Научная статья на тему 'Слагаемые эффективности творческой деятельности медийного критика'

Слагаемые эффективности творческой деятельности медийного критика Текст научной статьи по специальности «Массовая коммуникация. Журналистика. Средства массовой информации (СМИ)»

CC BY
235
55
Поделиться
Ключевые слова
МЕДИЙНАЯ КРИТИКА / ТЕЛЕВИЗИОННАЯ КРИТИКА / ТЕЛЕВИДЕНИЕ / ОЦЕНКА / ЭФФЕКТИВНОСТЬ / ЭТИКА / ОБОЗРЕНИЕ / ДОВЕРИЕ / АРГУМЕНТ / ЮРИЙ БОГОМОЛОВ / ИРИНА ПЕТРОВСКАЯ / АЛЕКСАНДР КОНДРАШОВ

Аннотация научной статьи по массовой коммуникации, журналистике, средствам массовой информации, автор научной работы — Баканов Роман Петрович

В настоящее время в федеральных изданиях регулярно публикуются статьи, содержащие оценку качества телевизионных передач или функционирования федеральных телекомпаний. Эффективность выступлений медиакритиков складывается из соблюдения конкретных критериев оценки медиатекстов, объективности критика, его понимания цели медиакритики, осознавания ответственности за каждое слово, проявления четкой позиции по каждой проблеме, соблюдения этики критика.

Composed Efficiency of Creative Activity of the Media Critic

Now in federal print media it is regular articles containing an assessment of quality of TV-broadcasts or practice of functioning of federal TV companies are published. As the author of this article considers, efficiency of articles of media critics consists of observance of concrete criteria of an assessment of media texts; objectivity of the critic; its understanding of the purpose of media criticism; understanding of responsibility for each word; manifestations of position on each problem; observance of ethics of the critic.

Текст научной работы на тему «Слагаемые эффективности творческой деятельности медийного критика»

циальной памятью и социальным забвением невероятно коротка и зависит от появления нового актуального информационного повода. И тогда то, что еще вчера было существенно в историческом прошлом и не утратило социальной актуальности, бесследно и безжалостно исчезает из информационной картины дня или недели.

Поэтому процесс активизации социальной памяти в массмедиа предстает неоднородным, фрагментарным и очень подвижным. Как нам представляется, это угрожает и информационной, и гражданской безопасности России. Использование этого мощного идеологического ресурса должно быть более продуманным, осмысленным и планомерным.

Список литературы

1. Вертов, Д. О любви к живому человеку // Искусство кино. 1958. № 6.

2. Егоров, В. В. Наглядные образы в формировании менталитета общества : дис. ... д-ра филос. наук. Екатеринбург, 2003.

3. Ерофеева, И. В. Аксиология медиатекста в российской культуре : автореф. дис. ... д-ра филол. наук. СПб., 2010.

4. Лазутина, Г. В. Основы творческой деятельности журналиста. М., 2006. 240 с.

5. Мансурова, В. Д. Журналистская картина мира как тип социокультурной реальности : автореф. дис. ... д-ра филос. наук. Барнаул, 2003.

6. Сивиринов, Б. С. Социальное время и перспектива: феноменология, функции, модусы. Новосибирск, 2000. 72 с.

7. Сидоров, В. А. В поисках правды времени / В. А. Сидоров, С. С. Ильченко, К. Р. Ниг-матуллина // Аксиология журналистики: опыт становления новой дисциплины. СПб., 2009.

8. Эриксен, Т. Х. Тирания момента. Время в эпоху информации. М., 2003. 208 с.

9. Яковлев, В. П. Социальное время. Ростов, 1980. 160 с.

10. Koselleck, R. Zeitschichten. Studien zur Historik [Электронный ресурс]. URL: http:// www.russ.ru/

Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 21 (312).

Филология. Искусствоведение. Вып. 80. С. 55-66.

Р. П. Баканов

СЛАГАЕМЫЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЕДИЙНОГО КРИТИКА

В настоящее время в федеральных изданиях регулярно публикуются статьи, содержащие оценку качества телевизионных передач или функционирования федеральных телекомпаний. Эффективность выступлений медиакритиков складывается из соблюдения конкретных критериев оценки медиатекстов, объективности критика, его понимания цели медиакритики, осознавания ответственности за каждое слово, проявления четкой позиции по каждой проблеме, соблюдения этики критика.

Ключевые слова: медийная критика, телевизионная критика, телевидение, оценка, эффективность, этика, обозрение, доверие, аргумент, Юрий Богомолов, Ирина Петровская, Александр Кондрашов.

Более двадцати лет назад в отечественной стране увеличилась численность телекомпа-

печати (как федеральной, так и региональной) ний, появилась телереклама, новые творческие

появились публикации, авторы которых рас- проекты, количество работ существенно воз-

сматривали качество телевизионных передач росло. 9 мая 1990 г. в «Комсомольской правде»

и освещали новости редакций телекомпаний. вышел первый выпуск еженедельной рубрики

В начале это были эпизодические материалы, «Теленеделя», просуществовавшей с учетом

выполненные в жанре мини-рецензии, обозре- пауз около двух лет. Открывая рубрику ко-

ния, иногда статьи. По мере того как в нашей лонкой под названием «Не забудьте включить

телевизор», ее автор Б. Карлов, на наш взгляд, пригласил всех читателей газеты и одновременно телезрителей к откровенному разговору не только о качестве телепрограмм, но и о том, насколько правдиво голубой экран отражает современную жизнь.

