Научная статья на тему 'Солнечные и лунные гало в сакральной картине мира восточных славян XI - XIII вв'

Солнечные и лунные гало в сакральной картине мира восточных славян XI - XIII вв Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
10172
243
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВОСТОЧНЫЕ СЛАВЯНЕ / САКРАЛЬНАЯ КАРТИНА МИРА / ЯЗЫЧЕСТВО / ХРИСТИАНСТВО / ГАЛО / ОПТИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ / СОЛНЦЕ И ЛУНА / КНЯЖЕСКИЕ АТРИБУТЫ / EASTERN SLAVS / SACRED UNIVERSE / PAGANISM / CHRISTIANITY / HALO / OPTICAL PHENOMENA / SUN AND MOON / PRINCELY ATTRIBUTES

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Пузанов Даниил Викторович

В статье реконструируются место и роль солнечных и лунных оптических явлений в сакральной картине мира восточнославянского общества домонгольского времени. Анализируются книжная и фольклорная традиции интерпретации гало, светил, солнечного и лунного света. Исследуются представления о дифракционных атмосферных явлениях как о приметах к перемене погоды и знамениях, предсказывающих изменения политического характера. Простые гало, по мнению древнерусского населения, почти всегда служили ориентиром перемены погоды. Сложные гало предрекали княжеские победы, политические кризисы либо являлись знамением святости умершего человека. В общественном сознании имелась сакральная связь солнечных и лунных гало с фигурой князя и (в христианскую эпоху) с людьми, претендующими на святость. В народной традиции явление гало связывалось с особой активностью светил, которые обожествлялись. На книжные представления о сложных оптических явлениях могла влиять библейская семантика света и свечения как горнего огня, свидетельства Божьей славы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The paper reconstructs the place and role of solar and lunar optical phenomena in the sacral picture of the universe by the Eastern Slavic society during the pre-Mongol period. The written and folk interpretation of halo traditions, solar and lunar shine is analyzed. The views on atmo­spheric diffraction phenomena as weather signs and omens of political changes are also investigated. The people of Old Rus’ believed that simple halos defined weather changes. At the same time, complex halos predicted victory or political crises and signified holiness of the deceased person. The common mind connected the sacred solar and lunar halos with the figure of prince and (in the Christian era) saint pretenders. The folklore also associated the phenomenon of halo with the special solar and lunar sacred activities. The literary presentations of complex halos could reflect the biblical semantics of light and glow as heavenly fire and evidence of the glory of God.

Текст научной работы на тему «Солнечные и лунные гало в сакральной картине мира восточных славян XI - XIII вв»

Том 157, кн. 3

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

Гуманитарные науки

2015

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ

УДК 94(47)"10/11":39

СОЛНЕЧНЫЕ И ЛУННЫЕ ГАЛО В САКРАЛЬНОЙ КАРТИНЕ МИРА ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН XI - XIII вв.

Д.В. Пузанов

Аннотация

В статье реконструируются место и роль солнечных и лунных оптических явлений в сакральной картине мира восточнославянского общества домонгольского времени. Анализируются книжная и фольклорная традиции интерпретации гало, светил, солнечного и лунного света. Исследуются представления о дифракционных атмосферных явлениях как о приметах к перемене погоды и знамениях, предсказывающих изменения политического характера. Простые гало, по мнению древнерусского населения, почти всегда служили ориентиром перемены погоды. Сложные гало предрекали княжеские победы, политические кризисы либо являлись знамением святости умершего человека. В общественном сознании имелась сакральная связь солнечных и лунных гало с фигурой князя и (в христианскую эпоху) с людьми, претендующими на святость. В народной традиции явление гало связывалось с особой активностью светил, которые обожествлялись. На книжные представления о сложных оптических явлениях могла влиять библейская семантика света и свечения как горнего огня, свидетельства Божьей славы.

Ключевые слова: восточные славяне, сакральная картина мира, язычество, христианство, гало, оптические явления, солнце и луна, княжеские атрибуты.

Различные дифракционные1 явления в атмосфере (радуга, венцы2, гало3) образуются в результате преломления цвета в источнике воды (кристаллики льда, капли, облака). Сложные и необычные гало могут образовывать причудливые узоры на небе, которые вызывают суеверный ужас и в настоящее время , когда природа этого явления уже хорошо изучена [2, с. 56]. Однако древнерусские представления о данном явлении не получили должного освещения в историографии. Исследователи, как правило, рассматривали гало в общем контексте

1 Дифракция - «отклонение световых волн в область геометрической тени при прохождении их через узкие отверстия или вблизи небольших препятствий (размеры отверстий и препятствий должны быть сравнимы с длиной волны)» [1, с. 85].

