Научная статья на тему 'Социально-экономические реформы в России (1761 -1796 гг. )'

Социально-экономические реформы в России (1761 -1796 гг. ) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
3061
216
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Финансы и кредит
ВАК
Область наук

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Муравьева Л.А.

Внутриполитические реформы Петра III отвечали основным направлениям развития страны, но методы их обнародования и проведения не обеспечили императору поддержки и популярности. Инициативу перехватила более решительная и прагматичная Екатерина Алексеевна. Время правления Екатерины II это период резких противоречий между ее программными заявлениями и реальной политикой, апогей самодержавия и «золотой век» дворянства. Несмотря на Крестьянскую войну, царствование северной Семирамиды отличалось внутриполитической стабильностью и активной внешней политикой…

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Социально-экономические реформы в России (1761 -1796 гг. )»

Страницы истории

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ РЕФОРМЫ В россии (1761 - 1796 гг.)

л. а. Муравьева,

кандидат исторических наук, доцент кафедры социально-политических наук Финансовая академия при Правительстве рФ

Правление Петра III. с самых первых дней своего правления Елизавета Петровна стала задумываться о продолжении правящей династии и наследнике. Преемником императрицы 15 ноября 1742 г. был официально объявлен ее племянник герцог Шлезвиг-Голштинский карл Петер Ульрих, родившийся в 1728 г. сын Голштин-Готторпского герцога карла Фридриха и родной сестры императрицы цесаревны Анны Петровны, он одновременно был внуком Петра I и карла XII и мог претендовать на два престола — шведский и российский. Мальчик рано остался без родителей и воспитывался гофмаршалом Брюммером, скорее солдатом, чем педагогом. Мальчика плохо кормили, строго наказывали и мало заботились о развитии его ума и духовных качеств. В 13-летнем возрасте карл Петер прибыл в россию. Мальчика окрестили в православную веру, назвали Петром Федоровичем, объявили великим князем и наследником престола. елизавета Петровна окружила ребенка вниманием и заботой, старалась заменить ему мать и пополнить его скудные познания, продолжая обучение на русский и православный манер. но сформировавшееся в своих индивидуальных качествах дитя не поддавалось перевоспитанию. В 1744 г. наследника женили на ангальт-Цербстской принцессе софии Августе Фредерике, ставшей с переходом в православие екатериной алексеевной. с годами отношения тетки и племянника окончательно испортились. наследник отдалялся от двора. Большую часть времени он находился в подаренном императрицей Ораниенбауме, проводя время в кутежах и военных учениях. Он не принимал и не разделял елизаветинских принципов внутренней и внешней

политики. Петербургское общество шокировало его вызывающее поведение в церкви и пропрусские симпатии. не сложились его отношения и с женой, более образованной, интеллектуально развитой и одаренной натурой.

императрица так была недовольна племянником, что подумывала сделать наследником сына Петра и Екатерины Павла Петровича, а родителей отправить в Голштинию. инициаторами плана были Шуваловы, старавшиеся, подобно Бирону, удержаться у власти при малолетнем императоре. План провалился [1]. двадцатилетнее правление Елизаветы Петровны закончилось 25 декабря 1761 г. императором стал Петр III Федорович. Его недолгое царствование длилось всего полгода.

В отечественной историографии Петру III очень не повезло. современники и потомки обрушили на него массу нелепых и несправедливых обвинений. О Петре III нелестно писали его современники. В основном это воспоминания участников июньского переворота 1762 г. источники такого рода всегда отличаются субъективностью, пристрастностью и предвзятостью. Прежде всего, самый большой вклад в создание образа «урода» внесла Екатерина II в составленных ею «собственных записках императрицы Екатерины II». В мемуарах речь идет о 18 годах супружеской жизни и совершенном перевороте. на этом воспоминания обрываются. Екатерина писала, изменяла и редактировала «собственные записки» на протяжении всей жизни. В ее стремлении всячески очернить и унизить супруга говорит оскорбленная женщина и стремление отомстить ему всеми доступными способами. неприглядный образ Петра III дан в

мемуарах А. Болотова, ученого и писателя. Иного и нельзя ждать от приятеля Г. Орлова, фаворита Екатерины и главного организатора переворота. Критический взгляд на императора Е. Р. Дашковой также продиктован личными мотивами. Она была подругой и сподвижницей Екатерины Алексеевны. К тому же ее родная сестра Елизавета была фавориткой Петра III, чего княгиня никак принять не могла. Удивительно, что многие историки XIX в., в том числе и В. О. Ключевский, некритически подошли к воспоминаниям современников и безоглядно поверили препарированной информации. В последние годы исследователи начинают критически осмысливать то, что нам известно о печально знаменитом императоре.

За шесть месяцев своего правления Петр III успел сделать важные шаги во внешней и внутренней политике. Россия участвовала в Семилетней войне, разгромила прусские войска и заняла Берлин. Смена власти изменила курс внешней политики. Петр III прекратил военные действия против Пруссии, заключил с нею договор о выводе войск без всяких условий и контрибуций. Более того, предложил совместно выступить против дании. Плохо, что Россия не извлекла никаких выгод из одержанных побед. Но зачем она вообще вмешалась в конфликт двух европейских коалиций, вызванный обострением англо-французских отношений в борьбе за колониальные владения? Елизавета Петровна долго противилась вступлению в эту войну. Уступив настойчивости своего окружения, она поняла ошибку и дала задание канцлеру Воронцову искать все возможности для заключения мира, даже ценой потери территорий в Восточной Пруссии. новый император довел это начинание до конца [2].

