Научная статья на тему '«Смеяться, право, не грешно. . . »: о комических романах мультикультурных авторов'

«Смеяться, право, не грешно. . . »: о комических романах мультикультурных авторов Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

CC BY
118
33
Поделиться
Ключевые слова
МУЛЬТИКУЛЬТУРНЫЙ РОМАН / КОНФЛИКТ КУЛЬТУР / КОМИЧЕСКОЕ / Н.АБГАРЯН / Ф.ДЮМА / ПОЗИТИВНЫЙ ОПЫТ / N.ABGARIAN / F.DUMAS

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Сидорова Ольга Григорьевна

В статье рассматриваются романы двух мультикультурных авторов: российской писательницы армянского происхождения Н.Абгарян и ирано-американского автора Ф.Дюма. Написанные в форме воспоминаний о детстве, произведения продолжают традицию романов о приключениях и взрослении героев. Оба произведения рассматривают столкновения культур в комическом ключе, не обходя при этом проблемы межнационального взаимодействия, и именно комическая стихия произведений делает их уникальными.

«LAUGHING IS NOT A SIN...»: ON COMIC NOVELS OF MULTICULTURAL WRITERS

The article studies the novels of two multicultural writers (N.Abgarian, a Russian-Armenian author, and Firoozeh Dumas, an Iranian-American writer). Both books are memoirs of childhood; they can be said to fall into the category of youngadultadventure fiction. Both authors reflect culture conflicts in a humorous way, still, they do not avoid the problems of international interaction. It is the comic atmosphere that makes these novels unique.

Текст научной работы на тему ««Смеяться, право, не грешно. . . »: о комических романах мультикультурных авторов»

ФИЛОЛОГИЯ И КУЛЬТУРА. PHILOLOGY AND CULTURE. 2015. №2(40)

УДК 82-31

«СМЕЯТЬСЯ, ПРАВО, НЕ ГРЕШНО...»: О КОМИЧЕСКИХ РОМАНАХ МУЛЬТИКУЛЬТУРНЫХ АВТОРОВ

© О.Г.Сидорова

В статье рассматриваются романы двух мультикультурных авторов: российской писательницы армянского происхождения Н.Абгарян и ирано-американского автора Ф.Дюма. Написанные в форме воспоминаний о детстве, произведения продолжают традицию романов о приключениях и взрослении героев. Оба произведения рассматривают столкновения культур в комическом ключе, не обходя при этом проблемы межнационального взаимодействия, и именно комическая стихия произведений делает их уникальными.

Ключевые слова: мультикультурный роман, конфликт культур, комическое, Н.Абгарян, Ф.Дюма, позитивный опыт.

Мультикультурализм в литературе ХХ-ХХ1 вв., связанный с глобальными процессами общественной жизни (распад колониальной системы, последствия мировых войн, миграция и др.), в сознании многих авторов и читателей неизменно связан с конфликтом контактирующих культур. На основе этой реальности появились и вошли в литературу постколониальные и мультикультур-ные произведения, в которых отражается травматический опыт культурных конфликтов. За писателями этих направлений закрепилась репутация драматических, часто трагических авторов, которые концентрируются прежде всего на изображении мрачных сторон культурных конфликтов, трудностей дислокации, разорванности сознания мультикультурных субъектов. Писатели, представляющие зоны «культурного пограничья», часто воспринимаются как носители некоего травматического опыта, личного или коллективного, который находит отражение в их произведениях. Оговоримся, что межнациональные конфликты рассматриваются не только в прозаических произведениях, но и в произведениях других родов литературы и искусства [см.1]. Представляется, однако, что мультикультурные произведения, которые создаются на разных языках и становятся частью национальных литератур, далеко не всегда концентрируются на драматических аспектах культурного противостояния. Так, в частности, в ряде случаев в произведениях такого рода происходит актуализация комических аспектов столкновения культур, и именно этому аспекту посвящается наша статья. Для анализа были выбраны произведения двух современных писательниц: трилогия Наринэ Абгарян о Маню-не и роман Фирузе Дюма «Смешно на фарси: как вырасти иранкой в Америке». Написанные на разных языках, описывающие разные реальности, произведения обеих писательниц получили

признание критиков и широкой публики, близки хронологически, написаны в жанре художественной автобиографии и, самое главное, очень смешны.

