Научная статья на тему 'Социокультурный статус римского императора как «Отца отчизны»'

Социокультурный статус римского императора как «Отца отчизны» Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
228
36
Поделиться
Ключевые слова
ОБРАЗ ОТЦА / СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ СТАТУС / ДРЕВНЕРИМСКАЯ КУЛЬТУРА / "ОТЕЦ ОТЧИЗНЫ" / "FATHER OF THE FATHERLAND"

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Спасов Виталий Дмитриевич

В статье анализируется образ правителя-отца в древнеримской культуре. Выявлено, что титул императоров «отец отчизны» может указывать на роли: основателя государства, спасителя народа от внешних врагов, государственного жреца, благодетеля своих подданных

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Спасов Виталий Дмитриевич,

SOCIOCULTURAL STATUS OF THE ROMAN EMPEROR AS "FATHER OF THE FATHERLAND"1

The image of a father-ruler in the Ancient Roman culture is analyzed in the article. It is revealed that the title of the emperors "father of the fatherland" can refer to the functions of a founder of the state, saviour of his people from external enemies, state priest, benefactor of his subjects.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Социокультурный статус римского императора как «Отца отчизны»»

2011/6

«живую вечность»: «Тут уже нет никаких отдельных человеческих способностей, нет даже противопоставления себя себе или чему бы то ни было иному; здесь уже схвачено умом все иное, и потому ум уже не отличается ни от чего, слит со всем, пребывает в некоем священнотаинственном безмолвии» [5].

Литература

1. Борев Ю. Эстетика. Учебное пособие. — М., 1988. С.298.

2. Гуревич П.С. Философия культуры. — М., 1995.

С.201

3. №6.

4.

5.

Герасимова И.А. Вопросы философии.— 1995.—

Лосев А.Ф. Имя.- СПб.: Алетейя, 1997.

Лосев А.Ф. Форма - Стиль - Выражение. - М.: Мысль, 1995.

6. Мясищев В.Н. О связи склонностей и способностей. В Кн. Склонности и способности. - Л.: 1962. - 123 с.

7. Сохор А. Вопросы социологии музыки. — Л., 1980. - С.207.

8. Смирнов М. А. Эмоциональный мир музыки. - М.: Музыка, 1990. - 450 с.

9. Фарбштейн А. Музыка и эстетика. — М., 1976. С.31.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ламаева Баярма Васильевна - ст. преподаватель кафедры МПГД, соискатель кафедры возрастной и педагогической психологии Бурятского государственного университета, г. Улан-Удэ, e-mail: lamaeva@mail.ru.

Lamaeva Bayarma Vasil’evna - senior teacher of chair of MPGD, seeker of chair of pedagogical at the Buryat State University, e-mail: lamaeva@mail.ru.

УДК 316.37

В.Д. Спасов

СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ СТАТУС РИМСКОГО ИМПЕРАТОРА КАК «ОТЦА ОТЧИЗНЫ»

В статье анализируется образ правителя-отца в древнеримской культуре. Выявлено, что титул императоров — «отец отчизны» — может указывать на роли: основателя государства, спасителя народа от внешних врагов, государственного жреца, благодетеля своих подданных.

Ключевые слова: образ отца, социокультурный статус, древнеримская культура, «отец отчизны».

V.D. Spasov

SOCIOCULTURAL STATUS OF THE ROMAN EMPEROR AS "FATHER OF THE FATHERLAND"

The image of a father-ruler in the Ancient Roman culture is analyzed in the article. It is revealed that the title of the emperors — "father of the fatherland" — can refer to the functions of a founder of the state, saviour of his people from external enemies, state priest, benefactor of his subjects.

Key words: father image, sociocultural status, Ancient Roman culture, "father of the fatherland".

Античный мыслитель Аристотель писал в «Политике»: «Власть же отца над детьми может быть уподоблена власти царя: родитель властвует над детьми в силу своей любви к ним и вследствие того, что он старше их, а такой вид власти и есть именно царская власть. Поэтому прекрасно выразился Гомер, назвав Зевса «отцом людей и богов», как царя всех. Царь по природе должен отличаться от подданных, но быть одного с ними рода. И так же относится старший к младшим и родитель к ребенку» [1]. Примечательный пример уподобления политической фигуры греко-римского мира родителю -именование отцом императора - рассматривается в данной работе.