несмотря на то, что у Петра III вряд ли был четко продуманный план преобразований, его внутренняя политика также сулила серьезные перемены. Уже в январе 1762 г. император заговорил о свободе вероисповедания и прекращении преследования старообрядцев. Эта идея была реализована рядом сенатских и именных указов. но главные и знаменитые реформы пришлись на февраль 1762 г. Одним из первых был подписан указ о секуляризации церковных земель, т. е. передаче церковных и монастырских земельных владений с жившими на них крестьянами в ведение государства. Эта давно назревшая мера не была новостью в России. Достаточно вспомнить спор «иосифлян» и «нестяжателей», намерение Ивана III лишить церковь земельной собственности во второй половине XV в. Это был бы второй шаг после церковной реформы

Петра I по уменьшению могущества русской православной церкви.

К числу важнейших законодательных актов, подписанных Петром III и имевших большое общественное и политическое значение, следует отнести Манифест о вольности дворянства. Подписанный документ запрещал телесные наказания для дворян и освобождал их от обязательной службы государству, существующей на протяжении многих веков. Отныне дворянин мог свободно выезжать за границу и там наниматься на службу, что в прежние времена рассматривалось как измена. Манифест имел серьезные политические и социальные последствия, так как разрушал сложившуюся за века и закрепленную реформами Петра I систему общественных отношений. Как справедливо пишет А. Б. Каменский: «...Манифест означал решительную победу дворянства в его борьбе с государством за обретение своих сословных прав», что «имело первостепенное значение для процесса консолидации дворянства как сословия, формирования его корпоративного и сословного самосознания» [3]. Многие дворяне воспользовались данным правом и оставили службу либо перешли с военной на гражданскую службу.

Американский ученый Р. Джоунс увидел в принятии Манифеста финансовую подоплеку: невозможность прокормить большую армию в мирное время. Это сомнительно. Петр любил армию и средств на ее содержание не жалел, к тому же он собирался воевать против Дании. По предположению исследователя М. Раева, государство с помощью Манифеста хотело направить энергию дворянства в хозяйственное русло [4]. По крайней мере, многие дворяне уехали в свои имения, и это способствовало развитию провинциальных городов и расцвету садово-парковой культуры и усадебной архитектуры. В любом случае Манифест внес радикальные изменения в существующую систему социальных отношений, так как наделил одно сословие правами и привилегиями, не свойственными другим сословиям, и нарушил базис крепостнических отношений, обусловливающий владение крепостными обязательной службой. Связь государства с крепостными крестьянами через помещиков частично прервалась, а владельческие права дворян усилились. Такое положение подкрепил последующий в марте указ о запрещении фабрикантам покупать крестьян к заводам без земли. Это не только установило монополию дворян на владение крестьянами, но и сдерживало развитие промышленности в условиях отсутствия

рынка свободной рабочей силы. Как справедливо пишет В. Д. Соловей: «... освобождение дворянства от обязательной службы указом Петра III при сохранении крепостнических порядков для низов подрывало моральную санкцию существующего порядка» [5].

Третья важная реформа состояла в ликвидации «Тайной канцелярии» — органа политического сыска, созданного Петром I в 1718 г. и наводившего ужас на все население страны. В Манифесте «Об уничтожении тайной розыскной канцелярии» признавалось, что наличие системы тайных доносов оказывает на общество развращающее действие. Запрещалось произносить страшную фразу «Слово и дело», после которой немедленно начинался розыск, сопровождаемый чудовищными пытками.

Экономическая область также не осталась без внимания нового императора. В марте 1762 г. появился Манифест, в котором объявлялась война монополиям, расширялся экспорт хлеба и провозглашался принцип свободы торговли. изменения принципов внешней торговли и снятие ограничения на экспорт сырья свидетельствовали о наступлении эры новой торговой политики и о приведении законодательства в соответствие с новейшими экономическими теориями того времени. Дальнейшее продолжение получила денежная реформа П. и. Шувалова, начатая в 1757 г. Сенат одобрил предложения П. и. Шувалова о перечеканке монет. Они заключались в том, чтобы к имеющимся 14, 5 млн рублей по 16-рублевой стопе прибавить еще 1,5 млн таких монет, чтобы их в обращении стало 16 млн руб. Затем эти монеты перечеканить по 32 руб. из пуда так, чтобы в обращении оказалось 32 млн медных монет, а прибыль казны составила бы 16 млн руб. Передел всей имеющейся серебряной монеты Шувалов предлагал осуществить в 72-ю пробу. Руководить этой операцией была призвана созданная при сенате Главная экспедиция передала монет во главе с бригадиром М. А. Яковлевым. Петр III утвердил доклад Сената [6]. Кроме того, император, подобно Елизавете Петровне, попытался получить кредит у Голландии и создать новый банк.