Воспоминания о счастливом детстве на окраине империи

«Если выпало в Империи родиться, Лучше жить в глухой провинции ...»

И.Бродский [2: 66].

«Я считаю себя мультикультурным человеком. Во мне намешано много армянского, русского и общечеловеческого. Поэтому вычленить что-то одно очень сложно. Одинаково комфортно чувствую себя во всех храмах, куда меня пустят», - говорит Н. Абгарян [3].

Наринэ Абгарян, российская писательница армянского происхождения, которая буквально ворвалась в современную отечественную литературу, опубликовав свой дебютный автобиографический роман «Манюня» в 2010 году, стала номинантом и обладателем престижных литературных премий в течение последующих трех лет. Первый роман автора получил премию «Рукопись года» в номинации «Язык», а также вошел в длинный список номинантов на премию «Большая книга» 2011 года. Вышедший в том же году роман «Понаехавшая» получил гран-при премии «Рукопись года», а в следующем, 2012 году, книга Абгарян «Семен Андреич. Летопись в каракулях» получила премию «ВЛВУ-НОС» и была признана лучшей детской книгой последнего десятилетия. Н.Абгарян написала еще два романа о Манюне и ее подруге Нарке (художественный автопортрет самого автора) - «Манюня пишет фантастЫческЫй роман» (2011) и «Манюня, юбилей Ба и прочие треволнения» (2012), и в том же году вся трилогия была опубликована одним томом в московском издательстве «Астрель» под общим названием «Все о Манюне». Сама писа-

тельница родилась в 1971 году в маленьком армянском городке Берд на границе с Азербайджаном, когда обе республики еще входили в состав Советского Союза. Закончив Ереванский лингвистический университет, она в 1993 году переехала в Москву, где и живет уже более двадцати лет. В течение ряда лет Н.Абгарян была популярным блоггером - именно в ее блоге в Живом Журнале впервые появились рассказы о детстве писательницы. Постоянно обновляющиеся «Дневники Наринэ» можно найти в интернете и сегодня [4].

Трилогия о Манюне и Нарке (художественное alter ego автора) - это беллетризированные воспоминания Н.Абгарян о ее бердском счастливом детстве, о людях и времени. В конце трилогии автор дает краткую справку о дальнейшей жизни героев, а в Интернете можно даже найти их фотографии. На вопрос о том, насколько автобиографичной является трилогия, Н.Абгарян отвечает: «Книга - это не гипсовый слепок с моего детства, скорее, это вариации на тему одного бесконечно счастливого детства» [3]. Автор утверждает, что, несмотря на прочную (ав-то)биографическую основу, ее романы не являются строго документальными по ряду причин. Соединяя собственные воспоминания с воспоминаниями своих близких и выстраивая единое повествование, Н.Абгарян вынужденно смещает реальную хронологию событий, вводит дополнительные эпизоды, реконструирует упущенные детали, то есть создает книгу по законам художественного осмысления действительности. Она утверждает, что соотношение факта и вымысла в ее книге равнозначно, «примерно пятьдесят на пятьдесят. Чтобы прошлое превратилось в книжное повествование, его недостаточно просто пересказать. Приходится вводить дополнительных персонажей, сдвигать во времени события, изобретать какие-то ходы, чтобы одна история перетекала в другую» [5]. Очевидно, что подобный отбор и организация материала подчинены замыслу автора создать повествование о счастливом детстве в окружении близких людей: «Ма-нюня» - это повествование о советском городке, отдаленном от всех столиц, в котором живут люди многих национальностей, и о его жителях. «О том, как, невзирая на чудовищный дефицит и всевозможные ограничения, люди умудрялись жить и радоваться жизни» [6:11]. К близким героини относятся не только ее семья и семья Ма-нюни, но - по принципу концентрических окружностей - друзья, знакомые, соседи и вообще едва ли не все население Берда. Национальная и этническая пестрота населения Берда ощущается рассказчиком как нечто само собой разумеющее-