Как свидетельствуют древняя литература и археологические памятники, одним из титулов римских императоров был pater patriae («отец отчизны»). Время происхождения этого имено-

вания, отражающего роль правителя как отца нации, с точностью установить нельзя; еще задолго до периода принципата были военные и политические фигуры, которых могли почетно именовать «отцами».

Появление этого титула связывалось с самим легендарным основателем и первым царем Рима Ромулом, которого называли «parens urbis Romanae» («родитель города Рима»): в данном случае его «отцовская» позиция отражала активную, творческую роль в создании города [5]. В современных европейских языках по-прежнему творцов чего-либо именуют «родителями»: например, в русском языке создатель новых идей, вещей может быть назван «отцом-основателем», в английском - founding father.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В истории одного из политических и военных лидеров времен республики - Марка Фурия Камилла - можно видеть развитие образа лидера-

отца. Как писали Ливий и Плутарх, за спасение Рима от галлов Камилл получил титулы «pater patriae» и «второго основателя Рима» [4]. В данном случае он выступил не только в качестве нового основателя города, он также стал и спасителем Рима. Таким образом, «отец отчизны» становится еще и героической фигурой: он является спасителем народа от опасного врага.

Были и случаи, когда лидер не только выступал в качестве спасителя своих сограждан от внешней угрозы, но и помогал своим политическим соперникам. Такие ситуации привлекали особое внимание римлян. К примеру, во время одной из пунических войн, в результате неудачной битвы с карфагенянами полководец Марк Минуций потерпел поражение, и лишь приход Фабия Максима, который был политическим противником Минуция, позволил спасти положение. Минуций назвал Фабия отцом за то, что тот спас жизнь самого Минуция и его солдат. Проявленное благородство не было забыто: вспоминая о поступке Фабия, и другие римляне также именовали его родителем [7].

Образ римского лидера как отца получает дальнейшее развитие в республиканские времена: роль консула начинает сближаться с ролью отца семейства, при котором члены сената выступали в том же качестве, в каком выступал домашний совет. Глава римского домовладения служил посредником между членами своей семьи и богами, а консулы обладали правом объявлять волю богов всей республике (auspicia) [7]. Хотя одновременное избрание двух консулов несколько искажает аналогию с главой домовладения (поскольку мог быть только один отец семейства) - в действительности, только один из консулов в отдельно взятое время активно исполнял свои обязанности. Однако аналогия консула и главы римской семьи все же имеет и свои ограничения. Следует отметить, что консулов переизбирали ежегодно, поэтому они не имели возможности использовать «отцовскую» власть на протяжении всей своей жизни. Кроме того, различные объединения жрецов в то время существовали как отдельные институты, поэтому консул не имел функций государственного жреца.

Во времена республики титул «pater patriae» в 63 г до н.э. получил от сената и Цицерон, после того, как он, будучи консулом, смог подавить заговор Катилины. Хотя относительно именования Цицерона родителем возникали вопросы: ведь сторонники Катилины были казнены без должного суда над ними, хотя они были римскими гражданами, что требовало более

тщательного и продолжительного рассмотрения всех обстоятельств их дел. Консул оправдывал подобные меры тем, что это было нужно для спасения государства [8]. Таким образом, в истории Цицерона лидер сопоставлялся с отцом опять на основании того, что он выступал в качестве спасителя народа от врага. И, несмотря на сомнения некоторых членов сената, консулу все же был дарован титул «отца». Однако и в дальнейшем случалось, что подобное именование давалось правителям, «родительский» статус которых в глазах римлян был далеко не бесспорен.

В битве при Мунде в 45 г до н.э. Гай Юлий Цезарь одержал победу в гражданской войне против сил республиканцев, вернулся в Рим и стал там править как диктатор [5]. От сената Цезарь получил титул «parens patriae» («родитель отчизны»), однако репутация Цезаря как тирана несколько портила восприятие его в качестве «родителя».