Мы видим, что в деяниях Петра III нет ничего неразумного и сумасбродного. Провозглашенные им реформы были радикальны и своевременны. их модернизационный характер отвечал интересам страны и определил ее дальнейшее развитие на ближайшие 100 лет, обеспечив расцвет крепостнической системы. Дворянство обрело новый политический статус, превратившись в единственное

господствующее и привилегированное сословие. Однако прогрессивные для своего времени реформы проводились в спешке, непродуманно и без объяснения, что породило не только просто недовольных, но и активную оппозицию. К этому прибавилось недовольство гвардии, которую заставили заниматься ее прямым военным делом и намеревались отправить на войну с Данией. К тому же император явно недооценил своей жены. Амбиции и тщеславие Екатерины Алексеевны подогревали уязвленное самолюбие и инстинкт самосохранения. Опираясь на гвардию и нейтралитет высших сановников, она 28 июня 1762 г. совершила государственный переворот. Неглупый человек Петр III оказался плохим государственным деятелем, лишенным политического чутья и реализма. В опасный момент ему не хватило решительности и бойцовских качеств. С такими прославленными военными среди своих сторонников, как П. А. Румянцев и Б. К. Миних, опираясь на Кронштадтскую флотилию, он вполне мог подавить начавшийся гвардейский мятеж. Екатерина захватила престол, а Петр письменно подтвердил свое отречение, после чего был перевезен в Ропшу. Там, находясь под охраной гвардейцев и лично А. Орлова, 6 июля он скончался при невыясненных обстоятельствах. Народу было объявлено, что смерть наступила «от геморроидальных колик».

Коронация императрицы проходила 22 сентября 1762 г. в Успенском соборе Московского Кремля. Торжественное действие сопровождалось народными гуляниями с угощением. На ивановской и Красной площадях высились пирамиды хлеба, жареные быки, бараны и прочая снедь. Три ночи непрерывно били фонтаны вина и водки. из 120 дубовых бочек, в каждую из которых входило до 5 тыс. руб. разменной монеты, в народ разбрасывали деньги [7].

«Просвещенный абсолютизм» Екатерины II. За 17 лет российского пребывания в качестве великой княгини Екатерина Алексеевна прошла суровую жизненную школу. Муж откровенно пренебрегал ею. Родившегося сына сразу же отлучили от матери, подарив 100 тыс. руб. Его растили и воспитывали при Елизавете Петровне, в результате чего мать и сын не питали друг к другу теплых чувств на протяжении всей жизни. имея достаточно свободного времени, владеющая языками, неглупая Екатерина коротала свой досуг за чтением французских романов. Вскоре от чтения беллетристики она перешла к чтению книг по истории и знакомству с трудами европейских философов-просветителей. Она жад-

но впитывала новейшие достижения европейской философской, политической и экономической мысли. Идеи просветителей не только развили природный ум молодой женщины, привили ей вкус к интеллектуальному труду, но и легли в основу ее политической программы. Знакомство с принципами Просвещения и стремление использовать их в своей государственной деятельности были характерны для ряда европейских правителей. В исторической литературе период за несколько десятилетий перед Французской революцией 1789 г. получил условное название «просвещенного абсолютизма». Русская императрица вела оживленную переписку с Вольтером, Даламбером, публицистом и дипломатом бароном Ф. Гриммом. Со своими учеными корреспондентами Екатерина II была щедра. Известно, что Гримм почти за 20 лет переписки получил от императрицы 500 тыс. руб. У энциклопедиста Дидро она купила библиотеку, оставив ее в пожизненное пользование и назначив ученого библиотекарем с пенсионом в 1 000 франков в год. Когда ей напомнили о неуплате, она распорядилась выплатить не только задолженность, но и сумму пенсии за 50 лет вперед [8]. Как ни привлекательны были кабинетные теории, Екатерина никогда не теряла чувства реальности, прагматизма и ясности ума.

В правлении Екатерины II (1762 — 1796 гг.) по социально-политической направленности реформ и действий можно выделить два этапа, разделительной чертой которых служит Крестьянская война под предводительством Е. И. Пугачева (1773 — 1775 гг.). В конце жизни больная и постаревшая императрица перешла к реакции, выразившейся в борьбе против идей Французской революции, введении цензуры и преследовании русских просветителей.

С первых же дней правления Екатерине II пришлось задуматься над формой правления. В стране объявились силы, во главе с воспитателем наследника и ближайшим советником императрицы Н. И. Паниным, которые полагали, что Екатерина должна оставаться правительницей до совершеннолетия Павла. В помощь ей предлагалось учредить Императорский совет из четырех статских секретарей и двух советников, в присутствии которых императрица должна была обсуждать дела и выносить резолюции. Под видом укрепления монархии Панин старался воплотить в жизнь идею ограничения самодержавия. Поначалу Екатерина проявила колебания и подписала указ, но затем надорвала его, сохранив монархию в неприкосновенности. Позднее в «Наказе» императрица написала: «Государь есть самодержавный; ибо никакая

другая, как только соединенная в его особе, власть не может действовать сходно с пространством толь великого государства.. Всякое другое правление не только было бы России вредно, но и в конец разорительно» [9].