2 Венцы - «цветные кольца, непосредственно прилегающие к небесным светилам» [1, с. 85].

3 Гало (от греч. «галос» - круг) - «горизонтальный круг, касательные дуги и ложные солнца и луны. <...> Наблюдается благодаря преломлению и отражению света ледяными кристалликами перистых облаков» [1, с. 86-87].

4 См., например: Странное явление в небе под Саратовом (видео). - URL: http://www.youtube.com/ watch?v=Wb6whG9sCrM, свободный.

небесных знамений, отмечая лишь положительное значение данного вида предзнаменований [3; 4]. Не отличалась широтой и источниковая база исследований, основу которой составляли летописные источники, которые иногда сопоставлялись с фольклорными данными. Такой подход не раскрывал семантики представлений о гало, их места и роли в сакральной картине мира древнерусского населения.

В настоящей работе предпринимается попытка исследования всего комплекса источников, содержащих сведения о гало, включая летописи и иностранные хроники, догматическую литературу, жития святых, фольклорные свидетельства славян и других этнических групп, миниатюры Радзивиловского свода. Графические изображения позволят раскрыть непонятные современному человеку места в хрониках и лучше уяснить особенности средневекового восприятия гало. Иностранные источники помогут рассмотреть представления об оптических явлениях в сравнительно-историческом ключе.

Всевозможные оптические явления в атмосфере книжники не отличали от космологических. Летопись относит гало к знамениям на «слце», «в лунЬ», «въ нбси» (ЛЛ, стб. 280, 215). В этом плане сложно понять, что имел в виду летописец, когда писал расхожую фразу «бысть знамение в солнце (луне)», если он не оставлял дополнительных пояснений. В то же время при затмении солнца нередко происходили красочно описанные параллельные оптические явления .

Вероятно, в солнечных и лунных гало, также как в затмениях, летописцы видели особое свойство светил. Эта же точка зрения представлена в философской литературе: «Но жко же рече Господь, да будуть "знаменит на дьни, и на годы, и на лЬта". Знаменит же бывають свЬтилникома тЬма бурнаж оутишеньж въ дождьвиаж оужнАж же и сЬвернаж взвЬжниж или протАженыж бурАми. Егда оубо жвитьсА лба полы Солнца блещащесА подобно Солнцу сущу. <...> Тако же бо и Луна тако же творить многа знаменьж различь» (ПТ, с. 52-53).

По мысли автора Толковой Палеи, всевозможные гало - это лунные и солнечные знамения, по которым можно предсказать изменения в климате. Явление ложных солнц на востоке или западе предвещает дожди и сильный ветер; на севере - северный ветер, на юге - южный. Покраснение светил предвещает бурю, солнечные лучи в виде волос и «горение» облаков - ветер и холод. Если лучи «прижаты» к Солнцу или оно окружено почерневшими облаками на восходе или закате, то будет ненастно и пасмурно, а если солнце ясно и «загорело» -это признак ясной погоды. Чистая и тонкая трехдневная луна также предвещает ясную погоду; тонкая, но красноватая - ветреную. Если оба рога месяца равны, а северный рог чист, то западные ветра успокоятся. Когда полная луна, будучи ясной, потемнеет - быть дождю. Луна, тонкая с обеих сторон, - к ветру. Если

5 «в то же веремА бъ1с знамение в лунЬ. страшно и дивно. иджше бо луна черео все небо. й" въстока до запада. измЬнАючи wбразъl свож. бъ1с первое ии. оубъ1вание. по малу. дондоже вса погибе. и бъ1с wбразъ еж. жко скудно черно. и пакы бъ1с жко кровава. и потом бъ1с. жко двЬ лици. имущи wдино зелено а другое желто. и посредЬ еж жко два. ратьнаж. сЬкущесА мечема. и wдиному ею жко кровь. идАше изъ главъ1. а другому бЬло акъ1 млеко течаше. сему же рекоша старии людие. не бл'го есть сАково знамение се проwбразуеть кнжю смрть» (ИЛ, стб. 516). Ср.: «таково знам&ше. тма быс въ слнци. с запада аки мсць быс. е. ночеи. а съ востока свЬтло. и wпАть съ въстока тма быс такоже. аки м°ць. е. ночеи а съ запада свЬтло. и тако исполшсА wпАть» (ЛЛ, стб. 514). Или: «того же лЬта быс знамеше в лунЬ. бысаки кровава. и потомъ преложисА въ тму» (ЛЛ, стб. 526).

6 Паргелии в терминологии климатологов.

луна окружена как бы венцом, то это признак ненастья (потемневший венец предвещает продолжительное и долгое ненастье) (ПТ, с. 52-53).

