Научная статья на тему 'Соотношение сил в Крестьянской войне 1773-1775 гг'

Соотношение сил в Крестьянской войне 1773-1775 гг Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

440
61
Поделиться
Ключевые слова
ЯИЦКИЕ СТЕПИ / КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА / ВОЕННАЯ КОЛЛЕГИЯ / СТАВКА ПУГАЧЕВА / АРМИЯ / КОРПУС / ПОЛК / ПОЛКОВНИКИ / ГЕНЕРАЛЫ / ТАКТИКА / ОРУЖИЕ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Кулбахтин Н.М., Балтинский А.Е.

В статье рассматривается актуальная и малоизученная проблема соотношения воюющих сил в Крестьянской войне 1773-1775 гг. Опираясь на архивные и опубликованные материалы, на фундаментальные исследования дореволюционных и советских историков, авторы статьи приходят к выводу, что в течение всего времени восстания соотношение этих сил часто менялось. В первые 3-4 месяца восстания было очевидное превосходство повстанческих сил над правительственными, что объясняется энергичной работой повстанческого центра по мобилизации широких масс населения в свои полки и недооценкой Екатерины II начавшегося движения правительством. В результате локальное казацкое восстание переросло в грандиозную Крестьянскую войну. Зимой 1773-1774 гг. правительство, напуганное первыми крупными успехами повстанческих войск, приступило к концентрации карательных сил. Главнокомандующим этими силами был назначен опытный и талантливый генерал А. И. Бибиков. Наступило равновесие сил, которое сохранялось до весны 1774 г. Крупные поражения основных сил повстанцев в конце марта - начале апреля 1774 г. не изменили соотношения сил. Правительственные круги считали Крестьянскую войну окончательно подавленной и допустили расслабление, чем воспользовался Пугачев. В считанные недели он сумел собрать силы и сформировать Главное войско. Пугачев стремительно двигался по Зауральской Башкирии. Его эмиссары повсеместно поднимали население на борьбу. Равновесие сил сохранилось. Перелом в ходе Крестьянской войны и подавляющее превосходство правительственных сил наступили после поражения Главного войска под Казанью и переходом Пугачева на правобережную Волгу.

The Balance of Forces in the Peasant War of 1773

The article explores the urgent and little-studied problem of forces ratio in the Peasant war of 1773-1775. Relying onto archives and published materials, onto the fundamental research of the pre-revolutionary and Soviet historians, the authors came to the conclusion that the ratio of these forces often changed in the course of time. During the first 3-4 months, the noticeable superiority of insurgent forces over the government ones was evident, which can be explained by the energetic activity of the rebels’ centre on mobilizing broad popular masses into their regiments and by underestimation by Catherine II government of the emerged movement. In the event, local Cossack rebellion had outgrown into an enormous Peasant war. In 1773-1774 winter, the government, frightened by the first great defeats of the government troops, got down to the punitive forces concentration. An experienced and talented general A. I. Bibikov was appointed as the Chief Commander of these forces. The balance of forces followed and was kept up to the spring of 1774. Great defeats of the main forces of the rebels in March-April 1774 did not change the ratio of forces. The government circles thought that the Peasant War had been fully suppressed and failed to launch a successful military operation. Pugachev took advantage of the situation. In several weeks, he managed to gather forces and to form the Main Troops. Pugachev rapidly moved along the Urals of Bashkiria. His emissaries inspired people to the struggle everywhere. The balance of forces was maintained. The turning point in the Peasant War as well as in the overwhelming superiority of the government forces came after the Main Troop’s defeat at Kazan and Pugachev’s crossing the Volga onto the right bank.

Текст научной работы на тему «Соотношение сил в Крестьянской войне 1773-1775 гг»

УДК 94(47)«17/1917»

СООТНОШЕНИЕ СИЛ В КРЕСТЬЯНСКОЙ ВОЙНЕ 1773-1775 ГГ.

© Н. М. Кулбахтин*, А. Е. Балтинский

Башкирский государственный университет Россия, Республика Башкортостан, 450076 г. Уфа, ул. Заки Валиди, 32.

Тел.: +7 (927) 318 00 14.

