Научная статья на тему 'Соликамские летописи XVIII века'

Соликамские летописи XVIII века Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
4301
186
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
соликамские летописи / авторские списки / монастырский протограф / список воевод Перми Великой / The Solikamsk Chronicle / the author lists / the monastic protograph / list of governors of Perm the Great

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Бруцкая Людмила Андреевна

В статье исследуются авторские списки Н. С. Арефина (первая половина XVIII в.) и С. Н. Белозёрова (вторая половина XVIII в.), а также редакции соликамских летописей XVIII в. Собственно соликамские известия описываются в них в основном со второй половины XVII в., частично за XVI век. Показана взаимосвязь соликамских летописей через общий протограф — монастырский свод Соликамского Вознесенского монастыря («Большой летописец»). В нём использовались известия Вологодско-Пермской, Вычегодско-Вымской, Строгановской, Усольской летописей и Краткого московского летописца конца XVII в. поморского извода. Системной конструкцией соликамских летописей является список воевод Соликамска и Чердыни. Подобные списки исследуются в составе четьих сборников. Летописные сведения сопоставляются с устными преданиями о чудесах икон, с крестными ходами и материалами городского архива, а также с публикациями соликамских летописей А. А. Дмитриева (древнейшей и позднейшей).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Solikamsk chronicle XVIII с.

The article examines the authors ' lists N. S. Arefin (first half of XVIII century) and S. N. Belozerov (second half of XVIII century), and the wording of The Solikamsk Chronicles the XVIII century. Actually Solikamsk news describes them mostly in the second half of the XVII century, partially of the XVI century. The article shows the relationship The Solikamsk Chronicles through a common protograph — monastery compendium of Solikamsk Аscension monastery (“Great chronicle”). It used the news of the Vologda-Perm Vychegda-Vym, Stroganov, Usol Chronicles and Brief Moscow chronicle of the end of the XVII century Pomeranian recension. System structure The The Solikamsk Chronicles is a list of the governors of the city of Solikamsk and Cherdyn city. Similar lists were studied as part of a collection of readings written. Chronicle information are compared with oral traditions about the wonders of icons, sacred processions and municipal records, as well as publications The Solikamsk Chronicles A. A. Dmitriev (ancient and modern).

Текст научной работы на тему «Соликамские летописи XVIII века»

УДК 907

Л. А. Бруцкая

L. A. Brutskaya

СОЛИКАМСКИЕ ЛЕТОПИСИ XVIII ВЕКА

THE SOLIKAMSK CHRONICLE XVIII с.

В статье исследуются авторские списки Н. С. Арефина (первая половина XVIII в.) и С. Н. Белозёрова (вторая половина XVIII в.), а также редакции Соликамских летописей XVIII в. Собственно Соликамские известия описываются в них в основном со второй половины XVII в., частично за XVI век. Показана взаимосвязь Соликамских летописей через общий протограф — монастырский свод Соликамского Вознесенского монастыря («Большой летописец»). В нём использовались известия Вологодско-Пермской, Вычегодско-Вымской, Строгановской, Усолъской летописей и Краткого московского летописца конца XVIIв. поморского извода. Системной конструкцией Соликамских летописей является список воевод Соликамска и Чердыни. Подобные списки исследуются в составе четьих сборников. Летописные сведения сопоставляются с устными преданиями о чудесах икон, с крестными ходами и материалами городского архива, а также с публикациями Соликамских летописей А. А. Дмитриева (древнейшей и позднейшей).

Ключевые слова: Соликамские летописи, авторские списки, монастырский протограф, список воевод Перми Великой.

The article examines the authors ' lists N. S. Arefin (first half of XVIII century) and S. N. Belozerov (second half of XVIII century), and the wording of The Solikamsk Chronicles the XVIII century. Actually Solikamsk news describes them mostly in the second half of the XVII century, partially of the XVI century. The article shows the relationship The Solikamsk Chronicles through a common protograph — monastery compendium of Solikamsk Ascension monastery (uGreat chronicle'). It used the news of the Vologda-Perm Vychegda- Vym, Stroganov, Usol Chronicles and Brief Moscow chronicle of the end of the XVII century Pomeranian recension. System structure The The Solikamsk Chronicles is a list of the governors of the city of Solikamsk and Cherdyn city. Similar lists were studied as part of a collection of readings written. Chronicle information are compared with oral traditions about the wonders of icons, sacred processions and municipal records, as well as publications The Solikamsk Chronicles A. A. Dmitriev (ancient and modern).

Keywords and phrases: The Solikamsk Chronicle, the author lists, the monastic protograph, list of governors of Perm the Great.

Историография Соликамских летописей запутана потому, что исследователи одни и те же памятники называли по-разному. Да и город изменял своё название: с основания до начала XVIII в. — это Усолье Камское, Камское Усолье или

9

Соль Камская (Соликамская), а его жители — усольцы. Затем город стал именоваться Соликамск. Усольцами называли также население Соли Вычегодской, Нового Усолья или Рождественского Усолья в пермской вотчине Строгановых. К настоящему времени выявлен следующий корпус летописных текстов.

Арефинский летописец. Рукописный отдел Библиотеки Академии наук (далее: РО БАН) 32.4.8. Авторский список Никиты Савватиевича Арефина первой половины XVIII в. за 401—1744 гг. Это рукопись в четвёрку на 54 листах. Нач.: «1. Создан град писан 5009.401» (л. 1). Здесь и далее ссылки на листы текстов Соликамских летописей указываются в круглых скобках. Переплёт картонный, обтянутый крашеной мешковиной. Водяной знак: Амстердамский герб — относится к 1720-м гг. Запись на л. 44 об. написана другим скорописным почерком, сходным с записями Ивана Колмогорова : «...на николинов день 1737-го году декабря на 6 число по семи часов нощи в 8-й часу с і четверти до полугоры четверти кончалось: от востоку к лету и западу к северу и до востоку ко обоим от средин небесные сияние огненное и бысть». На перевёрнутом л. 54 тем же почерком сделана запись о принятой для продажи бумаги в апреле.

Летопись Богоявленской церкви. РО БАН 32.4.7. Авторский список Семёна Никитича Белозёрова, священника и иконописца той же церкви, за 1158— 1794 гг. Рукопись в четвёрку на 39 лл.+ 2 лл. обложки переплёта. Переплёт картонный, на его верхней крышке имеются затёртые записи двумя почерками: 1-м почерком написано «дому Ливонова», 2-м почерком «1770 году генваря 23 числа...» (далее стёрто). Водяные знаки: буквы «ВФ» и «СТ» картушах (относятся к 60—70-м гг. XVIII в.), «ЯМСЯ» — Клепиков, с. 20 (1764 1765 гг.). Текст написан в рамке. На л. 5 запись скорописью другого почерка: «Летописец Василия Глушникова».

С л. 6 рамка состоит из 4-х делений: 1 — от Адама, 2 — от Христа, 3 — текст, 4 — нумерация страниц. Над основным текстом: № 4. Оставлено место для заголовка, но он не сделан (л. 6). Текст под № 4 начинается с записи о соборе на еретика армянина Мартина, далее следует описание Пыскорского монастыря и заканчивается описанием чуда от тучи 1705 г. С л. 10 об. поля очерчены слева и справа. С л. 16 снова сделаны два столбца слева, но дат от Адама нет, во втором столбце приводятся даты от Рождества Христова. Нал. 18 в этих графах дописано: «7263.1755 «по приезде воеводы ...». Под знаком # «По повелению воеводы июня все оны высланы на поселение в Сибирь» под 1756 г. Пометы на правом поле имеются л. 18 об. — о ревизии 1763 г. На л. 19 — о ведомости о губерниях.

Ведомость о губерниях (лл. 19 об. — 20) написана в 4 столбика. Далее (лл. 20 об. — 22) текст — в 2-х столбиках. Слева перед основным текстом имеются пометы С. Н. Белозёрова (лл. 23, 25, 26 об., 29 об., 30, 34—37). Это пометы редакторской правки С. Н. Белозерова. Л. 37 был заклеен чистым листом. На лл. 39— 40 следует текст, написанный скорописью другого почерка.

