Научная статья на тему 'СЛЕДСТВЕННЫЕ СИТУАЦИИ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ИХ РАЗРЕШЕНИЯ С ЦЕЛЬЮ УСТАНОВЛЕНИЯ ПРИЧИННО-СЛЕДСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В ПРОЦЕССЕ ЕГО РАССЛЕДОВАНИЯ'

СЛЕДСТВЕННЫЕ СИТУАЦИИ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ИХ РАЗРЕШЕНИЯ С ЦЕЛЬЮ УСТАНОВЛЕНИЯ ПРИЧИННО-СЛЕДСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В ПРОЦЕССЕ ЕГО РАССЛЕДОВАНИЯ Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
332
26
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Общество и право
ВАК
Область наук
Ключевые слова
ПРИЧИНА / СЛЕДСТВИЕ / ПРИЧИННОСТЬ / ПРИЧИННО-СЛЕДСТВЕННЫЕ СВЯЗИ / СЛЕДСТВЕННЫЕ СИТУАЦИИ / МЕХАНИЗМ ПРЕСТУПЛЕНИЯ / УГОЛОВНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО / CAUSE / EFFECT / CAUSALITY / CAUSAL RELATIONSHIPS / INVESTIGATIVE SITUATIONS / MECHANISM OF CRIME / CRIMINAL PROCEEDINGS

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Игнатьев Михаил Евгеньевич

Рассматриваются отдельные вопросы разрешения в ходе расследования следственных ситуаций посредством криминалистических средств с целью установления причинно-следственных связей между элементами механизма преступления.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

INVESTIGATIVE SITUATIONS AND FORENSIC MEANS IN ORDER TO ESTABLISH CAUSE-AND-EFFECT RELATIONSHIPS BETWEEN ELEMENTS OF THE CRIME MECHANISM IN THE COURSE OF INVESTIGATION

The article deals with certain issues of resolving investigative situations in the course of investigation through forensic means in order to establish cause-and-effect relationships between elements of the crime mechanism.

Текст научной работы на тему «СЛЕДСТВЕННЫЕ СИТУАЦИИ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ИХ РАЗРЕШЕНИЯ С ЦЕЛЬЮ УСТАНОВЛЕНИЯ ПРИЧИННО-СЛЕДСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В ПРОЦЕССЕ ЕГО РАССЛЕДОВАНИЯ»

Игнатьев Михаил Евгеньевич

Следственные ситуации и криминалистические средства их разрешения с целью установления

причинно-следственных связей преступления

в процессе его расследования

Рассматриваются отдельные вопросы разрешения в ходе расследования следственных ситуаций посредством криминалистических средств с целью установления причинно-следственных связей между элементами механизма преступления.

Ключевые слова: причина, следствие, причинность, причинно-следственные связи, следственные ситуации, механизм преступления, уголовное судопроизводство.

Investigative situations and forensic means in order to establish cause-and-effect relationships between elements of the crime mechanism in the course of investigation

The article deals with certain issues of resolving investigative situations in the course of investigation through forensic means in order to establish cause-and-effect relationships between elements of the crime mechanism.

Keywords: cause, effect, causality, causal relationships, investigative situations, mechanism of crime, criminal proceedings.

Следственные ситуации, связанные с установлением причинно-следственных связей преступления, характеризуют состояние расследования с позиций своеобразия окружающей обстановки и эффективности расследования к итоговому конкретному моменту. В соответствии с тенденциями развития подобных ситуаций определяются оптимальные пути и средства их изменения в требуемом для расследования причинно-следственных связей направлении, т.е. в подобных следственных ситуациях акцент делается на методической стороне процесса расследования. Своеобразие указанных следственных ситуаций находится в определенной прямой зависимости от характера расследуемого преступления, а их правильная оценка следователем способствует разработке целенаправленных рекомендаций для методик установления причинно-следственных связей в системе элементов механизма преступления, максимально приближенных к потребностям практики.

Выделенные на основе изучения судебно-следственной практики расследования ситуации данного вида позволяют правильно сориентироваться в криминалистически значимой информации расследования с целью получения данных для тактических решений по установлению причинно-следственных свя-

зей в преступном деянии, обосновать и выдвинуть следственные версии для установления указанных связей, наметить для этой цели оптимальный набор оперативно-розыскных, организационно-тактических и следственных действий, определить их последовательность для развития и разрешения ситуации.