*Email: NazirKulbahtin@mail. т

В статье рассматривается актуальная и малоизученная проблема соотношения воюющих сил в Крестьянской войне 1773-1775 гг. Опираясь на архивные и опубликованные материалы, на фундаментальные исследования дореволюционных и советских историков, авторы статьи приходят к выводу, что в течение всего времени восстания соотношение этих сил часто менялось. В первые 3-4 месяца восстания было очевидное превосходство повстанческих сил над правительственными, что объясняется энергичной работой повстанческого центра по мобилизации широких масс населения в свои полки и недооценкой Екатерины II начавшегося движения правительством. В результате локальное казацкое восстание переросло в грандиозную Крестьянскую войну.

Зимой 1773-1774 гг. правительство, напуганное первыми крупными успехами повстанческих войск, приступило к концентрации карательных сил. Главнокомандующим этими силами был назначен опытный и талантливый генерал А. И. Бибиков. Наступило равновесие сил, которое сохранялось до весны 1774 г.

Крупные поражения основных сил повстанцев в конце марта - начале апреля 1774 г. не изменили соотношения сил. Правительственные круги считали Крестьянскую войну окончательно подавленной и допустили расслабление, чем воспользовался Пугачев. В считанные недели он сумел собрать силы и сформировать Главное войско. Пугачев стремительно двигался по Зауральской Башкирии. Его эмиссары повсеместно поднимали население на борьбу. Равновесие сил сохранилось.

Перелом в ходе Крестьянской войны и подавляющее превосходство правительственных сил наступили после поражения Главного войска под Казанью и переходом Пугачева на правобережную Волгу.

Ключевые слова: Яицкие степи, Крестьянская война, Военная коллегия, Ставка Пугачева, армия, корпус, полк, полковники, генералы, тактика, оружие.

Крестьянская война 1773-1775 гг. была по- азные историки главное внимание уделяли дей-следней и самой грандиозной антифеодальной ствиям властей и карательной политике, восхваля-борьбой народных масс крепостнической России. ли успехи правительственных войск и генералов. Она расколола страну на два воюющих лагеря. Советские исследователи, напротив, концентриро-Официальному правительству во главе с импера- вали свое внимание на действиях повстанческих трицей, военными учреждениями, регулярными и властей и учреждений, восхваляли победы по-иррегулярными войсками противостояла повстан- встанцев. Однако проблема соотношения противо-ческая организация самозванного царя с его Ближ- стоящих воюющих сил в Крестьянской войне 1773-ним Советом, Военной коллегией и повстанчески- 1775 гг. до сих пор не стала предметом специально-ми центрами, «Большим» («Главным») войском, го анализа. Авторы данной статьи ставят перед со-повстанческими корпусами и полками. бой задачу пролить свет на эту актуальную проВ отечественной исторической литературе блему. Крестьянская война 1773-1775 гг. получила об- Крестьянская война 1773-1775 гг. разверну-ширное освещение. Опубликованы сотни специ- лась на юго-восточной окраине Российской импе-альных и обобщающих исследований дореволюци- рии. Она охватила огромную территорию Урала, онных и детских, отечественных и зарубежных Сибири, Среднего и Нижнего Поволжья, южные мтор^ изданы сб°рники документов и материа- губернии Европейской России. В этом грандиозном лов. Среди них следует выделить фундаментальный историческом катаклизме участвовали около 3 млн.

труд дворянского историка Н. ф. Дубровина Ш, жителей этого региона. Особенностями Крестьян-коллективную трехтомную монографию ленин- _ _

г^т ^ ской войны были более конкретные социальные

градских авторов 121, оригинальную работу

А. И. Андрущенко [3]. Из опубликованных матери- противоречия воюющих сторон, более четкая орга-

алов особенно нужно отметить «Пугачевщину» и низация повстанческих стл, вовлечение в даижетж

сборники документов под редакцией Р. В. Овчин- огромных масс нерусских народов. Повстанческие

никова [4]. В обобщающих трудах и отдельных массы из своей среды выдвигали целую гаедду вы-

публикациях имеется богатая информация о соста- дающихся предводителей, которые на определен-

ве правительственных войск и повстанческих пол- ных этапах движения не только сумели противо-ков, о ходе их столкновений. Дворянские и буржу-

стоять, но и превосходить генералов русской регулярной армии.