Как государственного деятеля Екатерину отличали рационализм, тщательная продуманность и неспешность при принятии решений, а также хорошее знание людей и умение опираться на их сильные стороны. Исповедуя принцип постепенности, императрица не спешила с реформами, а старалась внимательно изучить состояние государственных дел. Однако обстановка требовала принятия неотложных решений. Преобразования начались с центральных органов управления. Она убедилась, что внутри Сената царят разногласия и враждебность, работа идет медленно и беспорядочно, указы не исполняются, а сами сенаторы слабо представляют себе, какой страной руководят. Екатерина на свои 5 руб. приказала купить сенаторам атлас [10]. Она воспользовалась планом Н. И. Панина и провела сенатскую реформу. Сенат разделили на шесть департаментов с определенными функциями государственного управления и, сохранив ему роль контрольного и высшего судебного органа, лишили его законодательной власти. С разделением Сенат утратил свою монолитность и прежнее значение. Все вопросы императрица решала единолично, изредка собирая Совет крупных сановников по ее выбору. На департаменты были разделены и некоторые коллегии.

С первых дней царствования Екатерина отменила указ Петра III о секуляризации церковных земель, опасаясь недовольства духовенства. Но вопрос остался. Более того, императрица вплотную столкнулась с финансовыми проблемами. Государственная казна опустела, армия не получала жалования, крестьяне волновались, раскольники бежали, Россия не пользовалась кредитом и доверием за границей. В своих записках она писала: «В 1762 году при вступлении моем на престол я нашла сухопутную армию в Пруссии за две трети жалование не получившею. Внутри империи заводские и монастырские крестьяне почти все были в явном непослушании властей, и к ним начали присоединяться местами и помещичьи» [11]. Спустя два года императрица восстановила указ и приступила к секуляризации населенных церковных земель. Принять такое решение помогли низкий авторитет духовенства, сочувствие многих дворян секуляри-зационным процессам в надежде на пожалования церковных имений и волнения монастырских

крестьян, не желавших подчиняться братии. В феврале 1764 г. появился указ о секуляризации вотчин церквей, монастырей и архиереев с жившими в них крестьянами. Два миллиона монастырских крестьян передавались в ведение специально созданной Коллегии экономии и, получив название экономических, обрели статус государственных крестьян. Вместо монастырской барщины они платили денежный оброк государству, получили в пользование часть монастырских земель и большую возможность заниматься ремеслом и торговлей. Положение монастырских крестьян улучшилось, церковь лишилась основной части доходов. В ходе реформы более половины монастырей было упразднено: из 881 осталось 385. Для содержания сохранившихся «штатных» монастырей с определенным числом монахов экономические крестьяне облагались полуторарублевым налогом. Общая сумма налога была больше, чем шло на содержание монастырей, поэтому ежегодный доход государства составлял более 600 тыс. руб. [12]. Так Екатерина продолжила реформу Петра I по превращению церкви в часть государственного аппарата, а сословия духовенства — в штатных чиновников и лишения его политической силы. Государство само определяло число штатных монастырей и монахов, которых содержало за казенный счет. Не попавшие в штат вынуждены были искать другое применение своим силам. Церковь оказалась не только в административной, но и в финансовой зависимости от государства.

Запустив механизм секуляризации церковных земель, Екатерина II обратилась к реорганизации системы управления необъятными российскими просторами. Своеобразие Российской империи состояло в сохранении в ряде провинций средневековых традиций и особенностей. Наиболее ярко это обстоятельство было выражено в Новгороде, Смоленске, Прибалтике и на Украине. Новая императрица полагала, что мощное абсолютистское государство, к созданию которого она стремилась, должно строиться и управляться по единой схеме и принципам. Предметом пристального внимания стала украинская автономия. Формально Украина управлялась выборным гетманом, в городах действовало Магдебургское право (самоуправление), а крестьяне могли свободно переходить от одного владельца к другому, что затрудняло сбор податей. Осенью 1764 г. Екатерина II упразднила украинское гетманство, отправив в отставку гетмана К. Разумовского (родного брата А. Разумовского, фаворита Елизаветы Петровны) и назначив на Украину

генерал-губернатора П. А. Румянцева. Постепенно ликвидировались городские и казачьи свободы, а на крестьян распространились крепостнические порядки в полном объеме.

Под скипетром Екатерины ее ближайшие сановники Г. Г. Орлов и Р. И. Воронцов в 1765 г. выступили учредителями Вольного экономического общества. В его задачу входило оказание помощи помещикам в распространении передового опыта рационального ведения сельского хозяйства и повышения производительности крепостного труда. Общество издавало «Труды», в которых печатались работы по агрономии, ведению хозяйства, животноводству.

В том же году Екатерина II продолжила, начатое при Елизавете Петровне генеральное межевание, т. е. определение четких границ всех земельных владений. Развитие экономики и занятие предпринимательством представителей многих сословий требовали упорядочения земельных границ. В этом вопросе усердствовали дворяне, требуя легализации своих незаконных захватов казенной земли и ликвидации крестьянских самовольных владений как основания и закрепления будущих прав. Генеральное межевание сопровождалось продажей помещикам по заниженным ценам казенных степных земель.