Лучниковский летописец. РО БАН 16.5.19. От Адама— 1794 г. Рукопись в четвёрку на 21 лл. Без переплёта. Обложка снаружи обклеена листом с записью таможенных сборов, сделаных И. Колмогоровым на затёртом тексте. На внутренней стороне обложки в таблице — записи платежей и доимок, сделанные С. Н. Белозёровым. Водяные знаки: 1) буквы «ВФ» и «СТ» в картушах соответ-

10

ствуют № 648 (1766 г.) Собранию филиграней БАН; 2) лилия, близкая № 1283 (1742 г.) Собрания филиграней БАН [35, с. 416]; 3) обрезанный герб г. Ярославля. По листам 5 и 5 об. имеются ссылки на «Переплётный летописец». В рукописи прослеживаются знаки вставок.

Почерком С. Н. Белозёрова на л. 1 написано: «№ 3. Летописец от сотворения всего мира и что приключилось в Московском государстве и во всей русской земли в котором году месяце и числе о сем значит ниже сего». Его же почерком написаны известия 1743 года, — 30 мая о пожаре от дома Евтитхия Свалова и 23 июля — «от Турчаниновского двора». Далее зачёркнуто известие 1751 г., октября 13-го о сгоревших дворах Суровцевых и их дров 700 сажен, а также сведения о паникадиле, вложенном купцом Морозовым.

После этого следуют известия, написанные почерком И. Колмогорова, нач.: «На то паникадило надо ...», 1752 г., «в праздник девятые пятницы». На л. 15 его запись: «Сей летописец города Соликамска Мещанина Василья Семенова сына его милости Лучникова собственная его тетрать а подписал мещанин Соликамска Иван Колмогоров июня 13 дня 1784 года». Далее следует пасхалия, рисунок младенца в клетке и запись: «Зри на сию удивительную фигуру что таковым образом неведомо от ково принесён был в городе Соликамске урод в скотской шесте весь а человек яко же видишь 1744 году генваря во 2-м числе».

Рисунки на 1 л.: киноварью — «звезда хвостоватая» 1744 г. и рисунок младенца в клетке, подвешенной на забор, сопровождаются записью И. Колмогорова: «1744 году была таковым подобием с востоку к солнцу хвостом + грядущая с вечера до утра 3 генваря 2 дня до февраля 15 дня». Между досок забора написано им же: «1784 года ик». Под рисунком младенца тем же почерком — о принесении в 1744 г. «неведомо от ково» заросшего шерстью младенца. Рисунок сделал И. Колмогоров.

Основной текст рукописи написан в две колонки. Почерком И. Колмогорова нал. 15 об. сделана запись о приезде в 1756 г. архимандрита Пуста в Пыскорский монастырь и 1784 г. о его разборе: «...начали разбирать и плавить камень в новый город Пермь которой стоит вниз по Каме 200 верст от Лысвы». Далее: «Занято денег в торг 2548 руб. 93к. плачено 1989 р. 79 к. Затем что осталось 959.14 к.».

На л. 14 об. сделана помета основным почерком рукописи: «...на обороте через два листа». На л. 16 продолжается основной текст: «...и приходские люди били челом его пресвященству...». В рукописи много помет, показывающих, откуда именно надо списывать текст. Особый интерес представляет помета, которой не было в колмогоровском списке А. А. Дмитриева: «Сего же 7180 родился император, ищи знак через 385 лист».

Список с пропусками был опубликован А. А. Дмитриевым в «Пермских губернских ведомостях» под названием «Позднейшая летопись с пропусками рас-суждений о седмолетиях, кратким родословием великих князей и описанием губерний (лл. 1, 10, 16 об.) [21]. А. А. Дмитриев обнаружил список в 1882 г. в составе большой рукописной книги, переданной ему Соликамским жителем Н. И. Смирновым. Копия опубликованного текста была сделана строгановским служащим по поручению Федота Алексеевича Волегова. На рукописи имеют-

11

ся его правки. Ныне копия хранится в Государственном архиве Пермского края (далее: ГАПК) [Ф. 597. On. 1. Д. 7]. Она была издана А. А. Дмитриевым под названием «позднейшая» Соликамская летопись с пропусками рассуждений о сед-молетиях, кратким родословием великих князей и описанием губерний (лл. 1, 10, 16 об.). Вероятно, И. К. Колмогоров переписал рукопись, принадлежавшую В. С. Лучникову. Все эти пропуски восстанавливаются по Лучниковскому списку, полученному В. Н. Верхом. Авторский список И. К. Колмогорова появился в 1784 г. или чуть позднее. Тексты идентичны, но в колмогоровском отсутствуют рисунки и записи.

А. А. Дмитриев 10—11 ноября 1890 г. скопировал колмогоровский текст, совпадающий с Лучниковским летописцем, с рукописи, доставленной ему управителем Дубровинских солеварен А. Н. Черновым. Отметил, что списанная им рукопись была собственностью «Александра Ивановича Колмогорова, степенного гражданина Соликамска, 90 лет». Учёный привёл описание рукописи: «...заглавия летописца и его отдельных статей, а также все цифры в летописи писаны киноварью, остальные — чернилами — всё очень безграмотно. Письмо начала XVIII века. Рукопись в 1/8 листа писчей бумаги» [22]. Внук высоко оценивал и другие рисунки И. К. Колмогорова.

Деконструкция «Пермской летописи» В. Н. Шишонко показывает, что он имел список Лучниковского летописца, переданный ему А. М. Луканиным. В нём были сведения о младенце в шерсти 1744 г.

Малый Соликамский летописец (название дано по записи рукой Д. П. Языкова). РО БАН 1.4.20. Рукопись в восьмёрку на 11 листах написана одним скорописным почерком последней четверти XVIII в. за 1626—1759 гг. Начало утрачено. Нач.: «1626 году воеводою был Захарий Петрович Шишкин» (л. 1). Конец: о пожаре 23 июля 1743 г.:«... да по двору за болшим мостом Демидовым, по двору Андрея Хлепятина» (л. 6). Без переплёта. Водяные знаки: неполная филигрань — буквы «ЯМСЯ» — Клепиков, с. 20 (1764—1765 гг.). Соответствует филиграни № 3579 (1781 г.) у Лихачёва, Палеографическое значение [35, с. 416]. Листы 7—11 — без текста.

«Описание о заведении и строении городов Соликамска и Чердыни и о прочем» (далее: «Описание»). 990—1795 гг. ПКМ. № 16049 (далее: Пермский краеведческий музей). Нач.: «1-е. Город Чердынь состоит при реке Колве...» (л. 2). Конец: об упразднении Пермского монастыря в 1794 г.: «...в Соликамске Вознесенская церковь оставлена впредь до рассмотрения будет ли кто определен без службы в пусте» (л. 30). Рукопись в двойку написана строгановским служащим по поручению Ф. А. Волегова. На л. 1 запись: «Выписано из большой книги: Летописец, полученной из Соликамска через отца игумена Илию, настоятеля Соликамского Истобенского монастыря — в феврале 1834 г.». Эта копия обнаружена А. А. Дмитриевым в 1882 г. у жителя Соликамска Н. И. Смирнова в составе большой рукописной книги. «Описание» историк опубликовал, назвав его «древнейшей летописью» [21]. Ещё один список обнаружен им в 1883 г. в Соликамске у Ф. В. Мичурина.

Текст публикации совпадает с копией, снятой Александром Матвеевичем Луканиным. ГАПК. Ф. 297. Оп. 3. Д. 311. На ней имеются пометы А. А. Дмит-

12

риева. У А. М. Луканина было два списка «Описания». Один из них передан Ф. В. Мичурину, другой — В. Н. Шишонко. В свою очередь, последний, по его словам, пользовался «Описанием» по списку XVIII в. из архива Соликамских старожилов Дубровиных [21, № 80]. В XIX в. известно три списка «Описания».