Пугачев и его ближайшее окружение с самого начала движения сумели захватить инициативу, используя многочисленные и разнообразные каналы мобилизации многонационального населения на восстание. В результате локальное казацкое восстание в считанные недели переросло в грандиозную крестьянскую войну.

Пугачев понял необходимость формирования повстанческой организации для руководства движением и регулирования действий повстанческих полков. С первых дней восстания стихийно возник Ближний совет «царя». Он состоял из ближайших соратников вождя Крестьянской войны. На закрытых заседаниях Ближнего совета обсуждали важнейшие стратегические и тактические вопросы. Бердский лагерь историки называли Ставкой Е. И. Пугачева.

В ноябре 1773 г., спустя два месяца после начала Крестьянской войны, в Бердском лагере была создана Государственная военная коллегия. Она действовала до конца августа 1774 г. В течение 10 месяцев Военная коллегия выполняла функции высшего политического и административного центра восстания. Она заимствовала структуру правительственной Военной коллегии. Аппарат Военной коллегии состоял из главного судьи и двух судей, трех секретарей, двух повытчиков, думного дьяка и секретаря.

Военная коллегия занималась преимущественно решением военных задач: по распоряжению Пугачева управляла «Большим войском», обеспечивала его боевые операции, занималась снабжением его орудием, боеприпасами, провиантом, фуражом и деньгами; налаживала производство артиллерийских орудий и снарядов; поддерживала военно-оперативную связь с повстанческими центрами на местах, давала им указания о мобилизации людских и материальных ресурсов, о формировании новых повстанческих отрядов.

Кроме военно-оперативных задач Военная коллегия выступала в качестве высшего органа гражданской администрации на освобожденной территории. Она принимала участие в создании учреждений повстанческих властей, руководила их деятельностью, занималась вопросами поддержания общественного порядка, рассматривала спорные дела.

Военная коллегия проводила огромную работу по решению политических задач. В манифестах и указах Пугачева и Военной коллегии излагались важнейшие требования участников движения: передача земли и угодий в безвозмездное пользование трудящимся массам, освобождение от крепостной неволи, отмена государственной подушной подати и рекрутщины, свобода вероисповедания.

17 сентября 1773 г. в Яицких степях в первый день восстания в первоначальном отряде Пугачева

было всего 80 человек, в том числе 40 казаков, 20 башкир и 20 калмыков. Отряд быстро рос. 5 октября Пугачев подошел к Оренбургу с отрядом в 3 тыс. человек. В середине ноября в Бердском лагере действовала уже повстанческая армия в 10 тыс., а в конце декабря - в 35 тыс. повстанцев [5]. Пугачев и Военная коллегия стремились создать ее по образцу регулярных и казацких войск. Она состояла из полков во главе с полковниками. «Большое войско» являлось основной боеспособной военной силой, опорой Крестьянской войны. Оно несло большую нагрузку по осаде Оренбурга, вступала в решающие сражения с самыми крупными карательными силами.

Правительство Екатерины II первоначально не уделяло серьезного внимания событиям, начавшимся в Яицких степях. Для поимки Пугачева из Яицкого городка была отправлена небольшая команда капитана А. Н. Крылова. Оренбургский губернатор И. А. Рейнсдорт обратился к башкирским старшинам близлежащих волостей прислать для поимки Пугачева команду из 500 человек «верных» башкир. События на Яике воспринимались властями как очередной казацкий мятеж. Лишь после провала всех этих мер, после триумфального шествия Пугачева по крепостям Яицкой линии и полной осады административного центра губернии в правительственных кругах осознали масштабы событий и приступили к организации подавления начавшегося восстания. К делу подключились императрица Екатерина Алексеевна, президент Военной коллегии З. Т. Чернышев, командующий иррегулярными войсками Г. А. Потемкин. Государственный совет при императорском величестве на своих заседаниях постоянно обращался к вопросам оренбургских событий. Только в октябре и ноябре он 12 раз обсуждал дела «самозванца Пугачева». Было решено для подавления восстания послать карательный корпус. Но и тогда правительство недооценило масштабы событий под Оренбургом. Предполагалось, что достаточно будет двух-трех регулярных частей, подкрепленных башкирской конницей и отставными солдатами Казанской губернии, чтобы разбить пугачевцев, и «все злоумышления прекратятся». Больше всего боялись того, «чтобы и злодей Пугачев не побежал по Яиц-кой линии или в Киргиз-кайсацкую степь» [6].

