Научная статья на тему 'Служебное слово как знак мыслительной категоризации в поэтическом тексте сонетов У. Шекспира'

Служебное слово как знак мыслительной категоризации в поэтическом тексте сонетов У. Шекспира Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
105
36
Поделиться
Область наук
Ключевые слова
служебное слово / знак-индекс / категоризация

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Хрисонопуло Екатерина Юрьевна

Примеры употребления союза as и предлога like в качестве показателейстилистического приема сравнения в сонетах У.Шекспира свидетельствуют отом, что данные служебные слова функционируют в качестве знаков-индексов,грамматическая функция которых состоит в указании на способ мыслительной иобразно-эмоциональной категоризации сравниваемых лиц, предметов, явлений.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Служебное слово как знак мыслительной категоризации в поэтическом тексте сонетов У. Шекспира»

5. Санников В. З. Русский язык в зеркале языковой игры. - М.: Языки русской культуры, 1999.

6. Шаховский В. И. Социальная интеракция власти и народа через языковую игру // Мир лингвистики и коммуникации: электронный научный журнал. -2006. - Т.1. № 5. - С. 21-28.

Е. Ю. Хрисонопуло

Служебное слово как знак мыслительной категоризации в поэтическом тексте сонетов У. Шекспира

Примеры употребления союза as и предлога like в качестве показателей стилистического приема сравнения в сонетах У.Шекспира свидетельствуют о том, что данные служебные слова функционируют в качестве знаков-индексов, грамматическая функция которых состоит в указании на способ мыслительной и образно-эмоциональной категоризации сравниваемых лиц, предметов, явлений.

Ключевые слова: служебное слово, знак-индекс, категоризация.

Служебные слова до настоящего времени не становились объектом специального исследования в лингвосемиотике. Главным образом это обусловлено тем, что данные слова занимают периферийный функциональный статус как знаки-символы (в понимании Ч. Пирса, см. [8, I, с. 7]) и, следовательно, лишь косвенно соотносятся с той или иной конкретной содержательной структурой. В свою очередь, невысокая степень реализации символической функции служебных слов связана с отмечаемой многими исследователями десемантизацией их значения.

Вместе с тем, тот факт, что служебные слова в процессе своего формирования и развития подверглись процессу десемантизации, не означает, что они одновременно утратили какие бы то ни было семиотические функции. Так, в грамматике высказывания, обоснованной в теории французского лингвиста А. Кюльоли [3], получает развитие мысль о том, что все грамматические единицы в той или иной мере указывают на конкретные мыслительные операции, обеспечивающие порождение высказывания в определенных условиях коммуникации. Собственно семиотическую направленность изучение грамматических единиц получает в теории английской грамматики Анри Адам-чевского, основные положения которой изложены в совместной работе [2]. В предложенной автором теории обосновывается, в частности, тезис о том, что грамматические морфемы и служебные слова

394

(в том числе предлоги, союзы, частицы) служат в качестве поверхностных «следов», или «индексов» операций мыслительного и синтаксического структурирования высказывания. Среди важнейших операций подобного рода отмечаются мыслительные действия, реализующие указание на степень участия говорящего в представлении описываемого события и способствующие установлению смысловых взаимосвязей между отдельными структурными единицами в высказывании.

При опоре на тезис о том, что служебное слово функционирует как индексальный знак, в настоящем исследовании предпринимается попытка выявить индексальную значимость двух английских служебных слов - предлога like и союза as - в тех случаях, когда данные слова употребляются в составе конструкции, используемой в качестве стилистического приема сравнения. Следует отметить, что именно наличие служебных слов (либо других функционально соотносимых с ними языковых единиц) придает сравнению свойство эксплицитности в воссоздании художественного образа, а это, в свою очередь, отличает сравнение от многих других стилистических приемов, в первую очередь, метафоры [5]. Вместе с тем, в имеющихся исследованиях стилистического приема сравнения со служебными словами like и as основное внимание уделяется не столько импликациям, передаваемым этими словами, сколько специфике функционирования того или иного оборота в целом либо функциям сравнения в том или ином типе дискурса (см. [4; 7]). В свою очередь, тезис о композициональной структуре сравнения (см. [10]), предпологающий относительную самостоятельность и семиотическую значимость каждого отдельного элемента данного стилистического приема, до настоящего времени не получил развития на примере служебных слов.