Б. Карлов начал с предложения руководителям Центрального телевидения в ответ на его выступления организовать передачу «Газетно-журнальная неделя». Помимо этого, из публикации читатели могли вкратце узнать о состоянии дел с телевизионной критикой в московских изданиях: «Обзоры передач за неделю в наших газетах - не редкость, а там, где нет постоянных рубрик, то и дело появляются материалы, в которых в пух и прах - впрочем, не без некоторого изящества - разносятся как отдельные передачи, так и концепция общественного телевидения в целом. Положительные материалы появляются относительно редко, что, в общем, понятно: если все нормально, то и писать вроде не о чем.

Надо отдать должное нашим коллегам с телевидения: на критику они реагируют с достоинством, по всей видимости, считая ее явлением в известной степени отрадным. Лет семь назад, когда смотреть было уж совсем нечего, и ругательных статей не публиковали. Сейчас дело пошло на поправку - пошли разгромные материалы. Иными словами, критикуют - значит, смотрят» [10].

Вслед за «Комсомольской правдой» пристально смотреть телевизор стали в «Московских новостях», «Независимой газете», «Известиях», «Литературной газете», «Российской газете» и многих других изданиях. Телевизионная критика постепенно закрепилась как направление в отечественных печатных СМИ. Предпринятое нами исследование публикаций о телевидении в российской прессе 1990-х гг. показало, что в 17 федеральных общественнополитических газетах и журналах было опубликовано более 6500 творческих работ, темой которых стало функционирование телевидения в разных проявлениях его как вида СМИ [2. С. 113]. Из этого количества материалов с преобладанием аналитического или оценочного подхода мы выявили 2539 текстов (38,9 %) [2. С. 114].

В первом десятилетии XXI в. выступления телевизионных критиков продолжились как в печати, так и в отдельных (в том числе специализированных) радиопередачах, в Интернете. По нашим предварительным данным, в 12 фе-

деральных общественно-политических газетах («Газете», «Gazeta.ru», «Известиях», «Коммерсанте», «Комсомольской правде», «Литературной газете», «Московском комсомольце», «Московских новостях», «Независимой газете», «Новой газете», «Российской газете», «Труде»), в период 2000-2010 гг. появилось около 4000 публикаций с оценкой телевизионного контента. Все больше становится публикаций с оценкой телевидения и массмедиа в целом (как информационных, так и аналитических) в социальных сетях, блогах, интернет-изданиях. Научное изучение и осмысление феномена медиакритики в Сети только начинается [23].

А вот статей или обозрений в массовой прессе, а также теле- и радиопередач, в которых бы под критическим углом зрения осмыслялись газетно-журнальные, радийные или интернет-проекты, за редким исключением пока нет. Исключение - эпизодические отдельные рецензии или реплики, опубликованные в «Литературной газете» под рубрикой «Радиорубка» [21; 27]. Мы считаем, что преобладание оценки телевизионных передач и выявления тенденций вещания современных федеральных телеканалов в печатной медиакритике можно объяснить, во-первых, тем, что, по данным социологов Фонда «Общественное мнение», именно телевидение в настоящее время для большинства граждан России является основным источником получения информации (в начале 2013 г. так ответили 89 % опрошенных) [8]. Помимо этого, данный вид СМИ, образно говоря, является для человека «окном» в мир, позволяя, не выходя из дома, побывать в разных уголках планеты, посмотреть фильмы, спектакли, концерты, различные шоу, побывать в гостях у знаменитых людей. За многие из испытанных благодаря телевидению удовольствий пока еще платить не надо.

Во-вторых, приведем реплику искусствоведа Л. Польской, опубликованной в «Литературной газете» 23 года назад: «Телевидение - это зрелище. Публичное зрелище. Ему всегда быть на виду, всегда быть объектом критики - вслед за литературой, театром, кинематографом.

Как не критиковать телевидение, которое, будто играя против самого себя, никак не может, убрав “балласт”, перевести на общесоюзные программы ни “Пятое колесо”, ни московские передачи Владимира Познера? <...> Телевидение несчастно уже тем хотя бы, что заранее публикует программу передач - в отличие от газеты, и невыполненное обязатель-

ство утаить не может. И отсюда зрительское недоумение, недовольство, критика. Так было, есть и будет» [22].

Мы полностью согласны с автором данной статьи, актуальность которой не утрачена и сегодня. На наш взгляд, в настоящее время телевидение представляет собой сложносоставное общественное явление, для понимания которого необходим регулярный скрупулезный анализ если не всех, то многих его направлений функционирования: профессионально-творческого, финансово-экономического, моральноэтического, технико-технологического, общественно-политического, социологического. правового и других. Думается, что комплексное изучение не только телевидения как вида СМИ, но и всех процессов практики медийного воздействия на аудиторию должна взять на себя медийная критика.

Научное изучение данного направления в российской журналистике началось в начале 2000-х гг. А. П. Короченским, который в 2002 г. защитил докторскую диссертацию «Медиакритика в теории и практике журналистики»

[13]. В настоящей статье мы руководствуемся формулировкой термина «медийная критика», данной этим ученым: «Медийная критика -особая область журналистики, которая призвана помочь обществу в познании новых реалий и тенденций в деятельности СМИ. Она является одновременно и своеобразным способом рефлексии, самопознания современной печатной и электронной прессы, и общественным зеркалом, которое призвано отражать “блеск и нищету” средств массовой информации, оказавшихся в рыночной среде» [14].

Данная область журналистики призвана решать порядка десяти задач, подробно описанных в научной литературе [14]. На наш взгляд, одной из основных задач является контроль или аудит современных стандартов журналистской работы, то есть надлежащего выполнения профессиональных обязанностей работниками массмедиа.

Таким образом, в настоящее время в федеральной периодической печати существует отдельное тематическое направление - телевизионная критика. Она является частью медийной критики и выражена в многочисленных публикациях как опытных обозревателей и рецензентов, так и обычных граждан, имеющих свою позицию по вопросам телевещания или по конкретной передаче и решивших поделиться мнением через газету.

