Москвы, Ленинграда, установили, что, по мнению местных работников кинофикации и проката, охват потенциального зрителя в настоящий момент составляет около 20% от возможного» [7, с. 20—33].

В сельской киносети (до середины 50-х гг. более половины населения страны продолжало жить в деревне) положение было гораздо более сложное. Министр культуры П. Пономарен-ко в докладной записке секретарю ЦК КПСС Н.С. Хрущеву от 15 июня 1953 г. откровенно признавал:

«Считаю необходимым доложить Вам о весьма важном вопросе, касающемся кинообслуживания сельского населения. Киносеть Министерства культуры СССР составляет 40098 установок, в том числе: городских — 5163, сельских — 34395. Всего за 1952 год киносеть Министерства культуры СССР обслужила 1108 млн человек. Посещение киносеансов каждым жителем СССР составляет в среднем 7,9 раза в год. Однако эта средняя цифра имеет только условно-иллюстративное значение, так как посещаемость кино по городу и селу, и особенно по разным сельским местностям, является исключительно неравномерной. В городе посещаемость кино в среднем одним жителем в год составляет 13,9, а в сельской местности 4 раза. Обращает на себя внимание то, что в некоторых республиках посещаемость кино по городу и деревне имеет еще более разительный контраст. Так, число посещений зрителем киносеансов в среднем в год по городу и деревне в 1952 г. составило: в Таджикской ССР в городе житель посещает кино 25 раз в год, а на селе 1,9 раза, соответственно — Литовской ССР 14,1 и 1,2, Азербайджанской

14.6 и 1,3, Туркменской 17,3 и 1,6, Молдавской

16.7 и 2,1, Грузинской 17,3 и 2,1, Армянской

14.8 и 2,2, Латвийской 20,1 и 2,6, Эстонской

24.9 и 2,6» [5, с. 49—52].

Формально считалось, что во всех районных центрах существуют кинотеатры, а на деле во многих районах из-за отсутствия специального помещения кино демонстрировалось в избах колхозников. Так, в Белорусской ССР почти повсеместно кинопоказ на селе велся в жилых домах колхозников.

Из имеющихся в селе 34935 киноустановок 21824 были передвижными. Большой урон делу обслуживания киносети наносила неупорядоченность транспортировки кинопередвижек: колхозы не всегда выделяли для этого гужевой транспорт. Поэтому даже лучшие советские

фильмы удавалось увидеть очень небольшому количеству сельского населения.

Кроме фактора недостаточной развитости самой киносети, эффективность ее функционирования значительно снижала слабая организация ее работы, отсутствие должного контроля, нехватка запасных частей, безалаберное отношение к использованию и хранению наличного фильмофонда. Для большинства союзных республик усложняющим работу фактором являлось крайне ограниченное количество фильмов, дублируемых на национальные языки.

Лишь в самых ограниченных дозах кинематограф добирался до узких групп населения страны. В частности, до внушительной и важной для государства школьной аудитории. Докладная записка секретаря ЦК ВЛКСМ А. Шелепина Н.С. Хрущеву от 28 ноября 1953 г. без утайки рисовала довольно безотрадную картину состояния дел в этой области:

«ЦК ВЛКСМ считает необходимым доложить Вам о серьезных недостатках в организации кинообслуживания школьников. В настоящее время органы народного образования почти не используют кино в учебно-воспитательной работе школ и детских учреждений. Для показа фильмов широкого экрана в стране имеется всего лишь 36 детских кинотеатров. Организация целевых детских киносеансов в клубах и театрах проводится неорганизованно и неповсеместно. Показ художественных и документальных кинофильмов в школах не проводится. Все это мало способствует организации досуга учащихся, отрицательно сказывается на поведении школьников» [5, с. 106—107].