Самым заметным мероприятием в духе политики «просвещенного абсолютизма» стало создание Комиссии по составлению нового Уложения. Во второй половине XVIII в. в России продолжало действовать Соборное Уложение Алексея Михайловича 1649 г. Устаревшее Уложение пытались заменить новым сводом законов многие монархи XVIII в., но безуспешно. Из трудов Просветителей императрица знала, какую важную роль они отводили Закону государства. Она не отказала себе в удовольствии снискать лавры просвещенной законодательницы. В отличие от своих предшественников Екатерина выбрала нестандартный путь выработки законодательства, так как была убеждена, что неудачные попытки упираются в деятельность сановников, выдвигающих на первый план не просто узкосословные дворянские, а именно аристократические интересы. Она решает создать Комиссию на выборной основе из представителей всех сословий для выработки Закона, отвечающего интересам всего народа. Вооружившись трудом Ш. Л. Монтескье «О духе законов» и Ч. Беккариа «О преступлениях и наказаниях», Екатерина II приступила к написанию инструкции для будущих депутатов, получившей название Большого наказа.

Два года она тайно работала над документом, после чего представила его на суд ближайшего окружения. Оппоненты императрицы подвергли материал строгой цензуре и убрали из него самые смелые положения. как пишет А. Б. каменский: «сохранившиеся документы позволяют утверждать, что камнем преткновения был вопрос о крепостном праве, которое императрица считала экономически вредным и противоречащим принципам гуманности и справедливости» [13]. Екатерина II намеревалась законодательным путем создать третье сословие, которое она именовала средним.

Появившийся в печати в 1767 г. «Наказ» состоял из 22 глав и введения. В нем Екатерина II изложила свои взгляды на монархическую власть, законы, развитие народного хозяйства, наследственное право, наследие и кодификацию. В соответствии с императорским манифестом комиссия по составлению нового Уложения начала работать в Москве в июле 1767 г. Она состояла из 572 депутатов, избранных по территориально-сословному принципу от дворян, горожан, казаков, черносошных крестьян и нерусских народов Поволжья и сибири. духовенство представлял один депутат от синода. крепостные крестьяне не имели в комиссии своих представителей. Цель деятельности комиссии как учреждения парламентского типа состояла в выработке новых законов.

депутаты предстали перед императрицей в Грановитой палате, и на первом заседании выбрали председателем генерала А. И. Бибикова. Екатерина II хотела слышать откровенные суждения представителей сословий. некоторые исследователи полагают, что она присутствовала во время прений в отгороженной ширмами части зала. Уже первые заседания Уложенной комиссии показали, что депутаты плохо подготовлены к своей миссии. их беда состояла в том, что они имели низкий образовательный уровень, не обладали юридическими знаниями, так как в россии отсутствовала такая наука, как юриспруденция, не отличались широтой кругозора и политической культуры. консервативно настроенные депутаты предпочитали обсуждать и утверждать только узкосословные и групповые интересы. дворянство было больше всего озабочено сохранением для себя исключительного права владеть деревнями, крестьянами и не намеревалось делиться сокровенными привилегиями с представителями других сословий. Горожане и купцы требовали подтвердить их исключительное право на занятие торговлей и наделить их некоторыми дворянскими привилегиями, в частности возмож-

ностью покупать крестьян. Владеть крестьянами, т. е. иметь рабов, в россии хотели многие, в том числе духовенство и казачество.

купец из рыбинска А. Попов требовал: «Предоставить купцам право устраивать фабрики и заводы, покупать к ним крестьян для исправления потребных работ... Дворянству не дозволять торговать и ни у кого, ни под каким видом, покупать купеческое право, ибо дворянство имеет свое собственное право, заключающее в себе большие преимущества, и носить драгоценное дворянское имя. им следует предоставить продажу только того, что производится в их вотчинах по их хозяйству, не дозволяя ничего скупать у других.. .надлежит иметь старание о приведении в лучшее состояние земледелия их крестьян.». Депутат от коммерц-коллегии с. Меженинов по вопросу о праве заведения фабрик предлагал: «Пускай бы все искали своей пользы, и в этом нет никакого стыда; только бы один другому не давали помешательства. Всего бы лучше было, если бы дворяне заводили такие фабрики, каких еще не существует в России» [14]. В последних числах декабря комиссия переехала в Петербург и там работала до декабря 1768 г.

Просвещенная Екатерина не могла не задумываться над проблемой крепостничества в россии. По ее мнению, крепостное право — это форма рабства, противная природе человека, и ее надо искоренять. Не случайно еще в 1765 г. Вольное экономическое общество объявило конкурс на лучшее решение крестьянского вопроса. среди представленных проектов имелось незначительное число, в которых речь шла об отмене или ограничении крепостного права. Предложения остались без внимания, но само их появление — свидетельство актуальности поднятого вопроса. В проекте «наказа» Екатерины Второй, данного на прочтение некоторым депутатам до публикации, самым большим переделкам и сокращениям подверглись статьи, осторожно говорящие о свободе крестьян, их собственном суде, о жестокости помещиков. В работе Уложенной комиссии крепостные крестьяне не участвовали. В общем хоре речей крепостнически настроенных депутатов только в одном из наказов с мест прозвучали призывы к облегчению участи крепостных в статье «О учинении закона, как поступать в случае того, когда от побой помещиков случится людям смерть». Депутат коробьин, вскрывая причины бегства крестьян, указал на жестокое обращение со стороны помещиков, большие оброки и притеснения, вплоть до конфискации добытого

трудом имущества. Призывов депутата об ограничении власти помещиков практически никто не поддержал. На примере выступлений депутатов комиссии императрица наглядно убедилась в том, что об облегчении крепостнической участи задумывается ничтожное меньшинство людей в России. Основная масса настроена консервативно и намерена стойко защищать свои привилегии. В своих «Записках» Екатерина горько сожалеет: «Едва посмеешь сказать, что они такие же люди, как мы, и даже когда я сама это говорю, я рискую тем, что в меня станут бросать каменьями. даже граф Александр сергеевич строганов, человек самый мягкий и, в сущности, самый гуманный, у которого доброта сердца граничит со слабостью, как даже этот человек с негодованием и страстью защищал дело рабства, которое бы должен был изобличать весь склад его души» [15].