Словцовский список. «Летописные заметки о городах Чердынь и Соликамск или Перми Великой» 1472—1824 гг. Соликамский краеведческий музей, № 2152. Назван по записи священника Ипполита Фёдоровича Словцова на л. 47 об.: «Дедюхинский священник Ипполит Словцов июня 18 дня 1854 г.». Рукопись в двойку написана тремя почерками: 1 — строгановского служащего, 2 — И. П. Словцова. Им написано «Краткое церковно-сторическое описание Соликамских монастырей» (л. 45—47 об.), 3 — «Все, что о Вознесенском монастыре в переписи своей излагает Михайло Кайсаров» (л. 51—52). Начало: «Есть предания, что нынешний город Чердынь со времени основания своего находится уже на пятом месте ...» (л. 2). Конец: 1824 г. В основном совпадает с «Описанием». Им пользовался В. Н. Шишонко.

Первые четыре летописца из перечня поступили в РО БАН в 1835 г. из архива В. Н. Верха, описаны и исследованы [1—3, 8—10, 12—15, 35]. Это авторские списки XVIII в., указанные выше. В ХЕХ в. пытались выявить списки, использованные В. Н. Верхом в его компиляции «Соликамский летописец» [8—15, 21, 31, 53 и др.], но не смогли этого сделать в полном объёме, так как опирались только на те списки, которые лично были им известны. Они вошли в историографию под разными названиями: «рукопись 1795 г.», «другая рукопись», «древнейшая» и «позднейшая» Соликамские летописи. А. М. Луканин, В. Н. Шишонко и А. А. Дмитриев пытались сопоставить известия Соликамских летописей с материалами городского архива и церковными артефактами, многие из которых сегодня утрачены.

До сих пор справедлив выводА. П. Богданова: исследование отечественного летописания даже конца XVII в. «оставалось фрагментарным. Лишь одна пятая часть произведений была исследована на доказательном уровне, не говоря уже о том, что больше половины памятников этого времени не было известно историкам. Отсутствие разработанной истории текста летописных сочинений, приблизительные догадки об их авторстве и времени создания, редкость даже предположительных суждений о бытовании летописцев — всё это не только затрудняло, но часто делало невозможным их обоснованное использование для решения сложных проблем ...» [4, с. 5].

Ярославцы А. А. Севостьянова и Я. Е. Смирнов рассматривают памятники летописного типа XVII—XVIII вв. как городовые истории, а также в качестве «градских летописей ряда губернских и уездных городов России» [47, с. 14]. Городовыми поздние летописи называет Д. Н. Резун [43] и др. Соликамские летописи называются городскими в соответствии с современным написанием прилагательного от слова «город». Изучение поздних русских летописей актуально с 1980-х гг. [17, с. 77; 6, с. 51, 54 и др.]. «Разработка же летописных залежей провинциальных архивов, по мнению В. И. Корецкого, ещё только начинается. Ориентиров здесь, подобных работам А. Н. Насонова и М. Н. Тихомирова, практически нет» [26, с. 7].

13

Проблема осложняется тем, что не вполне ясны подлинные масштабы общерусского и областного летописания: только в картотеке Н. К. Никольского зарегистрировано 1211 списков летописей, в действительности их было намного больше. По определению Я. С. Лурье, летописание — один из наиболее устойчивых жанров древнерусской письменности [32, с. 43]. Вместе с тем исследователи отмечают характерную для поздних летописей пластичность формы, способность соединения в одном тексте литературных и исторических произведений разных жанров, как устных, так и письменных. Способы отбора и соединения в одном тексте изменялись на протяжении исторического времени, что позволяет относить летописи к стилям разных эпох. Необходимо учитывать неравномерность развития огромных пространств России. Соликамские летописи не ограничивались описанием исключительно городской истории, их фактография имеет региональное и общерусское значение.

Выявление и определение летописных памятников, составленных в Соликамске, связано с проработкой историографии. Приёмы исследования зависят от содержания объекта изучения. В силу традиции, сложившейся в изучении русского летописания, историографический обзор дается по летописям.

Текстологические сопоставления авторского списка С. Н. Белозёрова и Малого летописца позволяют рассматривать последний как светскую редакцию Летописи Богоявленской церкви, насколько можно судить по сохранившейся части рукописи. Особенно полные совпадения начинаются с 1735 г.

Летопись Богоявленской церкви Малый летописец

«У Соликамской за неурожаем хлеб был дорогой, покупали ржи четверть по 80 к. и по 1р., пуд муки 2,5 р. И бывшие по 38 год, а в 739 году стал быть по настоящей цене» «Хлеб был дорогой, покупали ржи осмину по 80 и по 1 руб., пуд муки по 2,5 протязалось до 1739 году»

В Малом летописце подробнее описан пожар 1743 г. Хронологические ошибки Малого летописца анализировались А. М. Луканиным по осветительным грамотам и надписям на церковных предметах и по Берхову летописцу [31, с. 40, 100].

Сравнение Лучниковского летописца с Арефинским, Словцовским и «Описанием»показывает,чтовнёмиспользовалсятекстособоговида «Описания» в словцовской редакции. В части Соликамской истории Лучниковский летописец совпадает с «Описанием» и Словцовским летописцем в соответствии с его нарушенной хронологией за годы: 1687, 1688, 1730, 1737, 1749, 1673, 1695, 1711, 1712, 1743, 1730, 1687, 1658, 1673. 1684, 1691, 1693, 1692, 1695, 1697, 1698, 1701, 1702, 1709, 1689, 1721, 1725, 1731, 1733, 1737, 1749 и 1743. Можно предположить, что общим источником Соликамских летописей был свод Соликамского Вознесенского монастыря.

В Лучниковском летописце продолжаются фразы, оборванные в «Описании»: «ЗПКЗ. 7127. 1619. Филарет Святейший патриарх возведен на престол патриарший» (л. 5 об.). В Лучниковском читается её окончание: «...бывый прежде ростовский митрополит»; под 6751 добавлено: «...на лет токмо 80 или болше или

14

менше. До пришествия оттоле на Москву». Но в «Описании» выпущены: известие 6677 о чуде от иконы богородицы в Великом Новгороде, об убийстве

А. Ю. Боголюбского; 6833 г. о заложении каменной Успенской церкви; о преставлении чудотворца Петра (6834 г.). А также опускаются известия о строительстве: деревянного Московского кремля и церквей. Указываются не все патриархи и их возведение на престол во второй половине XVII в.

Лучниковский летописец наиболее полно передаёт текст Краткого московского летописца конца XVII в., изданного В. И. Бугановым [16, с. 288—293]. Совпадения обнаруживаются за следующие годы: «от Адама до потопа 2242» (л. 1 об.), 6681 (марта 15 и 12), 6687, 6742, 6965, 6873, 6886, 6890, 6958 (но не 20 ноября, а 17 февраля), 6965, 6974, 6976, 6999 (пропущено название церкви — Введенская), 7009, 7022, 7055, 7090, 7092, 7106, 7114, 7127, 7137,7162,7176,7180, 7114 и 7182.

В Кратком московском летописце пропущены Лучниковские известия: 6751 о пленении Батыем российской земли, 6746 — об убийстве князя Михаила Черниговского, 6833 — о едином Московском княжестве при Иване Даниловиче Калите. А также совпадающие с «Описанием» известия — за 7061, 7062, 7063 о рождении царя Фёдора Иоанновича, 7066 — «стали приезжать в Россию к городу Архангельскому со всякими товары из немецких земель немцы, англичане» (л. 4 об.), 7068,7091, 7089, 7090 о нападении Кихека на Чердынь и Соль Камскую.

В Лучниковском летописце сокращено сообщение о смерти Ивана Грозного. В монографии В. И. Корецкий определяет достоверность известия о смерти И. Грозного. Такая же дата приводится в Соликамских летописях. В. И. Корецкий доказывает, что официальная версия о прижизненном пострижении и благословении Фёдора умирающим царём была сформулирована патриархом Иовом [26, с. 49-50].