Октавиан Август после Цезаря смог придать этому именованию позитивные коннотации благодаря своим достижениям и популярности: ведь ему, после многих лет борьбы за власть, удалось наконец установить в стране мир, и правил он как милосердный правитель. Пока Август был молод, он не принимал официально титула pater patriae, хотя уже тогда за заслуги его так именовал народ. Во 2 г до н.э., в возрасте шестидесяти одного года, он наконец принял этот титул от сената. Преемник Августа - Тиберий - отказался от титула. После Тиберия, большинство римских императоров принимали титул после формального отказа. Пертинакс стал первым, кто получил этот титул сразу после того, как стал правителем [2]. Таким образом, pater patriae стал официальным титулом, который в Риме использовали только императоры.

Следует отметить, что во времена принципата возникла большая степень соответствия между ролями главы семейства и «отца отчизны», чем прежде. Теперь был только один глава государства, который оставался в этой позиции до самой смерти, что соответствовало пожизненному статусу главы семейства. Со времен правления Августа должность Великого Понтифика получали преимущественно императоры, интегрируя в образе pater patriae фигуры отца и жреца. Таким образом, специфика религиозных практик, осуществляемых в семье, была перенесена на государственный уровень, появился особый государственный культ [3]. А сенат продолжал функционировать при правителе, оставаясь подобием домашнего совета.

2011/6

Как показывает этимология латинского слова patria - «отчизна», в римском мире страна, в которой проживал человек, обозначалась как «земля отцов», что является отражением связи между устройством государства и устройством семьи. Отношения государя и его подданных можно уподобить отношениям отца и его детей, учитывая, что и само государство состоит из множества семей и воспринимается римлянином, по сути, большой семьей. Следуя этой логике, несложно перейти от главы домовладения

- отца семейства (paterfamilias) - до главы государства - императора, «отца отчизны». Оба занимают наиболее авторитетное положение: один

- в своем домовладении, другой - во всем Риме. Оба ответственны за благосостояние тех, кто находится под их контролем. Поскольку единовременно в домовладении может быть только один paterfamilias, то и в государстве ни одно официальное лицо, кроме императора, не может называться «отцом отчизны». Таким образом, именование императора pater patriae становится естественным развитием образа владельца домохозяйства, за исключением того, что власть и ответственность императора больше, чем у обычного римского paterfamilias. Отец-император - это человек своего государства, но он имеет более высокий статус, чем все остальные. Когда Октавиан Август выбирает себе титулы, то он решает, среди прочего, именоваться и princeps («первым»), демонстрируя, что он, как глава государства-семьи, по сравнению с другими римлянами имеет более высокое положение в обществе.

Традиционное уподобление государства семье также было отражено в существовавшем в Риме культе богини Весты, которой поклонялись и в частном порядке, и публично. Роль государственного жреца - Великого Понтифика -была аналогична одной из ролей главы семейства, который был ответственным за поклонение членов своего домовладения богам. Веста считалась богиней домашнего очага, сохранявшей прочность семейных отношений, а государственный культ превратил ее в богиню всего Рима. В храме Весты постоянно горело пламя, которому не давали угаснуть девы-весталки, и этот огонь, как считалось, поддерживал прочность всего римского государства. В дополнение к этому, в самом городе здания были расположены таким образом, чтобы создалось впечатление, будто весь Рим - это гигантский дом. К примеру, храм Весты располагался в центре города, рядом с Форумом, подобно тому, как очаг располагался в центре дома. А храм Януса, бога