Однако проблема заключается в определении степени эффективного воздействия таких выступлений на аудиторию. Насколько они понятны обычным читателям-телезрителям? Просвещают ли коммуникантов в вопросах функционирования телевидения, дают ли им примеры качественного критического анализа, побуждают ли общественность мыслить, делясь аргументами, или просто констатируют факты и односторонне оценивают их? Какие тактики в своей деятельности применяет тот или иной критик?

Цель данной статьи - выявить и изучить слагаемые эффективной деятельности медийных критиков во время их работы на массовую (обычные читатели) и профессиональную (работники СМИ) аудитории.

Здесь под эффективностью мы понимаем способность медийных критиков делать свои выступления не просто запоминающимися аудитории, но и вызывать некоторую реакцию с ее стороны. Реакция эта может проявляться, например, в следовании советам критиков, формировании навыков самостоятельного конструктивного анализа медиатекстов, а также понимании обычными гражданами закономерностей современного телевещания. Если говорить о профессиональной аудитории медиакритики, то здесь критерием ее эффективности может стать выполнение (пусть и нерегулярное) рекомендаций авторитетного аналитика со стороны журналистов-практиков.

Есть, однако, вопрос: с помощью каких средств и компетенций критик может приобрести авторитет в профессиональном сообществе?

Наше исследование основано на результатах сплошного мониторинга контента 11 указанных выше федеральных общественно-политических газет на наличие в них постоянных авторских колонок или отдельных выступлений медийных критиков за период 2008-2012 гг. включительно. Газета «Московские новости» с 2007 по 2011 гг. не печаталась. Почти в каждом из этих изданий в минувшее пятилетие публиковалась регулярная рубрика телевизионного критика. Исключение - газета «Известия», в которой авторская рубрика «Теленеделя с Ириной Петровской» выходила до февраля 2011 г., затем критик, в связи с переформатированием концепции издания, перешла в «Новую газету». Печатные СМИ Республики Татарстан нами не рассматривались, поскольку в хронологический период исследования медиакритика там отсутствовала.

Кроме того, мы не рассматривали информационные тексты, в которых сообщалось о тех или иных новостях федеральных телекомпаний, фактах биографии медийных персон или о жизни телевизионного «закулисья».

При выполнении исследования мы использовали следующие методы.

1. Контент-анализ публикаций медийных критиков (главным образом телекритиков) в федеральных газетах. Данный метод позволил выявить: а) критерии, с помощью которых авторы составляли впечатления о телевизионных проектах; б) лексико-стилистические приемы формирования оценки медиатекстов; в) уровень доступности излагаемого материала для обычных читателей (наличие публицистического и разговорного стилей).

2. Анализ научной литературы по данной проблеме.

3. Сравнительно-сопоставительный метод подходов медиакритиков к изучению предмета своего повествования. С помощью данного метода мы предприняли попытку определить: кто из медийных критиков имеет основания для наиболее адекватного восприятия аудиторией его суждений и позиции.

Проводя исследование, мы опирались только на филологические методы сбора информации, не используя социологические, такие как: опросы читателей конкретных печатных СМИ, содержащих медиакритику, на наличие частоты обращения каждого респондента к выступлениям критиков; глубинное интервью потребителей статей медиакритиков о том, чем аудиторию привлекает колонка медийного обозревателя; организация фокус-групп из представителей разных социальных слоев аудитории с целью определения того, что им нравится / не нравится в творчестве того или иного критика. Понимая, что всесторонне исследовать проблему эффективности творчества медийных критиков без применения социологических методов невозможно, оставим их на ближайшую перспективу.

До настоящего времени в отечественной научной литературе, содержащей результаты исследования медийной (в частности, телевизионной) критики, вопрос эффективности воздействия творчества аналитика на аудиторию упоминался, по нашему мнению, поверхностно, да и то на фоне обсуждения задач и функций медийной (главным образом телевизионной) критики как области журналистики [7; 11; 15; 19]. До конкретных рекомендаций

или предложений дело не доходило. Отдельных научных статей или выступлений газетно-журнальных медиакритиков в отраслевых изданиях Союза журналистов России («Журналист», «Журналистика и медиарынок», «Телецентр») за 1990-2012 гг. о том, как повысить эффктивность своей деятельности, нами выявлено не было.

Две публикации все же хотелось бы выделить. Они датированы еще 1967 г. Одной из обсуждаемых в них проблем стало качество телевизионной критики. Так, в статье «Поменьше смотрите телевизор!» в журнале «Журналист» ее автор, председатель Всесоюзной секции телевидения Союза журналистов СССР, главный редактор программ Центрального телевидения А. Богомолов потребовал «не просто лояльной, товарищеской по тону, а страстной, заинтересованной критики» [6. С. 40]. Данный автор впервые в нашей стране затронул проблему взаимоотношений телевидения и его зрителя (критика и простого потребителя программ).

Через три месяца А. Богомолову ответил член редколлегии экспериментальной творческой киностудии В. Дьяченко. В своей полемической статье «Охота к научению - признак силы» он, наряду с иными проблемами функционирования телевидения как общественного явления, актуализировал и рекомендации телевизионным критикам. В частности, он отмечал: «Одним из самых серьезных недостатков телекритики является часто демонстрируемое неумение определить, на какие психологические механизмы восприятия пытаются воздействовать авторы той или иной передачи» [9. С. 39]. «Многоликость телевидения, разнообразие жанров, рубрик, блоков, несхожесть их задач - все это требует от критика почти энциклопедической широты знаний и способности мгновенно переключать собственные механизмы восприятия» [9. С. 39]. К сожалению, практика современной теле- и вообще медийной критики показала, что эти рекомендации были воплощены в жизнь частично.

