Научная статья на тему 'Социокультурные и социально-психологические аспекты чернобыльской катастрофы: извлеченные уроки'

Социокультурные и социально-психологические аспекты чернобыльской катастрофы: извлеченные уроки Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
419
66
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЧЕРНОБЫЛЬСКАЯ КАТАСТРОФА / ПОСТРАДАВШИЕ ОТ ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ КАТАСТРОФЫ РАЙОНЫ / ЧЕРНОБЫЛЬСКИЕ МИФЫ И СТЕРЕОТИПЫ / СОЦИАЛЬНОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ / УРОКИ В ГУМАНИТАРНОЙ СФЕРЕ / CHERNOBYL DISASTER / СHERNOBYLAFFECTED AREAS / “СHERNOBYL” MYTHS AND STEREOTYPES / SOCIO PSYCHOLOGICAL ENVIRONMENT / LESSONS IN HUMANITARIAN SPHERE

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Борисевич Н.Я.

Рассматриваются особенности общественного восприятия чернобыльской катастрофы, ее последствий и деятельности по их преодолению в Республике Беларусь, причины возникновения «чернобыльских» мифов и стереотипов, изменения в социокультурном пространстве и гуманитарной сфере Республики Беларусь за 30-летний постчернобыльский период.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Socio-cultural and socio-psychological aspects of the Chernobyl disaster: lessons learned

Features of the public perception of the Chernobyl disaster, its consequences and activities to overcome them in the Republic of Belarus, the causes of the emergence of “Сhernobyl” myths and stereotypes, changes in the sociocultural space and the humanitarian sphere of the Republic of Belarus for the 30year postChernobyl period are considered.

Текст научной работы на тему «Социокультурные и социально-психологические аспекты чернобыльской катастрофы: извлеченные уроки»

УДК 316.334.2(476)

Н. Я. БОРИСЕВИЧ,

кандидат биологических наук, учреждение «Научно-исследовательский институт пожарной

безопасности и проблем чрезвычайных ситуаций» МЧС Республики Беларусь, г. Минск

социокультурные и социально-психологические аспекты чернобыльской катастрофы: извлеченные уроки

Рассматриваются особенности общественного восприятия чернобыльской катастрофы, ее последствий и деятельности по их преодолению в Республике Беларусь, причины возникновения «чернобыльских» мифов и стереотипов, изменения в социокультурном пространстве и гуманитарной сфере Республики Беларусь за 30-летний постчернобыльский период.

Ключевые слова чернобыльская катастрофа, пострадавшие от чернобыльской катастрофы районы, чернобыльские мифы и стереотипы, социально-психологические последствия, уроки в гуманитарной сфере.

N. Y. BORISEVICH,

Candidate of Biology, Scientific Research Institute of Fire Safety and Emergency, Ministry of Emergency Situations of the Republic of Belarus, Minsk

socio-cultural and socio-psychological aspects of the Chernobyl disaster: lessons learned

Features of the public perception of the Chernobyl disaster, its consequences and activities to overcome them in the Republic of Belarus, the causes of the emergence of "Chernobyl" myths and stereotypes, changes in the sociocultural space and the humanitarian sphere of the Republic of Belarus for the 30-year post-Chernobyl period are considered.

Keywords: Chernobyl disaster, сhernobyl-affected areas, "Chernobyl" myths and stereotypes, sociopsychological environment, lessons in humanitarian sphere.

введение

Катастрофа на Чернобыльской АЭС не только затронула судьбы миллионов людей в Беларуси, но и явилась одним из наиболее значимых событий, повлиявших на ход развития общественно-политических процессов. При этом, как показывают результаты социологических исследований, все больше в оценке последствий данной трагедии играет социально-психологический фактор, оказывающий в настоящее время все более значимое влияние на постчернобыльскую ситуацию.

В первые годы после аварии информация о реальной ситуации была фактически недоступна как населению, так и многим специалистам. Но с нача-

ла 90-х гг. прошлого века поток противоречивой информации обрушился на население. Гласность, наряду с бесспорными положительными результатами, привела и к существенным отрицательным последствиям. Различные средства массовой информации придерживались порой диаметрально противоположных оценок последствий и масштабов аварии. Затем произошел переход от первоначального утаивания многих фактов из-за секретности, полуправды и искажения фактов - до правды, которую уже воспринимали как неправду. Ситуация усугубилась еще тем, что после распада Советского Союза республике пришлось взять на себя все бремя затрат по преодолению чернобыльских последствий. Итог - скептицизм и недоверие стали наиболее характерными в отношении людей к официальным высказываниям по чернобыльским проблемам. Недостаток достоверной информации значительно снизил уровень доверия к государственным институтам, и в последующие годы им медленно и упорно пришлось завоевывать авторитет у населения.