ся, как данность, которая никак не нарушает общей гармонии, скорее украшает ее. Герои произведения предъявляют к себе и к другим требования, основанные далеко не на национальных стереотипах, но на других параметрах (умение себя вести, преданность своей семье, открытость и доброжелательность), как это, например, делает Ба в главе «Манюня знакомит меня с Ба, или Как трудно у Розы Иосифовны пройти фейскон-троль».

Безусловной отличительной особенностью авторского мировидения является ее детский, незамутненный взгляд на мир, который видится добрым, ярким, смешным и веселым. Любопытно, что журналисты, которые берут интервью у Н.Абгарян, постоянно ставят ей это в упрек: «Нарисованный Вами мир 70-80-х годов прошлого века выглядит идиллически. В Берде Вашего детства всегда мирно, солнечно и уютно. <...> Вы сознательно не захотели изображать все пережитки «совка», или здесь сработало общечеловеческое свойство памяти помнить о детстве только хорошее?» [3]. Отвечая на этот и подобные вопросы, автор настойчиво твердит о своем счастливом детстве. Внимательный взрослый читатель, особенно читатель поколения автора и старше, не может, однако, не отметить, что Н.Абгарян совершенно не стремится «замалчивать» проблемы советского периода: трудности быта, тотальный дефицит продуктов и товаров, настойчивая «обязаловка» добровольно-принудительных мероприятий типа выездного концерта коллектива музыкальной школы в доме культуры села Мовсес, приуроченное «к торжественной дате - пятидесятилетию формирования колхоза «Знамя Ильича», самого передового в нашем районе» [6: 117] - и что из этого получилось (глава «Манюня едет на концерт, или Как можно заставить гневаться Бетховена»), или первомайской демонстрации, убогость быта пионерского лагеря, которая, однако, не мешает дружбе, шалостям и приключениям; иронические отзывы о соседской республике и обсуждение политической обстановки: «К руководителям страны у наших взрослых отношение настороженное. Например, Брежнева Ба упорно называет четырехзвездочным бровястым дегенератом, чем сильно расстраивает Маньку. Манька искренне считает, что Брежнев - самый замечательный правитель самой прекрасной в мире страны СССР. Ба, чтобы не огорчать внучку, старается ругать Брежнева шепотом. Но шепот Ба не услышать невозможно» [6: 691]. Впрочем, не замалчивает автор и собственные шалости, иногда достаточно рискованного характера, такие как стрельбу из добытой тайно папиной винтовки по балкону со-

седнего дома (глава «Манюня-снайпер, или Мамам-папам девочек посвящается») или сведение счетов с соседскими мальчишками («Транспарант Каринка сразу же сломала о Рубика из сорок восьмой квартиры» [6: 702] - Рубику вообще постоянно достается от воинственной Каринки). Реакция взрослых в этом воспетом литературой мире на шалости детей также органична и свободна - и замечательная Ба (бабушка Манюни Роза Иосифовна), и ее отец, и родители Наринэ истово любят детей и дружат с ними, но и они тоже люди, чье терпение не безгранично, а поведение естественно: «Мама какое-то время переводила взгляд с нас на гильзы и обратно. <...> Наказывала мама нас весьма своеобразно - в процессе нашего бега. Она хватала улепетывающего ребенка за шиворот или предплечье, отрывала с пола, награждала на весу шлепком и отправляла дальше по траектории его бега» [6: 59].

