Научная статья на тему 'Социальная политика в 1941-1945 гг. И участие в ней молодежи (на материалах Кировской области)'

Социальная политика в 1941-1945 гг. И участие в ней молодежи (на материалах Кировской области) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
505
49
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА / ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА / МОЛОДЕЖЬ / SOCIAL POLICY / GREAT PATRIOTIC WAR / YOUTH

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Гончаров Г.А.

Данная публикация посвящена анализу трудового вклада молодежи как отдельной возрастной группы советского общества в проведение различных мер социальной политики в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Приводятся примеры из повседневной жизни Кировской области, представлявшей собой во время войны тыловой регион. Молодые люди в силу социально-возрастных особенностей представляли собой наиболее активную группу советского общества, внесшую значительный вклад во все значимые мероприятия военного времени. Участвовала молодежь и во всех основных направлениях работы государства по помощи социально незащищенным категориям населения детям, пожилым людям, инвалидам войны, семьям фронтовиков, раненым и больным солдатам и офицерам. Юноши и девушки оказывали не только материальную помощь нуждавшимся, но и меры моральной поддержки проводили занятия с детьми, посещали детские дома, помогали семьям красноармейцев. Участие молодых людей в большей степени было основано на энтузиазме, что смогло отчасти компенсировать нехватку ресурсов на снабжение населения в условиях приоритетного обеспечения фронта.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Social policy in 1941-1945 and the participation of young people in it (on materials of the Kirov region)

The given publication is devoted the analysis of the labour contribution of youth as separate age group of the Soviet society in carrying out of various measures of social policy in days of the Great Patriotic War 1941-1945 Are resulted examples from an everyday life of the Kirov region representing during war rear region. Young men owing to socially-age features represented the most active group of the Soviet society which have brought the considerable contribution to all significant actions of a wartime. And the youth participated in all basic directions of work of the state on the help to socially not protected categories of the population to children, older persons, disabled veterans, families of front-line soldiers, wounded men both sick soldiers and officers. Young men and girls rendered not only material aid requiring, but also encouragement measures conducted lessons with children, visited children's homes, helped families of Red Army men. Participation of young men has been in a greater degree based on enthusiasm that could compensate partly shortage of resources on supply of the population in the conditions of priority maintenance of front.

Текст научной работы на тему «Социальная политика в 1941-1945 гг. И участие в ней молодежи (на материалах Кировской области)»

УДК 947.084.8:316.334.3-053.81(470.342)

Социальная политика в 1941-1945 гг. и участие в ней молодежи (на материалах Кировской области)

Гончаров Г. А.

заместитель председателя Законодательного собрания Кировской области,

Кировский одномандатный избирательный округ № 25. 610005, г. Киров, ул. Профсоюзная, 69.

E-mail: goncharov@zsko.ru

Аннотация: Данная публикация посвящена анализу трудового вклада молодежи как отдельной возрастной группы советского общества в проведение различных мер социальной политики в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Приводятся примеры из повседневной жизни Кировской области, представлявшей собой во время войны тыловой регион.

Молодые люди в силу социально-возрастных особенностей представляли собой наиболее активную группу советского общества, внесшую значительный вклад во все значимые мероприятия военного времени. Участвовала молодежь и во всех основных направлениях работы государства по помощи социально незащищенным категориям населения - детям, пожилым людям, инвалидам войны, семьям фронтовиков, раненым и больным солдатам и офицерам. Юноши и девушки оказывали не только материальную помощь нуждавшимся, но и меры моральной поддержки - проводили занятия с детьми, посещали детские дома, помогали семьям красноармейцев.

Участие молодых людей в большей степени было основано на энтузиазме, что смогло отчасти компенсировать нехватку ресурсов на снабжение населения в условиях приоритетного обеспечения фронта.

Ключевые слова: социальная политика, Великая Отечественная война, молодежь.

Social policy in 1941-1945 and the participation of young people in it

(on materials of the Kirov region)

Goncharov G. A.

Deputy Chairman of the Legislative Assembly of the Kirov region, Kirov single-mandate electoral district № 25. 69 Profsoyuznaya str., 610005, Kirov.

E-mail: goncharov@zsko.ru

Abstract: the given publication is devoted the analysis of the labour contribution of youth as separate age group of the Soviet society in carrying out of various measures of social policy in days of the Great Patriotic War 1941-1945 Are resulted examples from an everyday life of the Kirov region representing during war rear region.

Young men owing to socially-age features represented the most active group of the Soviet society which have brought the considerable contribution to all significant actions of a wartime. And the youth participated in all basic directions of work of the state on the help to socially not protected categories of the population - to children, older persons, disabled veterans, families of front-line soldiers, wounded men both sick soldiers and officers. Young men and girls rendered not only material aid requiring, but also encouragement measures - conducted lessons with children, visited children's homes, helped families of Red Army men.

Participation of young men has been in a greater degree based on enthusiasm that could compensate partly shortage of resources on supply of the population in the conditions of priority maintenance of front.

Keywords: Social policy, the Great Patriotic War, youth.