Для того чтобы следственная ситуация, связанная с установлением причинно-следственных связей между элементами механизма преступления, позволяла следователю наиболее полно представить конкретную обстановку расследования и составить прогноз для дальнейшего расследования, помогала наилучшим образом решать частные и общие задачи, желательно ее информационную структуру строить из самых разнообразных по назначению, форме и содержанию сведений. Указанные данные всегда должны иметь значение для расследования, обладать необходимой широтой охвата всех следствий противоправного деяния, с ним причинно связанных, и в целом составлять требуемое содержание ситуации расследования.

Информационную структуру следственных ситуаций указанного вида могут составлять следственные и оперативно-розыскные сведения об обстоятельствах расследуемого события (данные о способе приготовления, соверше-

47

ния и сокрытия преступления; следах - последствиях реализации способа совершения преступления, в том числе связанных с преступными навыками и умениями преступника; объекте и предмете преступного посягательства; объективной обстановке совершения преступления, целях и мотиве совершения преступления и пр.); ориентирующая информация; данные о возможных источниках новой криминалистически значимой информации (доказательственной и ориентирующей) о причинно-следственных связях; информация об условиях времени, окружающей обстановки и иных взаимосвязанных процессах объективной действительности в конкретный момент расследования; сведения о наличии и своеобразии проявления различного рода объективных факторов, затрудняющих сохранность отдельных доказательств, связанных с установленными данными о причинно-следственных связях между элементами механизма расследуемого преступного деяния; данные о поведении процессуальных участников расследования на этот момент, а также данные, указывающие на характер их возможного поведения в будущем; факторы процессуально-тактического и психологического характера, позволяющие в соответствии с вышеизложенной информацией лучше разобраться в установленных причинно-следственных связях и прогнозировать развитие дальнейшего хода их расследования.

Правильный анализ следственной ситуации и выбор на этой основе правильной тактики расследования являются важнейшими условиями целенаправленности расследования, принятия научно продуманных, оптимальных решений по расследованию причинно-следственных связей между элементами системы механизма преступления.

Важное научно-практическое значение имеет классификация следственных ситуаций по характеру и степени информированности следователя об обстоятельствах преступления, лице, его совершившем, и других криминалистически значимых сведениях.

В криминалистической литературе одним из первых такую классификацию дал А.А. Эйсман [1, с. 36], который определил выделенные ситуации как исходные ситуации расследования. Характеризуя первую ситуацию, он отметил, что в первичном материале содержатся сведения о фактах, отражающих как последствия, так и условия, в которых действовала причина. Это «ситуация с неполной системой обоснования», которая порождает систему тактических задач, нацеленную на ограничение круга при-

чин и познание механизма преступления, что позволяет определить круг лиц, причастных к совершению преступления, и установить их причинно-следственное соответствие преступному результату. Вторая ситуация характеризуется тем, что имеются данные только о последствиях (следствиях). Это исходная ситуация, на взгляд А.А. Эйсмана, с «конкуренцией причин», которая закономерно порождает задачу по изучению обстановки, предшествовавшей возникновению преступления. Ее решение позволяет выявить условия развития того или иного события, а затем, исследуя его механизм, определить, какое из условий стало причиной.

По существу, А.А. Эйсманом выделены следственные ситуации общего класса, содержательно отражающие информацию, связанную с необходимостью установления причинно-следственных связей между элементами системы механизма преступления, которые в большей степени имеют значение для проведения теоретических криминалистических исследований, связанных с общими вопросами методик расследования преступлений, когда поставлена задача установления общих закономерностей познания причинно-следственной связи.

Важное прикладное методическое значение имеет классификация следственных ситуаций на типичные и конкретные.

Выделение типичных ситуаций и выработка на их основе общих рекомендаций по методике расследования причинно-следственных связей преступления необходимы для наиболее продуманного построения общих и частных следственных версий, определения правильного направления расследования, круга обстоятельств, имеющих значение для данного случая, выбора системы следственных и процессуальных действий и пр.

Особенно актуально выделение типовых следственных ситуаций для первоначального этапа расследования преступлений, когда причинно-следственные связи, выраженные в следах - последствиях их совершения, наиболее актуальны для обнаружения и фиксации в качестве доказательственной и ориентирующей информации.