Рискованные шалости героев трилогии напоминают времяпрепровождение их литературных предшественников, таких как Том Сойер и Гек Финн из романов М.Твена, Глазастика, Джема и Дилла из романа Харпер Ли «Убить пересмешника», Гаврика и Пети, героев В.Катаева, - список классических произведений нетрудно продолжить. Обозначим их как приключенческие романы о взрослении героев, которые определенным образом отличаются от романов воспитания в их классическом воплощении, поскольку приключения выходят в них на первый план, составляя канву сюжета и одновременно становясь ступенями на пути взрослеющего и осмысляющего мир героя. В мире каждого романа детям предоставлена действительно большая свобода, не ограниченная мелочным контролем, но в то же время они определенным образом ограничены рамками любящей семьи, школы и социальных институтов. Мир трилогии Н.Абгарян - увы, мир, ушедший из жизни ее сегодняшних читателей, особенно живущих в больших городах. Это мир, в котором детей спокойно и надолго отпускали гулять без надзора взрослых, в котором дети могли самостоятельно за копеечную плату отправиться в кино или - вообще бесплатно - записаться в танцевальный кружок, а взрослые, не ограниченные рамками современной толерантности, свободны в выборе своих эмоций и реакций, обеспечивая реальные права детей, а не чьи-то предписания. Дети и взрослые гармонично сосуществовали в этом мире - не случайно трилогия, подобно Святочным или Рождественским рассказам, завершается чудесной главой о счастье «Манюня празднует Новый год, или Счастье Человечка Домового»: Человечек Домовой, как назвала фигурку Деда Мороза одна из маленьких

героинь произведения, «наблюдает за праздником и греет ладони о радость окружающих. Наверное, это и есть счастье, когда рядом люди, которых ты любишь всей душой. Которые с тобой - навсегда, невзирая на время и расстояния. Несомненно, в этом и есть счастье» [6: 857].

Самоощущение детей - героев романа - гармонично и полнокровно, чего, к сожалению, не могут понять некоторые из современных читателей романа: при общей восторженной оценке произведений Н. Абгарян среди читателей, на интернет-форумах тем не менее можно прочесть, что некоторые читатели не одобряют язык произведения (слишком живой!), шалости героев-детей (слишком живые!) и поведения героев-взрослых (рукоприкладствуют! дергают детей за ухо! шлепают их! и даже, бывает, подают дурной пример!). Впрочем, рецепция романов читателями - отдельная проблема. Отметим попутно, что все без исключения герои трилогии, равно как и герои вышеназванных и многих неназванных романов о детях, становятся в мире произведений, как и реальном мире, состоявшимися людьми, о чем ярче всего свидетельствует судьба самой Наринэ Абгарян. Воспитанная и защищенная своим детством, она четко формулирует формулу успеха своих произведений: «Нужно самому оставаться немного ребенком. Радует в людях их жизнерадостность и умение над собой посмеяться» [5].

Спокойная жизнь самой писательницы, ее семьи, всего маленького Берда, как и большого Советского Союза, была расколота в 1990-е годы, и в интервью Н.Абгарян вспоминает кровавый военный конфликт между Арменией и Азербайджаном, который обрушился на, казалось бы, идиллический островок ее родного края: бомбежки, раненые, беспомощность мирного населения. Не менее драматичный жизненный этап описан в романе «Понаехавшая», само название которого выразительно свидетельствует о реакции Москвы начала 1990-х («кругом царил торговый дух: от станции метро «Кузнецкий мост» и до ЦУМа тянулись ряды из складных столиков, густо заставленных книгами, оренбургскими платками, самоварами, швейными машинками, водкой, упаковками непривычно вкусной импортной жвачки «Ригли» [7: 135]) на появление героини из Армении. Образ «понаехавшей», однако, создается с ощутимой долей самоиронии («... высокая, тощая и носастая девица. На голове дыбилась кусачая вязаная шапка, из-под торчащего колом черного пальто струились убийственно длинные, тонкие ноги» [7: 136]), которая помогает удержать текст от сползания в полную «чернуху», элементы которой, тем не менее, про-