Подробнее о дискуссии о задачах, функциях телекритики и качестве работы ее авторов, развернувшейся в отраслевых изданиях по журналистике в 1960-х гг. мы писали в одной из статей [4. С. 124-126].

Одной из особенностей медиакритики как области журналистики, в отличие от других направлений, является ее одновременная обращенность к двум видам аудитории. Во-первых, к рядовым потребителям массовой информа-

ции (не специалистам в области журналистики), составляющим численное большинство, на сознание которых направлены все манипули-тивные приемы и технологии по закреплению в памяти конкретных - кому-то выгодных - событий, явлений или высказываний. Это очень разная аудитория, состоящая из представителей разных профессий, социальных групп, сфер деятельности и возрастов. Но именно для нее работают все медийные редакции, выбирая целевые группы для точечных влияний. Задачей обращения к этой аудиторной группе, по нашему мнению, является повседневное скрупулезное исследование «повестки дня» СМИ, инструментов ее формирования и внедрения в сознание людей, а также различных манипуля-тивных эффектов.

Во-вторых, медиакритика обращена к работникам СМИ, формирующим то или иное отражение повседневной реальности в печати или эфире. В этом случае каждый критик должен дать аргументированный анализ и оценку сложившихся практик, норм и правил деятельности журналиста в контексте существующей рыночной экономики, социально-политического климата в стране с обязательным определением и выражением собственного отношения (позиции) к тем или иным стандартам его поведения. Мы считаем, что коммуникативная тактика в этом случае должна быть простой и понятной журналистам: повышение уровня их профессионального мастерства, побуждение к постоянной саморефлексии своего творчества.

Поэтому первым слагаемым эффективной деятельности медийного критика мы назовем его осознавание, что он работает для двух типов аудитории: массовой и профессиональной. В связи с этим, ему надо подумать, на что акцентировать внимание в своих публикациях. Понимая, что угодить одновременно двум типам аудитории критику вряд ли удастся, мы предлагаем анализировать телепередачи с точки зрения имеющихся в них приемов манипулирования сознанием аудитории с обязательной их фиксацией и объяснением предназначения каждого из них. Таким образом, читающий колонку телекритика зритель получит новую информацию. Ее польза в том, что при дальнейшем просмотре телепрограмм он, возможно, будет иметь в виду сведения, полученные из статьи критика, и более осознанно подойдет к выбору медийных текстов и сложит собственное - критическое или положительное - мнение на предмет необходимости конкретных проектов в сетке веща-

ния, а также их функций и выгоды со стороны определенных организаций или лиц.

Для работников телевизионных (да и не только телевизионных) редакций оперативный и скрупулезный анализ имеющихся и регулярно используемых манипулятивных практик, думается, будет полезен, во-первых, с точки зрения независимой экспертизы качества творческого мастерства как отдельных авторов, так и коллективов. Во-вторых, станет поводом к осмыслению современного состояния российской журналистики вообще.

Примером одновременного обращения и к профессиональной, и к массовой аудиториям, на наш взгляд, можно считать еженедельные выступления И. Петровской в «Новой газете». В них автор часто анализирует современные методы сбора информации корреспондентами федеральных телекомпаний, выявляет приемы манипуляции сознанием людей в действиях ведущих и режиссеров популярных ток-шоу («Пусть говорят», «Прямой эфир», «Говорим и показываем» и других), а также информационных выпусков федеральных телекомпаний. Вот выдержка из одной публикации телекритика: «В доме повешенного не говорят о веревке. Народная мудрость. Истина. Аксиома. Вы тоже так думали? Забудьте. Телевидение идет вперед семимильными шагами, попутно сбрасывая с корабля современности все прежние мудрости. В доме повешенного теперь не только говорят о веревке, но и показывают саму веревку, а также тело, едва вынутое из петли.

Беспардонность, с которой телевидение вторгается в жизнь и смерть известных людей, казалось, давно уже никого не поражает. Не успевает знаменитость отойти в мир иной, как вскоре находятся доброхоты, готовые поведать о тяжелых обстоятельствах жизни усопшего -пристрастии к алкоголю или наркотикам, беспорядочных связях, детях-уродах, родственни-ках-сутягах. Страна жадно приникает к экранам, наблюдая, как топча грязными сапогами то, что было личным пространством ушедшего кумира, телеканалы зарабатывают свой рейтинг на крови. Родные умерших возмущаются, порой пытаются судиться с вездесущими СМИ - все без толку! “У публичных людей не может быть частного пространства”, - с апломбом ответствуют медийные мародеры» [20].

Здесь телекритик освещает для широкой аудитории, почему работники федерального телевидения «вторгаются в жизнь и смерть известных людей»: по мнению И. Петровской,

«телеканалы зарабатывают свой рейтинг на крови». Таким образом, во-первых, автор статьи объясняет мотив поведения корреспондентов федеральных телекомпаний, во-вторых, одновременно в негативном (как показывает используемая лексика) ключе с этической точки зрения осмысливает данный профессиональный стандарт и говорит, как мы полагаем, о его недопустимости в приличном обществе.