Осуществление активных запретительных мер и переселение больших групп людей в условиях информационного вакуума порождало тяжелую стрессогенную ситуацию, главными проявлениями которой были растерянность, непонимание смысла действий властей, чувство неуверенности, страха и радиотревожности перед возможной угрозой своему здоровью. Все эти факторы представляют значительную общественную опасность, поскольку в свою очередь лежат в основе такого явления, как стигматизация. Словесные ярлыки, или стигмы, которые часто используют в обиходе, в масс-медиа, в официальных сообщениях («чернобылец, «пострадавший», «переселенец», «ликвидатор» и т. д.), запускают механизмы приспособления к ситуации, связанные с получением выгод из сложившейся ситуации. У человека формируется так называемая «рентная установка». Оказывается, что «больным» становится быть выгодно. Рентная установка в поведении больших групп, закрепившись однажды, является довольно устойчивой. С другой стороны, неадекватное восприятие радиационного риска, завышенная оценка радиационной опасности, недостаток информации привели к возникновению «чернобыльских» мифов, предрассудков и стереотипов, существующих и сейчас. Появление «чернобыльских» мифов было закономерно, так как люди хотели получать информацию о происшедшем, но не имели такой возможности. Специалистами, занимающимися последствиями катастроф и кризисов, давно замечено, что любая экстремальная ситуация сопровождается возникновением огромного числа слухов.

Сформировавшиеся стереотипы, так называемые «чернобыльские штампы», продолжают оказывать негативное влияние на психологическое состояние людей, проживающих на загрязненных территориях, сохраняют негативный имидж пострадавших районов. В отчете Научного комитета по действию атомной радиации ООН 2008 г. сделан вывод, что в случае чернобыльской аварии известны масштабные эффекты, не вызванные дозой излучения. К ним относятся последствия, связанные с беспокойством относительно будущего

и угнетенным состоянием, а также любыми вытекающими отсюда изменениями в диете, курении, потреблении алкоголя и других факторов образа жизни, которые, по сути, не обусловлены реальным радиационным воздействием [1].

Завышенная оценка реальной радиологической опасности для людей, оставшихся проживать на загрязненных территориях, вызвала среди населения необоснованное беспокойство и дополнительный нервный стресс [2].

Существенное влияние на социокультурную сферу оказало также вынужденное нарушение связей с малой родиной, привычным окружением, культурными и историческими корнями большого числа людей в ходе переселения из опасных для проживания мест на чистые территории. Оставленные населенные пункты до сих пор вызывают мощное психоэмоциональное воздействие на людей. О глубине этого воздействия говорит тот факт, что многие белорусы сравнивают чернобыльскую катастрофу с Великой Отечественной войной, характеризуя ее как «чернобыльская война». На загрязненной территории Беларуси в 1986 г. проживало около 2,2 млн человек, находилось более 3600 населенных пунктов. Переселено на чистые территории около 138 тыс. человек, более 200 тыс. уехали самостоятельно. С лица земли исчезло 479 населенных пунктов. В настоящее время на территориях радиоактивного загрязнения находится 2114 населенных пунктов, в которых проживают 1121,4 тыс. человек [3].

Несмотря на огромный объем проделанной работы по минимизации и ликвидации последствий чернобыльской катастрофы в Республике Беларусь, чернобыльская проблема остается одной из актуальных для проживающих на пострадавших территориях.

В оценке перспектив возрождения респонденты пострадавших районов практически сходятся во мнениях. Большинство опрошенных (50 % и более) считают, что территории, пострадавшие от аварии на ЧАЭС, все еще требуют особого внимания, и приблизительно 73 респондентов уверены, что пострадавшие районы заслуживают внимания наравне с другими районами [4].

Наблюдается снижение уровня обеспокоенности людей радиационным фактором и психологической напряженности. Проведенное исследование показало, что наибольшие ожидания населения в пострадавших районах такие же, как и всего населения республики, независимо от региона проживания. Стремление к повышению материального благосостояния, улучшению жилищных условий и оздоровлению детей характерны для любого человека в принципе [4].