сматриваются в тексте романа: герои постперестроечных времен - сутенеры, проститутки, валютные спекулянты, странная публика, заполнившая Москву, говорит далеко не самым изысканным языком. Однако точный взгляд автора видит и отмечает смешные моменты, проявления нормальных человеческих чувств, находит хороших людей среди толп фарцовщиков, то есть Наринэ Абгарян остается верна своему позитивному мироощущению, сформированному в детстве.

Смешные воспоминания иранской девочки в Америке

Журналист: Почему Вы использовали юмор, чтобы написать свои воспоминания? - Ф.Дюма: Я совсем не собиралась писать смешную книгу. Но так уж вышло [8: 201].

Еще в последние десятилетия ХХ века произведения американских писателей азиатского происхождения привлекли внимание литературной критики и широкой читательской аудитории как в Соединенных Штатах, так и за пределами страны - произведения азиатско-американских авторов все чаще входят в списки бестселлеров. В книгах Максин Хонг Кингстон, Эми Тан, Джессики Хейджедорн, Дэвида Вонга Луи и других авторов осуществляется осмысление уникального опыта азиатских диаспор Америки, происходит гибридизация культурных моделей, возникает новая транскультурная модель существования мультикультурных субъектов.

Романизированная автобиография Фирузе Дюма «Смешно на фарси» (Firoozeh Dumas «Funny in Farsi») с выразительным подзаголовком «Воспоминания о том, как вырасти иранкой в Америке» («A Memoir of Growing Up Iranian in America») была напечатана в 2003 году и сразу же стала литературным бестселлером. В течение нескольких лет книга была удостоена ряда заметных литературных премий, в том числе редкой для произведений авторов-эмигрантов премии за лучшее юмористическое произведение года. В нескольких штатах роман был включен в программы средних школ, а в 2010 году по его мотивам был снят комический телесериал. Фиру-зе Дюма стала первой американской писательницей иранского происхождения (Дюма - фамилия ее мужа-француза), чье произведение получило статус общенационального бестселлера.

Семья писательницы (родители, старший брат и она сама в возрасте 7 лет) оказалась в США в 1972 году, куда ее отец - инженер-нефтяник - был приглашен на работу по контракту. Произошедшая в Иране в 1978-1979 гг. исламская революция сделала возвращение се-

мьи на родину проблематичным. Если сам глава семьи имел некоторый опыт жизни в США в качестве студента по программе Фулбрайт в 1950-е годы, то для его жены и детей переселение стало настоящим открытием Америки. Опыт адаптации и аккультурации изложен Ф.Дюма в 27 главах книги, каждая из которых представляет собой отдельный рассказ, посвященный конкретной теме или событию, но в целом создающих панораму жизни героини и ее семьи на протяжении примерно двадцати лет. После окончания школы сама писательница поступила в университет Беркли в Южной Калифорнии, который закончила с отличием; оба ее брата также получили престижное американское образование - таким образом, семья действительно натурализовалась в США, не отказываясь, однако, от своей иранской идентичности. Нам приходилось писать о том, что в своем произведении Ф.Дюма отражает сложности процесса транскультурации героев, приобретающих в результате гибридную идентичность [9].

