Научная статья на тему 'Социальное исключение: новый синоним бедности или новые смыслы?'

Социальное исключение: новый синоним бедности или новые смыслы? Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
944
101
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Социальное исключение: новый синоним бедности или новые смыслы?»

СОЦИОЛОГИЯ

© 2006г. М.С. Астоянц

СОЦИАЛЬНОЕ ИСКЛЮЧЕНИЕ: НОВЫЙ СИНОНИМ БЕДНОСТИ ИЛИ НОВЫЕ СМЫСЛЫ?

Анализируя проблемы трансформирующихся обществ, ученые все чаще обращают внимание на социальное исключение - «механизм, отделяющий группы людей от главного социального потока» [1, р. 105]. Под исключением подразумевается постепенный процесс накопления ущерба, ведущий от полной интеграции через пограничное состояние надлома к полному отделению или изоляции от социума. При этом человек или социальные группы страдают от множества проблем: бедности, безработицы, дискриминации, плохих жилищных условий, болезней, разрушения семьи. Процессы исключения имеют нисходящий характер, когда каждая следующая ступенька еще больше сужает спектр доступных индивиду ресурсов и тянет его все дальше вниз, подобно снежному кому. Исключение -это недостаток не только материальных ресурсов, но и культурного и социального капитала, ослабление или разрыв социальных связей.

Ученые считают, что процесс социального исключения приобретает сегодня глобальный характер. Н. Луман писал в конце ХХ в.: «Наихудший из возможных сценариев в том, что общество следующего столетия примет метакод включения/исключения. А это значило бы, что некоторые люди будут личностями, а другие - только индивидами, что некоторые будут включены в функциональные системы, а другие исключены из них, оставаясь существами, которые пытаются дожить до завтра. Что забота и пренебрежение окажутся по разные стороны границы, что тесная связь исключения и свободная связь включения различат рок и удачу, что завершатся две формы интеграции: негативная интеграция исключения и позитивная интеграция включения. В некоторых местах... мы уже можем наблюдать это состояние» [2, с. 102].

Социальное исключение - не только научный, но и социально-политический концепт, широко распространившийся в западноевропейских дискуссиях, связанных с проблемами бедности, маргинальности и депривации, с середины ХХ в. и весьма популярный в наши дни. Впервые использовавшийся во французских политических дебатах в 1950-е гг. ХХ в. он широко распространился в Европе к концу 1980 - началу 1990-х гг., когда Совет министров ЕЭС принял резолюцию, призывающую бороться с социальным исключением и поддерживать интеграцию и солидарность в Европе, а некоторые европейские страны учредили организации по борьбе с исключением. Наиболее активно этот концепт используется в научных и политических дискуссиях в Великобритании, где с 1997 г. создана особая государственная структура Департамент социального исключения для борьбы с ним. Понятие социального исключения используется в течение сравнительно короткого времени, но, несомненно, указы-

вает на некий феномен, который «существовал всегда, но не имел подходящего названия» [3, р. 4]. Ведь многие проблемы, для определения которых используется этот термин, возникли значительно раньше, чем сам концепт. Хотя социальное исключение и является сравнительно новым концептом, его применению предшествовало использование некоторых неидентичных, но весьма близких понятий. И сейчас как одновременно, так и независимо от использования его в научных дискуссиях применяется ряд родственных ему концептов: бедность, социальное неравенство, андеркласс, марги-нальность, депривация.

Некоторыми учеными термин «социальное исключение» критикуется за то, что оно не привносит ничего нового в понимание реальности и представляет из себя ничто иное, как перелицованный старый концепт бедности. К примеру, М. Хилл, Дж. Дэвис, Э. Праут и К. Тисдэйл [4] описывают два частично перекрывающихся понимания социального исключения в Великобритании. Первое в широком смысле эквивалентно относительной бедности и означает состояние, в котором недостаток материальных ресурсов, особенно низкий доход, делают очень сложным для индивидов их участие в социальной деятельности в целом, ожидаемой в том обществе, где они живут. Второе означает состояние, в котором некоторые группы мар-гинализированы, обездолены или стигматизированы. Обычно здесь принимаются во внимание особенности, отличающие меньшинство от остального общества.