Подобные приметы о луне и солнце имеют универсальный характер. В.Ф. Райан заметил, что «большая часть предзнаменований, связанных с природными явлениями и зафиксированных на Руси, имеют точные соответствия в других регионах Европы» [5, с. 189]. По мнению исследователя, они были унаследованы еще от античной традиции. Наличие в Толковой Палее (источнике, тесно связанном с византийской книжной культурой) примет, похожих на народные, отчасти подтверждает это предположение. С другой стороны, ряд подобных поверий, вероятно, носил архетипичный характер. Кроме того, форма различных дифракционных явлений действительно может отражать те или иные изменения погоды [1, с. 88].

Ряд оптических искажений солнечных лучей в Древней Руси объяснялся с точки зрения естественнонаучных знаний: «Егда бо ^ мьглАнаго вскуреньж иже землА вскурЪтьсА и черностью омрачеть солнечные луча, тогда и Солнце будеть человЪкомъ видЪти аки кроваво» (ПТ, с. 52). Примета о покраснении солнца была окружена особым ореолом святости, ибо согласно средневековым представлениям она была дана самим Иисусом Христом: «И приступиша (къ нему) фарюее и саддукее, искушающе просиша его знамеше съ нбсе показати имъ. Онъ же й'вЪщавъ рече имъ: вечеру бывшу, глаголете: ведро, чермнуетбосА небо: и оутру: днесь зима, чермнуетбосА дрАелуА небо. ЛицемЪри, лице оубю небесе умеете разсуждати, знаменш же временюмъ не можете (искусити). Родъ лукавъ и прелюбодейный знамешА ищетъ: и знамеше не дастсА ему, токмю знамеше июны пр°рока. И юставль ихъ, ^иде» (Мф. 16:1-4). Одна из строк Евангелия в искаженном виде попала в Палею как свидетельство особого про-зилитического смысла примет: «Се же извЪщаА, Господь глагола, рекъ егда: "дрАхло будеть, акы загорЪвсА небо, то муто же знаменуеть"» (ПТ, с. 52).

Схожие с Толковой Палеей приметы можно встретить в восточнославянском фольклоре: «Солнце красно заходит - к ветру. Кольца вокруг солнца - к ненастью. Кольца вокруг луны - к ветру. Крутой месяц - к холоду. Рога луны остры и ярки - к ведру (засухе - Д.П.); круты - к морозу. Круты рога месяца - к ведру; пологи - к ненастью; тусклый месяц к мокроти; ясный - к суху; в синеве -к дождю; в краснее - к ветру; с ушами - к морозу. Ясная круторогая луна - зимой к стуже, летом к ведру. Два таких круга или один тусклый - к морозу; красный круг - к ветру, прерванный - к снегу. Столбы (солнце с ушами, па-солнца) - к лютым морозам» [3, с. 10-11]. Кроме того, некоторые гало (кольцо вокруг луны) могли восприниматься просто как примета перемены погоды к худшему [5, с. 203]. Часто летние гало предрекали дожди [6, с. 106].

Таким образом, в книжной и, вероятно, народной традиции в искажении солнечных и лунных лучей видели предвестие изменения погоды. Поэтому неудивительно, что только необычные, сложные гало попали на страницы летописи. Что же, помимо погодных изменений, они могли обозначать?

Н. Сенаторский считал, что уменьшение света в солнце (затмение) в представлениях древнерусских книжников предрекало беду, в то время как с увеличением света (гало) «связывалась идея счастья, добра, изобилия и богатства» [3, с. 48]. Свою точку зрения исследователь подтвердил сообщениями из летописей

под 1102 и 1143 гг., а также народными приметами, согласно которым красный круг вокруг солнца знаменует плодородие. Кроме того, на примере поверий об увеличении луны Н. Сенаторский сделал вывод о благом значении увеличения света в народных представлениях вообще [3, с. 49-51].

А.В. Лаушкин писал о положительном значении гало более осторожно. По мнению исследователя, знамения под 6610 (1102) г. в представлении летописца могли быть как «на добро», так и «на зло» (во время необычных явлений, происходивших на луне и на солнце, монахи молились, чтобы Бог даровал знамение на добро) [4, с. 47].