Начавшаяся 22 июня 1941 г. Великая Отечественная война обострила социальные проблемы советского общества, поставив под угрозу независимость и существование государства. Закономерным было приоритетное обеспечение различных потребностей фронта: в вооружении, продовольствии, обмундировании, социальных ресурсах. С первых же дней войны жизнь тыла была тесно взаимосвязана с достижением цели победы, но, несмотря на ограниченность ресурсов и тяжесть испытаний, государство находило возможности хотя бы минимальной заботы о нуждающихся и наименее защищенных категориях населения.

Молодежь как социально-возрастная группа общества считалась, с одной стороны, наиболее патриотически и идеологически проверенной, с другой стороны, в силу физиологических закономерностей возраста, молодые люди являлись наиболее активной частью общества.

© Гончаров Г. А., 2017 72

Под социальной политикой нами понимается комплекс проводимых государством мер по поддержке минимально необходимого уровня жизни и развития определенных слоев населения: детей, женщин, пожилых людей. Реалии войны, потребовавшие большого отрыва ресурсов на фронт, внесли свои суровые коррективы в возможности государства по обеспечению и поддержке потребностей населения.

Среди основных направлений социальной политики военных лет можно выделить следующие: материальная и трудовая поддержка семей фронтовиков, помощь инвалидам войны, размещение эвакуированного населения, забота о детях и подростках, оставшихся без родителей, развитие сети детских образовательных и воспитательных учреждений, работа медицинских учреждений, трудоустройство и помощь людям, занятым на производстве.

Проблема социальной политики в 1941-1945 гг. и ее отдельных аспектов на региональном уровне за последние десятилетия остается в центре внимания историков. Обобщающим трудом в этом направлении можно считать исследование Г. Г. Загвоздкина, на материалах Волго-Вятского региона раскрывающего работу партийных и государственных органов по улучшению сферы услуг, преодолению товарного голода, развитию здравоохранения и иную помощь населению [1].

Отдельные направления социальной политики военных лет также не остались без внимания. В серии статей и диссертационном исследовании М. Н. Свинцовой изучается проблема военной медицины Кировской области [2]. Работы Ф. А. Киселева посвящены проблемам эвакуации в Кировскую область в военное время и основным мерам государства в этом направлении [3]. Вопросы социального обеспечения инвалидов войны исследуются О. А. Гришиной [4], социально-демографические проблемы периода Великой Отечественной войны (включая заботу государства об инвалидах, детстве и материнстве) в Кировской области являются предметом изучения Н. В. Чернышевой [5].

По нашему мнению, в свете необходимости обеспечить победу на фронте и производство в тылу, приоритетными направлениями деятельности молодежи стали именно ратные подвиги и трудовые свершения. На XII Пленуме ЦК ВЛКСМ 8 апреля 1944 г. было принято письмо Сталину, в котором сформулированы основные направления деятельности комсомола и молодежи в годы войны: увеличение производительности труда, работа в промышленности и в сельском хозяйстве, восстановление разрушенного немцами народного хозяйства, забота о детях фронтовиков [6].

Уровень жизни последних предвоенных лет в области был не самым высоким. Кировская область представляла собой регион с преимущественно сельским населением: по данным переписи населения 1939 г., из общего количества населения в 2 млн 334 тыс. человек в городах и рабочих поселках проживало 348 тыс. человек, в сельской местности - 1 млн 986 тыс. [7] (или около 85%).

Согласно данным, приводимым исследователями, к середине 1941 г. государство располагало относительно небольшими резервами продовольствия и фуража, объем которых был рассчитан на шесть месяцев [8]. Уровень потребления основных продуктов питания в среднем по региону был ниже физиологического минимума, особенно по таким видам продуктов, как мясо, рыба, фрукты, молоко. Произошло и уменьшение распределения зерна крестьянам на трудодни и производства хлеба - составлявшего основной продукт в годы войны [9]. В войну и первые послевоенные годы среди крестьян - основной массы населения региона и главных производителей продовольствия - уровень потребления был ниже, чем у рабочих [10].

С первых дней войны в область стали эвакуировать предприятия и население. Только за полгода после начала войны в регионе разместили около 30 тыс. эвакуированных детей [11]. Временно проживающих (эвакуированных) на 1 января 1944 г. всего было 77 052 человека, в том числе 24 713 мужчин и 52 339 женщин [12]. Эвакуированные продолжают жить на территории области и после окончания войны. Так, на 1 июля 1945 г. здесь оставалось 51 180 человек эвакуированного в годы войны населения [13]. Размещение детей было приоритетной задачей: на 10 декабря 1942 г. в регионе насчитывалось 69 детских домов, в том числе 51 школьный, 15 дошкольных, по сравнению с довоенным периодом их сеть увеличилась в три раза: перед началом войны в области было всего 23 таких учреждения. Только для эвакуированных из Ленинграда и Ленинградской области был организован 41 детский дом [14]. Однако возможностей обеспечить всем детям достойные условия возможности не было. Например, питание детей, находящихся в больнице Верховинского района и страдающих дистрофией, выглядело следующим образом: на 80 человек в день отпускалось по 5 кг мяса (по 62,5 г на человека), 10 литров молока (по 125 г), немного крупы, хлеба по 600 г на человека в день. Меню не отличалось большим разнообразием: завтрак - суп молочный, обед - суп мясной, ужин - чай без сахара и молока. Масло и сахар отсутствовали полностью.