начала и конца, смотревшего в противоположных направлениях, располагался у ворот Рима, но также статуэтки Януса находились и у дверей отдельных римских домов [7]. Даже на уровне организации физического пространства Рим представал в виде домовладения, поэтому римский император в этой большой «семье» выступал в качестве лидера и воспринимался в качестве отца.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Что же символизировал для римлян образ императора-отца? Во-первых, pater patriae предстает правителем, который щедр по отношению к своим подданным. Плиний Младший в панегирике воспевает щедрость императора Траяна, который удовлетворял нужды своего народа дарами, улучшал всеобщее материальное благосостояние [6]. Во-вторых, важными проявлениями отцовской власти также являются милосердие и доброта. Согласно мнению Сенеки, отраженному в работе «О милосердии», дарование милости своим подданным не уменьшает значимость императорской власти, а только делает ее еще более величавой [9]. Но родительская забота также предполагает и благодарность со стороны детей. Как любовь отца отражается в том, что дети его восхваляют, так и милость правителя позволяет ему заработать верность и любовь подданных, которые, в свою очередь, защитят его от интриг, заговоров и коварства убийц. Кроме того, императоры могут служить примером для своего народа, как отцы служат ролевой моделью, демонстрируя добродетели, которые они хотят привить детям. Этот образ доброго, великодушного императора-отца был противопоставлен негативному образу плохого, жестокого правителя. Римский историк греческого происхождения Дион Хрисостом описывает тирана как человека эгоистичного, служащего только своим интересам [8]. Тиран использует силу для достижения своих целей и готов уничтожить всех, кто стоит у него на пути - будь то враги или же его собственные подданные. Плохой правитель не справедлив, так как он объявляет свою волю законом; его ненасытная жажда власти является следствием порочности, высокомерия и бессердечности. Как полагал Сенека, добрый правитель характеризуется милосердием, а тиран - жестокосердием. Противопоставление образов благодетельного отца и тирана часто используется, чтобы подчеркнуть позитивные качества лидера.

Таким образом, образ правителя как отца ассоциируется с добротой и приверженностью интересам его собственного народа, в то время как тиран по определению жесток и эксплуативен.

Римская культура конструирует образ отца -будь он отцом семейства или «отцом отчизны» -как заботливого человека. Образ отца всегда позитивен. И как отец своих подданных, правитель должен распоряжаться своей властью как благодетель, а не как тиран; хороший император должен быть щедрым и милостивым.

Содержание образа отца в античной культуре становится архетипическим и обнаруживается позднее в истории Западной Европы, в качестве примера можно упомянуть лиц, имеющих социокультурный статус отца: папу римского, императора Священной Римской империи, американских отцов-основателей.

Литература

1. Аристотель. Политика. [Электронный ресурс]. -http://www.philosophy.ru.

2. Грант М. Крушение Римской империи / М. Грант /

Пер. с англ. Б.Бриксмана. - М.: ТЕРРА - Книжный клуб, 1998. - 224 с.

3. Жреческие коллегии в Раннем Риме. К вопросу о становлении римского сакрального и публичного права. -М.: Наука, 2001. - 328 с.

4. Ливий Тит. История Рима от основания Города: В 3-х томах / Отв. ред. Е.С. Голубцова. - М.: Наука, 19891993.

5. Малые римские историки. Веллей Патрекул. Римская история. Анней Флор. Две книги Римских войн. Луций Ампелий. Памятная книжица / Пер. с лат. / Изд. под-гот. А.И. Немировский. - М.: Ладомир, 1995. - 387 с.

6. Шалимов О.А. Образ идеального правителя в Древнем Риме в середине 1-го - начале II века н. э. / О.А. Шалимов. - М.: Изд-во ИВИ РАН, 2000. - 185 с.

7. Штаерман Е. М. Социальные основы религии Древнего Рима / Е.М. Штаерман. - М.: Наука, 1987. - 320 с.

8. Alston R. Aspects of Roman history, AD 14-117. / R. Alston. - N. Y.; L.: Routledge, 1998. - XDC, 342 p.

9. Ando C. Imperial Ideology and Provincial Loyalty in the Roman Empire / С Ando. - Berkeley; Los Angelos, L.: University of California Press, 2000. - XXI, 494 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Спасов Виталий Дмитриевич - аспирант кафедры общей и прикладной психологии Алтайского государственного университета, г. Барнаул, e-mail: vitalisix@yandex.ru.

Spasov Vitaly Dmitrievich - postgraduate student of the department of general and applied psychology of Altay State University, Barnaul, e-mail: vitalisix@yandex.ru.