Убедившись, что почва «для освобождения крепостных крестьян.оказалась совершенно неудобною» , Екатерина отказалась от замысла проведения столь радикальной реформы без поддержки со стороны определенных социальных сил. В реальной жизни вместо смягчения участи крепостных последовали указы, усугубившие их зависимость от произвола помещиков. содержание воинских команд, присланных для усмирения выступления крепостных, возлагалось на самих крестьян. Помещики получили право отправлять крепостных на каторгу на установленные ими сроки. крестьянам было запрещено подавать жалобы на своего владельца непосредственно в руки государя. Непослушные подвергались ссылке в Нерчинск. Закон, запрещавший продавать крестьян без земли с публичного торга за долги помещика, оставался на бумаге и не принимался сенатом к исполнению. В целом на протяжении XVIII в. объем крестьянских повинностей вырос в 12 раз. В письмах к Вольтеру просвещенная законодательница могла без зазрения совести написать: «Впрочем, в России подати столь умеренны, что нет у нас ни одного крестьянина, который бы, когда ему ни вздумалось, не ел курицы, а в иных провинциях с некоторого времени стали предпочитать курицам индеек». Молодой А. с. Пушкин назвал Екатерину II «Тартюфом в юбке и короне» [16]. Теперь понятно, почему ее так возмутила книга А. с. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву». Вопреки убеждению о благоденствии ее народа, автор не уставал описывать ужасы крепостного права.

За полтора года работы Уложенная комиссия не рассмотрела всех подлежащих ее обсуждению

вопросов, и тем более не выработала нового кодекса законов. Однако ее работа не прошла бесследно. «комиссия уложения, — писала Екатерина, — быв в собрании, подала мне свет и сведения о всей империи, с кем дело имеем и о ком пещися должно» [17]. Императрица лучше, чем в процессе поездок по стране, получила полное представление о думах, чаяниях и настроениях российского общества. Познание уровня самосознания и самоидентификации социальных слоев помогли Екатерине II в будущем определить правильную стратегию, тактику и темпы реформ. Под предлогом начала русско-турецкой войны комиссию в конце 1768 г. распустили.

Закончился первый реформаторский период Екатерины II. Начало 70-х гг. XVIII в. было неспокойным и тревожным. В 1771 г. в Москве вспыхнул «чумной бунт». самым главным социальным потрясением стало восстание под предводительством Е. Пугачева, провозгласившего себя чудом спасшимся Петром III. Главными действующими силами восстания были казаки, крестьяне и нерусские народы Поволжья. Размах и жестокость восстания поразили императрицу. Пугачевщина наглядно показала консерватизм низших слоев общества, не имевших никакой общественно-конструктивной идеи, а мечтавших уничтожить дворянство и занять его место. Подавив восстание и жестоко расправившись с его зачинщиками, Екатерина II приступила к новому витку реформирования страны. Главный объект заботы и неусыпной деятельности правительницы определить нетрудно, если учесть, что вторая половина ее царствования вошла в историю как «золотой век дворянства».

На этот раз императрица взялась за совершенс -твование местного государственного управления и усиление в нем роли дворянства. с издания в ноябре 1775 г. «Учреждения для управления губернией Всероссийской империи» началось изменение административно-территориального деления и выстраивание системы местных органов управления на основе проведения в жизнь губернской реформы. Вместо существовавшего трехчленного областного управления — губерния, провинция, уезд — оставались — губерния и уезд. Екатерина пошла по пути разукрупнения губерний, постепенно увеличивая их число до 25, 41, 50. Губернии с 300 — 400 тыс. жителей делились на уезды с 20 — 30 тыс. жителей. В основе административного деления лежал не национальный или экономический, а демографический принцип. Во главе губернии лично императрицей ставился губернатор, известный ей выдающимися способностями. Он же возглавлял

исполнительное учреждение — губернское правление, состоящее помимо него из двух советников и прокурора. Финансовым учреждением в губернии была казенная палата во главе с вице-губернатором. Палата ведала всеми казенными сборами, подрядами и различными постройками. В казначействе губернии аккумулировались казенные доходы.

Губернская реформа способствовала частичному проведению в жизнь принципа разделения властей, так как отделяла исполнительную власть от судебной. В судопроизводство также вносились изменения: высшие судебные инстанции имели две отделенные палаты — уголовного и гражданского суда. Однако суд продолжал базироваться на сословном принципе. Для дворян существовал верхний земский суд; для купцов и мещан — губернский магистрат; для однодворцев и государственных крестьян — верхняя земская расправа.