Свыше 70% средних и семилетних школ РСФСР не были кинофицированы. Так, из 11567 семилетних и средних школ Белорусской республики киноаппараты имелись только в 41 школе. К тому же школы пользовались киноаппаратами устаревшей системы «УП-2», производство которых было прекращено еще в 1941 г. Некоторые школы использовали для показа кинофильмов новую звуковую узкопленочную передвижку «Украина». Но по причине высокой стоимости — она стоила 4840 рублей — большинство школ было не в состоянии ее приобрести.

Продвижение научно-популярных и учебных кинофильмов в школы осуществлялось через фильмотеки органов народного образования, конторы кинопроката Министерства культуры СССР. Сеть таких фильмотек в стране была

очень незначительна. Например, на территории РСФСР их имелось всего 70, из них 49 в Москве и Ленинграде. Фильмотеки предоставляли школам фильмы бесплатно, конторы кинопроката взимали плату — 1 рубль за каждую часть фильма в день. Будучи хозрасчетными организациями, конторы кинопроката из-за низкой оплаты не были заинтересованы показывать фильмы в школах. Препятствием для продвижения фильмов в школы также служили высокие почтовые тарифы. Нередко пересылка фильма по почте обходилась в несколько раз дороже его проката.

Первые успехи

Таким образом, киносеть страны стартовала в новый период своей истории с очень низкой отметки. Тем не менее, чудо возрождения и стремительного развития не обошло и эту традиционно отсталую и запущенную сферу советской киноиндустрии, хотя объективно развитие ее требовало намного больших усилий и совсем других средств.

В 1955 году Министерство культуры СССР совместно с МГК КПСС и Моссоветом внесло предложение о строительстве кинотеатров. По предварительным расчетам, к 1958 г. в столице необходимо было построить не менее 400 кинотеатров. Кроме того, планировалось значительно расширить сельскую киносеть, главным образом за счет оборудования киноустановок в колхозных клубах.

Затраты на строительство кинотеатров, по расчетам специалистов, должны были окупиться с лихвой в течение 1,5—2 лет. Так, строительство кинотеатра на 800 мест (для областных и промышленных центров) обходилось в 3 млн рублей. При средних показателях работы кинотеатра государство в течение двух лет должно было получить около 4 млн рублей.

Решение о массовом и ускоренном строительстве новых кинотеатров на этот раз не осталось на бумаге.

Строительство кинотеатров продолжалось и в 1960-х гг. Для того чтобы городах на каждые 100 жителей было хотя бы 30 мест, по расчетам, произведенным в 1966 г., надо было построить за 5—7 лет 2,5—3 тыс. кинотеатров общей вместимостью 2,5 млн мест2. Был принят ряд мер и посла-

2 Строительство кинотеатров осуществлялось и за счет плановых капитальных вложений, и за счет кредитов Госбанка, причем ссудное строительство должно было обеспечиваться в полной мере фондами на материалы. — Прим. авт

блений, стимулирующих местные власти на инициативное строительство новых киноточек. Так, в качестве поощрительной меры было позволено открывать кинотеатры в первых этажах обычных жилых зданий (по типу помещений для магазинов), что намного удешевляло строительство.

К середине 1960-х годов кинопосещаемость существенно возросла. Особенно значительный рост ее произошел в сельской местности, составив к 1966 г. 18,5 посещений в год.

Доходы от кинопроката росли в нашей стране небывалыми темпами. В течение года фильмы смотрели свыше 4 млрд зрителей, валовый сбор от кино к 1966 г. составил около 1 млрд рублей3. Из этой суммы в доход бюджета в виде налога с кино, являющегося чистой прибылью государства, отчислялось 440 млн рублей, около 300 млн расходовалось на содержание киносети, и 170—180 млн. — на производство фильмов, их тиражирование, кинопрокат и покупку зарубежных фильмов. Таким образом, кинематограф в СССР был единственным искусством, которое в те годы давало устойчивый, постоянный и все возрастающий доход.

На период с 1967 по 1975 гг. приходилась самая высокая кинопосещаемость в СССР за всю историю страны. Население, составляющее в то время около 240 млн человек, приобретало 4,5— 4,7 млрд билетов. На одного человека приходилось 20—21 посещение в год. Такая динамика и показатели качественного и количественного роста советской кинематографии в годы «оттепели» не могли не радовать.