Яркой особенностью книги Ф.Дюма является прежде всего то, что автору удается сохранить и передать в тексте незамутненность детского взгляда, взгляда простака, способного видеть самые незначительные детали и удивляться им, не смущаясь, что, несомненно, коррелирует с европейской литературной традицией. Автор обладает редким чувством комического и виртуозно передает его на страницах своего произведения. В книге Ф.Дюма немало откровенно смешных ситуаций в духе комедии положений (так называемый ситуативный юмор), которые в целом понятны представителям разных культур, но немало в ней и языковых и культурно обусловленных комических элементов. Немаловажно и то, что объектом улыбки автора становится не только и не столько нелепость (кажущаяся или вполне реальная) окружающей американской действительности, но прежде всего собственная реакция и поведение членов ее семьи, - а это, кроме улыбки, вызывает у читателя сочувствие, понимание и - в значительном ряде случаев - узнавание. В интервью 2004 года Ф.Дюма говорит, что одной из ее задач при написании книги было показать читателям, что у людей разных национальностей больше общего, чем это принято представлять [8: 206].

Первая глава романа называется «Начальная школа Леффигуэлл» - в ней автор рассказывает о своем первом дне в школе. Глава открывается следующим пассажем: «Мой отец часто говорил об Америке с красноречием и восхищением, которое приберегают для описания первой любви. Для него Америка была местом, где каждый, ка-

ким бы скромным ни было его происхождение, мог стать важным человеком. Это была добрая и дисциплинированная страна, где было множество чистых ванных комнат, где соблюдались правила дорожного движения и где киты прыгали через обручи. Это была Страна Надежд. Для меня это была страна, где я могла купить новые наряды своей Барби» (здесь и далее перевод наш -О.С.) [10: 3-4]. Пережив и с улыбкой описав напряженный день, полный приключений далеко не самого приятного рода для нее и для ее мамы (сначала они не смогли объяснить учителю и классу причины своего переезда и даже не смогли показать Иран на карте; потом заблудились по дороге домой), автор завершает рассказ неожиданным выводом: «Проведя целый день в Америке в окружении американцев, я поняла, что папино описание Америки было правильным. Ванные комнаты были чистыми, а люди очень, очень добрыми» [10: 7]. Любопытно, что тот материал, который мог бы стать для многих исследователей детской психологии примером травматического опыта, становится в восприятии и описании Ф.Дюма исследованием позитивного сотрудничества.

С какими трудностями приходится сталкиваться девочке из иранской семьи, которая живет в США? Американцы ничего не знают и, что еще важнее, не стремятся узнать о ее родине и культуре (глава «Treasure Island»); они не могут запомнить ее имя и имена ее братьев, переиначивают их и превращают в грубые ругательства (глава «The F Word»); в летнем лагере она не может принять душ - для этого пришлось бы предстать обнаженной перед другими, что недопустимо в иранской культуре, поэтому не моется в течение двух недель (глава «A Dozen Key Chains»); она одинока, особенно во время праздников, которые ей непонятны (глава «Me and Bob Hope»), и т.д. Автор неоднократно рассуждает о национальных стереотипах, их характере и живучести. Так, с большим удивлением она обнаруживает, что для большинства американцев Иран (Персия) ассоциируется с коврами и котами, причем, если ковроткачество действительно является традиционным ремеслом страны, то животные, известные как персидские коты, не имеют к Ирану никакого отношения и неизвестны его жителям (под таким названием, по крайней мере). Простое перечисление событий и ощущений показывает, насколько непросто вырасти иранкой в Америке, но в книге Ф.Дюма эти и другие события описаны с юмором, смешно и -воспользуемся модным словом - позитивно. По мысли автора, опыт транскультурации позитивен, поскольку дает положительные результаты,

следовательно, следует сосредоточиваться не на травматических, но на положительных сторонах столкновения культур.

Полагаем, что осмысление позитивного опыта транскультурации делает произведение Ф.Дюма особенно привлекательным для читателей. Эта же идея звучит в выступлении автора по радио 28 сентября 2006 года, озаглавленном «Семья иммигрантов меняет процедуру прощания с усопшим». Речь идет о том, что семья автора, прощаясь с умершим родственником, внезапно осознает, что процедура прощания, трагически-торжественная в традиционной персидской культуре, претерпевает заметные изменения в Америке: вспоминая усопшего, родственники говорят среди прочего о тех положительных и даже смешных моментах его жизни, которые украсили жизнь всех окружающих [11].