Так или иначе, проблема последствий чернобыльской катастрофы все более выраженно приобретает социально-гуманитарную окраску и выдвигает на первый план вопросы информационной, социально-психологической и идеологической направленности. К настоящему времени сформировались предпосылки для переосмысления последствий чернобыльской катастрофы, избавления от комплекса «жертвы Чернобыля» и преодоления устоявшихся стереотипов.

Отражение чернобыльской катастрофы в общественном сознании.

Мифы и стереотипы

Процесс изменения общественного восприятия чернобыльских последствий уже привел к определенным изменениям в общественной жизни, однако на данный момент он является незавершенным по ряду причин. Вот некоторые из них. Во-первых, улучшение радиологической ситуации на пострадавших территориях, связанное с распадом радионуклидов чернобыльского происхождения. Влияние этого фактора на общественную жизнь происходит опосредованно и связано с регулярным пересмотром «зонирования» (отнесения населенных пунктов и объектов к зонам радиоактивного загрязнения), который в соответствии с законодательством осуществляется один раз в пять лет. Очередной перечень населенных пунктов и объектов, относящихся к зонам радиоактивного загрязнения, утвержден постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 11 января 2016 г. № 9. Каждая процедура «зонирования» приводит к тому, что определенные населенные пункты переходят из одной зоны радиоактивного загрязнения в другую, а ряд из них вообще перестает относиться к загрязненной территории. Данное обстоятельство вовсе не означает полное отсутствие радионуклидов чернобыльского происхождения, а только то, что их содержание (плотность загрязнения) оказалось ниже уровней, требующих вмешательства.

Нередко население болезненно реагирует на изменение статуса своего населенного пункта. Такая реакция вызвана тем обстоятельством, что от зоны загрязнения зависит перечень мер социальной защиты граждан, проживающих на данной территории. Менять подобные настроения достаточно тяжело, несмотря на подробные и обстоятельные разъяснения населению проблемных вопросов со стороны специалистов и экспертов.

Другим фактором, обусловливающим продолжающуюся трансформацию общественного восприятия последствий чернобыльской катастрофы, являются изменения в «чернобыльском» законодательстве, периодическая адаптация указов Президента, законов, постановлений Правительства, других нормативных правовых актов к текущей ситуации. Например, Закон Республики Беларусь «О социальной защите граждан, пострадавших от катастрофы на Чернобыльской АЭС», принятый в 1991 г., претерпел более десятка дополнений и изменений, последнее из которых - в 2009 г. - привело к принятию нового Закона Республики Беларусь от 6 января 2009 г. «О социальной защите граждан, пострадавших от катастрофы на Чернобыльской АЭС, других радиационных аварий».

Наконец, с началом реализации Государственной программы по преодолению последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС на 2011-2015 годы и на период до 2020 года основным приоритетом в практической деятельности государства в «чернобыльском» направлении стало возрождение и развитие пострадавших территорий при сохранении защитных мер. От чрезвычайных

мер к плановым, затем к реабилитации пострадавших территорий и, наконец, к их возрождению и социально-экономическому развитию. Такая динамика управления ситуацией после радиационной аварии влечет за собой и трансформацию общественного восприятия «Чернобыля».

Немаловажную роль в формировании установок, закрепляющих общественное восприятие «Чернобыля», сыграло отсутствие механизма должной информационно-психологической защиты населения от неадекватной пси-хотравмирующей информации, связанной с радиационным риском, а также несбалансированности негативно-критической и позитивно-конструктивной информации о последствиях катастрофы. Закономерным результатом стало закрепление в общественном сознании самых мрачных и некомпетентных прогнозов как уже свершившихся или неизбежных.

До настоящего времени сохраняется ряд «чернобыльских» мифов и стереотипов, которые способствуют закреплению негативного имиджа пострадавших территорий и препятствуют их развитию, таких как: вся продукция с пострадавших территорий «грязная»; все заболевания «от Чернобыля»; при проживании на загрязненной территории вред здоровью неизбежен; «это зона»; «там живут одни старики» и др. [5]. Механизмы формирования стереотипов и установок, закрепляющих общественное восприятие «Чернобыля», остаются недостаточно исследованными. В свою очередь, это затрудняет изучение и оценку отдаленных социально-психологических последствий катастрофы: например, как поставарийный синдром трансформируется в индивидуальном сознании.

Преодоление стереотипов, не соответствующих реальности, является важным условием динамичного развития реабилитируемых районов, формирования в обществе объективной картины развития постчернобыльской ситуации в современной Беларуси. Это надо учитывать при проведении информационной работы. В противном случае на уровне индивидуального и общественного сознания возможно отторжение даже очевидных фактов, связанных с преодолением последствий катастрофы.