Попытаемся определить, что связывает и что отличает понятия исключения и бедности, постоянно соседствующие в публичном и научном дискурсах. Бедность можно считать одной из самых актуальных социальных проблем во всем мире. Поэтому ее изучению всегда уделялось самое серьезное внимание. Интерес к этой проблеме еще в середине XIX в. проявляли сторонники социал-дарвинизма (Г. Спенсер, Ф. Гиддингс, П.Ж. Прудон), считавшие бедность не только естественным, но и полезным для общества явлением, движущей силой его развития. Сторонники другого, социал-уравнительного или эгалитаристского подхода (К. Маркс, Ф. Энгельс, Э. Реклю), напротив, считали бедность ненормальным состоянием общества, с которым необходимо бороться, и предполагали, что ее возможно устранить при всеобщем равенстве и общественной собственности на средства производства. Во второй половине XIX в. возникает статистическо-социологическое направление (Ф. Ле-Пле, Ч. Бут, С. Раунтри), связанное с эмпирическим изучением условий жизни различных социальных групп, также рассматривавшее бедность как социальную болезнь общества. Проблеме бедности в Великобритании посвящены широко известные исследования П. Таунсенда [5].

Не удивительно, что термины «исключение» и «бедность» часто соседствуют друг с другом. Ведь именно последняя стала одним из важнейших факторов выхода дискуссии об исключении на общеевропейский уровень. К тому же бедность (уровень доходов) - первый из четырех индикаторов социального исключения, принятых в странах Евросоюза.

Бедность - центральная, но не единственная проблема исключения. Обязательно ли бедность будет вызывать социальное исключение? Это зависит от многих условий. Важно, во-первых, является ли бедность устойчивым или временным состоянием и какова степень этой бедности (например, Л.А. Гордон [6] выделяет 3 степени бедности: нищету, нужду и необеспеченность)? Во-вторых, единственная ли это проблема, или она дополняется другими (слабое здоровье, низкий уровень образования, плохие жилищные условия и т.п.)? Наконец, важно то, насколько оказывается доступной и действенной помощь социальных служб?

Бедность тесно связана с экономическими проблемами, а исключение скорее ассоциируется с социальными и психологическими. Это хорошо иллюстрирует утверждение Департамента социального исключения Великобритании: «Социальное исключение - это больше, чем просто низкий доход» [7].

В концепции социального исключения большое внимание уделяется кумулятивному характеру социальных процессов. В отличие от сформировавшейся в предшествующие десятилетия традиции изучения бедности как статичного явления (недостаточного уровня потребления) концепция исключения акцентирует внимание на динамических аспектах неравенства («процесс исключения»). В концепции социального исключения вводится понятие «множественности социальных проблем»: накопления подобно снежному кому взаимопорождающих негативных жизненных обстоятельств [8].

Бедность всегда связана с измерением определенных ее показателей. Существуют три концепции измерения бедности: абсолютная, депривационная и субъективная. Согласно концепции абсолютной бедности, бедными считают тех, кто имеет доходы ниже прожиточного минимума (такой способ измерения бедности принят в России). Депривационная концепция - европейскому стандарту измерения бедности. Здесь бедными являются те, стандарт жизни которых существенно отклонен от стандарта преобладающего в том или ином обществе. И, наконец, субъективная бедность относит к бедным тех, кто субъективно ощущает себя таковыми. Приверженцы теории социального исключения показывают ограниченность «финансового», статического подхода к изучению бедности, необходимость использования неэкономических индикаторов анализа процессов накопления неблагоприятных обстоятельств.

Интересно еще и то, что одни виды исключения теснее связаны с уровнем материального благополучия, чем другие. Например, исключение подростков

из-за недоступности популярных среди сверстников развлечений и модной одежды более обусловливается доходом семьи, чем исключение вследствие неадекватного поведения и школьной неуспеваемости.