В первых числах ноября 1773 г. из Кичуевско-го фельдашанса по Ново-Московской дороге выступил наспех сформированный карательный корпус генерала В. Я. Кара. Почти одновременно на соединение с корпусом Кара из Симбирска выступил полковник П. М. Чернышев с командой в 1200 человек с 15 орудиями. По Верхнеяицкой укрепленной линии шел карательный корпус бригадира А. А. Корфа в составе 2400 солдат с 22 орудиями. «Главнокомандующий» карательными войсками генерал Кар рассчитывал объединить эти силы и 16 ноября в 10 часов утра начать штурм Бердского

лагеря, разгромить повстанческую армию [7]. Однако планы Кара провалились. 7-9 ноября в сражении под деревней Юзеева, расположенной в 110 верстах к северо-западу от Оренбурга, передовые части корпуса Кара были разбиты повстанцами. Сам «главнокомандующий», не вступив в сражение с пугачевцами, вместе с основными силами корпуса поспешил ретироваться. 13 ноября под Оренбургом была разгромлена команда полковника Чернышева, полковник попал в плен и был казнен Пугачевым. Карательный корпус Карфа 14 ноября пробился в осажденный Оренбург [8].

Таким образом, первый комбинированный поход правительственных войск, организованный кабинетом Екатерины II, потерпел крах. Не увенчалась успехом попытка перебросить для освобождения осажденного Оренбурга и подавления восстания частей Сибирских правительственных войск. 29 ноября под Ильинской крепостью была разбита Пугачевым сводная карательная команда секунд-майора Е. Заева. Другая команда сибирских войск под командованием генерал-майора С. К. Станиславского, напуганного поражением Заева, заперлась в Орской крепости. Станиславский стянул туда другие карательные команды и отсиживался в крепости до мая 1774 г. [9].

Громкие победы пугачевцев в полевых сражениях и успехи в боях под Оренбургом послужили мощным толчком для активного и массового вовлечения широких масс населения. Крестьянская война охватила огромное пространство Южного и Среднего Урала, Среднего Поволжья и Сибири, южных губерний Европейской России. По мере распространения восстания на новые территории возникали местные повстанческие центры как органы военного и гражданского управления. Походные канцелярии повстанческих атаманов и полковников, земские и станичные избы или канцелярии в крепостях и заводах, городах и других населенных пунктах занимались мобилизацией местного населения в повстанческие отряды, обеспечивали их оружием, лошадьми, провиантом и фуражом, организовали самооборону населенных пунктов, поддерживали общественный порядок. Наиболее крупные повстанческие центры создавались по решению вождя Крестьянской войны или Военной коллегии. Более мелкие повстанческие центры возникали по инициативе самих повстанцев как выборные органы самоуправления во главе с атаманами, есаулами, сотниками. Действия местных властей и учреждений регулировались именными манифестами и указами Пугачева и Военной коллегии; наставлениями, увещеваниями, ордерами атаманов более крупных повстанческих частей.

Таким образом, в первые два месяца Крестьянской войны 1773-1775 гг. в соотношении противостоящих сил наблюдается явное превосходство повстанческого лагеря, что объясняется неверной оценкой начавшегося восстания в правительствен-

ных кругах растерянностью местных военных и гражданских властей.

После провала первых попыток подавления восстания правительство Екатерины II поняло всю серьезность событий в юго-восточной окраине империи и начало принимать срочные меры для организации подавления «пугачевского бунта». Командующим всеми карательными силами был назначен генерал-аншеф А. И. Бибиков, который имел опыт подавления восстания польских конфедератов. Он получил широкие, неограниченные полномочия. Ему были подчинены губернаторы Оренбургской, Казанской, Сибирской и семи соседних губерний с их войсками. Вопросами подавления восстания занялись генерал-прокурор Сената князь А. А. Вяземский; президент Военной коллегии З. Г. Чернышев; его заместитель, командующий иррегулярными войсками Г. А. Потемкин; московский генерал-губернатор князь М. М. Волконский. Из центральных губерний и из Сибири стали присылать драгунские, егерские, гусарские, пехотные, гренадерские, кирасирские, карабинерные полки, с Дона прислали полки донских казаков.