Краткий Московский летописец Лучниковский летописец

«Лета 7091 году марта в 19 день на память святых мученик Хрисанфа и Дария за полтора часа до вечера преставися на Москве великий государь и царь Иван Васильевич всеа России» (с. 291). «7092 Марта 19 за полтора часа до вечера преставися в Москве царь Иван Васильевич» (л. 5).

Арефинский, Лучниковский, Словцовский летописцы и «Описание» начинают повествование с текста, сходного по названию с «Летописцем старых лет» в списке из сольвычегодского сборника XVII в. [23, с. 234]:

Сольвычегодский список Лучниковский летописец

«Летописец написан из старых летописцев, что учинилося в Московском государстве и во всей Российской земле». «Летописец от сотворения всего мира и что учинилось в Московском государстве и во всей русской земли, в котором году, месяце и числе, о чем значит ниже сего»

15

В том же описании имеется «Летописчик вкратце» [23, с. 100] и он же в составе сводного ХронографаXVII в. [23, с. 28]. В сборнике второй половины XVII в. читается текст, близкий к Лучниковскому летописцу: «Заметка о соотношении времени года с периодами человеческой жизни, краткие выписки типа изречений о человеческом возрасте и возрастных «седмицах». Рядом на поле киноварью обозначены главы 42 и 43 [23, с. 217].

Такие памятники встречаются и в других хранилищах. Исследователи считают их признаком демократизации летописного жанра, свидетельством возросшего интереса к отечественной истории XVI—XVII вв. среди различных слоёв русского общества. Летописец краткий вологодского происхождения был в портфелях Г. Ф. Миллера [42]. Двинской — в составе библиотеки В. М. Амосова и А. Ф. Богдановой в Пушкинском Доме [44, с. 165].

М. В. Кукушкина делает вывод, что летописцы вкратце основывались на новгородском летописании и сочетали в себе краткие общерусские известия с местными [29, с. 138]. Они не имели постоянного состава. Этот вывод подтверждается известием Соликамских летописей: «6927.1419. Новгородцы перестали бе-льими лобками торговать и стали денгами». Это сообщение в более полном виде представлено в летописце XVI — начала XVII в.: «В лето 6929 октября в день начата новгородцы торговать деньгами серебряными, а артуги попридаша немцом; а торговали ими 9 лет. А преж того торговали лобки куньими, а того преже торговали мортками куньими и бельими» [27, с. 206]. В. И. Корецкий и Б. Н. Морозов отмечают близость Краткого летописца к произведениям Смутного времени.

К какому-то поморскому тексту восходит ещё одно известие Лучниковского летописца и «Описания»: «7066. Изначала стали в Россию приезжать к городу Архангельскому со всякими товары из немецких земель немцы, англичане». Параллель этому известию находится под 1553 г. «о кораблех» в сокращённой редакции Строгановской летописи [45, с. 14].

Ранние тексты из северных монастырей в конце XVI в. обнаруживаются у светских читателей: летописец вкратце имелся в составе библиотеки Аники и Никиты Григорьевича Строгановых [36, с. 12, 27]. Летописец вкратце читается в краткой редакции летописца Двинского, сохранившегося в 15 списках [5, с. 100—103]. Его типологической особенностью, как и летописца старых лет, является большое количество ошибок в хронологии, что отражается и в Соликамских летописях XVIII в.

В Лучниковском летописце, Словцовском списке и «Описании» начало представлено различными фрагментами, но часть «От Адама до потопа вселенный» совпадает с летописцем вкратце. Наблюдается большое количество параллельных чтений, а самое главное — ошибки в хронологии. В. И. Буганов в своей публикации выявляет их, реконструирует среду, к которой мог принадлежать летописец. Текст определяется как «любопытный памятник позднего русского летописания, своеобразный памфлет, остро и злободневно откликающийся на события внутренней и международной жизни, которые волновали жителей России. Он принадлежит перу сторонника Петра I и Нарышкиных из числа лиц духовного звания, печатников, возможно, из окружения последних русских патриархов» [16, с. 288].

16

Нарышкины: ближний стольник Семён Фёдорович, двоюродный брат царицы Натальи Кирилловны, и стольник Иван Иванович были воеводами в Соликамске. С. Ф. Нарышкин — с 31 марта 1689 г. до 2 июля 1694 г. Его отца, как и Василия с Петром Нарышкиными, стрельцы требовали выдать 15 мая 1682 г. В стрелецком челобитье 20 мая того же года было требование сослать в ссылку всех Нарышкиных.

В Лучниковском летописце сообщается под 7202.1694: «Помянутый воевода Нарышкин преставился в Чердыни» (л. 10 об.). Г. А. Бординских ошибочно идентифицирует С. Ф. Нарышкина с Иваном Ивановичем [7, с. 142]. В «Описании» под ЗСВ. 7202. 1694. сообщается: «Генваря 25 благоверная Государыня Царица Наталья Кирилловна преставися.

Преставился воевода Семен Федорович Нарышкин Июля 2 сидел на воеводстве три лета.

ЗСГ. 7203. 1695. Ноября 4 по Государеву Указу сидел на воеводстве племянник ево Андрей Андреевич Нарышкин восьми лет три месяца, с ним подьячий Лука Волков» (л. 14). С. Ф. Нарышкин управлял вместе с подьячим Лукой Волковым, который был в Перми с 31 марта 1688 г. по 1693/95 г. [18, с.105].

Лучниковский летописец совпадает с «Описанием» до начала XVII в. за годы: 6655, 6751, 6833, 6848, 6867, 6875, 6927, 6949, 6961, 6988, 7038, 7055, 7061-7063, 7066, 7090, 7092, 7099, 7106, 7114, 7115 т 7127. А также совпадает с Арефинским списком за годы: 6898, 6907, 7063, 7106, 7113, 7114, 7118, 7121. Естьидругие совпадения погодных известий, но даты различны. Эти совпадения позволяют предположить, что протограф Соликамских летописей списывался не с Краткого московского летописца, а с текста, отредактированного и переработанного в Поморье.

Соликамские летописцы XVIII в. списывали его независимо друг от друга из общего протографа, которым мог быть свод Соликамского Вознесенского монастыря. О «звезде хвостоватой» помимо статьи в первой российской газете сообщается в записи на Апостоле 1564 г.: «...1744 году появилась генваря в 6 день звезда на небеси на запад на запад закатилась в часу 8-м и в 7-м ночи и несла она звезда за собою превеликий луч» [34, с. 85].

Антропологические исследования доказывают: русские Соликамска «имеют рост выше среднего, мезокефалию, лица узкие, волосы русые, мягкие, прямые и волнистые и т. д., то есть сохраняют североевропейский тип, вариантом которого на Европейском Севере является беломорский тип» [33, с. 23]. Антропологи и лексикологи косвенно подтверждают конвой рукописных сборников XVII— XVIII вв., в частности содержащих тексты Строгановской летописи. Это истории Астраханская, Казанская, Псковская и Хинского царства, монастырские летописные записи [45, с. I—XVI].

Справедливость выводов, сделанных на основе текстологических сопоставлений, подтверждается биографическими сведениями о семьях Лучниковых и Колмогоровых. Они были, как и другие составители, редакторы и переписчики летописных текстов, коренными жителями города. Фамилия Лучникова, как это нередко случалось в официальных документах XVII—XVIII вв., писалась двояко: Лучников и Лушников. Сведения о его предках содержатся в переписных

17

книгах. Так, в переписи И. Яхонтова (1579 г.) упомянуты в числе дворов посадских самых молодших: «Терешка Гаврилов сын Лучников ... Михалко Марков сын Лучников з братьею с Тимком да с Васкою» [РО РНБ. Ф. 256. № 308. Л. 154 об.]. В переписных книгах Кайсарова (1623—1624 гг.) по Дубровинскому списку Лучниковы значатся как самые молодшие люди: «Михалко Марков сын Лучников — цренщик и братьею с Тимком да с Васкою» [ГАПК. Ф. 597. On. 1. Д. 23. Л. 173].