Позиция А.В. Лаушкина ближе к истине. В летописях имеются свидетельства негативного значения оптических явлений. Так, под 6600 (1092) г. читаем: «в си же времена бъ1с знаменью въ нбси жко кругъ бъ1с. посредЬ нба превеликъ. в се лЬто ведро бАше жко изга[ра]ше землА. и мнози борове възгарахусА сами. и болота» (ЛЛ, стб. 215). Хотя возникновение круга на небе можно связывать не только с гало (например, Н. Сенаторский связывал его с огненным шаром, оставшимся после падения метеорита [3, с. 69]), указание на его большой размер и последующую засуху может говорить об особой активности солнца в этот период. По крайней мере, миниатюрист Радзивиловской летописи следующим образом изобразил этот эпизод: огромное солнце с человеческим лицом заключено в круг, от которого исходят два типа больших лучей. Между лучами солнца тоже вырисованы круги (РЛ, с. 124 об.). Негативной семантикой обладало гало, возможно возникшее в условиях засухи 1298 г.: <^городилосА бАшеть слнце грозно» (ЛЛ, стб. 484).

Круги вокруг солнца во время бездождья, описанные летописью, представляют особый интерес. Ведь гало образуется «в перисто-слоистых облаках, которые обычно входят в систему облаков теплого фронта» [7, с. 61]. А теплый фронт, как правило, несет с собой «выпадение осадков обложного характера» [7, с. 61]. Правда, образование венцов после гало снижает вероятность выпадения осадков [7, с. 61]. Однако летописец не вел точных метеорологических наблюдений, и упоминание избытка света во время засухи могло восходить к древним мифологическим конструктам.

Широко распространен в славянском фольклоре мотив женитьбы солнца. При этом в южнославянских легендах свадьба не состоится, так как народившиеся дети светила могли спалить мир [6, с. 105]. В то, что появление множества солнц на небе может стать причиной засухи, верили древние китайцы. Во времена Яо, гласит легенда, «десять солнц вместе вышли на небосвод. Они сожгли хлева и посевы, иссушили деревья и травы, и люди остались без пропитания» (ФХ, с. 134). Проблему «лишних светил» решает Охотник, выпустивший стрелы в десять солнц. Исследователи давно обратили внимание, что подобный сюжет (возникновение нескольких солнц, предрекающих засуху) - явление не только китайской мифологии [8]. Интересны варианты мифа, где засухой угрожают земле дети солнца, которых поглощает родитель, обманутый луной [8].

Таким образом, в понимании древнерусского населения гало могли обозначать не просто избыток света, а активность солнца вообще вместе с его благодатным и пагубным влиянием. В пользу этого свидетельствуют и народные представления об «игре солнца», которая «объединяет целый ряд эффектов,

таких как мерцание, испускание огненных или разноцветных лучей, обычно при восходе солнца» [5, с. 204]. «Игра солнца» известна всем славянским народам и выпадает, как правило, на праздники, близкие к дням солнцестояния и равноденствия, то есть на дни особой активности светила: День Ивана Купала (летнее солнцестояние), Воздвижение (осеннее равноденствие), Пасха (весеннее равноденствие). При этом различные искажения солнечных лучей на восходе ассоциируются с тем или иным действием космического объекта: «на Ку-палу солнце купается, на Воздвиженье - сдвигается, на Пасху или Рождество -радуется (курсив Л.М. Толстой)» [9, с. 376]. Представляет интерес болгарское поверье, согласно которому на Купалу можно увидеть три солнца, «из которых только среднее "наше", а другие (его братья) светят в другое время и над другими землями» [6, с. 102].

Изначально в «игре солнца» могли видеть проявление активности светила, которое обладало способностью тем или иным образом влиять на земную жизнь людей. Согласно некоторым славянским легендам солнце имело антропоморфный облик и, более того, являлось предком людей. С представлениями о солнце связывалась судьба человека [10, с. 99]. В. Петров считает мифы о сходстве человека и солнца следствием влияния христианской традиции, в которой душа человека сопоставляется с ангелами и горним огнем [10, с. 112]. С точки зрения исследователя, идея отожествления человека и солнца могла возникнуть только при монотеистическом взгляде на природу обоих объектов [10, с. 113]. Такие выводы сомнительны. Близкое, по мнению большинства исследователей, к языческой традиции «Слово о полку Игореве» называет «дажьбожьими внуками» (внуками бога солнца) русский народ [11, с. 80]. Представление о родственных отношениях светила и людей известно многим народам, не имевшим контактов с христианской религией. Как отмечает С.А. Токарев, уже начиная с эпохи раннего металла родо-племенная аристократия считала, что состоит «в родстве с солнечным божеством» [12, с. 34].

Народной традиции известна как «игра солнца», так и «игра луны». Славяне верили, что если луна «играет» на день святого Афанасия Афонского, то будет хороший урожай [5, с. 204]. Если учесть тот факт, что действие луны связывалось с плодородием (сажать нужно на растущую луну), то, видимо, лунное гало трактовали как особую активность светила. На что же могла влиять такая активность в представлении древнерусского человека, помимо природных циклов?