Эффективным подходом может стать создание новых «постчернобыльских» стереотипов, позитивных, адекватных действительности, продвижение положительного имиджа возрождаемых районов как территорий с богатым экономическим, природным, культурным и человеческим потенциалом. В июне 2017 г. Президент Беларуси Александр Лукашенко в очередной раз совершил рабочий визит в Хойникский район Гомельской области, где ознакомился с деятельностью Полесского государственного радиационно-эколо-гического заповедника. «Развивать и использовать земли, пострадавшие от аварии на Чернобыльской АЭС, необходимо с учетом 30-летнего опыта нашей страны», - заявил Глава государства, доказывая личным примером, «что эта богатейшая земля оставлена незаслуженно, а мифы о катастрофе человека и природы в основном плодят те, кто вырос на асфальте и на возвращенных территориях не был ни разу».

Перемены, уже достигнутые в ходе реабилитации пострадавших территорий и продолжающиеся на этапе их возрождения и развития, не сразу отражаются в общественном сознании, поскольку оно строится на стереотипах, предшествующем социальном опыте, через который общество пропускает всю новую информацию. И это не вина людей. Таковы социально-психологические механизмы общественного восприятия. «Перезагрузка» отношения общества к той или иной глобальной проблеме занимает время. Сказывается на подобном «запаздывании» и тот факт, что за 30-летний период после катастрофы реакция на ее последствия проходила без широкого применения подходов гуманитарных наук. Основной акцент делался на радиологических, медицинских, экономических последствиях. Гуманитарным, прежде всего, социально-психологическим проблемам постчернобыльской реальности, их изучению и преодолению («работа с умами» людей) уделялось меньше внимания.

Однако сегодня, когда 30-летний опыт Беларуси становится ресурсом для создания нового имиджа нации, сформировались предпосылки для философского и культурологического переосмысления роли и значения последствий чернобыльской катастрофы и действий по их преодолению для нашего общества. Осмысление пережитой трагедии подтверждает необходимость иного отношения к пройденному пути, на котором есть не только негатив (боль, скорбь, трагедия, масштабные потери), но и многостороннее развитие, выход на новый уровень.

В настоящее время Беларусь находится на очередном этапе решения чернобыльских проблем. Как отмечено в резолюции 71-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, завершено Десятилетие реабилитации и устойчивого развития пострадавших регионов 2006-2016 годов [6]. При этом чернобыльская катастрофа продолжает оказывать влияние на социокультурную реальность.

Какие гуманитарные уроки «Чернобыля» надо учитывать сегодня?

Информационный. Взвешенную информационную политику нужно проводить с первых дней после того, как произошло социально значимое событие (инцидент, авария, катастрофа), поскольку в обществе возникает состояние социально-психологической напряженности и потребность в информации. Ситуация, подобная первым поставарийным годам чернобыльской катастрофы, когда информации о проблеме нет или она крайне ограничена - почва для возникновения мифов.

Педагогический (урок развития). Катастрофа, кризис - это шанс, возможность стать опытнее, мудрее, сильнее. Любая катастрофа приводит либо к существенному замедлению в развитии человека и общества, либо к прогрессу. К первому можно отнести формирование рентной установки у пострадавшего населения. Ко второму - успехи Беларуси в управлении постчернобыльской ситуацией, достойном ответе на постчернобыльские вызовы.

Урок в осмыслении прошлого. Развитие нации невозможно без роста национального самосознания. Без осмысления и анализа прошлого, без знания, сохранения и возрождения своего исторического наследия невозможно строить

осознанное будущее. Таким образом, уроки Чернобыля обретают сегодня особое значение, и любые попытки развивать высокие технологии без учета этих уроков могут оказаться прелюдией к новым испытаниям, вызовам и угрозам. Даже краткий обзор проблем, порожденных аварией на Чернобыльской АЭС, позволяет сделать вывод о том, что сегодня все более значимыми и актуальными становятся собственно социальные и гуманитарные последствия этой крупнейшей в ХХ столетии техногенной катастрофы. Это обстоятельство необходимо подчеркнуть особо, поскольку и в современной ситуации по-прежнему основной акцент делается на радиологических, медицинских, экономических последствиях. Гуманитарные, социально-психологические проблемы постчернобыльской реальности отодвигаются на второй план. Хотя именно гуманитарные последствия чернобыльской катастрофы могут оказаться наиболее значимыми и глобальными, так как они способны инициировать процессы социальной дезинтеграции и снижения степени устойчивости общества в целом. Данный вывод приобретает очевидную актуальность еще и потому, что в последнее время наметилась тенденция рассматривать чернобыльскую тематику как утратившую свою роль и значение для современности. Однако события последних лет убедительно показывают несостоятельность таких оценок в отношении к проблемам и перспективам развития ядерной техносферы.