То, что бедность - далеко не единственный показатель и причина социальной эксклюзии, подтверждают результаты эмпирического исследования, проведенного под руководством автора в рамках межрегионального проекта «Региональные модели социальной защиты и их влияние на социальное исключение (на материалах Республики Татарстан, Ростовской и Иркутской областей)»*.

Результаты первичного анализа кейс-стади в пос. Новониколаевский (Республика Татарстан), г. Шахты (Ростовская область) и пос. Хужир (Иркутская область) позволили выделить два вида социальной эксклюзии: городскую и сельскую. Для первой наиболее важным фактором оказался разрыв социальных сетей, одиночество. Например, в г. Шахты в так называемой «черной дыре» эксклюзии (в терминологии Н.Е. Тихоновой [9, с. 9] стадия полного разрыва социальных связей) оказались мигранты, особенно старшего поколения, так и не включившиеся в социальные связи, несмотря на длительный (более 10 лет) срок проживания на новом месте (в нашем случае речь идет о переселившихся из республик Северного Кавказа и Средней Азии); одинокие пожилые и молодые (выпускники интернатных учреждений, а также возвратившиеся из мест лишения свободы) люди в силу разорванных или утраченных семейных связей. И хотя факторы риска социальной эксклюзии многочисленны и взаимозависимы - утрата, разрыв родственных связей или плохие взаимоотношения с родственниками; отсутствие работы с точки зрения отсутствия сетей поддержки в трудовом коллективе; миграция как препятствие для налаженных отношений в соседстве и дружеских связей; слабое здоровье (инвалидность); малые доходы; плохое жилье или его отсутствие - все-таки именно родственные, соседские, дружеские связи могут стать эффективным «противоядием» от социального исключения. Результаты исследования показывают, что даже инвалиды, малообеспеченные и практически не получающие государственную социальную помощь не попадают в состояние глубокой эксклюзии, если они могут рассчитывать на поддержку своей семьи, родственников, соседей.

Сельская же эксклюзия оказалась не только тесно связанной с эксклюзией территориальной (именно территориальная удаленность и транспортные проблемы стали лейтмотивом многих интервью с жителями пос. Новониколаевский и пос. Хужир), но и одновременно с отсутствием развитой социальной инфраструктуры. Среди основных факторов социального исключения в сельских поселениях - недоступность получения, медицинского обслуживания, низкие доходы, плохие бытовые условия, невозможность использовать все положенные меры социальной защиты. В условиях территориальной удаленности (в частности, транспор-

* Исследование проводилось М.С. Астоянц, В.В. Куклиной и УИ. Сересовой в Республике Татарстан, Ростовской, Иркутской областях. Авторы выражают благодарность программе «Социальная политика: реалии XXI века» Независимого института социальной политики за поддержку в работе над проектом (проект № SP-02-2-07), финансируемой за счет средств Фонда Форда.

тное сообщение пос. Хужир, расположенного на острове Ольхон, с материком осуществляется при помощи единственного парома, который имеет строгое расписание, и в летний сезон требуется несколько часов, чтобы на автотранспорте дождаться своей очереди на паром и пересечь озеро) затрудняется и получение мер социальной поддержки (граждане не пользуются положенными им льготами, субсидиями, и не получают надлежащего социального обслуживания). Но и в этом случае крепкие социальные связи могут помочь в преодолении исключения: так, в пос. Новониколаевский в зону «серой» эксклюзии (промежуточная зона, согласно классификации Н.Е. Тихоновой [9, с. 9]) попали преимущественно пожилые одиноко проживающие граждане, однако степень эксклюзии до состояния «черной дыры» не доходит, поскольку соседские отношения становятся тем социальным капиталом, который помогает частично приспособиться к ситуации и компенсировать ее. Например, транспортная проблема - самая главная в поселке Новониколаевский - решается только одним способом: с помощью односельчан, имеющих личный автотранспорт. Аналогично решаются и другие социальные проблемы, такие как доступность здравоохранения и образования, бытовые вопросы.