Одной из важнейших забот государства стала помощь семьям военнослужащих. Уже 26 июня 1941 г. выходит Указ Президиума Верховного Совета СССР, согласно которому семьям военно-

служащих рядового и младшего начальствующего состава (большинство состава армии), призванных по мобилизации, назначалось от государства пособие, размер которого варьировался в зависимости от наличия в семье количества трудоспособных, детей до 16 лет, а также места жительства [15]. В случае призыва на фронт молодых людей в порядке комсомольских мобилизаций составлялись списки для обеспечения их семей денежным пособием. Согласно законодательству деньги семьям должны были выплачиваться через военкоматы в размере месячной заработной платы после поступления указания из штаба войсковой части [16]. На практике ждать такой помощи приходилось достаточной долго.

Только в одном областном центре в 1943 г. проживало 15 120 семей военнослужащих (включая 3 тысячи эвакуированных семей) с общим количеством членов семей 40 тысяч человек. Данные по всем ведомствам были приблизительные в связи с постоянным изменением числа отправленных на фронт и отсутствием строгого учета данной категории семей. Из данного числа получали государственное пособие 5 777 семей (или 37%), пенсии за счет отделов социального обеспечения получала 901 семья (или 6%), по денежным аттестатам - 3 921 семья (или 26%), авансом в счет денежных аттестатов - 356 семей (или 2,5%), непосредственно денежными переводами - 100 семей (или 0,5%).

Зачастую условия жизни некоторых семей фронтовиков (1943 г.) оставляли желать лучшего: нередкими были случаи голода, истощения, дистрофии. В колхозе «Память Ленина» у жены красноармейца Глушковой Т. А. трое детей, все истощены, лежат в постели, в колхозе им. Сталина Драновского сельсовета у колхозницы Маниной П. В. трое детей и старуха мать опухли от голода. Жены красноармейцев писали на фронт мужьям (перехвачено цензурой, стиль авторов сохранен): Дюпина А. А., деревня Шмаки Верхаланского сельсовета: «Нас красноармеек снабжают так, что приходится ходить на все четыре стороны, хоть с голоду умирай. В колхозе хорошего ждать нечего, семян нет, лошадей нет, фуража нет, скоро все подохнем с голоду». Черемных А. А. из д. Орлово Рождественского сельсовета: «Мы живем очень плохо, голодаем, едим подохший скот. Продала твои ботинки, возила пальто, но не продала. Три дня сидим голодные. Я бы тебе написала, но сердце твое не буду тревожить что мы едим» [17]. После подобных писем, перехваченных военной цензурой, по комсомольской линии направлялись молодые люди для оказания посильной помощи, государство не бросало семьи фронтовиков на произвол судьбы, как раз и направляя молодежь на оказание помощи родным и близким ушедших на фронт. Секретарь обкома комсомола писал секретарю Опаринского районного комитета ВЛКСМ в 1942 г.: «В обком ВЛКСМ поступило письмо от Никифоровой Нины Павловны, сестра которой Никифорова Зоя Павловна мобилизована Вами в части противовоздушной обороны. После ее отъезда у нее умерла мать. В семье осталась одна сестра с двумя маленькими ребятами, муж погиб на фронте, у нее самой порок сердца и склероз. Проявите к семье товарища Никифоровой теплую отеческую заботу, побывайте там, окажите необходимую помощь, чтобы ее сестра-комсомолка была спокойна за судьбу своей семьи» [18].

В Кировской области семьям призванных в Красную армию с 1 июля 1941 г. по 1 марта 1943 г. было выдано государственных пособий на сумму 216 933 000 рублей. Инвалидам войны с 1 июля 1941 г. по 1 февраля 1944 г. было выдано пенсий на сумму 86 174 000 рублей. Кроме того, выдано пособий на рождение и погребение 51 100 руб., единовременная помощь деньгами: за счет областного бюджета за 2,5 года войны 702 900 рублей, из них 245 000 рублей за 1941-1942 гг. вместе с семьями военнослужащих. За счет общественных и хозяйственных организаций в 1943 г. -191 000 рублей, промтоварами и продуктами питания - 1 090 000 рублей, натурой - хлебом 6 038 цент., дровами - 12 589 кубометров, 39 голов скота, построено три дома [19]. И если выдача материальных благ была прерогативой государственных и общественных организаций, то помощь по заготовке дров, строительству, помощь в быту становится приоритетом молодежи. В годы войны в регионе сложилось и тимуровское движение, участвовавшие в нем дети и подростки заботились о семьях фронтовиков, детях, оставшихся без родителей, занимали детей, пока родители были на работе. Семьи мобилизованных были на учете в комсомольских организациях. В порядке помощи жен красноармейцев устраивали на работу, выписали и привезли дрова [20]. В другом районе отремонтировали квартиру, устроили детей в детские сады, помогали семьям в случае болезней, других неурядиц.

Символом военного времени стал рост числа детей, оставшихся без родителей, которых стремились разместить в детские дома, семьи, на предприятия. Далеко не всегда подростки попадали в сносные бытовые условия. Например, по распоряжению начальника областного управления милиции на завод № 38 направлялись задержанные по тем или иным причинам беспризорные подростки от 14 лет и старше. С одной стороны, это помогало увеличить количество рабочих рук на заводе и

позаботиться о судьбе молодых людей, убрать их с улицы. С другой стороны, данное предприятие не имело возможности более широко использовать на работе подростков. Не хватало жилплощади, материальных средств, вследствие чего вчерашние беспризорники, попавшие под опеку завода, расселялись в порядке уплотнения по городу, были плохо одеты и обуты [21].