Сегодня все большее число ученых, политиков, общественных деятелей отмечают важность и очевидную социальную востребованность дальнейших активных исследований в этой области и, соответственно, более пристального и системного внимания к последствиям чернобыльской катастрофы на фоне возрастающей нестабильности как в обществе, так и в отношениях человека и окружающей среды. Трагический опыт Чернобыля - это уникальный социокультурный ресурс, который важно использовать для формирования и продвижения позитивного имиджа Беларуси в современную эпоху социально-экологических потрясений и нарастающей глобальной нестабильности в мире. То, что три десятилетия назад было знаком беды, благодаря упорному труду белорусов стало бесценным достижением.

Заключение

1. В отдаленном периоде после аварии на Чернобыльской АЭС все еще значительная часть (порядка 30-40 %) населения загрязненных территорий относится к группе риска, которую характеризует наличие неблагоприятных эмоционально-личностных изменений в связи с субъективными особенностями восприятия радиационной опасности. Поэтому информационно-психологическая защита населения загрязненных радионуклидами территорий должна рассматриваться как важный элемент государственной политики и обеспечения жизнедеятельности населения в ситуации существующего облучения.

2. Важнейшими аспектами информационно-психологической защиты населения являются: персонификация информационной политики в зави-

симости от проживания населения на территориях с различными уровнями радиоактивного загрязнения; создание системы ежегодного мониторинга социально-психологических проблем, состояния и уровня психологической безопасности населения.

3. Информационную работу с населением целесообразно ориентировать на его потребности; опираться на своевременную, адекватную и достоверную информацию; учитывать социальные особенности и психологию восприятия радиационного риска жителями сельской местности и городов; привлекать широкие слои населения к обсуждению и решению социальных проблем на государственном уровне с помощью СМИ, служб психологической поддержки, через организацию оперативной обратной связи «население - местные исполнительные и распорядительные органы».

4. Информационную деятельность по чернобыльской тематике следует выстраивать с учетом основных событий, которые формируют общее информационное поле, определяют специфику восприятия проблемы в обществе: прошедшего после чернобыльской катастрофы 30-летнего периода (что соответствует периоду полураспада основных дозообразующих радионуклидов цезия-137 и стронция-90); аварии на АЭС «Фукусима-1» в Японии 11 марта 2011 г.; строительства АЭС в Республике Беларусь.

Список использованных источников

1. Последствия облучения для здоровья человека в результате чернобыльской аварии : научное приложение D к Докладу НКДАР ООН 2008 года Генеральной Ассамблее [Электронный ресурс]. - ООН, Нью-Йорк. - 2012. - 182 с. - Режим доступа: http://www.unscear.org/docs/ reports/2008/12-55525_Report_2008_Annex_D_RUSSIAN.pdf. - Дата доступа: 12.06.2017.

2. Международный чернобыльский проект. Оценка радиологических последствий и защитных мер : доклад Международного консультативного комитета [Электронный ресурс]. -МАГАТЭ, Вена. - 1992. - 740 с. - Режим доступа: http://www-pub.iaea.org/MTCD/publications/ PDFZPub885r_web.pdf. - Дата доступа: 12.06.2017.

3. Число населенных пунктов, расположенных в зонах радиоактивного загрязнения, и численность проживающего в них населения по Республике Беларусь [Электронный ресурс]. -Режим доступа: http://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/solialnaya-sfera/demografiya_2/g/ nas_punkt_radoakt_zona_prosivachie/. - Дата доступа: 12.06.2017.

4. Мартищенкова, Е. В. Перспективы возрождения пострадавших от аварии на ЧАЭС территорий (по оценкам жителей загрязненных районов) / Е. В. Мартищенкова // Социол. альм. -Минск, 2015. - Вып. 6. - С. 182-191.

5. Нереальный мир. Чернобыльские мифы / Н. Я. Борисевич [и др.] ; под общ. ред. Н. Я. Бо-рисевича. - Минск : Ин-т радиологии, 2014. - 49 с.

6. Резолюция 71-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН от 8 декабря 2016 года [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/RES/71/125. - Дата доступа: 12.06.2017.

Поступила 01.09.2017 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.