Основные проблемы

Однако при всей грандиозности приведенных выше цифр, существовавшая тогда система планирования и финансирования кинопроизводства не была прямо и непосредственно нацелена на извлечение максимально возможной прибыли от проката картин. Каждый выпущенный студией фильм автоматически оплачивался органами проката по его сметной стоимости с включением 5% плановой прибыли и надбавки за качество в пределах 5—10%. Причем размер этой поощрительной надбавки определялся по вкусу чиновников еще до выхода фильма на экран, то есть без учета того, насколько хорошо

3 Валовый сбор средств от кино в 1966 г. вырос на 143 млн рублей (или на 16%) по сравнению с 1963 г. и составил: 1963 г. — 890 млн рублей, 1964 г. — 941 млн рублей, 1965 г. — 975 млн рублей и 1966 г. — 1036 млн рублей. — Прим. авт.

или, наоборот, неприветливо фильм будет принят зрителями (напомним, что этот «принцип» действовал с 1938 г.).

Художественные фильмы продавались кинопрокату как некий совершенно усредненный «товар», оставляя киностудии абсолютно незаинтересованными в результатах продвижения фильма в прокате, в его успехе у зрителей. Таким образом, у киностудий отсутствовал один из главных стимулов — материальный — в борьбе за уровень выпускаемых картин.

Негативно сказывался на показателях работы кинопроката также принцип тематического планирования, согласно которому чуть ли не в обязательной пропорции должны были сниматься фильмы о руководящей роли партии и ее вождях, о революции, рабочем классе, колхозной деревне и т.д., и т.п. Советские киностудии в обязательном порядке ежегодно должны были запускать фильмы подобной тематики, независимо от того, есть ли у них подходящие, качественные сценарии и достойные постановщики.

В результате подобных установок существующая в кинематографе система позволяла производить многие десятки не просто неудачных, а абсолютно никому не нужных фильмов. Зритель не желал их смотреть, однако его интересы не учитывались, а стабильная зарплата режиссеров подобных картин обеспечивала их неиссякаемый поток на экраны [2].

Более того, из приведенной выше абсурдной системы вытекало, что чем дороже был фильм, тем выше были суммы плановой прибыли и надбавки. В результате фильмы снимались в неоправданно большом метраже, часто в двух сериях, что снижало зрительский интерес, приводило к увеличению продолжительности сеансов, следовательно, к снижению доходов от кино. Вот такая арифметика.

Так, фильм «Родная кровь», стоимостью в 257 тыс. рублей, собрал за год 35 млн зрителей, дав государству чистой прибыли 3,6 млн рублей. Фильм «Живые и мертвые», со стоимостью каждой серии в 377 тыс. рублей, собрал по каждой серии свыше 40 млн зрителей, дав государству чистой прибыли по 4,2 млн рублей от каждой серии. А такие фильмы, как «Генерал и Маргаритки», стоимостью в 500 тыс. рублей, «Палиа-стоми», стоимостью в 529 тыс. рублей, принесли государству убыток, недодав в бюджет 310 тыс. рублей и не окупив около 70% расходов на их производство, тиражирование и другие эксплуатационные расходы. В то же время по всем этим

фильмам киностудии получили одинаковую сумму плановой прибыли — по 50 тыс. рублей.

Подобное устройство системы советской киноиндустрии, в которой отсутствовали экономические рычаги, негативно сказывалось на доходах от кинопроката. Так, в начале 1960-х гг. фактический рост валового сбора средств составлял в среднем 3% в год, в то время как Министерство финансов и Госплан СССР планировали ежегодное увеличение доходов от 5 до 10%.

Не лучшим образом сказывалось на экономике советской кинематографии так называемое «советское многонациональное киноискусство». Большая, даже преобладающая часть фильмов, выпускаемых республиканскими киностудиями (а они составляли 2/3 от общей продукции советской кинематографии), проваливалась во всесоюзном прокате.