Впервые в России создавались новые органы специального назначения для выполнения социальных функций — приказы общественного призрения. Они занимались делами просвещения (народные школы), благотворительностью (сиротские приюты, богадельни), здравоохранением (больницы). В некоторых случаях две или три губернии объединялись под властью одного наместника или генерал-губернатора. При проведении реформы обнаружилось, что имеется недостаток городов уездного значения, поэтому почти 200 крупных и развитых сел были преобразованы в уездные города. К концу царствования Екатерины II в России насчитывалось 610 городов. В стране проживало 37 млн человек, из которых почти 19 млн составляли люди мужского пола [18]. Организацию внутригородского управления регламентировал «Устав благочиния, или полицейский» (1782 г.). Город делился на части во главе с частным приставом и на кварталы, в которых имелся квартальный надзиратель. Названные подразделения функционировали под руководством Управы благочиния, которая контролировала все вопросы — от хозяйственно-экономических до полицейских.

Перемены коснулись и финансовой политики правительства. По причине постоянной нехватки денег государственный бюджет сводился с дефицитом. Приходилось прибегать к разным способам добывания денег. Один из них состоял в эксплуатации регалии серебряных и медных монет. С 1769 г. казна впервые приступила к выпуску бумажных денег—ассигнаций. Их внедрение в повседневную жизнь было непростым. Население не доверяло новым деньгам и старалось обзаводиться «настоящими», т. е. метал-

лическими. Опасения были небезосновательными, так как государство выпускало ассигнации без меры и обесцененные деньги приходилось уничтожать. Расширялась и совершенствовалась банковская система. Продолжили существование Дворянский и Купеческий (Коммерческий) банки, в Москве и Петербурге были созданы Ассигнационные банки. С 1770 г. банки начали принимать деньги на хранение. В 1772 г. появились первые ссудные и сохранные кассы краткосрочного кредита. В 1786 г. на базе ранее существовавших банков были учреждены Государственный ассигнационный и Государственный заемный банки. При Екатерине II впервые иностранные займы получило государство в Амстердаме и Генуе. В 1769 г. Сенат по заданию императрицы разработал условия получения длительного (на 10 лет) займа. За время своего правления Екатерина прибегала к получению займов 20 раз на общую сумму в 75 млн гульденов. Часть новых займов шла на погашение внешнего долга из расчета до 5 % государственного бюджета. В годы царствования Екатерины II впервые применили операцию реструктуризации долга. Полностью екатерининские займы были погашены в 1891 г. [19].

Завершив реорганизацию системы управления, Екатерина II перешла к созданию сословного законодательства. В 1785 г. появилось несколько Жалованных грамот. Первой была опубликована Жалованная грамота дворянству, подтвердившая все их вольности, данные Манифестом 1762 г., и прибавившая новые. Дворяне получили эпитет «благородные» и имели монопольное право на владение крестьянами, землями и недрами; право основывать заводы и фабрики и оптом продавать вотчинную продукцию; право на своих землях заводить торги и ярмарки; освобождение от налогов и телесных наказаний. В случае уголовного преступления имение дворянина не конфисковывалось, а переходило к законным наследникам. Дворяне получали особое право на создание губернских и уездных собраний. Подобная привилегия ставила их в исключительное положение относительно других сословий и способствовала выработке самосознания, корпоративного единства и чувства чести. Дворянские собрания созывались раз в три года и выбирали из своей среды губернских и уездных предводителей. В этом пункте проявились не только права, но и зависимость от власти, так как право участвовать в дворянских собраниях получали лица не моложе 25 лет с доходом не менее 100 руб. в год и обязательно состоявшие на государственной службе.

Вторым документом стала Жалованная грамота городам, рассматривающая весь спектр вопросов городских жителей в условии отсутствия сформировавшегося «третьего» сословия и слабости нарождающейся русской буржуазии. Городское население делилось на шесть разрядов. В первый разряд входили собственники домов или земель, к ним относились также дворяне и духовенство. Второй разряд объединял купцов трех гильдий, принадлежность к которым определялась размером капитала. В первую гильдию записывались купцы с капиталом от 50 до 10 тыс. руб., во вторую — с капиталом от 10 до 5 тыс. руб., в третью — с капиталом до 5 тыс. руб. Купцы первой и второй гильдий не подвергались телесным наказаниям. Все купечество освобождалось от рекрутской повинности и уплаты подушной подати, которую заменили гильдейским сбором. Ремесленники, охваченные цеховой системой, составляли третий разряд. В четвертый разряд входили иногородцы и иностранные гости, постоянно проживающие в городе. В пятый разряд объединялись «именитые граждане» — ученые, художники, банкиры («которые деньги переводят»), оптовые торговцы и судовладельцы. В шестой разряд входили посадские люди, которые кормились промыслом, рукоделием и другой работой.