В зависимости от криминалистически значимой информации, отражающей причинно-следственные связи расследуемого преступления, типовые следственные ситуации могут быть определены следователем различным образом. В качестве примера можно предложить следующий вариант: 1) информация о преступлении и его последствия достоверно причинно-

48

следственно связаны между собой; 2) информация о преступлении и его последствия не в полной мере достоверно причинно-следственно связаны между собой; 3) достоверная причинно-следственная связь между преступлением и его последствиями отсутствует и т.п.

Конкретные следственные ситуации отражают специфику соответствующего момента расследования конкретного преступления, позволяют выбрать необходимые криминалистические средства для установления причинно-следственных связей между элементами механизма преступления с учетом всех особенностей сложившейся обстановки.

Расследование преступления в приведенных выше следственных ситуациях и их разрешение осуществляются в соответствии со сложившейся криминалистической методологией.

Более детально рассмотрим криминалистические средства, которые, по нашему мнению, следует отнести именно к прикладным инструментам, способным в своей практической реализации обеспечить установление причинно-следственных связей посредством расследования преступлений как с материальным, так и с формальным составами.

Указанные криминалистические способы и средства в своей практической реализации подчиняются правилу: «от фактов-следствий -к фактам-причинам» [2, с. 8].

Их использование на основе данного правила должно протекать в соответствии с определенными усмотрениями, поскольку возможность наступления следствия по той или иной причине и даже появление факта еще не означает, что этот результат произошел именно по этой причине. Предварительно следует: 1) выяснить отношения действия (бездействия) и последствия во времени; 2) установить, что необходимые последствия явления, до их наступления в действительности, ранее выступали как реально возможные (внутренне присущие); 3) определить соотношение главных и второстепенных причин и выявить внутреннее развитие последствия, что указывает на необходимый характер процесса его развития [3, с. 107-110; 4, с. 400-409].

Основополагающими в системе криминалистических средств для установления причинно-следственной связи в ситуациях расследования, безусловно, являются формально-логические методы познания, в ряду которых приоритет принадлежит индуктивным методам, предполагающим единичное наблюдение явления следователем. Это наблюдение способствует формированию общих представ-

лений об исследуемом событии, что выражается в версиях и моделях различного порядка.

Аксиомой является постулат, что никакой процесс исследования, основанный на мыслительной деятельности, не протекает исключительно на реализации одного метода, это всегда определенная их система, комбинация. Точно так же происходит и с использованием криминалистических средств. Индукция и ее использование для криминалистических целей неразрывно связаны с дедукцией, познавательные приемы которой эффективно используются для решения следственных познавательных задач. Дедуктивное рассуждение относительно причин происшедших событий может содержать закрытый перечень таких вероятных причин, где истинную причину можно установить на основе использования метода исключения.

Традиционная логика и практика научных исследований разработали и используют ряд индуктивных методов установления причинности: сходства; различия; сопутствующих изменений; метод остатков [5, с. 417, 509, 562, 579]. Отметим, что эти индуктивные методы могут быть реализованы не только в научных исследованиях, но также в практике следственной и экспертной деятельности.

Отразив значение криминалистической индукции и дедукции для установления причинно-следственных связей в событии преступления, обратимся к соответствующим возможностям криминалистической идентификации в следственной деятельности.

В этом ключе приведем высказывание одного из основоположников теории идентификации В.Я. Колдина, который пишет: «Направление причинной связи, устанавливаемой посредством идентификации, может характеризовать как основную линию причинности, так и ее побочные и встречные ветви. Как в первом, так и в последующих случаях прослеживание соответствующих звеньев причинной цепи обеспечивает ее детальное исследование, установление непрерывности причинной связи. Причинная связь лиц, предметов и явлений, характеризующих диалектику преступного деяния, не может быть установлена сразу и в полном объеме. Вначале исследуются последствия преступления, устанавливаются отдельные звенья причинности, взаимосвязи которых и их причинная принадлежность к единой цепи остаются до известного момента проблематичными» [6, с. 139].

Достаточно эффективно метод криминалистической идентификации в деятельности

49

следователя реализуется, например, в таком следственном действии, как предъявление для опознания объектов различных видов. Нельзя обойти вниманием в этом ряду также следственный эксперимент и проверку показаний на месте с системой тактических приемов, использование которых для идентификационных целей подчинено ситуации расследования.

Между тем, идентификационная деятельность следователя является лишь реализацией результатов его мыслительной деятельности, основанной на криминалистическом моделировании и построении следственных версий.