Неадекватность сложившейся за долгие годы системы сказывалась и на работе киносети. Доходы от кино ежегодно увеличивались в основном не за счет строительства и введения в эксплуатацию новых кинотеатров, а за счет ужесточения режимов работы уже действующих, вопреки их реальным возможностям. Нереальные планы вынуждали максимально увеличивать количество сеансов, резко сокращать сеансы для детей и демонстрацию научно-популярных и хроникальных картин, для которых цена билета составляла 10 копеек. Так, большинство городских кинотеатров демонстрировали фильмы по 14—15 часов в сутки (7—8 киносеансов). Причем в основном это были «кассовые» зарубежные картины, выдаваемые в отчетных документах за советские.

Это специфическое «ноу-хау» советских кинопрокатчиков с годами все шире входило в повседневную практику, позволяя за счет подобной «химии» выполнять и даже перевыполнять самые напряженные планы. Зарубежные боевики, бывало, неделями не сходили с экрана, им отдавалось самое лучшее время, но в официальных отчетах этим фильмам отводился минимум экра-но-часов. А число зрителей, их посмотревших, переписывалось на советские фильмы. Руководство кинематографии прекрасно об этом знало, но лицемерно закрывало глаза [3].

В 1960-х годах во многих развитых странах (США, Англия, Франция и др.) доход от кинопроката начал постепенно сокращаться из-за конкуренции с телевидением. С некоторым опозданием эта проблема пришла и в нашу страну.

С одной стороны, в СССР фильмы еще более активно, чем в других странах, заполняли телеэфир, многократно приумножая зрительскую аудиторию (более 100 телестудий страны почти в каждой программе демонстрировали кинофильмы, что давало возможность смотреть их еще примерно 40 млн зрителей в день). С другой — к тому времени еще не была выстроена экономически целесообразная и эффективная система выхода картины на телеэкран. Поэтому некоторые фильмы, еще не собрав всей потенциальной кассы на большом экране, преждевременно появлялись на экране голубом, снижая тем самым доходы от кинопроката.

Кинематографисты неоднократно предпринимали попытки изменить существующее положение в области производства, финансирования и проката картин, связать в единое целое творческий и производственный процесс, поставить результаты экономической деятельности киностудий в прямую зависимость от идейно-художественного достоинства выпускаемых произведений и количества зрителей, просмотревших фильм [1; 4].

С некоторыми конкретными просьбами, инициативами по развитию киносети и кинопроката обращались в высшие инстанции Министерство культуры СССР, а в 1960-е гг. — Комитет по кинематографии. Однако наиболее полную и фундаментальную программу реформирования системы кинопроката разработал и выдвинул Оргкомитет Союза работников кинематографии, возглавляемый И.А. Пырьевым.

Проекты реформирования отрасли

Предлагаемая Союзом кинематографистов экономическая система устанавливала новые финансовые отношения между киностудиями и кинопрокатом. Кинопрокат должен был возмещать студиям расходы на производство фильмов по фактической стоимости, но не по сметной.

«Мы полагаем,— говорилось в одном из предложений, внесенных Союзом на рассмотрение ЦК КПСС в феврале 1959 г., — что в кинематографе следует перейти к системе, существующей на всех предприятиях искусства и культуры, к системе, при которой финансовое положение студии прямо зависело бы от художественного успеха ее продукции. ...Следует вернуться к системе, при которой студии получили бы определенный процент от проката сво-

их картин, с выделением им оборотных средств для производства. Системы отчислений от проката могут быть весьма различными. Можно, например, установить разные проценты для республиканских студий и студий союзного подчинения (для первых более высокий процент отчислений); можно установить более высокие проценты отчислений для картин выдающегося художественного и идейного уровня; можно создать комбинированную систему, при которой расплата за картину шла бы по минимальному лимиту и лишь дополнительные доходы студия получала бы в зависимости от успеха в прокате. Но, как бы то ни было, система, которая заинтересовала бы студию в успехе своей продукции, кажется нам наилучшей из всех существующих» [7, с. 20—33].