В свете вышесказанного обращение к семиотическим функциям служебных слов, употребляемых в качестве показателей сравнения, представляет определенную актуальность. Материалом для настоящего исследования послужили примеры сравнительных конструкций, употребляемых в сонетах У.Шекспира. Следует оговориться, что в текстах анализируемых сонетов (общим числом 154) сравнение является одним из наиболее частотных стилистических приемов, уступая по количеству употреблений метафоре и эпитету. В частности, общее количество сравнительных конструкций со служебными словами as и like составило шестьдесят; при этом в тридцати четырех случаях употребления сравнения используется союз as, в то время как предлог like используется в качестве показателя сравнения в двадцати шести случаях.

395

Поскольку анализируемые служебные слова относятся к классу грамматических единиц, имеются основания предположить, что семиотические свойства данных слов во многом предопределяются их смысловой нагрузкой на уровне синтаксиса, а именно, ролью в выражении обобщенных смыслов членов предложения, а также значимостью в установлении смысловой взаимосвязи между членами самой сравнительной конструкции. В соответствии с высказанным предположением, представляемый ниже анализ употребления служебных слов as и like включает рассмотрение их собственно синтаксических и структурно-семантических особенностей. В исследовании будут использоваться наиболее распространенные термины для обозначения референтов сравнительной конструкции: «предмет сравнения» - для указания на то, что сравнивается; «образ сравнения» - для обозначения того, с чем сравнивается описываемый предмет. Примеры употребления сравнительных конструкций, а также их подстрочные и поэтические переводы будут приводиться по изданию [9].

Примеры употребления сравнительных конструкций в сонетах У.Шекспира свидетельствуют о том, что служебные слова as и like существенно различаются в плане синтаксических функций конструкций, которые данные слова вводят. Так, союз as с наибольшей частотностью (в семнадцати случаях из общего количества употреблений) вводит сравнительное придаточное предложение, в котором подлежащее выступает в качестве образа сравнения. Например: So are you to my thoughts as food to life, / Or as sweet seasoned showers are to the ground (Сонет 75: «Для моих мыслей ты - как пища для жизни / Или как свежие благоуханные ливни - для земли»). В данном случае союз as служит показателем сравнения возлюбленной лирического героя (you) и свежих ливней (seasoned showers). В отличие от союза as предлог like с наибольшей частотностью (в шестнадцати случаях) оформляет обстоятельство сравнения, как в следующем примере: How like Eve’s apple doth thy beauty grow (Сонет 93: «Как похоже на яблоко Евы произрастает твоя красота»). В приведенном примере предлог like указывает на установление сходства между тем, как растет яблоко Евы, и тем, как увеличивается красота возлюбленной поэта. На первый взгляд, едва ли можно проследить существенную разницу между обобщенным синтаксическим значением сравнительного придаточного предложения и обстоятельством сравнения. Вместе с тем, в сонетах Шекспира те и другие сравнительные конструкции различаются не только по степени синтаксической сложности. Так, союз as оформляет сравнительное придаточное пред-