Существовали примеры установления молодыми людьми опеки над детьми фронтовиков. Уроженец Кировской области, капитан Тихоокеанского флота Петр Безносиков взял на воспитание девочку-сироту, родители которой погибли от рук немцев. Случай стал широко известен, что послужило примером для других молодых людей Кировской области. Девушка Зинаида Игнатьева в 1942 г. взяла на воспитание маленького мальчика, сына умершего медработника Новожиловой, отец которого был в рядах Красной армии. В обком комсомола она написала письмо следующего содержания: «Что ты сделал для своих братьев и сестер? Такой вопрос вправе задать страна в суровые дни войны каждому комсомольцу и комсомолке, и каждый из нас обязан дать на него ответ. Мы сталинские питомцы и по-сталински должны относиться к нашим детям. Я беру на воспитание сына... Я приложу все усилия для того, чтобы вырастить его, обещаю воспитать в нем самые высокие качества, свойственные лучшим людям нашей страны. Война охватила нас, сделала нашу семью еще более дружной, и детям, осиротевшим в эти дни, мы не дадим погибнуть, мы выручим их, воспитаем, на то мы и люди социализма. Такой мой ответ стране, нашей партии и любимому Сталину» [22].

Направлением социальной политики стала работа по содержанию системы детских учреждений. Несмотря на то что через два месяца после начала войны к 1 сентября 1941 г. общее число учеников школ по стране составило только 76,2% от запланированного, помещений для школ не хватало. По г. Кирову девять школьных помещений были заняты различными учреждениями и общежитиями, а занятия в оставшихся школах проводились в четыре и пять смен. Не лучше была картина и в других регионах: по плану в 1941-1942 учебном году в Мордовской АССР должно было быть 106 школьных интернатов с числом детей 2 421 человек, а было только 20, из которых семь закрыты из-за отсутствия топлива. В Алтайском крае вместо 175 интернатов было только 74 [23]. По результатам обследования готовности школ к началу 1944-1945 учебного года региональные власти отметили следующие факты. Из подлежащих ремонту 2 137 зданий было отремонтировано только 1 252. Особенно плохо обстояло дело с ремонтом в части школьных зданий г. Кирова, Бело-холуницкого, Верхошижемского, Кырчанского и Уржумского районов. Школьная мебель в большинстве школ ремонтировалась силами учителей, в ряде школ не хватало мебели. При годовой потребности школ области в 356 250 кубометрах дров на начало осени заготовлено было только 234 069, а подвезено непосредственно к школам только 48 321 кубометр. Выделялись как неблагополучные по заготовкам дров районы Белохолуницкий, Зюздинский, Кильмезский, Котельничский, Кайский, Верхошижемский, Татауровский, Малмыжский, Кильмезский, Пижанский. Неудовлетворительно обеспечены школы были тетрадями, учебно-наглядными пособиями, школьно-письменными принадлежностями [24]. В ответ на такое положение дел молодежь области брала на себя обязательства полностью осуществить в 1944 г. закон о всеобщем обязательном обучении, обеспечить школы оборудованием, наглядными пособиями. «Мы шефствуем над женской школой № 1 -писали комсомольцы завода "Физприбор" Сталину, - и выяснили, что в этой школе не хватает учебно-наглядных пособий по физике, химии и другим предметам. Обсудив этот вопрос на общезаводском комсомольско-молодежном собрании, мы решили: полностью обеспечить нашу подшефную школу учебно-наглядными пособиями. Для чего силами комсомольцев и молодежи в нерабочее время изготовить необходимые приборы. Кроме этого в течение января-марта дать сверх плана 15 тыс. 870 штук различных приборов на сумму 65 тыс. руб. для других школ Кировской области и освобожденных районов. Призываем всех комсомольцев и молодежь промышленных предприятий Кировской области в честь 25-летия ВЛКСМ обеспечить наши школы учебно-наглядными пособиями, создать все условия детям для нормальной учебы» [25].

Молодежь помогала детям и трудовым участием. Например, 8 марта 1942 г. по инициативе комсомольцев был организован воскресник, в котором участвовали более 70 тысяч человек, заработано 408 тыс. рублей, отданных детям. Существовала практика установления шефства над детскими учреждениями, в ходе которой молодые люди проводили различные работы: распиловку дров, перевозку вещей, строили для детей горки, организовывали прогулки с ними на улице, изготавливали своими силами игрушки, санки, другие детские вещи. Также проводились концерты, ремонт помещений, посещались детские интернаты. Комсомольцы Верхне-Скопинского сельсовета проявили инициативу и стали активными участниками в создании денежного и продовольственного фонда для детей, первыми внесли по 50 рублей. Комсомольцы Яранского педагогического института взяли шефство над 40 детьми, совместно с преподавателями ставили

концерты, вырученные в ходе которых деньги (750 рублей) направили на питание детей и покупку детских вещей. Молодые люди Вожгальского района распилили дров на сумму 684 рубля, в Кузиковском интернате организовали починку печей, в Сунском интернате - ремонт здания. Наиболее ответственные брали на воспитание детей домой, к концу 1942 г. по региону молодежью было усыновлено около 80 детей, еще 150 детей собирались взять на воспитание, находились под патронатом более 500 детей. Прося передать ребенка из интерната на воспитание, могли давать такое обещание: «В наших семьях дети найдут материнскую ласку и нежную заботу. Растите, наши дорогие дети! Вы - самое ценное, самое дорогое в нашей жизни» [26].