Несколько упоминаний в летописи позволяет высказать предположение, что гало могли знаменовать переход в любое качественно новое состояние. Кроме того, они нередко связывались с фигурой князя. Так, в 1102 г. гало предвещало переход от череды поражений от половцев к победам: «в то же. лЬт бъ1с знаменью на нбси. мсца генварА. въ. ке. днь по. г. дни. Акъ1 пожарнаж зарА. ^ въстока. и оуга. и запада. и | сЬвера. и бъ1с тако свЬтъ всю нощь. акъ1 ^ лунъ1 полнъ1 свЬтащьса. в то же лЬт. бъ1с знаменье в лунЬ. мсца. ееврал. въ. е~ днь. тогож. мсца. въ. з днь — Бъ1с знаменью в солнци. wгородилосА бАше слнце. в три дугъ1. и бъ1ша другыж дугъ хребты к собЬ. и сиж видАще знаменьж блговЬрнии черньци. со въздъ1ханьем молАхусА к Бу. и со слезами. дабъ1 Бъ* wбратилъ знаменьж си на добро. знаменьж бо бъ1вають wва на зло. wва ли на добро. на придущею лЬт. вложи Бъ*мъ1сль добру в РусьскыЬ кнази. оумъюлиша

дерзнути на ПоловцЬ и поити в землю ихъ» (ЛЛ, стб. 276). Немаловажен тот факт, что данное явление, согласно книжнику, предвещало не столько саму победу над половцами, сколько возникновение мысли о походе у князей.

Другое гало произошло во время похорон Андрея Владимировича, «гегда же и несАхуть к гробу. дивьно знаменье бъ1с на нбси. и страшно. бъ1ша. г. слнца сижюща межи собою. а столпи. г. ^ землА до нбсе. надо вьсЬми горЬ бАше акъ1 дуга мсць. wсобЪ стожче. и стожша знаменье та. дондеже похорониша и» (ЛЛ, стб. 309).

Формой лунного гало являлось также знамение, возникшее в 1201 г. по смерти Владимира Святославича Черниговского. Хотя летописец сухо констатирует: «ток же wсени престависА кназь Черниговьскъш. Володимеръ. ток же зимъ1 жвисА знаменье в лунЬ. мсца. дека . въ. кд. днь» (ЛЛ, стб. 416), поздний миниатюрист Радзивиловской летописи связал эти два явления. Иллюстрация изображает похороны князя, а в левой части миниатюры нарисована луна, испускающая 9 длинных и 12 коротких лучей (РЛ, с. 243 об.).

В Новгороде в 1141 (6649) г. «въ 1 бысть знамение на небеси дивно велми: 6 круговъ, 3 около, а 3 около оба полы солнца, и стоя мало не весь день» (Н1Л, с. 26, 211). Под этим же годом Новгородская первая летопись описывает политический кризис, приведший к смене князя на новгородском столе. Особое свечение луны, зафиксированное в 8 ночи под 1205 (6713) г., также стало причиной смены правителя: Всеволод посадил на новгородский стол старшего сына Константина (Н1Л, с. 246).

Богатым на события выдался, согласно Ипатьевской летописи, 1101 (6607) г. На этот раз сложное гало с двумя паргелическими кругами явилось над Владимиром (ИЛ, стб. 248). И хотя летопись не дает оснований говорить о том, какое именно событие оно предрекало, под тем же годом сообщается о победе русских князей над уграми, смерти Мстислава Святославича и заключении мира между братьями Владимиром, Святополком, Давидом и Олегом (ИЛ, стб. 248-249).

Формой оптического явления, по мнению А.В. Лаушкина, явилось «знамение на небе», описанное под 6646 (1138) г. в Лаврентьевской летописи и случившееся после заключения мира «между князьями Ярополком Владимировичем и Всеволодом Ольговичем» [4, с. 48]. Как отмечает исследователь, «знамение словно бы указывало на богоугодность произошедшего, о чем несколькими строками выше рассуждали сами князья» [4, с. 48].

На связь гало с фигурой князя указывают не только летописи. В «Слове о полку Игореве» дифракционные явления явно сопоставляются с князьями. Например, вот что говорят бояре при толковании тревожного сна Святослава: «И ркоша бояре князю: 'Уже, княже, туга умь полонила. Темно бо бЬ въ 3 день: два солнца помЬркоста, оба багряная стлъпа погастоса, и въ морЬ погру-зиста, и съ нима молодая мЬсяца, Олегъ и Святъславъ, тъмою ся поволокоста'» (СИ, с. 260). В этом близком к фольклору произведении действительно огромную роль играет световая символика. Описывая затмение солнца, книжник особое внимание уделяет тьме, покрывшей войско Игоря: «Тогда Игорь възрЬ на свЬтлое солнце и видЬ отъ него тьмою вся своя воя прикрыты» (СИ, с. 256). Гало пытаются покрыть темные тучи, предрекая половецкое нашествие: «Чръныя тучя съ моря идутъ, хотятъ прикрыти 4 солнца» (СИ, с. 256). При возвращении

Игоря из половецкого плена книжник делает акцент на свечении солнца: «Солнце свЬтится на небесЬ - Игорь князь въ Руской земли» (СИ, с. 266).