396

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ложение, подлежащее которого, называя образ сравнения, по определению отличается от подлежащего главного предложения, называющего предмет сравнения. При этом сказуемые главного и придаточного предложений либо совпадают, либо являются синонимичными. Совпадение сказуемых при употреблении союза as может получать эксплицитное выражение, как в сонете 145, где сказуемое follow («следовать») повторяется: ‘I hate’ she altered with an end, / That follow ’d it as gentle day / Doth follow night («Слово «ненавижу» она заменила с помощью окончания, / Которое последовало, как ласковый день / Следует за ночью»). В сонете 68 совпадение сказуемых главного и придаточного предложений маркируется с помощью употребления глагола-заместителя do: Thus is his cheek the map of days outworn, / When beauty lived and died as flowers do now («Таким образом, его лицо - образец минувших дней, / Когда красота жила и умирала, как теперь [это] делают цветы»). В случае предикации идентичного признака предмету и образу сравнения сказуемое может опускаться при подлежащем, которое называет образ. Например, в сонете 21 опускается глагол-связка be и предикатив fair («красивая»): And then believe me, my love is as fair / As any mother’s child, though not so bright («И потом, поверьте, моя любовь такая же красивая, / Как и любой, рожденный матерью, хотя и не такая же блестящая»). В сонете 22, где поэт сравнивает себя с заботливой няней (tender nurse), опускается сказуемое keep («беречь, оберегать»): O therefore, love, be of thyself so wary / As I not for myself but for thee will, / Bearing thy heart, which I will keep so chary / As tender nurse her babe from faring ill («Поэтому, любовь моя, береги себя, / Как и я буду беречь себя - не ради себя, а ради тебя, / Нося в себе твое сердце, которое я буду оберегать, / Как заботливая нянька - дитя, от всякого зла»). Союз as может вводить придаточное предложение, сказуемое которого синонимично сказуемому главного предложения. Так, в сонете 37 в качестве контекстуальных синонимов выступают глагольные сочетания take delight («радоваться») и take comfort («находить утешение»): As a decrepit father takes delight / To see his active child do deeds of youth, / So I, made lame by Fortune’s dearest spite, / Take all my comfort of thy worth and truth («Как дряхлый отец радуется, / Видя, что его полный жизни сын совершает деяния юности, / Так я, охромевший по жестокой злобе Фортуны, / Нахожу все свое утешение в твоих достоинствах и верности»). Если допустить, вслед за Н.Д. Арутюновой [1], что подлежащее главным образом передает идентифицирующие смыслы, то, видимо, во всех рассмотренных случаях союз as можно интерпретировать как

397

единицу, которая указывает на то, что подлежащее-образ сравнения относится к классу сущностей, идентифицирующих предмет сравнения. Поскольку, как было продемонстрировано выше, подлежащему-предмету сравнения и подлежащему-образу сравнения предицируется при употреблении союза as сходный либо идентичный признак, то оба подлежащих можно рассматривать как языковые единицы, которые идентифицируют свои референты в качестве относящихся к одной категории. При этом функцию индекса подобного рода поэтической категоризации выполняет именно союз as.

Иная функция прослеживается у предлога like в тех случаях, когда предлог вводит обстоятельство сравнения. В предложениях с предлогом like сказуемое, как правило, метафорично и относится не к предмету, а к образу сравнения. Например, в сонете 95 в качестве такого сказуемого выступает глагол spot («пятнать, пачкать»), который в буквальном смысле относится к образу сравнения canker («червь»), а не к предмету сравнения the shame («позорное дело»): How sweet and lovely dost thou make the shame / Which like a canker in the fragrant rose, / Doth spot the beauty of thy budding name! («Какими милыми и прелестными ты делаешь позорные дела, / Которые, как порча в душистой розе, / Пятнают красоту твоего юного имени!»). В сонете 7, где в качестве предмета сравнения выступает светило (light), а в качестве образа - «дряхлая старость» (feeble age), сказуемое reel («катиться») - в связи с метонимическим переносом - относится также к образу сравнения (пожилому человеку, который едет в ветхом экипаже): But when from highmost pitch, with weary car, / Like feeble age he reeleth from the day, / The eyes (fore duteous) now converted are («Но когда с высшей точки, на изношенной колеснице, / Как дряхлая старость, оно, шатаясь, покидает день, / Глаза, прежде преданные, отворачиваются»). В приведенных, как и во многих других случаях использования like в качестве показателя обстоятельства сравнения, данное обстоятельство способствует более экспрессивной и перцептивно доступной репрезентации образа сравнения. Обстоятельство сравнения, которое непосредственно характеризует событие, преди-цируемое образу сравнения, делает этот образ центральным в поэтическом воспроизведении предмета сравнения. Вместе с тем, в отличие от тех случаев, когда сравнительную конструкцию вводит союз as, в строках сонета, где используется соотносимый по функции предлог like, не происходит образно-поэтического отнесения предмета и образа сравнения к одной категории. Это, в частности, отражается в том, что при употреблении like (в отличие от as) глагол-сказуемое в его

398

основном (неметафорическом) значении невозможно в равной степени предицировать сопоставляемым сущностям. Так, в приведенных примерах сказуемое spot не сочетается в прямом значении с абстрактным существительным shame, равным образом как и глагол reel не характеризует действия или процесса, в который вовлечен референт существительного light.