Находясь в условиях острой нехватки ресурсов и обеспечивая потребности фронта, государство стало прибегать к иным источникам социальной помощи населению. Одним из них стал энтузиазм молодежи, охваченной в своем большинстве патриотическим подъемом и искренне желавшей помочь своей стране. Молодые люди участвовали в социальной помощи вне основного рабочего времени, которая проводилась на общественных началах и не оплачивалась. Государство не считало нужным, а может быть, не обладало возможностями учета итогов участия и вклада молодежи в социальную политику, приводя только в качестве примеров (и используя их в идеологической работе и патриотическом воспитании) наиболее яркие проявления помощи от тех или иных детей, подростков и молодежи.

Еще одним направлением политики государства была работа медицинских учреждений, особенно военных госпиталей. В первые месяцы войны началась работа по обустройству медицинских учреждений. Уже к декабрю 1941 г. в тыловых госпиталях находились около 1 360 тысяч больных и раненых солдат и офицеров. Из общего количества раненых и больных выписано к этому времени 807 тысяч человек, находилось на излечении 554,9 тысячи. Основная масса выписанных направлялись снова в части: 55,9%; в отпуск - 5,7%, снято с учета - 2,4%, находилось на излечении - 35,3% [27]. По данным М. Н. Свинцовой, за четыре года войны в Кировской области действовало более 100 эвакогоспиталей, через которые прошло более 335 тыс. человек, несмотря на то что всю войну ощущалась нехватка врачей, а с 1942 г. - и остального медперсонала [28].

Молодые люди, не обладавшие в основной массе квалификацией врачей, не могли их заменить, но именно они помогли восполнить средний и особенно младший медперсонал. В области была организована сдача норм ГСО (готов к санитарной обороне) I и II ступеней. Успешно сдавшие нормы становились санитарными дружинницами. Уже в 1941 г. в области было подготовлено 603 медицинских сестры и 1 720 человек санитарных дружинниц. С 1 января 1942 г. подготовлено и обучалось на курсах медсестер 1 257 человек, на курсах сандружинниц - 2 656 человек, более 50% из них состояли в комсомоле, более 80% составляла молодежь.

Медсестры и сандружинницы проводили большую работу в госпиталях, в разгрузке и погрузке санитарных поездов, только в г. Кирове за шесть месяцев 1941 г. в работах по разгрузке поездов участвовало 6 795 человек. В обустройстве госпиталей приняли участие 11 284 человека. Оказано 12 843 первой доврачебной помощи раненым бойцам и эвакуированному населению, особенно детям. Значительную работу проводили молодые люди по борьбе с эпидемиями сыпного и брюшного тифа. В районах медсестры и сандружинницы делали постоянные выходы для проверки санитарного состояния помещений, мест общего пользования (домов колхозников, бани, столовых) и принимали меры по устранению недочетов [29].

Молодежь завода № 537 следующим образом помогала госпиталю № 1 356: люди работали на ремонте здания, выделялись материалы для ремонта, в 1944 г. рабочие и служащие закупили для госпиталя 196 метров полотна, продукты для праздника Октябрьской революции, включая 60 литров водки. С завода передали баян и две гармони, на заводе был объявлен конкурс на звание лучшей общественницы госпиталя, ей стала Катя Ожегова, которая часто дежурила в госпитале, разучивала с ранеными песни, участвовала в концертах [30].

Обладавшие медицинскими знаниями молодые люди оказывали помощь и вне стен медицинских учреждений. Так, в районах области ежедневно выходили на расчистку вокзалов, площадей и улиц от снега, мусора и грязи. Девушки-активистки Красного Креста систематически проводили на вокзалах санитарно-профилактические мероприятия, стремились предотвратить распространение инфекционных заболеваний в местах наибольшей скученности людей. Силами молодежи на вокзалах оборудовались комнаты матери и ребенка, изготавливались детские игрушки, ставились концерты для раненых [31]. Помогали медицинскому персоналу многие дети и подростки.

Помогала молодежь бойцам действующей армии и флота: кировские пионеры проводили сбор теплых вещей для фронтовиков. Учащиеся 7-10-х классов средней школы № 9 г. Кирова в октябре 1941 г. обратились к школьницам области с призывом своими силами вязать варежки и готовить другие теплые вещи воинам Красной армии. Получив от промартели «Текстильщик»

шерсть, свыше ста девушек этой школы после уроков занимались вязанием. Почин был поддержан и в других школах. К 24-й годовщине Красной армии школьники области изготовили в подарок фронтовикам свыше 15 тыс. платков, кисетов, варежек. Всего за годы войны учащиеся школ области отправили на фронт более 50 тыс. посылок [32].