Криминалистическое моделирование как способ решения задачи по установлению причинно-следственных связей механизма преступления достаточно широко используется в следственной практике. Оно ориентирует следователя на работу не с объектом, представленным для восприятия в реальности, а с его аналогом - моделью, искусственной системой, отражающей определенную меру сходства с оригиналом. Изучение и проверка модели способствуют получению новых знаний об оригинале и позволяют использовать их для решения поисково-познавательных (распознавательных), идентификационных, управленческих и иных задач с целью установления причинно-следственных связей.

Практика расследования преступлений свидетельствует, что наиболее актуальными являются мысленные модели, ретроспективные по своей направленности, хотя в отдельных случаях могут быть использованы и материальные модели, когда необходимо их изготовление для целей проведения следственного действия, например предъявления для опознания.

Мысленные модели в познании выражают функцию отражения, интерпретации фактов, наглядного выражения представлений, опосредованного источника информации. Их важной особенностью в качестве формы мышления является свойство быть аналогом еще не познанных объектов, скрытых причинно-следственных связей.

Мысленные модели, содержащие положительное достоверное знание, занимают важное место в системе криминалистических способов мышления следователя. В познании следователем причинно-следственных связей механизма преступления они выступают в качестве итога, результата познания в пределах законченного цикла указанной деятельности и играют промежуточную роль между заключительным этапом и теми тактическими реше-

ниями, которые принимаются следователем и выражаются в результатах следственной деятельности.

Однако следственная практика не связана только с расследованием преступлений, совершенных в условиях очевидности, скорее, наоборот, значительная часть преступлений совершается в условиях неочевидности, и криминалистическое моделирование следователя основывается не столько на моделях, содержащих положительные знания, выступающих в качестве средств познания других, неизвестных на данный момент обстоятельств, сколько преимущественно на моделях, содержащих только предположительные знания, нуждающихся в версионной проверке.

Криминалистическое моделирование представляет собой сложный процесс. Формирование модели такого сложного явления, коим является причинно-следственная связь элементов механизма преступления, обычно на первоначальном этапе протекает в условиях информационного «голода». По этой причине такой процесс изменчив, он постоянно корректируется следователем, прежде чем модель станет для него источником определенных знаний. В процессе формирования такой модели участвуют не только фактические данные, связанные с событием преступления, но и личный профессиональный, житейский опыт следователя, обобщенные данные практики и многие другие обстоятельства.

Мы уже обращали внимание на тот факт, что криминалистическое моделирование может быть ретроспективным, т.е. идти от следствия к причине события. Фактически это направление криминалистического моделирования лежит в основе построения следственных версий, содержание которых позволяет объяснить как механизм преступления в аспекте его причинно-следственных связей в целом, так и отдельных его элементов.

Однако мысленная модель может иметь и перспективную направленность, что представляется нам системой криминалистических средств для проверки следственной версии, которая как метод поиска и познания представляет собой обоснованное предположение о познаваемом событии, механизме преступления и причинно-следственных связях структуры составляющих его элементов.

Прежде чем реализовывать в следственной практике действия криминалистических механизмов ретроспективной и перспективной версии расследования преступления и установления причинно-следственных связей события,

50

следователь должен представлять, какую структуру причинности действий определенного лица он на их основе будет устанавливать.

Представляются правильными два пути развития этого вида деятельности в зависимости от складывающейся ситуации расследования: исследования на основе версионного анализа, элементарных предметных отражений и отрезков причинно-следственных связей и типовых механизмов событий и преступной деятельности в целом.

Все последствия преступных действий могут быть вменены лицу исключительно при уголовно-правовой и уголовно-процессуальной доказанности их причинно-следственной связи с его действиями. Однако эта деятельность по доказыванию невозможна без использования следователем в процессе расследования преступления криминалистических средств в качестве специальных для исследования структуры причинно-следственной связи вследствие того, что важной для ее следственного исследования особенностью является связь причины с изоморфным отображением, а фактически передачей (переносом) материальной, энергетической и информационной структуры к следствию. В процессе предварительного расследования «цепи причинения» являются каналами изоморфного (взаимооднозначного) преобразования и передачи информации. Прав В.Я. Колдин, который отмечает, что «изоморфизм отображения структуры причины в структуре следствия представляет научную основу установления причинных связей в процессе судебного исследования, осуществляемого по следам событий, являющихся предметом доказывания» [7, с. 576-577].