Сказанное выше дает основания для предположения о том, что на уровне синтаксических единиц служебные слова as и like различаются по характеру смыслов, которые они привносят в соответствующие сравнительные конструкции. Если as индексирует объединение предмета и образа сравнения в одну категорию сущностей, то like выступает в качестве индекса образно-поэтической трансформации предмета сравнения. Далее интересно было бы проследить, каким образом данная дифференциация смыслов as и like соответствует дифференцированному употреблению этих слов в структурносемантическом плане.

Наиболее яркими примерами структурно-семантической противопоставленности прелога like и союза as служат те случаи использования данных слов, когда с их помощью устанавливается взаимосвязь идентичных либо сходных предметов и образов сравнения. В ряде сонетов У. Шекспира предметом сравнения является лирический герой (или авторское «я»), в то время как образ сравнения отсылает к человеку в той или иной социальной роли. Так, в сонете 57 лирический герой сравнивает себя с «печальным рабом» (sad slave): Nor dare I question with my jealous thought / Where you may be, or your affairs suppose, / But like a sad slave stay and think of nought / Save where you are how happy you make those. Сравнительная конструкция с предлогом like в приведенном фрагменте сонета способствует созданию визуального образа лирического героя, который может только ждать (stay) и ни о чем не думать (think of nought), кроме как о том, какими счастливыми делает его любимая тех людей, которые с ней находятся. Само по себе состояние ожидания и погруженности в мучительные мысли, описываемое инфинитивным сочетанием stay and think of nought, не апеллирует к визуальному воображению. Вместе с тем, предлог like, который непосредственно вводит образ охваченного этим состоянием печального раба, делает развернутый образ сравнения зримым и отчетливым. Импликации чувственного восприятия, передаваемые предлогом like, согласуются с перцептивными импликациями прилагательного sad. Так, по данным словаря Merriam Webster [6, с. 1029], слово sad подразумевает выраженность и,

399

следовательно, перцептивную доступность переживаемого человеком состояния: “sad - 1a: affected with or expressive of grief or unhappiness”. Таким образом, употребление предлога like в составе анализируемого сравнительного оборота задает своего рода переход от описания визуально недоступного внутреннего состояния к вообразимой картине задумавшегося печального раба.

На первый взгляд, сходную функцию выполняет и союз as при употреблении в составе сравнительного оборота в сонете 37: As a decrepit father takes delight / To see his active child do deeds of youth, / So I, made lame by Fortune’s dearest spite, / Take all my comfort of thy worth and truth. В приведенных строках из сонета образ состарившегося отца (decrepit father), с радостью наблюдающего за своим наполненным жизненной энергией ребенком, задает картину, которая, как можно сначала предположить, мало чем отличается по степени выразительности от образа печального раба, воссозданного в сонете 57. Вместе с тем, степень обобщенности этих образов различна. Так, в сонете 57 выражение stay and think of nought, предицируемое именной группе sad slave, не указывает на постоянную характеристику раба, а описывает его в тот момент, когда он задумчив и печален. Напротив, субъектно-предикатная группа из сонета 37, представленная, соответственно, сочетаниями decrepit father и takes delight to see his active child do deeds of youth имеет в своей основе устойчивую и обобщенную в опыте ассоциативную взаимосвязь. Таким образом, контрастивное употребление предлога like и союза as в рассматриваемых случаях можно интерпретировать как дифференцированную индексацию качественно различных мыслительных процессов, сопровождающих действие сравнения, а именно, - осмысления перцептивно недоступного в терминах чувственной данности (при использовании like) по контрасту с отнесением индивидуального переживания к явлению, обобщенному в опыте (при использовании as).

Дифференциация служебных слов like и as происходит по сходному принципу, когда в качестве образа сравнения выступают природные объекты, как, например, океан, в сонете 56: Let this sad int’rim like the ocean be / Which parts the shore, where the contracted new / Come daily to the banks [...]. В приведенном примере осуществляемое с помощью like сравнение переживаемого печального периода (sad int’rim) с океаном, разделяющим берега (the ocean which parts the shore), устанавливает взаимосвязь между, с одной стороны, временным отрезком, по определению не обладающим визуальными характеристиками, и, с другой стороны, - природными пространствами и

400

объектами (ocean, shore, banks), которые можно визуально представить. При этом предицируемый океану признак - способность разделять берега - не является основной характеристикой океана как природного пространства.