Выявление манипулятивных практик в телепередачах, творчестве отдельных персон часто имеет место в выступлениях критиков «Литературной газеты» (К. Ковалева-Случев-ского, А. Кондрашова, Н. Романова и других), А. Мельмана в «Московском комсомольце», а также А. Бородиной в «Коммерсанте». Каждый из указанных авторов, анализируя передачи прошедшей теленедели, дает читателям определенную новую информацию: каковы причины выхода в эфир конкретного телепроекта, интерпретация творческих методов, приемов и форм подачи информации журналистами, в чем заключаются профессиональные удачи / неудачи федерального телевещания за минувшие семь дней. К массовой и профессионально-творческой аудитории обращалась и А. Бородина, анализируя рейтинговые подъемы / провалы ведущих федеральных телекомпаний, объясняя обычным людям, в чем достоинства или недостатки конкретных телепроектов. Для телевизионного сообщества ее публикации, мы считаем, были привлекательны тем, что, имея информацию о популярности среди аудитории той или иной передачи, можно было планировать будущий контент. К сожалению, с первого февраля 2013 г. еженедельная рубрика А. Бородиной «Телелидеры» по неизвестным причинам утратила место на газетных страницах.

Телекритик «Gazeta.ru» и «Новой газеты» (с данным СМИ сотрудничают два телеобозревателя) С. Тарощина, наблюдая за телеэфиром, обобщает факты, постоянно находится в поиске новых тенденций вещания федеральных телекомпаний. Мы считаем, что для нее телевидение - прежде всего инструмент мифологизации истории и современности в угоду определенным политическим силам. В своих выступлениях она делится своими выводами с читателями, заставляет их думать, обращая внимание на манипулятивные приемы в практике формирования телеканалами ежедневной «повестки дня» [3. С. 123-125]. Простой человек, ознакомившись с колонкой С. Тарощиной,

может узнать о творческих методах конкретных тележурналистов, технологиях формирования телевизионной реальности, приемах созданиях образов персонажей или определенных событий, тактических и стратегических целях работы той или иной телекомпании. Работникам телевизионных редакций выступления критика могут быть полезны с точки зрения его отношения (как показал наш контент-анализ, исключительно негативного) к тем или иным принятым стандартам профессионального поведения и их дальнейшей корректировке.

Изучив газетные телекритические рубрики мы пришли к выводу, что в работах каждого автора всякий раз содержалась разнообразная новая для аудитории информация. Это и понятно, поскольку федеральные телекомпании еженедельно обновляли свой контент: премьеры передач или сериалов, обсуждение новых проблем в ток-шоу, неожиданные повороты рзвития действия в реалити-шоу, новости из телевизионного «закулисья». Словом, российская телекритика без новостей не остается. Необходимо только постоянно обрабатывать получаемую информацию и перед ее публикацией самому себе отвечать на вопросы: что полезного из моего выступления узнает аудитория, и чем мой текст будет для нее интересен?

Проблема эффективности воздействия произведений медийных критиков на общественность, по нашему мнению, тесно связана с вопросом доверия каждого читателя газеты к критику. Как это доверие заслужить? Задача непростая, ее нельзя решить за короткий промежуток времени и навсегда. Кроме объективности, непредвзятости, честности аналитика перед своей аудиторией нам представляется, что он должен осознавать себя, как писал в своей статье В. Дьяченко, «полномочным представителем зрителей» [9. С. 40], действующим от их имени, во благо их ожиданий и просвяще-ния в области современных тенденций функционирования телевидения и всех видов СМИ в целом. Будем считать его вторым слагаемым эффективной деятельности медийного (в частности, телевизионного) критика.

Бывший телевизионный критик «Известий», а ныне «Новой газеты», академик Академии российского телевидения И. Петровская считает, что в телекритике больше нуждаются как работники телередакций, так и обычные граждане. «Настоящий телекритик исходит не из интересов телевизионщиков, но представляет интересы общества, - писала она в 2004 г. -

Нужно ли потакать низменным вкусам, или, напротив, противостоять им и улучшать вкусы и нравы аудитории? Большинство телевизионщиков полагают, что следует потакать, потому что такова аудитория, таковы люди, и средствами телевидения их не переделать. Но ужас заключается в том, что телевидение может сделать людей хуже, чем они есть на самом деле, снизить планку до такой степени, что человек уже будет не в состоянии отличить, что такое хорошо и что такое плохо» [19. С. 43].

Что значит «исходить из интересов зрителя»? Помимо указанного выше просвещения широкой аудитории в специфике деятельности массмедиа, необходимо выделить еще такие задачи медиакритики, как, во-первых, «изучение социально-психологических механизмов освоения медийного содержания аудиторией СМИ» [14]; во-вторых, «осуществление эстетического познания обобщенного идеального образа мира, сформированного в сознании аудитории под воздействием СМИ»

[14]; в-третьих, «формирование определенной общественной культуры изучения и оценки деятельности СМИ, развитие духовного мира аудитории» [14]; в-четвертых, «формирование эстетического опыта массовой аудитории, ее способности оценивать содержание и форму медийных произведений через призму требований эстетики» [14]. Получается, что критику в своих регулярных выступлениях необходимо не просто пересказать содержание самых интересных, на его взгляд, передач и событий из мира телевидения, но и обобщать имеющиеся сведения, говорить о преимуществах и недостатках конкретных проектов понятным обычным людям языком, заставлять их задуматься над современным медийным контентом.

Итак, тезис «исходить из интересов зрителя» в нашем понимании - это для медиакритика, во-первых, знание целевой аудитории СМИ, в котором он публикуется (ее социальное положение, возраст, интересы, род занятий, политические предпочтения, ожидания от журналистов). Во-вторых, постоянная творческая экспертиза предлагаемой массмедиа «повестки дня» с точки зрения ожиданий целевой аудитории «своего» СМИ с учетом ее интересов. Мы убеждены, что эффективен будет тот медийный критик, который не только ищет сильные и слабые места в творчестве конкурентов, но внимательно изучает предпочтения своей аудитории, видит противоречия между предлагаемым контентом и пожеланиями граждан и

предлагает свои способы преодоления сложившейся ситуации.