Под 1710 г. читается запись об отце В. С. Лучникова: «Семен Федоров сын Лушников тритцати лет, у него ж сын Григорий году, да мать вдова Катерина Лазарева дочь штидесят лет да подворник зять Алексей Исаев сын Важского уезду тритцати пяти лет, у него жена Парасковья Федорова дочь тритцати лет» [РГАДА. Ф. 214. № 1538. Л. 50]. В 1723 г. мать В. С. Лучникова уже была вдовой [РГАДА. Ф. 615. On. 1. Д. 10418. Л. 65].

О нём самом А. А. Дмитриев писал: «... время жизни Василия Лучникова не известно с точностию; есть только косвенные приблизительные указания на то, когда жил этот летописец. У В. Н. Шишонко имеется экземпляр Верхова «Путешествия» с припискою чернилами в конце книги, неизвестно кем сделанной, из которой видно, что Василий Лучников жил в прошлом веке, в ней замечено, что при ревизии 1782 г. Василию Лучникову был 61 год и что умер он в 1803 г., на 82 или 83 году жизни. За достоверность сообщаемого в этой приписке сведения ручаться, конечно, нельзя, но, с другой стороны, нет оснований и не верить ему» [21, № 80].

Обращение к архивным документам снимает сомнения: в них сохранились автографы В. С. Лучникова [ГАПК. Ф. 25. On. 1. Д. 9. Л. 6 об.], сведения о его имущественном положении, городских службах и, разумеется, о возрасте. Его подпись есть на опротестовании векселя 11.06.1772 г.: «...подписал Василей Лучников Соликамской посадской» (л. 6 об.).

По ревизским сказкам 1795 г.: «Василей Семенов сын Лушников, вдов. 61— 74. У него жена Марфа Парфёнова дочь. 67. Умре в 1786 году» [ГАПК. Ф. 268. On. 1. Д. 6. Л. 58]. В. С. Лучников был сторожем церкви Жен Мироносиц «с получением от общества в год платы по пятнатцети рублей» [ГАПК. Ф. 21. Оп. 2. Д. 40. Лл. 699, 700. Д. 45, Лл. 175—175 об.]. Он выполнял эту работу в соответствии с указом от 20.04.1786 г., согласно которому «при церкви приходской необходимо нужно есть выбранному ими сторожу из своей собратий» (л. 487). Сторожил с 23.12.1786 г. [ГАПК. Ф. 21. Оп. 2. Д. 44, л. 700].

Церковь была построена М. Суровцевым. После его смерти 15 декабря 1786 г., в следующем году, составлялась опись церковного имущества: «Церковь, имеющаяся на выезде из Соликамска к селу Городищу, каменная жен мироносиц, у коей окон с решетками, железными затворами деревянными на крюках и петлях железных и оконичинами стекляными, щетом одинатцать да в паперти одно, да в палатке три дверей железных в храму на сивере одне, да на паперти колоклня каменная ж, под коей палатка и в ней два окна с решетками железными и окончинами стекляными, печей в церкве одна обрасцова, да на паперти, в полатке кирпичатая. На церкве крышка деревянная, главы церковны и ко-локоленна обиты лемехом и на главах кресты железны золоченные» (37, л. 966).

18

Церковь обеспечена полным кругом книг (37, лл. 975—976), в том числе — синодик и «в тетратке житие писано скорописью блаженного Симеона» (37, л. 975 об.). В ней хранится «грамота на построение церкви с печатью восковою от преосвященного господина Лаврентия, епископа Вятского 1776-го году июля 11 дня (л. 967 об.)». Попечителями церкви были московский купец М. Суровцев и А. Т. Ливонов, чем оба тяготились. В доношении от 18 ноября 1785 г. Суровцев просил, «чтоб з будущаго 1786-го года на содержание загородной кладбищенской церкви учинить из общей купцов и мещан суммы разходов» [ГАПК. Ф. 21 Оп. 2. Д. 35, л. 363]. Ливонова Соликамское духовное правление обвиняло в небрежном ведении книги «к щету» в 1789 г. [ГАПК. Ф.21.0п. 2. Д. 60, л. 38—41]. Но потом его снова упросили быть попечителем.

В. С. Лучников за 1793 г. платил процентные деньги только за себя как ме-щанин-черноработец: 60 с четвертью коп. [ГАПК. Ф. 268. On. 1. Д. 6, л. 58]. По сравнению с ним каменщики И. К. Колмогоров с сыном Иваном заплатили 4 руб. 81 коп. (51, л. 50). В 1794 г. они платили 4 руб. 98 коп. А В. С. Лучников — 62 с четвертью копейки. В 1796 г. — Колмогоровы — 6 руб. 12 коп.; Лучников — 51 коп. В 1797 г. — Колмогоровы — 8 руб. 17 коп., Лучников — 1 руб. 2 коп.

В отличие от В. С. Лучникова И. К. Колмогоров сделал несколько летописных записей, отмеченных в описании М. В. Кукушкиной [35]. Они выполнены тем же почерком, что и его выявленные автографы [ГАПК. Ф. 25. On. 1. Д. 9. Л. 48. Д. 11. Л. 71. Ф. 21. Оп. 2. Д. 44. Л. 388]. В одной манере сделаны рисунки [1, № 14. С. 611].

Дед И. К. Колмогорова переселился в Соликамск из села Городище: «Во дворе Таврило Иванов Колмогоров, а по скаске его уроженец от Соликамского уезду погоста Городища, пришел в рпе году, а у него дети Михайло, Иван, Козма» [38, л. 111]. Более подробные сведения о его семье приведены в 1710 г.: «Таврило Иванов сын Колмогоров 62 лет, у него детей Михайло 35 лет, Иван 28, Козма 15 лет, да три дочери девки Агафья 17, Анна 12, Ульяна году» [РГАДА. Ф. 214. № 1538. Л. 34].

В указе Соликамского городового магистрата, поданном 11.12.1785 г., говорится о его цеховом ремесле: «Ея Императорского величества из онаго городового магистрата указ об учинении просимого мещанином Иваном Козминым сыном Колмогоровым об искусстве в штукатурной и каменной работе свидетельства знающими от общества мещанского объясняется, как при градских делах, привлеченными мещанами Соликамскими: и закащиками искусство в вышеупомянутом мастерстве: и показано, как де он, Колмогоров, штукатурное и каменного здания кладку работает исправно и то уверили писменным свидетел-ством, каковое реченному Соликамскому городовому магистрату и представляется при сем репорте декабря 11 дня 1785 года» [50, л. 507].

Его автографы есть в «Книге протеста векселей»: в марте 1775 г. — «Иван Колмогоров Соликамской мещанин свидетелем был и подписуюсь» (л. 48); «1786 октября 9 подписал Соликамской мещанин Иван Колмогоров» [ГАПК. Ф. 21. Оп. 2. Д. 27, л. 71]. В ревизских сказках 1796 г.: «Каменщики. Иван Козмин сын Колмогоров 45—58. У него жена Евдокея Борисова дочь того ж города старинная Самариных 44—57. У них дети, написанные в последнюю ревизию: Иван

19

женат 14—27. Дочь Анна девка 23—36. У Ивана жена Катерина Афанасьева дочь того ж города старинная Анофревых» [ГАПК. 268. On. 1. Д. 10, лл. 113 об. — 114].