Согласно предложению Оргкомитета Союза кинематографистов, органы проката вместо покупки фильма и оплаты его стоимости должны были бы перечислять на счет соответствующей киностудии определенную часть полученных им прокатных отчислений в виде твердого процента от валового сбора по каждому фильму в отдельности. Таким образом, доходы студий должны были формироваться в прямой зависимости от экономических результатов проката фильмов. Фильм, имеющий большой успех у зрителей, приносил бы студии значительный доход, а фильм низкого качества в отдельных случаях даже не покрывал бы расходов студии на свое производство. Тем самым киностудии вовлекались в создание априори высокохудожественных произведений [8].

Предлагаемая система финансирования позволяла резко улучшить условия проведения подготовительных работ, монтажно-тониро-вочного и других важных этапов в производстве фильмов, которое в то время протекало крайне не организованно и отрицательно сказывалось на качестве картин.

Предполагалось сохранить действующий порядок изъятия налога с кино в доход бюджета, а также расходование части валового сбора на покрытие эксплуатационных расходов киносети. За счет прокатной платы (20%) от валового сбора городских киноустановок (10% — на селе) должны были погашаться стоимость фильма, затраты на тиражирование и другие эксплуатационные расходы кинопроката.

Прокатная плата за демонстрирование фильмов после возмещения всех расходов по их производству и выпуску на экраны долж-

на была направляться на образование фондов киностудий, выпустивших фильмы (фонд развития производства, фонд материального стимулирования, фонд социально-культурных мероприятий) и централизованного фонда Кинокомитета для стимулирования производства фильмов по государственным заказам (на историко-революционные темы, детских, цветных фильмов и т.д.). Вместо существующего порядка единовременной выплаты постановочного вознаграждения после завершения фильма предполагалось производить его выплату в два срока: после окончания производства фильма и после того, как он окупит себя в прокате. Из полученных доходов киностудии должны были рассчитываться с государством за основные фонды, оборотные средства и по другим обязательствам, а также выплачивать творческим работникам постановочное вознаграждение в зависимости от доходов по фильму в прокате [9].

За счет прокатной платы, полученной от проката зарубежных фильмов, Управление кинопроката Кинокомитета должно было оплачивать расходы на производство научно-популярных и документальных фильмов. Кроме этого, предлагалось образовать фонд для оказания в случае необходимости помощи киностудиям союзных республик, художественные фильмы которых в большинстве своем не окупались. Для создания этих фондов необходимо было осуществлять учет зрителей, просмотревших фильм в течение двух лет после его выпуска на экран массовым тиражом.

При существующей тогда экономической системе прокатной платы не хватало на покрытие расходов по созданию, тиражированию и продвижению фильмов. В связи с этим органы кинопроката почти всех союзных республик (кроме РСФСР и Украинской ССР) были планово убыточными и получали дотацию из республиканских бюджетов. Было убыточным и Управление кинофикации и кинопроката Союзного Комитета кинематографии. Например, в 1966 г. ему была выделена дотация из союзного бюджета в сумме 7 млн рублей. Эта дотация полностью была направлена на создание и продвижение научно-популярных и хроникально-документальных фильмов, поскольку прокатная плата, поступающая от демонстрации художественных картин в основном покрывала расходы на их производство и продвижение. Таким образом, уже тогда встал вопрос

о введении прямого бюджетного финансирования научно-популярного и документального кино, иначе его производство надо было сокращать.

Союз кинематографистов предлагал с разных позиций подходить к прокату разных картин. Например, к «долгоиграющим» фильмам с длинной прокатной судьбой, привлекающим зрителей в течение долгого периода времени, предполагалось, в случае повторного выпуска их на экран, применять принципы экономического и материального стимулирования, принятые для новых фильмов. Вместе с тем по слабым картинам предлагалось устанавливать более короткие сроки учета зрителей «с тем, чтобы основной состав работников, создавших такие фильмы, не имел бы чрезмерных сумм материального поощрения».