Население в соответствии с разрядами заносилось в Городовую обывательскую книгу. Большинство горожан входили в третий и шестой разряды. Они получили название мещан, определяющееся как особое сословие с наследственными наказаниями, правами и привилегиями. Крестьяне, жившие в городе, не входили в состав городского общества в условиях крепостного права, что сдерживало рост городского населения. Городские обыватели с 25 лет раз в три года участвовали в формировании органа городского самоуправления — городской думы. Они выбирали городского голову и шесть главных (по одному от каждого разряда). Шестигласная сословная дума заседала регулярно и следила за порядком и текущими делами, расходами, доходами, торговлей, общественными постройками, сбором податей и исполнением казенных повинностей. Дума действовала как исполнительный орган городского самоуправления при сосредоточении всей действительной власти в руках городничего и полицмейстера. Статья 153 Жалованной грамоты городам дозволяла населению создавать частные кредитные организации для выдачи ссуд в случае нужды, несчастий и на торговые операции. В XVIII в. указанной возможностью воспользовались лишь в Вологде. Ее жители основали обществен-

ный банк, собрав для этой цели небольшую сумму в 2 263 руб. из мелких взносов купцов, мещан, ремесленников. Медленно, но верно размер оборотных средств к 1810 г. достиг почти 30 тыс. руб. [20].

Самым многочисленным сословием оставалось крестьянство и его было невозможно игнорировать. Екатерина II составила третью Жалованную грамоту, касающуюся крестьян, но не всех, а государственных, именуя их «свободными сельскими жителями». Для них была разработана система управления и прав, сходная с правами горожан. Совокупность всех грамот составляла целостное представление императрицы о способе устройства российского общества. Однако третья грамота не была обнародована. Екатерина II отказалась от рискованного шага по вступлению в единоборство с дворянами относительно крестьянского вопроса, так как хорошо понимала, что такое упорство может стоить не только трона, но и головы. Но даже увидевшие свет две грамоты имели решающее значение в деле окончательного создания стройной сословной системы российского общества. К концу XVIII в. большую часть населения России (94, 5 %) составляло неоднородное в экономическом отношении крестьянство, из которого 45 % было казенных и однодворцев, 55 % — помещичьих крепостных. На долю мещан приходилось 2,5 % населения. Купцы, духовенство и дворянство составляли по 1 % каждое из сословий [21]. Образовательная реформа призвана была «воспитать новую породу людей» и создать стройную систему сословных учебных заведений для благородных дворян, мещан и разночинцев. В этот же период началось зарождение и становление российской благотворительности, способствующей развитию образования и культуры.

Таким образом, внутриполитические реформы Петра III отвечали основным направлениям развития страны, но методы их обнародования и проведения не обеспечили императору поддержки и популярности. Инициативу перехватила более решительная и прагматичная Екатерина Алексеевна. В. О. Ключевский назвал ее «последней случайностью на русском престоле», которая «твердым, хотя и неслышным шагом шла по намеченному пути, подкрадываясь к престолу» [22]. Время правления Екатерины II — это период резких противоречий между ее программными заявлениями и реальной политикой, апогей самодержавия и «золотой век» дворянства. Несмотря на Крестьянскую войну, царствование северной Семирамиды отличалось внутриполитической стабильностью и активной внешней политикой.

литература

1. см.: Анисимов Е.В., Каменский А.Б. Россия в XVIII — первой половине XIX века. М., 1994. с. 138.

2. см.: Шильник Л. Черные дыры российской истории. М., 2007. с. 162 — 163.

3. Каменский А. Б. От Петра I до Павла I. Реформы в России XVIII века. Опыт целостного анализа. М., 1999. с. 309.

4. Там же. с. 310.

5. Соловей В. Д. кровь и почва русской истории. М., 2008. с. 109.

6. см.: Юхт А. И. Денежная система в России (20-е — начало 60-х гг. XVIII в.) // Отечественная история. 1992. № 5. с. 85.

7. см.: Заичкин И. А., Почкаев И. Н. Русская история. От Екатерины Великой до Александра II. М., 1994. с. 8.

8. Там же. с. 22, 23.

9. Цит. по: Заичкин И. А., Почкаев И. Н. Русская история. М., 1992. с. 787.

10. см.: Каменский А. Б. Екатерина II. // Вопросы истории. 1989. № 3. с. 75.

11. Записки императрицы Екатерины Второй. М., 1989. с. 537, 538.

12. см.: Заичкин И. А, Почкаев И.Н. Русская история. От Екатерины Великой до Александра II.

с. 21; Каменский А. Б. От Петра до Павла I. Реформы в России XVIII века. с. 390.

13. Анисимов Е. В., Каменский А. Б. Указ. соч. с. 159.

14. см.: Заичкин И. А., Почкаев И. Н. Русская история. От Екатерины Великой до Александра II. с. 33, 34.

15. Записки императрицы Екатерины Второй. с. 175.

16. см.: Заичкин И. А., Почкаев И. Н. Русская история. От Екатерины Великой до Александра II. с. 21.

17. Записки императрицы Екатерины Второй. с. 119.

18. см.: Заичкин И. А., Почкаев И. Н. Русская история. От Екатерины Великой до Александра II.

с. 102.

19. см.: ХейфецБ. А. кредитная история России. Характеристика суверенного заемщика. М., 2003. с. 13, 14; Анисимов Е. В., Каменский А. Б. Указ. соч. с. 172.

20. см. : Морозан В. В. История банковского дела в России (первая половина XVIII — первая половина XIX в. ) сПб. , 2004. с. 51.

21. см. : Корнилов А. А. курс истории России XIX века. М. , 1993. с. 25, 30.

22. Ключевский В. О. сочинения в девяти томах. М. , 1988. Т. V. с. 6, 24.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.