В сообщении Соликамской градской думы в магистрат написано: «Сия дума, слушав сия ж думы каменщичьяго цеха гласного Ивана Козмина Колмогорова доношение, в котором объясняет, как по ремеслу ево к исправности кладки церкви в селе Искоре состоит ему потребность отличиться с нынешнего Маня месяца впредь до осенняго времени, а на время отлучки занимать его должность вверил сыну своему, Ивану Колмогорову ж, и просил тем доношением увольнения, а должность бы ево по доверию дозволить исправлять ево сыну, упомянутому Ивану Колмогорову, и о том учинении резолюции и на оное при согласовании реченного гласного Колмогорова уволить до осенняго времяни, а в ту отлуч-ность ево, должность отправлять сыну ево, а дабы тот Колмогоров в случае про-збы ево от Соликамского городового магистрата быть мог награжден указным пашпортом, об оном в тот городовой магистрат сообщить, о чем сим и сообщается майя 23 дня 1793 году» (50, л. 313).

Несмотря на свою занятость строительными и общественными работами, И. К. Колмогоров писал много и охотно. Некоторые документы, подписанные им, опубликованы [53, с. 628]. Сохранилась ещё одна рукопись в четвёрку, написанная им, в Чердынском краеведческом музее. Она создана в 1802 г. на 127 листах, заключённых в картонный переплет. Содержит 104 выдержки их Ветхого и Нового заветов, переведённых с латинского студентом Матвеем Соколовым и напечатанных в типографии Московского университета в 1770г. [1,№ 14, с.611].

Полный заголовок «Описания», сохранённый в копии, сделанной строгановским служащим по поручению Ф. А. Волегова, — это название последнего редактора. Он работал над текстом не ранее 1780-х гг. Именно тогда в российских провинциях составлялись топографические описания по запросам Академии наук, например в Архангельске, Тобольске и других городах. Исследовано описание г. Кунгура XVIII в. [11, с. 3—7]. Опубликован текст и комментарии к нему [ 19, с. 4—9,11 —20]. Подобные описания как ответ на анкету Российского географического общества сохранились в архиве [33, с. 10]. Историко-географическое описание Пермской губернии (1781—1804 гг.) находится в РО БАН № 26.

Список воевод — системная конструкция текста «Описания». Проводится его сравнение с таблицами 1—5 в приложении к диссертации А. А. Космовской «Соликамские, чердынские и кунгурские воеводы» [28, с. 242 — 249], а также со статьями Г. А. Бординских в «Соликамской энциклопедии» [7].

У Г. А. Бординских по сравнению с «Описанием» пропущены воеводы: В. И. Пепелицын, С. Шестаков, С. Ю. Вяземский, П. В. Клубков-Масальский, В. В. Свалов, С. Н. Линов, Л. А. Кологривов, Д. М. Мешков и П. Н. Захаров. Список воевод в «Описании» и статьи в энциклопедии в основном совпадают. В последней приводятся родовые гербы воевод, изображения воевод П. С. Прозоровского и Ю. Я. Хилкова на групповых портретах. В энциклопедии представлены как Соликамские, так и чердынские воеводы.

Разночтений в «Описании» и энциклопедических статьях Г. А. Бординских немного. Так, воеводство А. Е. Селиверстова отнесено к 1654—1656 гг. [7, с. 191], а не к 1657 г. Работа полковника Г. И. Овцына отнесена к 1728—1732 гг. [7, с. 149],

20

а не к 1 января 1731г., когда «насел на воеводство полковник и воевода Григорий Иванович Овцын». В нескольких случаях Г. А. Бординских дополняет лапидарные сведения. Сообщая о воеводе Л. И. Волкове, добавляет: когда тот жил в Чердыни, при нём было совершено нападение на князя Никиту Шаховского [7, с. 43]. Дополняются сведения о Траунихе, умершем в Соликамске: «Тело привезено в Москву и похоронено на Покровке». Надгробие обнаружено при строительных работах в 1970-е гг. [7, с. 225].

А. А. Космовская составляет таблицы с перечнем воевод по публикациям А. А. Дмитриева и О. В. Семенова. Соликамские летописи она считает не слишком надёжным источником [28, с. 242], игнорируя то обстоятельство, что А. А. Дмитриев как раз их использовал. Однако сравнение таблиц с «Описанием» показывает, что датировки воеводских правлений в основном совпадают. Из наместников в редакции 1795 г. упомянут только В. Пепелицын. Далее список воевод в основном совпадает с таблицами 2—4.

Все дьяки и подьячие, названные в «Описании», проверены по справочнику В. С. Веселовского [18]. В ряде случаев в нём выявляется отсутствие имён дьяков и подьячих, работавших в Перми Великой, например Наума Романова. Соликамские летописи и списки воевод из рукописных сборников показывают Наума Романова подьячим при воеводе Ф. П. Акинфове. Их имена читаются в грамотах: №№ 151, 153, [ААЭ, с. 205—206, 263]. Каждый из них обладал своей печатью: у Ф. П. Акинфова — орёл, у Н. Романова — «зверь лев» [ААЭ, т. 2. СПБ, 1836. № 140, с. 255—257]. В конфликт этих приказных людей вынужденно вмешалось Московское правительство, обвинив Н. Романова в подлоге: «... и к нам писал ты ложно, что будто ся ты у наших сибирских отпусков был, да и в иных де ни в каких делех ты Фёдора не слушаешь и наших дел не пишешь, в памяти пишешь у себя на подворье ... и в судную избу не ездишь, а коли в судную избу и приездишь и ты судные дела судишь и приговариваешь один ... толко впред учнешь так делати и тебе из Перми за то быть сослану в Сибирь» [ААЭ, № 86, с. 178]. Больших разночтений в «Описании» и справочнике не прослеживается.

У А. А. Космовской выявлены следующие разночтения в сравнении с «Описанием»: в таблице 2 показан воевода Григорий Иевлев — у А. А. Дмитриева и в редакции 1795 г. — «Гиневлев». Воевода Иван Иванович Чемоданов назван «Семеновичем», как и у А. А. Дмитриева. В таблице 3 приведено «глухое» примечание: под 1617—1622 гг.: «М. Внуков фигурирует уже 7 февраля 1619 г. Последний раз Внуков упомянут в Чердыни в конце августа 1621 г.» [28, с. 245]. По

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

С. Б. Веселовскому, был подьячим с 11 января 1620 г. по 26 августа 1621 г. [18, с. 99].

Разночтения «Описания» и таблиц выявлены в упоминании о Клубкове (л. 8), в таблицах он назван «Клобуковым-Мосальским» [28, с. 245]. С. Н. Линев (л. 8) — «Линов». Под 1632 г. И. А. Стражнев «сидел два года» (л. 8), так же, как у А. А. Дмитриева; но по таблице — ранее июня 1634 г. Воевода Н. Д. Телегин был не в 1634, а в 1635 г. (л. 8 об.). Отчество Б. Лупандина читается в таблице как «Полукарпович», в «Описании» — «Поликарпович». Там же воеводство А. Р. Тюменского отнесено не к 30 июля 1617 г., а к 1620 г. Под 1617 г. в «Описании» упомянут Б. П. Лупандин, а «воевода Таврило Васильевич Лодыгин сидел три года» (л. 5 об.). В нашей рукописи под 1617 г. Соликамским воеводой назван

21

Андрей Романович Тюменской, а в таблице — Воин Лукьянович Корсаков. Под 1623 г. здесь В. В. Сьянова нет, а представлены: «Воевода Таврило Михайлович Веревкин, сидел четыре годы да с ним Яков Бугримов, у Соликамской Мосей Федорович Глебов» (л. 5 об.). Тогда как в таблице он значится под 1619—1620 гг. С. Б. Веселовский показывает: Бугримов Яков Иосифович был около 1621/22 гг. подьячим: «с кн. Ф. Елецким были сыщиками в сибирских городах» со ссылкой на Н. Н. Оглоблина. 18 мая 1626 г. Я. Бугримов был подьячим в Перми [18, с. 75].