На то, что солнце в древности являлось атрибутом князя, уже давно обращали внимание исследователи. При этом подобные представления могли иметь как книжные (сопоставление князя с Иисусом, который в Писании сравнивается с солнцем), так и народные корни [4, с. 45-46; 13, с. 18-20; 14, с. 50]. Вероятно, активность светил, согласно древним представлениям, должна была как-то влиять на судьбу князя. Например, богатырь, имевший в фольклорной традиции княжеское происхождение (Волх Всеславич), рождается во время особой активности луны (КД, с. 39; СФ, с. 238), солнца (СФ, с. 267, 275, 278, 285), либо на новолуние (СФ, с. 235).

Исследователи уже отмечали тот факт, что затмение солнца по древнерусским представлениям предвещало княжескую смерть [3, с. 43; 4, с. 45; 14, с. 4849; 15]. Гало обладали совсем иной семантикой. Они знаменуют (или сопровождают) княжеские победы, заключение мира или смену правителя. И хотя иногда искажения солнечных лучей книжник связывает со смертью князя, всегда в таких случаях явление не предрекает смерть, а фиксируется уже после нее как знак особой святости. Интересно сопоставить эти данные с верованиями белорусов, которые на время «дедов» просили солнце заглянуть лучом в могилы [6, с. 102].

Как символ святости гало используется в прославлении не только князей, но и монахов Киево-Печерского монастыря. Например, три столпа на небе, похожие на «дуги зарны», возникают во время переноса мощей Феодосия в летописи (ЛЛ, с. 210). Согласно Киево-Печерскому патерику во время смерти Пимена над монастырской трапезной возникло три столпа (КП, с. 74). Интересно, что в произведениях, вышедших из стен Киево-Печерского монастыря, активно использовалась солярная символика. Так, в Житии Феодосия Печерского Преподобный сопоставляется с Денницей, а его ученики - с другими звездами, ожидающими «солнца правьдьнааго, Христа Бога» (ЖФ, с. 356). В этом же произведении Антоний, Феодосий и Никон сравниваются с тремя светилами, разгоняющими тьму бесовскую постом и молитвой (ЖФ, с. 368). В житии свет является аллегорией добрых дел и святости: «отець нашь Феодосий паче солнца въсиявъ добрыими дЬлы» (ЖФ, с. 384).

В монашеских житиях господствует библейская семантика света и солнца. Хотя гало в Писании не упоминается, библейские представления о лучах и солнце могли серьезно повлиять на восприятие древнерусскими христианами данного явления. В отличие от язычества противопоставление света и тьмы в Библии принципиально: «Бгъ свЬтъ есть, и тмы въ немъ нЬсть ни единыА» (1 Ин. 1:5) - гласит первое послание Иоанна. Акту творения света христианские догматики отводили особое значение. Считалось, что свет создан раньше светил, в которые он заключен как в сосуд. Кроме того, если свет, согласно христианским представлениям, создан Богом, то тьма возникла сама по себе, как противоположность света, тень от облаков (ТТТИ, с. 318-319).

Со светом, безусловно, связывался горний огонь (ТТТИ, с. 317). Светом в Библии обозначаются присутствие Бога, богоизбранность, откровение. Со светильником ассоциируются слова Бога, пророков, апостолов (Пс. 18:9; 118:105; 2 Пет. 1:19 и др.). С солнечным светом соотносится Божья слава (Авв. 3:3,4; Евр. 1:3).

При этом христиане являются «сынами света и сынами дня» (1 Фес. 5:5), а церковь - обладатель и носитель света [16, с. 1033].

Важно отметить, что Божественное сияние в Библии является своего рода «конкурентом» светил: «И не будетъ тебЬ ктому солнце во свЬтъ дне, ниже восходъ луны просвЬтитъ твою нощь, но будетъ тебЬ гсдь свЬтъ вЬчный и бгъ слава твоА» (Ис. 60:19). Оно сопоставлено с облаком и столпом огненным, которые обозначают Божественное присутствие (Иез. 1:4).