Одновременно в повстанческом лагере продолжалась энергичная работа по формированию полков, выросла целая когорта талантливых предводителей и организаторов борьбы против феодальных устоев и карательных войск. К концу

1773 г. создавалось равновесие сил, которое сохранялось до весны 1774 г. Весной произошли генеральные сражения между основными повстанческими и карательными войсками. 22 апреля под Татищевой крепостью и 2 марта под Сакмарским городком Главное войско Пугачева потерпело сокрушительное поражение от генерала П. М. Голи-цина. Главное войско перестало существовать. 25 марта под деревней Чесноковка подполковник И. И. Михельсон разбил 15-тысячное войско И. Н. Зарубина-Чики. В марте потерпели крупное поражение повстанческие войска Караная Муратова под Мензелинском, Салавата Юлаева в районе Красноуфимска, И. М. Грязнова под Челябинском.

Крупные победы карательных войск практически не изменили соотношения воюющих сторон. Пока триумфаторы праздновали победу, в эйфори-ческом состоянии не заметили возрождения главных сил повстанцев. Пугачев резко изменил планы действия и стремительным маршем двинулся внутрь Башкирии, набирая по пути новые полки. К середине мая 1774 г. к Троицкой крепости он подошел с войском в 20 тыс. человек. Вновь поднялись на восстание народы края. Повсеместно действовали крупные повстанческие отряды во главе с предводителями, которые приобрели опят борьбы на первом этапе Крестьянской войны. Летом

1774 г. основной опорой Пугачева были башкирские вожди, которые не только действовали автономно, но и активно поддерживали Главное войско, отправляли к Пугачеву вновь мобилизованных по-

встанцев, фураж, лошадей. Пугачев щедро наградил их за оказанную помощь, присвоив высокие чины: Базаргулу Юнаеву - фельдмаршала, Юлама-ну Кушаеву - генерала, Салавату Юлаеву и Канза-фару Усаеву - бригадира, около десяти башкирских старшин Исетской провинции получили чин полковника [5].

Чаша весов в пользу правительственного лагеря стала склоняться во второй половине лета 1774 г., когда Пугачев со своим Главным войском ушел под Казань и за Волгу. Действия Пугачева за Волгой историки считают кульминацией Крестьянской войны 1773-1775 гг. Однако это было началом ее конца. На преследование Главного войска повстанцев с территории основного эпицентра движения ушли корпус подполковника И. И. Михельсона, команды майора В. Меллина и В. Юшкова по 300 человек в каждой. Под Казанью Пугачев потерпел крупное поражение от Михель-сона, в очередной раз потерял Главное войско и с его остатками перешел на правый берег Волги. Оценивая действия вождя Крестьянской войны, А. С. Пушкин писал: о том, что Пугачев бежал, но его бегство похоже было на нашествие. Это нашествие завершилось последним, сокрушительным поражением Главного войска под Черным Яром и пленением Пугачева.

Но это не было еще окончанием Крестьянской войны. Основные ее события происходили в пределах Башкирии. Все карательные силы, за исключением корпуса Михельсона, команд Меллина и Юш-

кова, оставались там. Башкирия была полностью окружена карательными войсками, разделена на четыре сектора: карательные части и соединения были расположены по линиям Бугульма-Челябинск и Екатеринбург-Оренбург. Казаки, государственные крестьяне и заводские люди, основная масса нерусских народов отошли от движения. Единственной боеспособной силой на завершающем этапе Крестьянской войны, по признанию генерала П. М. Голицына, стали башкирские повстанцы [10]. На севере края действовали отряды Салавата Юла-ева и его соратников, в Зауралье продолжали борьбу Базаргул Юнаев и Юламан Кушаев, в пределах Ногайской дороги не прекращали сопротивляться Каранай Муратова, Каскын Самаров, Кутлугильды Абдрахманов, Сулявсин Кинзин и другие башкирские предводители.