Сравнение таблицы 5 с «Описанием» выявляет следующие расхождения: под 1636 г. Б. И. Камынин «сидел на воеводстве три лета» (л. 9), а не 8 февраля 1637 г. Д. Е. Астафьев в соответствии с местным говором пишется как «Остафьев» (л. 9). Вместо Мешкова-Плещеева — Мешков (л. 9). И. В. Львов указан под 1646 г. (л.9), а не 10 октября 1645 — февраль 1646 г. С. И. Огибалов — под 1669 г. (л. 11), а не под 1669—1671 гг. В «Описании» под 1672 г. воевода И. С. Головин пропущен, упомянут только С. Тутчев. У С. Б. Веселовского он известен как Тютчев Савва Юрьевич, который был у Соли Камской 7 мая 1673 г. по 25 мая 1676 г. [18, с. 528]. В «Описании» сообщаются точные даты приезда и отъезда воеводы Ю. Я. Хилкова: 21 февраля 1695 г. — 15 января 1696 г. (л. 14 — 14 об.). И это не случайно, ведь при нём был мятеж [15, с. 95—96].

При упоминании князя, ближнего стольника Ф. И. Дашкова, под 1697— 1698 гг. в примечаниях не отмечено, что Г. Н. Чагин ошибочно относит его управление к 1698—1699 гг. [52, с. 21]. В воеводстве В. Я. Новосильцева указана только первая дата (1699 г.). В «Соликамской энциклопедии» показано, что завершение его работы состоялось в 1706 г. [7, с. 47]. Комендант Л. Я. Сенявин (1711—1715) в «Описании» назван Смнявиным (л. 19). АД. А. Траухнит, как отмечалось выше, — это Трауних (л. 19). В «Описании» список продолжается, а в таблице он закончен.

Получается, что «Описание» точнее и полнее таблиц А. А. Космовской. Оно более надёжный источник, совпадающий со списком воевод в сборнике из рукописного отдела библиотеки Саратовского университета (№ Р/400). Его описал Перетц [45, с. 434—435], прокомментировал и выделил летописные вставки. Например: 7147 «при сем было явление богородицы Тихвинской на Кушма Горте 7146, а от Р. X. 1701» — дата переведена неверно. Приписка сделана другими чернилами. Икона богоматери Тихвинской почиталась на Русском Севере. Это своеобразный тип Одигитрии. Сказание о её явлении находится в составе сборника начала XVIII в. [14, с. 61]. Начало списков воевод:

Список воевод И. Шляпкина Список воевод из ПКМ

«7090 «при сем была война. Приходил Пелымский князек в 700 человеках» «Воевода Василей Пепелицын 7090 и по 103-й год. При нем была война вчердыня приходят пелымской Кихек в: 700 человек» (л. 2)

Оба списка начинаются с 7090.1581/82 г. и заканчиваются 1718 г. В скорописном сборнике ХѴПІ в. ПКМ, описанным Ю. К Бегуновым [3, № 6; с. 2—3], Юрий Константинович ошибочно указал другой номер. Состав этой рукописи кратко охарактеризовал Р. Г. Пихоя [40, с. 183—184].

22

Поскольку Р. Г. Скрынников, А. Т. Шашков, И. В. Белич и др. занялись «неохронологией» сибирского взятия, выразив сомнения в том, что пелымский князь звался Кихеком, подробнее остановлюсь на летописных известиях с его именем.

«Описание» Лучниковский летописец

«7089 октября 26 Сибирь взята бысть Ермаком Тимофеевым с дружиною 540 человек. 7090 сентября 1 Божиим попущением грех ради наших, злочестивый и безбожный князь пелымской Кихек, собрав воя числом 700 человек и подозвал с собою мурзы Ула сибирской земли со множеством вой, да он же злый, поневоле взяв с собою сылвенских, иренских татар, остяков и вогулич, вотяков и башкирцев и вниде с вой своими в пермские грады, на Чердынь и Соль Камскую, но всемогущий бог попусти град Солькамскую. Посад взяша и пожгоша и людей множество побиша и села раззориша и поплениша, а побитые люди погребены близ града на песку, где и кресты водружены при воеводе Василии Пепелицыне» (л. 4 об. 5). «ЗПФ.7089. 1581. Сибирь взята Казаками Ермаком Тимофеевичем с товарищи, а немцы пишут лета ЗЧД. 7034 года. 7090. 1582. Сидел на воеводстве воевода Василей Пепелицын по 7103 год. При нем была война в Соликамске и Чердыни приходил Князь Пелымской Кихек с 700 человек с Муозой Улой Сибирской земли и с Сылвенскими и Иренскими татары Вогулами Вотяки и Башкирцы и город Чердынь едва не взяли, а в Соликамске посад пожгоша и взяша и селы раззориша и людей многих победиша, а побитые погребены на песку и крест поставлен» (л. 4).

Приведённые тексты стилистически и фактографически совпадают со Строгановской летописью по списку Спасского. Это было отмечено А. А. Дмитриевым: «Известие Соликамских летописей сходно по изложению его с таковым же Строгановской летописи, но более сжато; зато называет князя по имени. Разгром Перми Великой Кихеком был небывалый по жестокости, почему имя пелымского князя могло дойти по народным преданиям до Соликамских летописцев XVII в.» [20, с. 177]. Имя пелымского князя известно только по Вычегодско-Вымской и Соликамским летописям и списку воевод.

Кроме того, сами «ермаковцы указали 7089 г. как начальную дату похода» [46, с. 153]. В поздних Соликамских списках по-разному переводится один и тот же год — 7090, но имя Кихека не вызывает сомнений. Воеводские списки из сборников, авторские летописцы: Малый, В. С. Лучникова, С. Н. Белозёрова — и «Описание» показывают один и тот же системный конструкт, имеющий незначительные разночтения, — свод Соликамского Вознесенского монастыря. В них прописывается традиционная хронология событий, утвердившаяся в историографии от Карамзина до Преображенского. Они насыщены церковной лексикой, в которой «хорошо представлены сложные слова, характерные для церковно-книжного языка» [41, с.ПО].

В Тобольском летописце последней четверти XVIII в. из ПКМ № 35423 [2, № 8; 3, № 6, с. 212] сообщается о нападении 1 сентября 1582 г. на Чердынь:

23

«...воевода Василей Пепелицын, желая Строгановых привесть в подозрение, писал на них к Москве, что казаки своим грабительством возмутили вогуличей» (л. 12). Эта дата, как и известие Вычегодско-Вымской летописи, обусловлена переводом на летоисчисление от Р. X.

Уникальные известия Соликамских летописей неоднократно выделялись [8; 12—15]. Тексты подготовлены к публикации, которая закроет многие историографические проблемы. В них показаны взаимодействия разных типов культур: поморской и горнозаводской в Соликамске XVIII в., проходившего через столкновение менталитетов [9, с. 95—96]. Качественное преобладание новизны к новейшему времени обеспечивалось творческой активностью всех сословий, что выразилось в традиционном для России горизонтальном перемещении, растекании по пространству.

Возрастают и вертикальные перемены в социальной структуре города: перемещение человека из одного сословия в другое. Усольские промышленники становились аристократами (Строгановы, Демидовы и Турчаниновы). Их истории успеха кратко описаны в Соликамских летописях, как и меняющийся состав городской элиты. Вполне естественно, что смятенная ментальность искала опоры и утешения в знакомых с детства и продолжающихся, как сама жизнь, текстах. В «Скованных одной цепью» эту мысль хорошо выразил И. Комильцев: «Найдутся и те, кто придёт за тобой».

* * *

1. Бегунов Ю. К., Дёмин А. С., Панченко А. М. Рукописное собрание Чердынского музея им. А. С. Пушкина // ТОДРЛ. Т. 17. С. 611.

2. Бегунов Ю. К. Обзор собрания древнерусских рукописных книг Пермского краеведческого музея // На Западном Урале. Вып. 4. Пермь, 1964. С. 167—170.

3. Бегунов Ю. К. Обзор собрания древнерусских рукописей г. Перми // Die welt der slaven. Wiesbaden, 1970. C. 20—41.

4. Богданов А. П. Летописные и публицистические источники по политической истории России конца XVII в.: автореф. дис.... канд. ист. наук. М., 1983. 21 с.