Важным фактором исключения в кейсе пос. Хужир оказалась недоступность тех источников дохода, которыми пользуются остальные жители. Исключенными в Хужире можно назвать тех, у кого нет новых домов - на фоне быстрого роста благосостояния некоторых жителей и последовавшим за этим строительством внушительных особняков контраст с бараками, построенными в 1940-х гг., оказывается особенно сильным. Большой дом в поселке на побережье Байкала - это возможность принимать летом туристов. Из-за туристического бума высоко взлетели цены на квартиры, что не позволяет социально исключенным надеяться на улучшение жилья. Проблема низких доходов также частично решается с помощью ресурсов взаимопомощи: особо нуждающимся жителям поселка помимо государственной и региональной помощи оказывается поддержка местным предпринимателем.

Таким образом, бедность и социальное исключение можно рассматривать как дополнительные, взаимодействующие понятия, которые отображают, несмотря на наложения, различные виды ситуаций жизни. Социальное исключение не обязательно связано с недостатком материальных ресурсов, поскольку экономическое лишение автоматически не ведет к социальному исключению. Но бедность влечет за собой высокий риск социального исключения, фактически она является его важным критерием.

Концепция социального исключения ориентирована на практическую деятельность в сфере социальной

Ростовский государственный педагогический университет

политики. Она способствует пониманию того, что старые методы борьбы с бедностью в виде социальных пособий в лучшем случае позволяют поднять уровень потребления низших слоев, но не повышают «жизненные шансы» последних, фактически, консервируя их ущемленное положение. В то время как борьба с бедностью предполагает необходимость поддержки определенного уровня доходов, решение проблем социального исключения немыслимо без предоставления адекватных социальных услуг, способствующих интеграции, прежде всего таких, как образование и возможность трудиться. С точки зрения преодоления социальной эксклюзии остается недооцененным потенциал коммьюнити, который имеет огромное значение в повседневной жизни людей. Больше всего человеку в трудной жизненной ситуации помогает он сам и его соседи, друзья и родственники; и только потом - государственные органы власти; на последнем месте оказываются общественные организации. Таким образом, социальные сети, социальный капитал становятся ресурсом, помогающим преодолевать эксклюзию.

Литература

1. Giddens. A. The Third Way. The Renewal of Social Democracy. Cambridge, 1998.

2. ЛуманН. Глобализация мирового сообщества: как следует системно понимать современное общество // Социология на пороге XXI века: Новые направления исследований. М., 1998. С. 94 -108.

3. Page D. Communities in Balance. The reality of social exclusion on housing estates. York, 2000.

4. Hill M., Davis J., Prout A., Tisdall K. Moving the participation agenda forward // Children & Society. 2004. № 18. P. 77-96.

5. Townsend P. The concept of poverty. L., 1970; Townsend P. Poverty in the United Kingdom. Berkeley, 1979.

6. Гордон Л.А. Четыре рода бедности // Социологический журн. 1994. № 4. С. 18-36.

7. См.: Официальный сайт Департамента социального исключения Великобритании http://www.socialexclusionunit. gov.uk

8. См., например: Абрахамсон П. Социальная эксклюзия и бедность // Общественные науки и современность. 2001. № 2; Paugam S. Poverty and Social Disqualification: a Comparative Analysis of Cumulative Social Disadvantage in Europe // J.l of European Social Policy. 1996. Vol. 6. № 4; Martin C. French Review Article: The Debate in France over «Social Exclusion» // Social Policy & Administration. 1996. Vol. 30. № 4; Rutter M, Madge N. Cycles of Disadvantage: A Review of Research. L., 1976.

9. Тихонова Н.Е. Социальная эксклюзия в российском обществе // Общественные науки и современность. 2002. № 4.

_23 октября 2006 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.