Однако в крае и в целом в стране устанавливалось превосходство правительственных сил. Кроме многотысячных правительственных войск в край продолжали прибывать новые части и подразделения, которые не прекращались даже в тревожные дни, когда ожидался возможный поход Пугачева на Москву. Правительство Екатерины II поторопилось заключить мир с Турцией, чтобы освободить новые силы для подавления Крестьянской войны. Положение усугублялось еще и тем, что часть башкирской старшины перешла на сторону карателей, а значительная ее масса отошла от движения и заняла нейтральную позицию.

В ходе Крестьянской войны 1773-1774 гг. участвовали следующие силы:

Правительственный лагерь

Повстанческий лагерь

Императрица Екатерина II Государственный Совет при императрице Военная коллегия

Генерал-губернаторы и губернаторы - 9 Генералы: генерал-аншефы - 7 Генерал-поручики - 6 Генерал-майоры - 13 Бригадиры - 6

Полковники, подполковники- 38 Действующие силы: Пехотные полки - 14 Гусарский полк - 1 Гусарский корпус - 1 Драгунский - 1 Кирасирский - 1 Гренадерский 1 Карабинерский - 1 Дворянские ополчения - 6 Инвалидные команды - 3 Полки донских казаков - 3 Гарнизоны городов и крепостей

Император Петр III - Пугачев Ближний Совет Пугачева Военная коллегия

Повстанческие районы и центры - 6 Генерал-фельдмаршалы - 2 Генералы - 10 Генерал-фельдцейхместр - 1 Бригадиры - 3

Полковники, подполковники - 109

Атаманы - 76

Действующие силы:

Большое войско

Е. И. Пугачева

Армии:

И. Н. Зарубина Караная Муратова И. Ч. Грязнова

И. С. Кузнецова - Салавата Юлаева А. А. Овчинникова А. Ф. Арапова

Повстанческие полки - не поддаются учету.

26 июля 1774 г. Екатерина II главнокомандующим правительственными войсками для подавления Крестьянской войны назначила опытного гене-рал-анашефа П. И. Панина. В его распоряжение было передано 16 пехотных и кавалерийских полков, 7 гусарских эскадронов, 4 легкие полевые команды, свыше 3.5 тыс. донских и малороссийских казаков, весь состав гарнизонов Оренбургской, Казанской и Астраханской губерний [9]. По распоряжению императрицы на помощь к Панину с фронта Русско-Турецкой войны 21 августа прибыл генерал-поручик А. В. Суворов. Ему подчинялся корпус полковника И. И. Михельсона. В результате превосходство карательных сил на завершающем этапе Крестьянской войны было подавляющим, что обеспечивало правительству полное подавление Крестьянской войны.

Таким образом, соотношение воющих сторон Крестьянской войны 1773-1775 гг. изменялось в течение движения. В первые месяцы войны было явное превосходство повстанческого лагеря. К зиме 1774 г. установилось равновесие сил, которое сохранялось до весны. Летом 1774 г. равновесие сил

часто нарушалось то в пользу правительственных, то в пользу повстанческих сил. В конце лета -осенью 1774 г. преимущество правительственных сил резко росло, что способствовало окончательному подавлению грандиозного социального катаклизма в феодальной России.

ЛИТЕРАТУРА

1. Дубровин Н. Ф. Пугачев и его сообщники. Т. ¡-III. СПб., 1884.

2. Крестьянская война в России в 1773-1775 годов. Восстание Пугачева. Т. НИ. Л., 1961-1970.

3. Андрущенко А. И. Крестьянская война 1773-1775 гг. на Яике, в Приуралье, на Урале и в Сибири. М., 1969.

4. Пугачевщина. Сб. док-ов / Сост. С. А. Голубцов. Т. 1-3. М.; Л., 1926-1931.

5. Кулбахтин Н. М. Участие башкирского народа в Крестьянской войне 1773-1775 гг. Уфа: РИЗО БГУ, 1984. С. 44-46.

6. РГВИА. Ф. 20. Оп. 1147. Кн. 1. Л. 179.

7. Восстание Емельяна Пугачева: Сб. док-ов. Л., 1935. С. 144-145.