Третьим слагаемым эффективной дятель-ности медийного критика является соблюдение им норм профессиональной этики. По сути, любая критика - всего лишь выражение субъективного мнения конкретного человека. Вкусы и предпочтения у всех разные. Поэтому риск в ответ на замечания услышать от представителей профессионального сообщества в свой адрес обвинения во вкусовщине или корыстном отстаивании интересов конкурентов велик. Такие примеры в отечественной медиакритике 2000-х гг. имелись [26]. Обезопасить себя от упреков вряд ли возможно, но достойно держать удар, мы считаем, можно только при соблюдении этических стандартов критика. Необходимы: выявление не только отрицательных, но и положительных сторон в анализируемом медиатексте или работе конкретной персоны; выступление под оригинальным именем (мы не отрицам права на псевдоним, однако, если критикуемый проект подписан оригинальными именами и фамилиями авторов, то прятаться нехорошо). Ни при каких условиях нельзя обижать людей, творчество которых интерпретируешь. Должны быть чувство ответственности за каждое слово, осознание того, что данное выступление может повлиять на формирование общественного мнения по отношению к объекту критики. Кроме того, каждый тезис или вывод медийного критика непременно стоит подкреплять аргументами (цитатой из передачи, описанием манеры держаться героя в кадре, описанием обстановки в студии, подтверждающими тезис примерами из других передач).

К сожалению, есть в повседневной практике российской телекритики примеры неаргументированного навешивания ярлыков на телевизионных ведущих (например, В. Познера и И. Урганта) со стороны обозревателей «Литературной газеты». Несколько лет подряд они упрекают В. Познера в том, что он «не понимает и не любит Россию» [5], работая на главном канале страны с американским паспортом в кармане. Обвинения следуют в отсутствии патриотизма, насаждении в России иностранных ценностей путем пропаганды с его стороны лжеистории. Да, в этих статьях, одна из которых названа «Разоблачение Познера», осмысляются его функции как ведущего, но почему-то всегда с идеологической точки зрения. Телекритик данной газеты А. Кондрашов считает,

что «Америка ему дороже России» [12]. А как же анализ профессиональных качеств, скажем, Познера-интервьюера или репортера в передачах «Одноэтажная Америка» или «Их Италия»? Увы, и здесь у автора рецензий преобладает идеологический подход: «Познер, как мы узнали из его французского цикла, любит Францию, Америку, но что поделать, там он никому не нужен. А Россия зовет и исправно платит тому, кто ее не любит, - такая демократическая контрибуция» [1].

Под телекритику мимикрируют и сообщения, которые вызывают наше подозрение в содержании рекламы. Например, автор одного из текстов сообщил о том, что руководство телекомпании ТНТ в московском ГУМе представило журналистам новый развлекательный сериал «Страна в шопе». При этом оценка увиденным сериям была только положительной, много места занимали цитаты работников телекомпании и актеров, занятых в проекте. Журналист постоянно уверяла всех, что «это очень смешно». Возможно, что корреспондент «Независимой газеты» действительно не нашла в проекте ничего, что дало бы повод для критики. Однако частое упоминание телекомпании ТНТ и помещение рядом с материалом ее логотипа заставляют задуматься об искренности журналиста и бескорыстии редакции [25].

Мы считаем, что подобного рода выступления не делают чести людям, позиционирующим себя телевизионными критиками в журналистском сообществе, поскольку такой односторонний подход, что называется, подставляет автора работы. Авторитет среди коллег и доверие аудитории зарабатываются долговременным трудом, но могут быть утрачены в один миг. Если уж данное выступление содержит рекламу, надо в этом честно признаться.

Регулярная опора на четкие критерии анализа - четвертое слагаемое эффективной деятельности медиакритика. Массовая аудитория и создатели медийных проектов должны знать, на чем основывается то или иное мнение аналитика. Таким образом, если человек хочет сделать разбор того или иного проекта или экранного образа героя, пусть сначала подумает, из чего он будет исходить, чтобы составить собственное мнение об увиденном, услышанном или прочтенным. С помощью этих обозначенных публично критериев обозреватель может подстраховать себя как автора и защитить свою позицию. Мы считаем, что их должен быть целый набор. Нам понятно, что в

небольшом газетном выступлении невозможно дать анализ по всем критериям, имеющимся в практике телевизионной или литературной критики. Но стоит ли в одной публикации стремиться объять необъятное? Не лучше ли конкретизировать объект и предмет и, опираясь на выбранные 2-3 критерия, дать объективную оценку интеллектуальному продукту? Критерии анализа должны быть понятны и массовой аудитории, и журналистам-практикам.

Мы провели контент-анализ статей телекритиков в федеральных газетах за 20082012 гг. включительно. Он позволил сделать вывод о том, что в большинстве выступлений критерии формирования итоговой оценки медиапроектам далеко не всегда были четко обозначенными. Основным методом изучения творческих работ среди телекритиков стал контент-анализ. Если речь шла о содержании сериалов или фильмов, то телекритики, например, «Литературной газеты» обращали внимание на соответствие имеющихся в картинах фактов реальной действительности, делали вывод о том, насколько достоверно режиссеры фильмов передавали исторические события. Часто предметом анализа становилась игра актеров. Но если критики «Комсомольской правды» (А. Гусятинский, Я. Коробатов, В. Львова, П. Садков) ограничивались собственными поверхностными впечатлениями от экранного образа, то обозреватели «Литературной газеты» (чаще всего А. Кондрашов, О. Пухнавцев, реже Н. Романов, К. Ковалев-Случевский) выявляли достоинства и недостатки работы актера в конкретном образе, а также регулярно давали оценку профессионального подхода к делу со стороны каждого члена работавшего над передачей творческого ансамбля: сценариста, режиссера, оператора, монтажера. В одних публикациях получалось исследование с претензией на объективность, в других акцент был сделан на профессиональную экспертизу труда, скажем, режиссера, а в третьих выступлениях, возможно, из-за нехватки места на полосе - лишь поверхностные суждения о телепрогаммах.