Подобные библейские представления находят отклик в трудах монахов Кие-во-Печерского монастыря. В виде света Бог явился Иоанну Затворнику: «И свЬт божественный обьсия мя, яко солнце» (КП, с. 48). Присутствие Святого Духа также знаменуется светом, который «ярче солнечного» (КП, с. 68). При этом интересно сопоставить традицию изображения нисхождения Святого Духа и гало в иконографии древнерусских миниатюр. Так же как и гало, нисхождение Святого Духа изображалось в виде луча (РЛ, л. 3, 111 об, 121 об).

Как уже отмечалось, монахи Киево-Печерского монастыря имели достаточно оснований усматривать в световой символике знак церкви. Но сравнение монахов со светом могло носить и дополнительную смысловую нагрузку. Патерик называет чернецов светилами земли Русской (КП, с. 75). Можно предположить, что в условиях внедрения новой религии и сложных отношений с государственной властью узурпация княжеского (в язычестве) символа подчеркивала особую сакральную значимость обители. Теперь не только на князе, но и на монахах лежала функция сакральной защиты земли (ЖФ, с. 372).

Представление о связи гало с фигурами князя или клира известно также англосаксонской летописной традиции. Световой столп, уходящий в небо, поднялся над телом умершего Освальда, когда со стороны перевозивших его тело было проявлено пренебрежение к святому (БД, с. 84). И хотя чудо произошло ночью, так же как и многие гало, оно было отнесено книжником к «знамениям на небе». С особой активностью светил связан сияющий луч света, сходивший на могилу клириков Хевальда Белого и Хевальда Черного (БД, с. 163). Свечение над Олафом Святым помогает отыскать его тело (СС, с. 369) (точно так же как огненный столп помогает отыскать тела Бориса и Глеба [17, с. 128-134]). Англия, Скандинавия и Древняя Русь были близки по уровню социально-экономического и культурного развития. Сохранившиеся и изменившие свой первоначальный смысл чудеса могли восходить к княжеско-дружинной мифологии, которая накладывалась на библейское прославление через свечение.

Таким образом, всевозможные световые эффекты вокруг луны и солнца воспринимались в древности неоднозначно. Как и затмения, дифракционные явления считались знамениями, которые творятся светилами (в христианстве -по повелению Бога). Часто наблюдаемые простые искажения лучей воспринимались как приметы к изменению погоды и объяснялись как с позиций прови-денционализма, так и с точки зрения естественнонаучных знаний. Иначе обстояли дела со сложными гало, вырисовывавшими на небе причудливые символы, иногда напоминающие христианские. Такое знамение могло предрекать судьбу и чаще всего связывалось с фигурой князя (реже монаха). На трактовку подобных природных явлений, безусловно, влияли как языческие воззрения на светила -

княжеские символы, так и авррамическая религиозная традиция представлять в виде солнечного света свидетельство Божьей славы.

Summary

D. V. Puzanov. Solar and Lunar Halos in the Sacral Image of the Universe by the Eastern Slavs during the 11th-13th Centuries.

The paper reconstructs the place and role of solar and lunar optical phenomena in the sacral picture of the universe by the Eastern Slavic society during the pre-Mongol period. The written and folk interpretation of halo traditions, solar and lunar shine is analyzed. The views on atmospheric diffraction phenomena as weather signs and omens of political changes are also investigated. The people of Old Rus' believed that simple halos defined weather changes. At the same time, complex halos predicted victory or political crises and signified holiness of the deceased person. The common mind connected the sacred solar and lunar halos with the figure of prince and (in the Christian era) saint pretenders. The folklore also associated the phenomenon of halo with the special solar and lunar sacred activities. The literary presentations of complex halos could reflect the biblical semantics of light and glow as heavenly fire and evidence of the glory of God.

Keywords: Eastern Slavs, sacred universe, Paganism, Christianity, halo, optical phenomena, sun and moon, princely attributes.

Источники

ЛЛ - Полное собрание русских летописей. - М.: Яз. рус. культуры, 1997. - Т. 1: Лав-рентьевская летопись. - 496 с.

ИЛ - Полное собрание русских летописей. - М.: Яз. рус. культуры, 1998. - Т. 2: Ипатьевская летопись. - 648 с.

ПТ - Палея Толковая. - М.: Согласие, 2002. - 647 с.

РЛ - Радзивиловская летопись: в 2 т. / Отв. ред. М.В. Кукушкина. - СПб.; М.: Глаголъ: Искусство, 1994. - Т. 1: Факсимильное воспроизведение рукописи. - 253 л.

ФХ - Философы из Хуайнани. Хуайнаньцзы / Пер. Л.Е. Померанцевой. - М.: Мысль, 2004. - 430 с.

Н1Л - Полное собрание русских летописей. - М.: Яз. рус. культуры, 2000. - Т. 3: Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. - 720 с.