Кроме этого, предлагалось установить дифференцированные сроки передачи картин на телевидение, которые существовали во всем мире. Так, во всех странах передача художественных фильмов по телевидению происходила не раньше, чем через 3—4 года, а иногда и 5—6 лет после выпуска фильма на экраны. Причем она сопровождалась оплатой части стоимости картины.

В разработанной программе особое внимание СРК уделял системе учета зрителей по конкретным фильмам, которой на тот момент не хватало строгости и достоверности. Для ее улучшения предлагалось создать специальную службу при органах кинопроката. «В целях коренного улучшения формирования репертуара, рекламирования и продвижения кинофильмов» необходимо было также решить вопрос о «материальной заинтересованности работников контор и отделений кинопроката». Для этого их оклады предлагалось выравнять с окладами работников киносети, что было справедливо.

«Материальное поощрение работников кинофикации и кинопроката, — говорилось в одном из предложений Союза кинематографистов,— целесообразно поставить в прямую зависимость от количества зрителей, просмотревших каждый советский кинофильм. Необходимо отказаться от существующего принципа установления должностных окладов работникам кинотеатров и киноустановок в зависимости от режима их работы (количества дней показа и количества сеансов). Действующий порядок приводит к неоправданному увеличению режимов работы киноустановок, непроизводительному

расходованию государственных средств из-за крайне низкой посещаемости зрителями утренних киносеансов» [7, с. 20—33].

Особое внимание Союз кинематографистов уделил вопросу кинорекламы, на который советское киноруководство всегда обращало недостаточно внимания. Союз кинематографистов предлагал не только создать специальную газету по вопросам кино, но и коренным образом «изменить отношение всей прессы к кинематографу». Не добившись создания своей газеты, СК организовал Бюро пропаганды советского киноискусства. Эта организация занималась продвижением кино в различные уголки нашей необъятной родины. Члены Бюро пропаганды, известные актеры, режиссеры и другие творческие работники кинематографа ездили по различным отдаленным городам страны, выступали с лекциями и на специально организованных концертах, собраниях, встречах со зрителями. Эта уникальная организация, просуществовавшая вплоть до перестройки, приносила не только огромную духовную пользу, продвигая искусство в массы, но и материально помогала советскому кинопрокату, активно способствуя повышению кассовых сборов кинотеатров. БПСК стала одной из первых форм альтернативного кинопроката, на редкость успешной не только в экономическом плане, но и в плане художественного воспитания широкого зрителя, его подготовки к восприятию нового, более сложного кино.

Еще одним способом популяризации киноискусства стал выпуск Союзом кинематографистов фотооткрыток популярных актеров, кадров из фильмов, кинокалендарей и прочей печатной кинорекламы. В 1960-1970-х годах у многих кинозрителей дома имелись коллекции фотооткрыток советских кинозвезд.

К сожалению, проекту реформы кинопроката, как и другим стратегическим инициативам СК, не суждено было сбыться.

Недостаточная развитость киносети, далеко не оптимальная организация работы кинопроката, волюнтаризм ценовой политики на билеты были далеко не единственными слабыми звеньями советской киноиндустрии, серьезно ограничивавшими ее большие потенциальные возможности.

Одной из причин снижения доходности кинематографа было недостаточное тиражирование кинокартин. Например, сами работники кинофикации и проката заявляли, что раньше,

когда производилось мало картин и покупалось мало зарубежных картин, на область прибывало 20, 25 и даже 30 копий одной картины. В годы «оттепели», когда стало производиться уже свыше 100 картин и покупались десятки зарубежных, на область стали присылать достаточное количество копий лишь по отдельным картинам. Часто стали присылать 5-8 копий, а иногда даже и 1-2 копии картины. Тем самым создавалась недопустимая диспропорция между ростом производства и количеством копий, которые поступали в областные конторы кинопроката. В связи с падением тиражей многие фильмы серьезно недобирали потенциальный зрительский «урожай».