Таким образом, социальная политика военных лет внесла свой вклад в дело выживания страны и заботы о населении. Трудовым участием молодых людей было охвачено большинство направлений социальной политики государства. Безусловно, на фоне приоритета мобилизационной функции социальный вектор был далеко не на первом плане, но уже в первые дни войны государство установило выплату пособий семьям фронтовиков. Выделялись определенные ресурсы на поддержание определенного уровня жизни населения, а вследствие их острой нехватки определенный вклад был сделан со стороны молодежи, охваченной патриотическим порывом и желанием скорейшей победы в войне. Молодежь, в подавляющем большинстве не обладая значительными материальными ресурсами, не могла оказать внушительной финансовой помощи, поэтому основным вкладом молодых людей в социальную политику государства можно считать именно трудовое участие.

Примечания и список литературы

1. Загвоздкин Г. Г. Социальная политика ВКП (б) и Советского государства в годы Великой Отечественной войны : дис. ... д-ра ист. наук. Л., 1991. С. 357.

2. Свинцова М. Н. Развитие военной медицины в Кировской области в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. : дис. ... канд. ист. наук. Ижевск, 2015; Свинцова М. Н. Медицинское обеспечение больных и раненых в период боевых действий (по опыту Кировского местного эвакопункта) // Военно-исторический журнал. 2014. № 2. С. 31-33; Она же. Деятельность госпиталей системы Наркомата здравоохранения для спецконтингента во время Великой Отечественной войны // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2015. № 1. С. 61-64.

3. Киселев Ф. А. Государственная политика по отношению к эвакуированному населению в годы Великой Отечественной войны (на материалах Кировской области и Удмуртской АССР) : дис. ... канд. ист. наук. Киров, 2004. С. 236; Киселев Ф. А. Забота о ленинградских детях, эвакуированных в Кировскую область в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) // Наука и образование в XXI веке : сб. науч. тр. по материалам Междунар. заоч. науч.-практ. конф. : в 5 ч. 2012. С. 51-53.

4. Гришина О. А. Организация социального обеспечения инвалидов Великой Отечественной войны в 1941-1945 гг. (на материалах Краснодарского края) : дис. ... канд. ист. наук. Армавир, 2015.

5. Чернышева Н. В. Социально-демографические процессы в Кировской области в годы Великой Отечественной войны. Киров, 2012. 203 с.; Социальное обеспечение инвалидов Великой Отечественной войны в 1941-1945 гг. (на материалах Кировской области) // Отечественный журнал социальной работы. 2012. № 1. С. 40-48; Государственная защита материнства и детства в годы Великой Отечественной войны // Отечественный журнал социальной работы. 2013. № 1. С. 56-64.

6. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 172. Д. 30. Лл. 71-72.

7. Государственный архив социально-политической истории Кировской области (далее - ГАСПИКО). Ф. 1290. Оп. 10. Д. 36. Л. 1.

8. История Коммунистической партии Советского Союза / отв. ред. А. Б. Безбородов ; науч. ред. Н. В. Елисеева. М., 2013. С. 243.

9. Конышев Д. Н. Хлеб как ключевое звено в аграрной политике государства в 1946-1953 гг. // Государственная власть и крестьянство в XIX - начале XXI века : сб. ст. / отв. ред. А. И. Шевельков. Коломна, 2013. С. 628.

10. Конышев Д. Н. Реформы аграрного сектора Кировской области в 1953-1964 гг. : дис. ... канд. ист. наук. Киров, 2006. С. 146.

11. Российский государственный архив социально-политической истории (далее - РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 126. Д. 5. Л. 16.

12. Государственный архив Кировской области (далее - ГАКО). Ф. Р-2344. Оп. 2. Д. 1229. Л. 17.

13.ГАКО. Ф. Р-2344. Оп. 2. Д. 1683. Лл. 49, 81.

14. ГАСПИКО. Ф. 1682. Оп. 2. Д. 112. Л. 8.

15. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1941 г. «О порядке назначения и выплаты пособий семьям военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава в военное время». URL: КонсультантПлюс (дата обращения: 27. 02. 2016 г.).

16. ГАСПИКО. Ф. 1682. Оп. 2 Д. 97. Лл. 1-4.

17. ГАСПИКО. Ф. 1290. Оп. 9. Д. 92. Лл. 5, 32, 59, 68.

18. ГАСПИКО. Ф. 1682. Оп. 2. Д. 89. Л. 36.

19. ГАСПИКО. Ф. 1290. Оп. 10. Д. 273. Л. 9.

20. Колчанова Е. И. Комсомол города в годы испытаний // Город, ковавший победу: Киров в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. : в 2 кн. Киров, 2012. Кн. 1. С. 194.

21. ГАСПИКО. Ф. 1290. Оп. 9. Д. 192. Л. 33.

22. ГАСПИКО. Ф. 1682. Оп. 2 Д. 112. Л. 280.

23. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 126. Д. 5. Л. 40.

24. ГАСПИКО. Ф. 1290. Оп. 10. Д. 163. Л. 13.

25. ГАСПИКО. Ф. 1682. Оп. 2. Л. 105.

26. ГАСПИКО. Ф. 1682. Оп. 2. Д. 112. Лл. 77-78.

