Научная статья на тему 'Социально-философская проблематика в работах М. Фуко: пути к осмыслению'

Социально-философская проблематика в работах М. Фуко: пути к осмыслению Текст научной статьи по специальности «Философия»

CC BY
26
13
Поделиться

Текст научной работы на тему «Социально-философская проблематика в работах М. Фуко: пути к осмыслению»

С. А. Гашков

Социально-философская проблематика в работах М. Фуко: пути к осмыслению

Задачей представленной статьи является наметить пути исследования социальной философии классика современной французской социально-политической мысли М. Фуко (1926-1984), в плане содержащегося в его философии проекта того, что можно было бы обозначить как общественно-историческую онтологию. Такая перспектива рассмотрения представляется нам чрезвычайно плодотворной, так как позволяет высветить все ведущие моменты изысканий философа, зачастую работавшего на стыке философии и истории, а также философии и истории науки. Однако, если нельзя забывать центральной точкой размышлений для него остаётся человек в качестве общественного существа, то следует продолжать изучать социально-философское наследие Фуко в тесной связи с развитием социально-политических идей во Франции и основных тенденций французского общественного сознания, характерных для эпохи «холодной войны».

В этом плане, в ходе сравнительного исследования наследия данных мыслителей, можно выделить три пласта проблематики: логико-онтологический (связанный с пересмотром и критикой традиционной философской проблематики, господствовавшей особенно в гегельянстве и марксизме и связанной, в частности, с попытками создания теоретической метанауки на основе естественнонаучного и исторического детерминизма), аксиологический (то есть «этический», в случае Фуко, связанный с попытками осмысления роли общественных норм, институтов, традиций, государства, какими они предстают глазам философа в наши дни) и, наконец, геополитический (связанный с историко-политической ситуацией, в которой находилась Франция в послевоенную эпоху, напряжённой борьбой различных партий, выбора пути развития). Несомненно, все эти три измерения представляются актуальными для нас в настоящее время, так как не только выражают важнейшие стороны, определявшие ход развития философской мысли в ХХ веке, определённой всеми историческими вехами её развития, но и во многом позволяют проблематизировать сегодняшнюю философскую и историческую ситуацию.

Основная социально-философская проблема, на которой постоянно заостряет внимание Фуко, по нашему мнению, связана с тем, что современный человек, каким бы свободным он себя не считал, оказывается, в осуществлении этой своей свободы, перед необходимостью помыслить себя как радикально несвободное, радикально «социально-физически» определённое существо, полный смысл бытия которого никогда не может быть раскрыт из того, чем этот человек в настоящий момент является.

Возможно, именно поэтому, Фуко противопоставляет себя всяческим левым движениям, таким как западный марксизм или экзистенциализм Сартра, хотя, по сути, не враждебен им.

Не совсем верно было бы и записывать Фуко в структуралисты. В самом деле, в период «археологии» он говорит о структуре как базе социальных отношений и о знании как основной её характеристике. Но впоследствии он отказывается от такого видения социальной истории и предпочитает рассматривать её в различных аспектах (связанных, например, с отношениями господства и подчинения), проводя дистинкции между разными видами одного и того же дискурса (как, например, «пол» и «сексуальность»). Этот философский ход позволяет думать, что Фуко не только пытается обособить область социально-исторического, отказавшись от необходимой привязки её к истории научного знания, но и пытается обнаружить в существовании самого социального тела некоторые начала, позволяющие ему «конституироваться» как таковому.

Иными словами, мы должны будем попытаться показать, что Фуко в своей концепции истории, отказывается от наивного понятия онтологической «объективной» реальности, определяющей (детерминирующей) социальное бытие, и стремится обосновать автономию социального. Естественно, что такая автономия не может мыслиться как некий навечно установленный порядок «вещей», но как порядок, устанавливаемый в данной конкретной культурной и исторической ситуации посредством «слов», то есть совокупности наличных коммуникативных отношений, носящих «позитивные» характеристики.

В этом смысле, социально-философская концепция Фуко может быть рассмотрена с точки зрения того влияния, которое на него было оказано со стороны философии языка. Таким образом, поскольку автономная область социальной реальности не может быть рассматриваема как онтологическая реальность в полном смысле этого слова, но существует в пространстве сказанного и распадается на две области: означающего и означаемого. Иными словами, речь идёт о том, что мы можем с полным правом, говоря о Фуко, различать в его философии между общественным бытием, и общественным сознанием, поскольку всякий дискурс присутствует как элемент человеческой социальности.

Поэтому неудивительно, что мы находим у Фуко критику того же исторического материализма, который, хоть и исходит из задач и результатов анализа социального мира, в конечном итоге упирается на онтологию реальности, замкнутую на трансценденцию мира природного, и которая, в свою очередь, обнаруживается «археологией» как продукт исторических изменений внутри общественного бытия и мышления.