5. Богданов А. П., Зиборов В. К. Летописец Двинской // ТОДРЛ. Т. 39. Л.: Наука,

1985. С. 100-103.

6. Богданов А. П., Чистякова Е. В. Некоторые проблемы изучения истории общественно-политической мысли в России второй половины XVII в. // Вопросы истории.

1986. №4. С. 45-57.

7. Бординских Г. А. Соликамская энциклопедия. Пермь: Стиль-МГ, 2013. 266 с.

8. Бруцкая Л. А. Верхов летописец и Соликамские летописи XVII—XX вв. // Музей как центр научной и краеведческой работы на современном этапе. Пермь, 1994. С. 112-119.

9. Бруцкая Л. А., Муравьева Г. А. Григорий Дмитриевич Строганов: некоторые «протори и убытки» соляной лихорадки // Пермский сборник. Кн. 4. Пермь, 2017. С. 92—99.

10. Бруцкая Л. А. Документы Пермского Прикамья в архиве В. Н. Верха // Уральский сборник. История. Культура. Религия. Екатеринбург, 1997. С. 36—40.

11. Бруцкая Л. А. Описание Кунгура XVIII в. // Пермская губерния: история, политика, культура, современность. Кунгур, 1997. С. 37—38.

24

12. Бруцкая Л. А. О «приходех бусерменских войною» на землю пермскую // Проблемные вопросы истории, культуры, образования, экономики Северного Прикамья. Березники: Березниковская тип., 1994. С. 35.

13. Бруцкая Л. А. Соликамск первой половины ХѴПІ в. по «Книге записной» Н. С. Арефина // Историко-культурное наследие городов и заводских поселений Урала. Пермь: Пермский ун-т, 1995. С. 46—55.

14. Бруцкая Л. А. Сказания о явленных и чудотворных иконах в Пермском Приуралье XVII—XVIII в. // Источники по истории народной культуры Севера. Сыктывкар, 1991. С. 58-65.

15. Бруцкая Л. А. Христианство — религия историков: Белозёровы // Вестник Смышляевскихчтений. Вып. 6. Пермь, 2014. С. 8—23.

16. Буганов В. И. Краткий Московский летописец конца XVII в. из Ивановского областного краеведческого музея //Летописи и хроники. М.: Наука, 1976. С. 283—293.

17. Буганов В. И. Русские летописи // Вопросы истории. 1984. № 6. С. 77—90.

18. Веселовский С. Б. Дьяки и подьячие XV—XVII вв. М.: Наука, 1975. 507 с.

19. Город знакомый, город таинственный: Сборник материалов по краеведению. Кунгур, 2017. 50 с.

20. Дмитриев А. А. Забытый труд Икосова о Строгановых и Ермаке // Известия общества археологии, истории и этнографии при имп. Казанском ун-те. Т. 14. Вып. 2. Казань: тип. Казанского ун-та, 1897. С. 148—180.

21. Дмитриев А. А. Соликамские летописи // Пермские губернские ведомости. 1883. № 80—82. 84—90. 1884, № 6—17. Отдельный оттиск. Пермь, 1884.

22. Соликамский летописец. ГАПК. Ф. 597. On. 1. Д. 24.

23. Исторические сборники XV—XVII вв. Описание РО БАН.-Т. 3. Вып. 2. М.-Л.: Наука, 1965. С. 234-235.

24. Книга для записи в Соликамском словесном суде протестов и векселей // ГАПК. Ф. 25.0п. 1. Д.9.

25. Копии ревизских сказок 1796 г. // ГАПК. Ф. 268. On. 1. Д. 10.

26. Корецкий В. И. История русского летописания второй половины XVI — начала XVII в. М.: Наука, 1986. 271 с.

27. Корецкий В. И., Морозов Б. Н. Летописец с новыми известиями XVI — начала XVII в.//летописи и хроники. М.: Наука, 1984. С. 187—218.

28. Космовская А. А. Воеводское управление в Пермском Прикамье в конце XVI— XVII вв. Пермь, 2015. 253 с.

29. Кукушкина М. В. Монастырские библиотеки Русского Севера. Л.: Наука, 1977. 223 с.

30. Летописцы последней четверти XVII в. // ПСРЛ. Т. 31. М.: Наука, 1968. С.11-179.

31. Луканин А. Церковно-историческое и археологическое описание г. Соликамска. Пермь, 1882.

32. Лурье Я. С. Проблемы изучения русского летописания // Пути изучения древнерусской литературы и письменности. Л.: Наука, 1970. С. 43—48.

33. На путях из Земли Пермской в Сибирь. М.: Наука, 1989. 350 с.

34. Немировский Е. Л. Судьбы изданий первопечатника // Вопросы истории. 1984. № 11. С. 79-92.

25

35. Описание РО БАН /сост. М. В. Кукушкина. М.—Л.: изд-во АН СССР, 1959. Т. 3. Вып. 1. С. 416-419.

36. Опись библиотеки Н. Г. Строганова 1620 г. / сост. Н. А. Мудрова, Б. Н. Морозов. Екатеринбург, 1991. С. 12, 27.

37. Опись церкви Жен Мироносиц, составленная Соликамским сиротским судом // ГАПК. Ф.21.0п. 2. Д. 41.

38. Переписная книга г. Соликамска 1707 г. // РГАДА. Ф. 214. On. 1. Ч. 5 № 1511.

39. Перетц П. И. А. Шляпкин и его коллекция рукописей //Археографический ежегодник за 1959 г. М.: Наука, 1960. С. 434—435. (Благодарю А. Т. Шашкова и А. А. Гринен-ко, указавших на эту рукопись.)

40. Пихоя Р. Г. Общественно-политическая мысль трудящихся Урала (конец XVII— XVIII вв.). Свердловск: Среднеуральское кн. изд-во, 1987. 272 с.

41. Полякова Е. Н. Лексика в пермской деловой письменности XVI — начала ХѴІІІ в.//Страницы прошлого. Вып. 2. Пермь, 1999. С.108—111.

42. Портфели Г. Ф. Миллера // РЕАДА. Ф. 199. On. 1, № 150, ч. 13. Д. 48.

43. Резун Д. Н. Городовые летописи как источник по истории социальной борьбы и культуры городов Сибири XVII — начала XVIII в.// Источники по культуре и классовой борьбе феодального периода. Новосибирск: Наука, 1982. С. 17—47.

44. Сазонова Л. И. Северодвинская крестьянская библиотека // Памятники культуры. Новые открытия. М.: Наука, 1975. С. 162—167.

45. Сибирские летописи. СПб., 1907. XXVIII, 397. 20 с.

46. Скрынников Р. Г. Сибирская экспедиция Ермака. 2-е изд, испр. и доп. Новосибирск: Наука, 1986. 318 с.

47. Смирнов Я. Е. К проблеме изучения угличского городового летописания // Археография и источниковедение истории России периода феодализма. Свердловск: УрГУ, 1991. С. 14-15.

48. Сообщение в Соликамский городовой магистрат из Соликамской градской думы // ГАПК. Ф. 21. Оп. 2. Д. 80. Л. 313.

49. Список Перми Великой воеводам с 7090 (1582) г. // Сборник XVIII в. ПКМ, № 16925/40.

50. Указ Соликамского городового магистрата, поданный 11 декабря 1785 г. // ГАПК. Ф. 21. Оп. 2. Д. 34. Л. 507.

51. Уплата процентных денег 1791 г. // ГАПК. Ф. 268. On. 1. Д. 5. То же за 1792 г. // ГАПК. Ф. 268. On. 1. Д. 7. То же за 1793 г. // ГАПК. Ф. 268. On. 1. Д. 6.

52. Чагин Г. Н. Воеводское управление в Перми Великой в XVII в. // Грибушинские чтения — 2013. Кунгур, 2013. С. 21—27.

53. Шишонко В. Н. Пермская летопись. Пермь, 1884. III период. 1154 с.

26

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.