Исследования причинно-следственных связей в ходе предварительного расследования преступления имеют свои сложности, которые обусловлены необходимостью выделения причинно-следственных связей из объективной всеобщей взаимосвязи явлений. Следователь в ходе расследования конкретного преступления должен выделить исключительно адекватные в правовом отношении связи, восстановить их динамику и на этой основе проследить влияние сопутствующих этим связям условий на развитие причинности.

При этом следует выделить только те связи, которые могли вызвать исследуемое явление. Криминалистическим средством решения этой задачи является следственная (экспертная) версия (их система). Она может учитывать возможность множества причин, породивших

исследуемое явление. Здесь действует прямо пропорциональная зависимость: чем меньше информации о явлении, тем больше требуется выдвигать следственных версий для его объяснения. Криминалистическое правило выдвижения контрверсии для проверки явления в системе причинно-следственных связей остается обязательным. Динамика в процессах причинения подчинена объективным законам предметных областей, в системе отношений которых действует причина (техногенная катастрофа, дорожно-транспортное происшествие и пр.). На этом основании возможные причины, связанные с конкретным деянием, определенным образом ограничены, что, в свою очередь, позволяет следователю отграничить реально возможные причины от абстрактно допустимых.

Динамика причинно-следственных связей в аспекте ее исследования в ходе предварительного расследования всегда объективно связана с криминальной ситуацией действий, обусловивших причину деяния. Поэтому и динамика причинения, и цепи причинно-следственной связи должны исследоваться не в абстрактной, а в конкретной ситуации расследования, созданной действиями определенного субъекта и механизмом реализованного им преступления.

При этом структура причинно-следственной связи в действиях этого субъекта должна быть исследована в связи с его физическими действиями, которые породили изменения в окружающей среде в соответствии с мотивами и целью преступного поведения. Проверкой следственной версии должны быть решены вопросы, связанные с тем, как мотив и цель преступления обусловлены действиями субъекта по их реализации, как эти действия между собой согласованы; следует ли признавать действия субъекта по достижению цели преступления причиной наступившего результата.

Достаточно трудно установить и описать структуру причинно-следственных связей в действиях конкретного лица, а также структуру причинно-следственных связей элементов в механизме исследуемого события, так как каждое преступление связано с определенными только для него причинно-следственными связями, поэтому эти связи от многих других видов связей можно устанавливать исключительно на основе данных анализа ситуации расследования, логическим путем, посредством моделирования и проверки следственных версий, где важное значение принадлежит ретроспективным и перспективным следственным версиям.

51

1. Эйсман А.А. Заключение эксперта. Структура и научное обоснование. М., 1987.

2. Кузнецов И. Ф. Категория причинности и ее познавательное значение // Теория познания и современная наука. М., 1967.

3. Яблоков Н.П. Исследование обстоятельств преступных нарушений правил безопасности труда. М., 1980.

4. Курс криминалистики. Особенная часть / под общ. ред. В.Е. Корноухова. М., 2004. Т. 2.

5. Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. 2-е изд., испр. и доп. М., 1976.

6. Колдин В.Я. Идентификация при расследовании преступлений. М., 1978.

7. Криминалистика: информационные технологии доказывания: учеб. для вузов / под ред. В.Я. Колдина. М., 2007.

1. Eisman A.A. Expert opinion. Structure and scientific justification, Moscow, 1987.

2. Kuznetsov I.F. Category of causality and its cognitive significance // Theory of knowledge and modern science. Moscow, 1967.

3. Yablokov N.P. Investigation of circumstances of criminal violations of labor safety rules. Moscow, 1980.

4. Course of criminalistics. Special part / gen. ed. by V.E. Kornoukhov. Moscow, 2004. Vol. 2.

5. Kondakov N.I. Logical dictionary-reference. 2nd ed., rev. and augm. Moscow, 1976.

6. Koldin V. Ya. Identification in the investigation of crimes. Moscow, 1978.

7. Forensic Science: information technologies of proof: textbook for universities / ed. by V.Ya. Koldin. Moscow, 2007.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ

Игнатьев Михаил Евгеньевич, кандидат юридических наук, доцент кафедры

криминалистики Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова; e-mail: m89166810785@gmail.com

INFORMATION ABOUT AUTHOR

M.E. Ignatyev, Candidate of Law, Assistant Professor of the Department of Criminalistics of the Moscow State University named after M.V. Lomonosov; e-mail: m89166810785@gmail.com

52

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.