«Марксизм внутри мышления XIX века, - пишет Фуко, - всё равно, что рыба в воде: во всяком другом месте ему нечем дышать.»1 Речь идёт не о том, чтобы подтвердить или опровергнуть Маркса, но показать, что никакая социальная теория не может быть обращена в догму посредством наукообразных доказательств, поскольку сама логика этой аргументации необходимо замкнута на тот социальный мир, в котором она произведена.

Рассмотрев общественное бытие как преимущественно «эмпирическую» область, раскрытую для критического анализа совокупностью социальных наук, Фуко переходит к самой продуктивной силе («потенции») общественного сознания, производящей социальные значения, которую он обозначает как безличную и повсеместно распространённую «власть». Таким образом, выступив с программой «антиантропологизма» и «антидиалектизма» в гуманитарном знании, Фуко совершил прорыв в историческом знании, который некоторые историки (П. Вейн) поняли как революцию. В свою очередь, своей критикой, направленной против политизации и авторитаризма в различных социальных институтах, он нашёл себе множество союзников, например, среди так называемых «антипсихиатри-стов» (Лэйнг, Купер), пытавшихся доказать неприменимость репрессивных мер в психиатрии.

Следует подчеркнуть оригинальность мысли Фуко, движущейся от социальной философии к философии политической, и формирующей на этом пути понятие «биовласти» или «биотехнической власти», которым, по нашему мнению, он характеризует сущность современного состояния человека, «минимизируя» при этом всякую духовно-ценностную его составляющую. Определяя цель последних двадцати лет труда, в семидесятых годах, он пишет: «...она состояла не в том, чтобы анализировать феномены власти, ни в том, чтобы заложить основания для такого анализа. Я хотел скорее создать историю различных модусов субъективации человеческого бытия в нашей культуре»2.

Современный человек, во всех областях его повседневной жизни, становится предметом политической манипуляции, через идентификацию, классификацию и нормализацию дискурса. Но, поскольку, согласно Фуко, власть позитивна, и «сопротивление» сопровождает действие власти лишь как некий модус, то очевидно, что человеческая субъективность присутствует во всех своих «модусах» в «социальной микрофизике» современности, которую можно охарактеризовать через биологизм и техницизм.

И в этом смысле, не совсем верно было бы, как это часто делают, упрекать Фуко в заведомом «галлоцентризме», то есть в предпочтительном отношении к французской культуре среди всех остальных. На наш взгляд,

1 ФукоМ. Слова и вещи. - С. 287.

2 FoucaultМ. Deux essais sur le sujet et le pouvoir. - p. 297.

210

скорее всего, речь идёт о том, что современное французское общество, с его остатками традиционализма, продолжает совершать стремительный и «брутальный» переход к постиндустриальному капитализму, который входит в двоякое отношение с рациональной философией французов. С одной стороны, отвержение порождаемого этой эпохой культа денег и «биотехнологий»1 влечёт за собой широкий культурный протест, выразителями которого являются многие левые движения. С другой стороны, страх перед утратой традиций и национальной идентичности в процессе глобализации приводит к опасливому отношению к социал-демократическому наследию французского духа и к сползанию в консерватизм. В обоих случаях, мы имеем дело с тем, что можно назвать поиском «социального недискурсивного», то есть попытками человека изменить то общественное сознание, которое ему навязывается всем общественным бытием. Эти заметные тенденции, которые, по нашему мнению, и предвидел Фуко, не могут оставаться без внимания и для представителей других культур.

Однако Фуко во многом принадлежит своему времени, и его критика авторитаризма и политизации повседневной жизни может быть без сомнения увязана также и с его оценкой политической ситуации в современном ему мире, мире эпохи «холодной войны». Поэтому, после сравнительного анализа основных понятий и этапов развития социальной философии Фуко, мы можем обратиться к тому, как он оценивал собственно положение дел в странах «социализма», в странах Восточной Европы, и особенно в Советском Союзе. Понятно, что отношение к странам «марксизма степей»2 было и должно было быть, особенно в 60-70-е годы, двояким: коммунистическая партия, членом которой являлся одно время и сам Фуко, хоть и теряла популярность, всё же имела достаточно сильное влияние во французском обществе. Несмотря на то, что у Фуко нет специальных работ, посвящённых судьбам «реального социализма», мы считаем интересным обратить внимание, в свете его социальной философии, на анализ этих процессов, пользуясь материалом ссылок разбросанных в его статьях и выступлениях.

Небезынтересно в этой связи также прояснить базис проекта политической философии, который Фуко вынашивал, но из-за преждевременной кончины не успел осуществить. Нам думается, что важнейшим философским ходом, предпринятым им в этом направлении, явилось так называемое «возвращение к грекам», то есть изучение зарождения духа греческой демократии как начала развития европейской «субъективистской» цивилизации.

1 Этот термин Фуко мы используем в том же значении: власть над повседневной жизнью людей проявляет себя в медико-биологическом и в технократическом дискурсе.

2 выражение Фуко.