Океан как образ сравнения представлен по-иному в сонете 80, где в состав сравнительного оборота входит союз as: [...] your worth (wide as the ocean is) / The humble as the proudest sail doth bear. В данном случае употребление союза as способствует не просто сравнению достоинств адресата (your worth) с обширным пространством океана (wide as the ocean is). Большая пространственная протяженность океана является отнюдь не периферийной или случайной его характеристикой (как, например, разделение берегов), а главным, определяющим признаком. Об этом свидетельствует наличие компонентов “large”, “great”, “unlimited space” в дефиниции слова “ocean”, приводимой в словаре Merriam Webster [6, с. 804]: “any of the large bodies of water into which the great ocean is divided; a very large or unlimited space or quantity”. Таким образом, в анализируемом контексте сравнение достоинств человека с ширью океана основано на мыслительной операции отнесения фактов, образующих содержание личного знания (зд. знаний о достоинствах адресата), к реальности, которая известна из обобщенного опытного знания (зд. представлений об океане как об огромном водном пространстве). Функция союза as в данном случае состоит в индексировании операции отнесения частного к общему.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Данные проведенного анализа языкового материала свидетельствуют о том, что служебные слова like и as образуют семиотическую оппозицию в связи с индексацией контрастивных мыслительных процессов. В то время как предлог like указывает на то, что основу образного сравнения составляет интерпретация абстрактного в терминах конкретного и чувственно воспринимаемого, союз as имплицирует мыслительную категоризацию частного и индивидуального в терминах обобщенных понятий.

Список литературы

1. Арутюнова Н. Д. Предложение и его смысл (логико-семантические проблемы). - М., 1976.

2. Adamczewski H. et Delmas C. Grammaire linguistique de l’anglais. - Paris: Armand Colin, 1982.

3. Culioli A. Pour une linguistique de l’enonciation. Operation et representation.- Gap: Ophrys, 1991. - Tome 1.

401

4. Hanks P. Similes and sets: The English preposition like // Blatna R. and Pet-kevic V. (eds.). Jazyky a jazykoveda (Languages and Linguistics: Festschrift for Professor Fr. Cermak). - Prague: Philosophy Faculty, Charles University, 2005. -P. 1-15.

5. Israel M., Harding J., Tobin V. On simile // Achard M. and Kemmer S. (eds.). Language, Culture and Mind. - Stanford, CA: CSLI Publications, 2004. -P. 123 - 136.

6. Merriam Webster’s Collegiate Dictionary. 10th edition. - Springfield, Massachusetts, USA: Merriam-Webster, Inc., 1994.

7. Moon R. Conventionalized os-similes in English: A problem case // International Journal of Corpus Linguistics. - Vol. 13. - N 1. - 2008. - P. 3 - 37.

8. Peirce C.S. On a new list of categories. // Houser N. and Kloessel C. (eds.). The Essential Peirce. -Vol. 1. Bloomington and Indianapolis: Indiana University Press, 1992. - P. 1 - 10.

9. Shakespeare W. Sonnets. - St. Petersburg: Azbooka-classic Publishing House, 2005.

10. Shie J-Sh. The semiotic structure and semantic composition of English frozen similes // Journal of Humanities and Social Sciences. - Vol. 3. -N 1. 2007. -P. 57 - 68.

О. В. Шашкова

Словообразовательная контаминация в текстах публицистического стиля

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В статье рассматриваются приёмы контаминации и особенности функционирования окказиональных слов в публицистическом стиле.

Ключевые слова: языковая игра, узуальные слова, окказиональные слова, словообразовательная игра, словообразовательная контаминация, контаминант, гибридные слова.

В начале XXI века наиболее заметные языковые преобразования коснулись публицистического стиля. Организацию языковых средств газетно-журнального стиля определяют информационная и воздействующая функции. Взаимодействие функций выражается в сочетании экспрессии и стандарта. Исследователи отмечают, что в СМИ происходит накопление новых необычных выразительных средств. Активно используются интертекстуальность, каламбур, деконструкция фразеологизмов, оксюморон, антитеза, окказионализмы и многие другие «эпатирующие приемы».

Функцию привлечения внимания читателя выполняют прежде всего газетные заголовки. Одним из приемов создания ярких заголов-

402