СИ - Слово о полку Игореве // Библиотека литературы Древней Руси / Под ред. Д.С. Лихачева. - СПб.: Наука, 2000. - Т. 5: XIII век. - С. 254-267.

КД - Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым / Изд. под-гот. А.П. Евгеньева и Б.Н. Путилов. - М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1958 - 670 с.

СФ - Былины. Свод русского фольклора: в 25 т. - СПб.; М.: Наука: Классика, 2013. -Т. 1 6: Былины Пудоги. Север Европейской России. - 1063 с.

КП - Киево-Печерский патерик (текст) // Древнерусские патерики / Изд. подгот. Л.А. Ольшевская, С.Н. Травников. - М.: Наука, 1999. - С. 7- 80.

ЖФ - Житие Феодосия Печерского // Библиотека литературы древней Руси / Под ред. Д.С. Лихачева. - СПб.: Наука, 2000. - Т. 1: XI - XII вв. - С. 352-433.

ШИ - Баранкова Г.С., Мильков В.В. Шестоднев Иоанна экзарха Болгарского / Памятники древнерусской мысли: исследования и тексты. Вып. 2. - СПб.: Алетейя, 2001. - 972 с.

БД - Беда Достопочтенный. Церковная история народа англов / Пер. с лат., ст., примеч. В.В. Эрлихмана. - СПб.: Алетейя, 2001. - 362 с.

СС - Стурлусон С. Круг земной. - М.: Ладомир: Наука, 1995. - 685 с.

Литература

1. Арабаджи В.И. Загадки простой воды. В мире воды и льда. - М.: Знание, 1973. - 95 с.

2. Мезенцев В.А. Энциклопедия чудес. - Фрунзе: Гл. ред. КСЭ, 1990. - 526 с.

3. Сенаторский Н. Вера древних русских христиан в небесные знамения. - Киев: Тип. Г.Т. Корчак-Новицкого, 1883. - 137 с.

4. Лаушкин А.В. Стихийные бедствия и природные знамения в представлениях древнерусских летописцев XI - XIII вв. // Русское Средневековье. - 1998. - Вып. 1: Книжная культура. - С. 26-58.

5. Райан В.Ф. Баня в полночь: Исторический обзор магии и гаданий в России. -М.: Нов. лит. обозрение, 2006. - 718 с.

6. Чёха О.В. Солнце // Славянские древности / Под общ. ред. Н.И. Толстого. -М.: Междунар. отношения, 2012. - Т. 5. - С. 101-106.

7. Зверева С.В. В мире солнечного света. - Л.: Гидрометеоиздат, 1988. - 160 с.

8. Бодде Д. Мифы Древнего Китая // Мифологии древнего мира. - М.: Наука, 1977. -С. 366-404.

9. Толстая С.М. Игра солнца // Славянские древности / Под общ. ред. Н.И. Толстого. -М.: Междунар. отношения, 1999. - Т. 2. - С. 376-377.

10. Петров В. Мтгологема сонця в украшських народних вipyваннях та вiзантийско-геллi-тс тичний культурний цикл // Етнографiчний вюник. - Кт'в, 1927. - Кн. 4. - С. 88-119.

11. Соколова Л.В. Дажьбог (Даждьбог) // Энциклопедия «Слова о полку Игореве». -СПб.: Дмитрий Буланин, 1995. - Т. 2. - С. 79-82.

12. Токарев С.А. Религия в истории народов мира. - М.: Политиздат, 1976. - 575 с.

13. Толочко О.П. Русь: держава i образ держави. - Кшв: Шститут юторп Украши НАНУ, 1994. - 38 с.

14. Пузанов Д.В. Солнечные и лунные знамения в домонгольской Руси: особенности христианского и языческого мировосприятия // Белгородский диалог - 2012. Сб. избр. науч. тр. Междунар. науч. форума молодых историков. - Белгород, 2012. - С. 47-52.

15. Робинсон А.Н. Солнечная символика в «Слове о полку Игореве» // «Слово о полку Иго-реве». Памятники литературы и искусства XI - XVII вв. - М.: Наука, 1978. - С. 7-58.

16. Словарь библейских образов / Под ред. Л. Райкена, Дж. Уилхойта, Т. Лонгмана III. Пер. с англ. Б.А. Скороходова. - СПб.: Библейский взгляд: Библия для всех, 2008. -1426 с.

17. Ранчин А.М. Вертоград Златословный: Древнерусская книжность в интерпретациях, разработках и комментариях. - М.: Нов. лит. обозрение, 2007. - 576 с.

Поступила в редакцию 30.11.14

Пузанов Даниил Викторович - аспирант, Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН, г. Ижевск, Россия. E-mail: lpdmor@gmail.com

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.