Еще одним распространенным критерием формирования оценки медиатекстам стало определение их задач и функций в контексте современного телевещания. На вопрос «почему данная передача была поставлена в эфир на этой неделе?» старались дать ответы Ю. Богомолов («Российская газета»), А. Мельман («Московский комсомолец»), И. Петровская

(«Известия», позже «Новая газета»), С. Таро-щина («Gazeta.ru», «Новая газета»). Для почти всех из указанных авторов (за исключением, пожалуй, Ю. Богомолова) передачи являлись поводом к обобщению практики современного федерального телеэфира, формулированию тех или иных его тенденций: этических, политических, экономических.

Следующий критерий оценки телевизионного контента - попытка определения норм допустимого в современном профессиональном поведении как отдельных тележурналистов (главным образом, ведущих популярных шоу), так и гостей студии. Через конкретные актуальные примеры критики показывали, кто как себя позиционирует на экране: что говорит, насколько умеет слушать остальных, как себя ведет и т. д. Далее, используя полученный в результате наблюдений материал, обозреватели рассуждали, пытались понять причины того, почему в определенной ситуации человек считает нужным для себя поступить так, а второй - иначе? Что движет людьми? Освещение проблемы трансформации норм профессиональной этики журналиста, телеведущего в условиях организации работы за постоянное повышение рейтинга, однозначная негативная оценка часто предпринимаемым сегодня методам поиска и сбора информации (ориентация на слухи, подкуп информаторов и героев передачи в угоду сценарному замыслу и т. д.) характерно для выступлений И. Петровской особенно после ее перехода из «Известий» в «Новую газету» [18]. То же самое, только в более жестком стиле освещала и С. Тарощина в «Gazeta.ru» и «Новой газете». Автор наблюдала за состоянием российской тележурналистики и из публикации в публикацию проносила мысль, что она деградировала и превратилась в инструмент обслуживания интересов власти [24]. Своими соображениями по поводу состояния отечественной тележурналистики XXI в. регулярно делился с читателем и обозреватель «Московского комсомольца» А. Мельман. Однако, в отличие от коллег, он выступал в мягкой форме, как бы между делом, вскользь, не делая однозначных выводов, ограничиваясь намеками на существующее положение дел, чем писал об этом открыто [16].

Таким образом, в творчестве Ю. Богомолова («Российская газета), К. Ковалева-Случев-ского, А. Кондрашова («Литературная газета»), А. Мельмана («Московский комсомолец»), И. Петровской, П. Садкова («Комсомольская

правда»), С. Тарощиной («Новая газета») мы, как правило, видели, что в своих критических замечаниях по поводу сложившейся практики федерального телевещания они опирались на конкретные критерии анализа передач или поведения человека в кадре. Газетное выступление не предусматривает обстоятельного проблемного разговора, поэтому телекритикам приходилось ограничиваться набором оперативных «мыслей по поводу» демонстрации той или иной передачи (сериала) с кратким пересказом некоторых эпизодов из них. От того и критериев анализа использовалось немного, в зависимости от жанра публикации.

Например, если критики выступали в жанре рецензии (что было не часто), то основу формирования мнения о телепроекте каждого из них составлял набор таких критериев, как: постижение авторского замысла; уровень драматургии; игра актеров (для фильмов и сериалов); глубина представления и осмысления социальных проблем; качество работы корреспондентов над сюжетами (для информационных и информационно-аналитических передач). Авторы реплик освещали, скажем, несоответствия увиденного на экране реальным историческим фактам; обращали внимание на достоинства или недостатки в профессиональной деятельности. Передачи также могли стать поводом для проблемного выступления по конкретной социальной проблеме, которая, на взгляд автора реплики, не получила должного освещения в передаче.

При работе в жанре обозрения главным становился критерий определения актуальности некоторых передач, уместности их появления в сетке вещания именно сейчас. Много внимания уделялось выявлению функций и задач конкретных проектов, анализу их жанровых характеристик. Для телекритиков также непременным было выявление главной темы (проблемы) того периода, за который проводился обзор контента.

Однако в текстах многих из вышеуказанных авторов (за исключением Ю. Богомолова, А. Кондрашова и И. Петровской) критерии оценки медийных произведений, как правило, не указывались. Часто о критериях не говорилось ничего, они «растворялись» в речевом потоке критиков, их зачастую эмоциональных выступлениях. Так, в «Независимой газете» телекритика зачастую ограничивается присуждением отдельным медийным персонам шутливого звания «Телепузик недели». Веду-

щий одноименной рубрики Т. Пандорин (скорее всего, это творческий псевдоним кого-то из обозревателей редакции) уже более десяти лет не изменяет формату: удивленный взгляд простого человека на одну из популярных развлекательных передач федеральных телекомпаний. Критерием формирования оценки героям выступлений Пандорина, по нашим наблюдениям, стало поведение каждого из персон в той или иной программе. Чем оно было более вызывающим, эпатажным, тем больше эмоций было у автора рубрики.

Вот пример одного из выступлений Т. Пандорина: «“Центральное телевидение” - очень классная передача. Мультисобытийная такая. Она вот опять представила самое интересное: Кадырова, пляшущего на стадионе лезгинку. Где-то в середине в студии появился П. Лобков в белом халате и с линейкой в руках. <.. .> Приволокли также старину-Мишку с олимпийскими кольцами и цифрой 80 на брюхе.