8. РГДА. Госархив. Разряд 6. Оп. 1. Д. 506. Л. 335.

9. Гвоздикова И. М. Башкортостан накануне и в годы Крестьянской войны под предводительством Е. И. Пугачева. Уфа: Китап, 1999. С. 291-432.

10. РГАДА. Ф. 1274. Оп. 179. Л. 218.

Поступила в редакцию 12.12.2014 г.

THE BALANCE OF FORCES IN THE PEASANT WAR OF 1773 © A. E. Baltinsky, N. M. Kulbakhtin

Bashkir State University 32 Zaki Validi St., 450076 Ufa, Republic of Bashkortostan, Russia.

Phone: +7 (927) 318 00 14.

*Email: nazirkulbahtin@mail. ru

The article explores the urgent and little-studied problem of forces ratio in the Peasant war of 1773-1775. Relying onto archives and published materials, onto the fundamental research of the pre-revolutionary and Soviet historians, the authors came to the conclusion that the ratio of these forces often changed in the course of time. During the first 3-4 months, the noticeable superiority of insurgent forces over the government ones was evident, which can be explained by the energetic activity of the rebels' centre on mobilizing broad popular masses into their regiments and by underestimation by Catherine II government of the emerged movement. In the event, local Cossack rebellion had outgrown into an enormous Peasant war. In 1773-1774 winter, the government, frightened by the first great defeats of the government troops, got down to the punitive forces concentration. An experienced and talented general A. I. Bibikov was appointed as the Chief Commander of these forces. The balance of forces followed and was kept up to the spring of 1774. Great defeats of the main forces of the rebels in March-April 1774 did not change the ratio of forces. The government circles thought that the Peasant War had been fully suppressed and failed to launch a successful military operation. Pugachev took advantage of the situation. In several weeks, he managed to gather forces and to form the Main Troops. Pugachev rapidly moved along the Urals of Bashkiria. His emissaries inspired people to the struggle everywhere. The balance of forces was maintained. The turning point in the Peasant War as well as in the overwhelming superiority of the government forces came after the Main Troop's defeat at Kazan and Pugachev's crossing the Volga onto the right bank.

Keywords: Yaits steppes, peasant war, military Board, Pugachev Headquarters, army, corps, regiment, colonels, generals, tactics, weapon.

Published in Russian. Do not hesitate to contact us at bulletin_bsu@mail.ru if you need translation of the article.

REFERENCES

1. Dubrovin N. F. Pugachev i ego soobshchniki [Pugachev and His Accomplices]. T. I—III. Saint Petersburg, 1884.

2. Krest'yanskaya voina v Rossii v 1773-1775 godov. Vosstanie Pugacheva [Peasant War in Russia in 1773-1775. Pugachev's Rebellion]. T. I-III. L., 1961-1970.

3. Andrushchenko A. I. Krest'yanskaya voina 1773-1775 gg. na Yaike, v Priural'e, na Urale i v Sibiri [Peasant War of 1773-1775 on Yaik, in the Urals and Siberia]. M., 1969.

4. Pugachevshchina [Pugachev Rebellion's]. Sb. dok-ov. Comp. S. A. Golubtsov. Vol. 1-3. M.; L., 1926-1931.

5. Kulbakhtin N. M. Uchastie bashkirskogo naroda v Krest'yanskoi voine 1773-1775 gg. [ Bashkir People in the Peasant War of 17731775]. Ufa: RIZO BGU, 1984. Pp. 44-46.

6. RGVIA. F. 20. Op. 1147. Kn. 1. L. 179.

7. Vosstanie Emel'yana Pugacheva: Sb. dok-ov [Pugachev's Rebellion: Collection of Documents]. L., 1935. Pp. 144-145.

8. RGDA. Gosarkhiv. Razryad 6. Op. 1. D. 506. L. 335.

9. Gvozdikova I. M. Bashkortostan nakanune i v gody Krest'yanskoi voiny pod predvoditel'stvom E. I. Pugacheva [Bashkortostan before and during the Peasant War Led by E. I. Pugachev]. Ufa: Kitap, 1999. Pp. 291-432.

10. RGADA. F. 1274. Op. 179. L. 218.

Received 12.12.2014.