В свою очередь тиражи фильмокопий снижались из-за нехватки производимой в СССР пленки. Советская кинопромышленность не поспевала за ускоряющимися шагами других звеньев киноиндустрии.

итоги

Эпоха «оттепели» оставила после себя, без всякого преувеличения, великое кино, впечатляющее собрание замечательных фильмов, художественных открытий, признанных всем миром. Впечатляющими оказались наши достижения в развитии всех основных звеньев киноиндустрии. Однако в полной мере реализовать свои потенциальные возможности нашей кинематографии не представилось возможности. Прежде всего, на показателях работы отрасли в этот период серьезно сказались очевидная недоразвитость киносети и кинопромышленности (нехватка пленки), неоптимальный характер репертуарной политики, связанный с педалированием пропагандистско-идеологической функции.

К числу факторов, негативно сказавшихся на общих итогах периода, следует отнести и серьезные ошибки, допущенные при реформировании организационного устройства отрасли. Лишение ее статуса самостоятельной отрасли и десятилетнее пребывание в системе Министерства культуры СССР явно не пошло нашей кинематографии на пользу. С другой стороны, трусливый отказ власти принять и реализовать программу реформирования организационно-экономической системы советского кино, разработанную самим киносообществом, не просто снизило экономические показатели работы отрасли, но, по сути дела, заложило основу неминуемого глубокого

и системного ее кризиса, который настигнет ее в следующем десятилетии.

Отмечая эти и другие упущенные возможности, тем не менее, следует признать, что поводов

для гордости и восхищения достижениями советского кино в годы «оттепели» у нас гораздо больше. Наша кинематография в эти годы пережила поистине сказочное возрождение.

Литература

1. Зорина Н.М. К вопросу о презентации теории дискурса в рамках речеведческих дисциплин // Вестник Ассоциации вузов туризма и сервиса. 2009. № 3. С. 93—98.

2. Коршунов В.В. Человек между реальностью и киберпространством // Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал). 2013. № 1 (21).С. 3.

3. Коршунов В.В., Шелекета В.О. К вопросу о философско-культурологическом обосновании гуманитарной экспертизы социально-политических процессов // Сервис plus. 2014. Т 8. № 4. С. 9—14.

4. Краснова О.Н. Развитие гражданских инициатив в политическом процессе (на материалах ФРГ). Автореф. ... канд. полит. наук / Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова. М., 1998.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. РГАНИ ф. 5, оп. 17, д. 450.

6. РГАНИ, ф. 5, оп. 30, д. 131.

7. РГАНИ, ф. 5, оп. 36, д. 113.

8. Kortunov V. Modernization of Russia in the Context of Cultural Experience of the East and West // Middle East Journal of Scientific Research. 2013. Т 14. № 1. С. 41-46.

9. Kortunov V.V., Platonova N.A. Philosophical and Socio-Cultural Aspects of the Economic Type of Thinking // Middle East Journal of Scientific Research. 2013. Т 16. № 2. С. 296-303.

SOVIET FILM DISTRIBUTION AND DEMONSTRATION IN THE ERA OF "THAW". THE REVIVAL OF THE FILM INDUSTRY

Kosinova Marina Ivanovna, PhD (Cand. Sc.) in Philosophy, assistant professor at the Department of Management in Culture, Cinema, Television and Show business, State University of Management; assistant professor at the Department of Producing, VGIK; senior researcher at the Department of Interdisciplinary Studies at the Institute of Art Studies (VGIK), kosimarina@yandex.ru,

State University of Management, Moscow, Russian Federation

Arakelyan Artur Movsesovich, PhD (Dr. Sc.) in Economics, Professor, acting head of the Department of Management in Culture, Cinema, Television and Show business, artur. arakelyan@mail.ru,