27. РГАСПИ. Ф. 603. Оп. 1 Д. 3. Л. 39.

28. Свинцова М. Н. Развитие военной медицины в Кировской области в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. : автореф. ... дис. канд. ист. наук. Ижевск, 2015. С. 17.

29. ГАСПИКО. Ф. 1682. Оп. 2. Д. 94. Л. 102.

30. Колчанова Е. И. Комсомол города в годы испытаний // Город, ковавший победу: Киров в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. : в 2 кн. Киров, 2012. Кн. 1. С. 194.

31. Сморкалов Л. А. Комсомол Кировской области в годы Великой Отечественной войны // Сборник трудов Карачаево-Черкесского педагогического института. 1960. Вып. 3. C. 115.

32. Торопкин А. И. Патриотическая помощь учащихся и учителей кировских школ фронту и тылу (1941-1945 гг.) // Вятская земля в прошлом и настоящем : (к 125-летию со дня рождения П. Н. Луппова) : тез. докл. и сообщений II науч. конф. Т. 1 / ред. Л. И. Зонова. Киров, 1992. С. 165-167.

Notes and References

1. Zagvozdkin G. G. Social'naya politika VKP (b) i Sovetskogo gosudarstva vgody Velikoj Otechestvennoj vojny : dis.... d-ra ist. nauk [Social policy of the CPSU (b) and the Soviet state during the Great Patriotic War : dis. ... dr hist. sciences]. L. 1991. P. 357.

2. Svincova M. N. Razvitie voennoj mediciny v Kirovskoj oblasti v period Velikoj Otechestvennoj vojny 19411945 gg.: dis.... kand. ist. nauk [The development of military medicine in the Kirov region during the Great Patriotic War of 1941-1945 : abstract of dis. cand. hist. sciences]. Izhevsk. 2015; Svincova M. N. Medicinskoe obespechenie bol'nyh i ranenyh vperiod boevyh dejstvij (po opytu Kirovskogo mestnogo ehvakopunkta) [Medical care of the sick and wounded in war (experience of the Kirov local evacuation center)] // Voenno-istoricheskij zhurnal - Military-historical magazine. 2014, No. 2, pp. 31-33; Also she. Deyatel'nost'gospitalej sistemy Narkomata zdravoohraneniya dlya speckontingenta vo vremya Velikoj Otechestvennoj vojny [Activities of the hospital system of the People's Commissariat of health care for inmates during the Great Patriotic War] // Problemy social'nojgigieny, zdravoohraneniya i istorii mediciny - Problems of social hygiene, healthcare and history of medicine. 2015, No. 1, pp. 61-64.

3. Kiselev F. A. Gosudarstvennaya politika po otnosheniyu k ehvakuirovannomu naseleniyu vgody Velikoj Otechestvennoj vojny (na materialah Kirovskoj oblasti i Udmurtskoj ASSR): dis.... kand. ist. nauk [State policy towards the evacuees during the Great Patriotic War (on the materials of the Kirov region and the Udmurt Autonomous Soviet Socialist Republic) : dis. cand. hist. sciences]. Kirov. 2004. P. 236; Kiselev F. A. Zabota o leningradskih detyah, ehva-kuirovannyh v Kirovskuyu oblast' vgody Velikoj Otechestvennoj vojny (1941-1945gg.) [Care of children in Leningrad, who were evacuated to Kirov region during the Great Patriotic War (1941-1945)] // Nauka i obrazovanie v XXI veke: sb. nauch. tr. po materialam Mezhdunar. zaoch. nauch.-prakt. konf. : v 5 ch. - Science and education in XXI century: collection of scientific works according to the materials of intern. distant scientific-pract. conf.: in 5 pts.

2012. Pp. 51-53.

4. Grishina O. A. Organizaciya social'nogo obespecheniya invalidov Velikoj Otechestvennoj vojny v 19411945 gg. (na materialah Krasnodarskogo kraya) : dis. ... kand. ist. nauk [Organization of social security of invalids of the Great Patriotic War in 1941-1945 (on materials of Krasnodar territory): dis. cand. hist. sciences]. Armavir. 2015.

5. CHernysheva N. V. Social'no-demograficheskie processy v Kirovskoj oblasti vgody Velikoj Otechestvennoj vojny. Kirov, 2012. 203 s.; Social'noe obespechenie invalidov Velikoj Otechestvennoj vojny v 1941-1945gg. (na materialah Kirovskoj oblasti) [Socio-demographic processes in the Kirov region during the Great Patriotic War]. Kirov. 2012. 203 p.; Social security of invalids of the Great Patriotic War in 1941-1945 (on the materials of the Kirov region) // Otechestvennyj zhurnal social'noj raboty - Domestic journal of social work. 2012, No. 1, pp. 40-48; Gosudarstvennaya zashchita materinstva i detstva v gody Velikoj Otechestvennoj vojny - State protection of motherhood and childhood in the years of the Great Patriotic War // Otechestvennyj zhurnal social'noj raboty - Domestic journal of social work.

2013, No. 1, pp. 56-64.

6. RGASPI. F. 17. Inv. 172. File 30. Sh. 71-72.

7. State archive of socio-political history of the Kirov region (further - GASPIKO). F. 1290. Inv. 10. File 36. Sh. 1.

8. Istoriya Kommunisticheskoj partii Sovetskogo Soyuza - History of the Communist party of the Soviet Union / resp. ed. A. B. Bezborodov; scientific ed. N. V. Eliseeva. M. 2013. P. 243.