Очевидно, что романы Н.Абгарян и Ф.Дюма обладают рядом сходных черт типологического характера. Кроме жанровой и хронологической близости, оба произведения сближаются на основе мультикультурализма их авторов; не менее мультикультурным представлен и мир произведений. Этот мир, увиденный глазами ребенка-повествователя, представляется преимущественно многоцветным и радостным. В обеих книгах без преувеличения огромную роль играют семьи и близкие героинь, их смешные, живые, мудрые родители. Возможно, именно прочные человеческие связи и любовь близких наделяют героинь романов позитивным и радостным мироощущением и умением посмеяться над собой, а также стойкостью в любых испытаниях, которых выпадает немало. Отметим еще одну любопытную деталь: поскольку в книгах описаны реально существующие люди, журналисты регулярно задают вопрос обеим писательницам о реакции их близких на выход романов в свет. И Н.Абгарян, и Ф.Дюма отвечают, что их близкие очень довольны результатом: Ф.Дюма также утверждает, что недовольство выражают лишь те из ее родственников, кого она не смогла упомянуть на страницах книги.

Анализ и сравнение двух произведений показывает, что конфликты культур, неизбежные в современном мире, могут становиться не только источником травматического опыта, но - в ряде случаев - и источником опыта позитивного, даже смешного. Смешное, в свою очередь, перестает быть пугающим. Этот опыт ложится в основу художественных произведений, покоряющих читателей своей искренностью и жизнеутверждающим пафосом.

«Верю, что интернационализм - не пустой звук», - говорит Н.Абгарян. «Это состояние ду-

ши, это воспитание, это количество прочитанных книг. Это культура поведения. <...> Улыбайтесь чаще друг другу» [3]. Вероятно, ее вкладом и вкладом Ф.Дюма в создание подлинно мульти-культурного мира являются их романы.

1. Доценко Е.Г. Межнациональные конфликты XXI века в пьесах британских драматургов // Филология и культура. Philology and Culture. - 2013. - № 2 (32). - С. 98 - 101.

2. Бродский И. Письма римскому другу // И.Бродский. Бог сохраняет все. - М.: Миф, 1992. - 302 с.

3. Давыденко В. Из блога в переплет. Наринэ Абга-рян: Интернационализм - это количество прочитанных книг // Rg.ru: Интернет-портал «Российской газеты», 2012-2015. URL: http://www.rg.ru/ 2011/02/24/reg-jugrossii/abgaryan.html (дата обращения: 15.02. 2015).

4. Блог Н.Абгарян // Livejournal.com: блог-платформа «Живой Журнал», 1999-2015. URL: http://greenarine.livejournal.com/ (дата обращения: 15.02. 2015).

5. Гончарова М. Формула счастья Наринэ Абгарян // Зеркало недели. Украина. - 2012. - 30 марта. URL: http://gazeta.zn.ua/SOCIETY/formula_schatya _narine_abgaryan.html. (дата обращения: 21.02.2015).

6. Абгарян Н. Все о Манюне. - М.: АСТ, 2014. -861 с.

7. Абгарян Н. Понаехавшая // Книга для чтения в метро. - М.:Астрель; СПб.: Астрель-СПб, 2012. -С. 135 - 177.

8. A conversation between Khaled Hosseini and Fi-roozeh Dumas // Firoozeh Dumas. Funny in Farsi. A Memoir of Growing up Iranian in America. - N.Y.: Random House, 2004. - P. 201 - 209.

9. Сидорова О. Феномен транскультурации в современной литературе США // Политическая лингвистика. - 2012. - № 1 (39). - С. 202 - 215.

10. Dumas F. Funny in Farsi. A memoir of growing up Iranian in America. N.Y.: Random House, 2004. -228 p.

11. Dumas F. An Immigrant Family Changes the Way it Mourns // npr.org: National Public Radio, 2015. URL: http://www.npr.org//templates/story /story.php/ storyID=6161872. (дата обращения: 08.02.2015).