State University of Management, Moscow, Russian Federation

In the period of "thaw" (mid 1950s — mid 1960s), there is a sharp qualitative and quantitative growth of Soviet cinema. If in 1951 in the USSR was filmed just nine films which didn't represent a high artistic value in the creative attitude, already in 1956—57, Soviet cinema shocked the whole world. In 1958 they released 66 new Soviet film, but by 1960 our film industry overcame the milestone of 100 films and continued to steadily increase the production. The growth of the film industry contributed to the cinema spreading andfilm distribution. In the years of "thaw" in the USSR cinema attendance exceeded 3 billion, compared to 1.5 billion in 1953. The Gross fundraising from screenings at state cinema chains increased to 5.5 million rubles in 1957, and throughout the hole cinema chain — up to 7.5 million rubles. On the 1st January 1958, the chain consisted

of 80 thousand cinemas, including more than 50 thousand in rural areas. By this time, they had mastered new technical possibilities of cinema (wide-screen, panoramic, wide angle, circular panorama). They fully mastered color film. However, in the field of cinema there were still a lot of unresolved issues. Revenues from films increased annually in largely through the construction and commissioning of new cinemas, and due to the tightening operation mode of already active cinemas, contrary to their real capabilities. But cinema rigidly centralized administrative-command system which had been formed in the 1930s continued to operate until the perestroika in the Soviet. They sold films to the distributors as a "product" based on the amount of the estimated cost of the film. The Studio was lcompletely disinterested in the outcome of the promotion of the film, its success with the audience. Thus, they did not have a major driver in the fight for the quality of films. Numerous attempts of the Filmmakers ' Union, established in 1957, to change the existing system didn't have the results. The only application of far-reaching ideas of the Union became an Experimental creative Studio.

Keywords: film distribution, cinema network, spreading of the cinema, moviegoers, films shown on cinemas, cinema, field equipment

References

1. Zorina N.M. K voprosu o prezentatsii teorii diskursa v ramkakh rechevedcheskikh distsiplin [On the question of the presentation of the theory of discourse within speech disciplines]// Vestnik Assotsiatsii vuzov turizma i servisa [Universities for Tourism and Service Association Bulletin]. 2009. № 3. pp. 93—98.

2. Kortunov V.VChelovek mezhdu real'nost'ju i kiberprostranstvom [Person between reality and cyberspace] // Sovremennye issledovanija social'nyh problem (jelektronnyj nauchnyj zhurnal) [Modern research of social problems (electronic scientific journal)]. 2013. № 1 (21). P. 3

3. Kortunov V.V., Sheleketa V.O. K voprosu o filosofsko-kul'turologicheskom obosnovanii gumanitarnoj jekspertizy social'no-politicheskih processov [To the question of philosophical and cultural justification of humanitarian examination of socio-political processes] // Servis plus. 2014. V. 8. № 4. pp. 9—14.

4. Krasnova O.N. Razvitie grazhdanskikh initsiativ v politicheskom protsesse (na materialakh FRG). Avtoref. dis. ... kand. polit. nauk [The development of civil initiatives in the political process (on materials of the Federal Republic of Germany). A Candidate of Politics thesis] / Mos. gos. un-t im. M.V. Lomonosova [Lomonosov Moscow State University]. M., 1998.

5. RGANI [Russian State Archive of Contemporary History], f. 5, op. 17, d. 450.

6. RGANI [Russian State Archive of Contemporary History], f. 5, op. 30, d. 131.

7. RGANI [Russian State Archive of Contemporary History], f. 5, op. 36, d. 113.

8. Kortunov V. Modernization of Russia in the Context of Cultural Experience of the East and West // Middle East Journal of Scientific Research. V. 14. № 1. 2013. pp. 41-46.

9. Kortunov V.V., Platonova N.A. Philosophical and Socio-Cultural Aspects of the Economic Type of Thinking // Middle East Journal of Scientific Research. V. 16. № 2. 2013. pp. 296-303.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.