9. Konyshev D. N. Hleb kak klyuchevoe zveno v agrarnoj politikegosudarstva v 1946-1953 gg. [Bread as a key link in agriculture policy in the years 1946-1953] // Gosudarstvennaya vlast' i krest'yanstvo vXIX - nachale XXI veka: sb. st. - State power and the peasantry in the XIX - beginning of XXI century: collection of articles / resp. ed. A. I. Shevelkov. Kolomna. 2013. P. 628.

10. Konyshev D. N. Reformy agrarnogo sektora Kirovskoj oblasti v 1953-1964 gg.: dis. ... kand. ist. nauk [Reform of the agricultural sector of the Kirov region in 1953-1964: dis. cand. hist. sciences]. Kirov. 2006. P. 146.

11. Russian state archive of socio-political history (hereinafter RGASPI). F. 17. Inv. 126. File 5. Sh. 16.

12. State archive of the Kirov region (hereafter GAKO). F. P-2344. Inv. 2. File 1229. Sh. 17.

13.GAKO. F. P-2344. Inv. 2. File 1683. Sh. 49, 81.

14. GASPIKO. F. 1682. Inv. 2. File 112. Sh. 8.

15. Ukaz Prezidiuma Verhovnogo Soveta SSSR ot 26 iyunya 1941 g. «O poryadke naznacheniya i vyplaty poso-bij sem'yam voennosluzhashchih ryadovogo i mladshego nachal'stvuyushchego sostava v voennoe vremya» - The de-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

cree of the Presidium of the Supreme Soviet of the USSR on 26 June 1941 "On the procedure of assignment and payment of allowances to families of privates and junior officers in time of war." Available at: Konsul'tantPlyus -ConsultantPlus (accessed: 27.02.2016).

16. GASPIKO. F. 1682. Inv. 2 File 97. Sh. 1-4.

17. GASPIKO. F. 1290. Inv. 9. File 92. Sh. 5, 32, 59, 68.

18. GASPIKO. F. 1682. Inv. 2. File 89. Sh. 36.

19. GASPIKO. F. 1290. Inv. 10. File 273. Sh. 9.

20. Kolchanova E. I. Komsomol goroda v gody ispytanij [Komsomol of a city in the years of challenge] // Gorod, kovavshij pobedu: Kirov vgody Velikoj Otechestvennoj vojny 1941-1945 gg.: v 2 kn. - City which forge victory: Kirov in the years of the Great Patriotic War of 1941-1945: in 2 books. Kirov. 2012. Book 1. P. 194.

21. GASPIKO. F. 1290. Inv. 9. File 192. Sh. 33.

22. GASPIKO. F. 1682. Inv. 2 File 112. Sh. 280.

23. RGASPI. F. 17. Inv. 126. File 5. Sh. 40.

24. GASPIKO. F. 1290. Inv. 10. File 163. Sh. 13.

25. GASPIKO. F. 1682. Inv. 2. Sh. 105.

26. GASPIKO. F. 1682. Inv. 2. File 112. Sh. 77-78.

27. RGASPI. F. 603. Inv. 1. File 3. Sh. 39.

28. Svincova M. N. Razvitie voennoj mediciny v Kirovskoj oblasti v period Velikoj Otechestvennoj vojny 19411945 gg.: avtoref. ... dis. kand. ist. nauk [The development of military medicine in the Kirov region during the Great Patriotic War of 1941-1945: abstract of dis. ... cand. hist. sciences]. Izhevsk. 2015. P. 17.

29. GASPIKO. F. 1682. Inv. 2. File 94. Sh. 102.

30. Kolchanova E. I. Komsomol goroda v gody ispytanij [Komsomol of a city in the years of challenge] // Gorod, kovavshij pobedu: Kirov vgody Velikoj Otechestvennoj vojny 1941-1945 gg.: v 2 kn. - City which forge victory: Kirov in the years of the Great Patriotic War of 1941-1945: in 2 books. Kirov. 2012. Book 1. P. 194.

31. Smorkalov L. A. Komsomol Kirovskoj oblasti v gody Velikoj Otechestvennoj vojny [Communist League of the Kirov region during the Great Patriotic War] // Sbornik trudov Karachaevo-CHerkesskogo pedagogicheskogo in-stituta - Collection of works of Karachay-Cherkessia pedagogical Institute. 1960. Vol. 3. P. 115.

32. Toropkin A. I. Patrioticheskaya pomoshch' uchashchihsya i uchitelej kirovskih shkol frontu i tylu (19411945 gg.) [Patriotic assistance of students and teachers of the Kirov schools for front and the home front (19411945)] // Vyatskaya zemlya v proshlom i nastoyashchem : (k 125-letiyu so dnya rozhdeniya P. N. Luppova) : tez. dokl. i soobshchenij II nauch. konf. T. 1 - Vyatka land in the past and present: (to the 125th anniversary of the birth of P. N. Luppov): thesis of report and messages of II scientific conf. Vol. 1 / edited by L. I. Zonova. Kirov. 1992. Pp. 165-167.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.