«LAUGHING IS NOT A SIN...»: ON COMIC NOVELS OF MULTICULTURAL WRITERS

O.G.Sidorova

The article studies the novels of two multicultural writers (N.Abgarian, a Russian-Armenian author, and Firoozeh Dumas, an Iranian-American writer). Both books are memoirs of childhood; they can be said to fall into the category of young- adult- adventure fiction. Both authors reflect culture conflicts in a humorous way, still, they do not avoid the problems of international interaction. It is the comic atmosphere that makes these novels unique.

Key words: multicultural novel, culture conflict, comic, N.Abgarian, F.Dumas, positive experience.

1. Docenko E.G. Mezhnacional'nye konflikty XXI veka v p'esax britanskix dramaturgov // Filologiya i kul'tu-ra. Philology and Culture. - 2013. - № 2 (32). - S. 98 - 101. (in Russian)

2. Brodskij I. Pis'ma rimskomu drugu // I.Brodskij. Bog soxranyaet vse. - M.: Mif, 1992. - 302 s. (in Russian)

3. Davydenko V. Iz bloga v pereplet. Narine' Abgaryan: Internacionalizm - e'to kolichestvo prochitannyx knig // Rg.ru: Internet-portal «Rossijskoj gazety», 20122015. URL: http://www.rg.ru/2011/02/24/reg-jugrossii/abgaryan.html (data obrashheniya: 15.02. 2015). (in Russian)

4. Blog N.Abgaryan // Livejournal.com: blog-platforma «Zhivoj Zhurnal», 1999-2015. URL: http://greenarine.livejournal.com/ (data obrashheniya: 15.02. 2015). (in Russian)

5. Goncharova M. Formula schast'ya Narine' Abgaryan // Zerkalo nedeli. Ukraina. - 2012. - 30 marta. URL: http://gazeta.zn.ua/SOCIETY/formula_schatya_narin e_abgaryan.html. (data obrashheniya: 21.02.2015). (in Russian)

6. Abgaryan N. Vse o Manyune. - M.: AST, 2014. -861 s. (in Russian)

7. Abgaryan N. Ponaexavshaya // Kniga dlya chteniya v metro. - M.:Astrel'; SPb.:Astrel'-SPb, 2012. - S. 135

- 177. (in Russian)

8. A conversation between Khaled Hosseini and Firoozeh Dumas // Firoozeh Dumas. Funny in Farsi. A Memoir of Growing up Iranian in America. - N.Y.: Random House, 2004. - P. 201 - 209. (in English)

9. Sidorova O. Fenomen transkul'turacii v sovremennoj literature SShA // Politicheskaya lingvistika. - 2012.

- № 1 (39). - S. 202 - 215. (in Russian)

10. Dumas F. Funny in Farsi. A memoir of growing up Iranian in America. N.Y.: Random House, 2004. -228 p. (in English)

11. Dumas F. An Immigrant Family Changes the Way it Mourns // npr.org: National Public Radio, 2015. URL: http://www.npr.org//templates/story/story.php/ storyID=6161872. (data obrashheniya: 08.02.2015). (in English)

Сидорова Ольга Григорьевна - доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой германской филологии Института гуманитарных наук и искусств Уральского федерального университета имени первого Президента России Б.Н.Ельцина.

620002, Россия, Екатеринбург, ул.Мира, 19. E-mail: ogs531@mail.ru

Sidorova Olga Grigorievna - Doctor of Philology, Professor, Head of the Department of Germanic Philology, Institute of Humanities and Arts, Ural Federal University named after the first President of Russia Boris Yeltsin.

19 Mira Str., Yekaterinburg, 620002, Russia E-mail: ogs531@mail.ru

Поступила в редакцию 25.02.2015