К одной символической фигуре консультант этот поприкладывал линейку, к другой... Да и говорит - не медведь это, мол, а медведица, причем, судя по валикам на боках, пожилая. И мешки у нее защечные, как у хомяка (что. кстати, не соответствует виду) - видимо, для откатов. Медведица эта есть не что иное, как символ чиновницы. На гимнастку не похожей. <...> Любой нестандартный подход ЦТ всегда радует, но входить в когнитивный диссонанс, как говорит один знакомый оперуполномоченный, по поводу выбора народа не стоит. Неблагодарное это дело. Неблагородное. Люди старались - придумывали, рисовали, конкурировали между собой, душу вкладывали... В силу своих возможностей. А этот, понимаешь, научный остряк в один присест камня на камне...

Присуждаю звание телепузика недели Павлу Лобкову за зубоскальство, переходящее в попрание. С надеждой на будущее зубоскальство, переходящее в панегирик» [17].

Обратим внимание на то, как автор подает информацию. Используются разговорный стиль, ирония, переходящая в стеб. Но насколько объективен данный пересказ увиденного на экране? Перед нами субъективный взгляд человека на передачу, конкретнее - на действия ее ведущего. Автор презентует свое представление о плохом и хорошем, исходя из которого и анализирует проект. Здесь критерий формирования оценки один: поведение П. Лобкова сквозь призму субъективного взгляда Т. Пандорина. Это мнение имеет право на существование. Но ка-

кой эффект может возникнуть у журналистского (телевизионного) сообщества от восприятия данного текста? Автор рискует получить упрек в односторонности взгляда на предмет исследования. Массовая же аудитория, на наш взгляд, узнает, о чем была передача и все. Какие выводы читатели должны сделать после знакомства с этим текстом? Видимо, никаких, точка зрения автора должна быть просто принята к сведению.

На наш взгляд, каждый исследователь медийного контента в своих работах должен обязательно указывать критерии анализа медиатекстов: во-первых, это должно защитить его от обвинений со стороны журналистов-прак-тиков в субъективности и возможной предвзятости. Во-вторых, медиакритика, согласно А. П. Короченскому, «помогает аудитории ориентироваться в информационных потоках, обозначая, развивая, и совершенствуя оценочные критерии, пряменяемые при оценке медийного содержания» [14], поэтому каждому, что будет знакомиться со статьями критиков СМИ, надо дать пример конструктивного анализа медиатекстов. Мы считаем, что авторитет у журналистов и массовой аудитории заслужит только тот критик, кто в каждом своем материале будет четко указывать критерии формирования оценки произведениям СМИ, по ходу анализа не отступать от них. Еще ему нужно иметь свою позицию в отношении практики современного федерального телерадиовещания или функционирования печатных СМИ и регулярно публично отстаивать ее.

Пятым слагаемым эффективной работы медийного критика мы назовем доступность изложения материала. Мало убедительно выразить свои мысли, необходимо их «упаковать» так, чтобы они были однозначно поняты целевой аудиторией издания и написаны легким, желательно образным языком. В практике телекритики можно выделить следующие средства художественной выразительности в подаче подачи информации:

- употребление эпитетов, сравнений, метафор, иногда жаргонизмов, риторических вопросов и восклицаний. В большей степени характерно для творчества А. Кондрашова, К. Ковалева-Случевского, О. Пухнавцева («Литературная газета»), А. Мельмана («Московский комсомолец»), Т. Пандорина («Независимая газета»). В меньшей - для Ю. Богомолова («Российская газета»), И. Петровской и С. Та-рощиной («Новая газета»), читатели «Литературной газеты» - авторы писем в редакцию;

- частое использование неологизмов как заимствованных у других авторов, так и придуманных критиком (в основном, С. Тарощиной);

- формирование образа героя или передачи через цитирование речи человека или описания остановки в студии (в основном, И. Петровская, Ю. Богомолов, Т. Пандорин, С. Варшав-чик («Новые Известия»), Я. Коробатов, П. Садков («Комсомольская правда»), эпизодически А. Мельман, А. Кондрашов);

- использование пословиц, поговорок, цитат из песен (И. Петровская);

- применение приема «кольцевого сюжета», то есть с какого сюжета или проблемы критик начинал разговор, этой же темой он и завершал свое выступление (И. Петровская, Ю. Богомолов, иногда С. Тарощина);

- прямое обращение к читателю (Ю. Богомолов, А. Вартанов («Труд»), И. Петровская, эпизодически А. Гусятинский, В. Львова (оба -«Комсомольская правда»), А. Мельман).

Мы уверены, что постоянное использование различных средств художественной выразительности вместе с корректной аргументацией позволит медийным критикам расчитывать на то, что их выступления будут замечены и восприняты аудиторией.

Подводя итог данной статьи, отметим, что проблема эффективности работы медийных критиков имеет две составляющие: творческую и социальную. Творческая составляющая проявляется, на наш взгляд, в том, что решение вопроса о повышении эффективности выступлений медийных критиков находится в их повседневной практической деятельности. Помимо выполнения предложенных нами выше пяти слагаемых-условий эффективности работы, каждый критик должен четко представлять себе, какого общественного мнения и реакции в обществе от своих статей он хочет добиться. Думается, что регулярных мини-обозрений главных событий / разочарований телевизионной недели не достаточно для формирования определенного - нужного критикам - общественного мнения.

Необходимы: скрупулезный и всесторонний анализ медиаконтента, постоянные обобщения собственных наблюдений, смелость публичной актуализации той или иной проблемы, тенденции, характерной для современной медийной практики. Нельзя обойтись также без понимания задач и функций медиакритики как исследовательского процесса познания информационного производства и формирования

у каждого человека навыков самостоятельного конструктивного анализа медиатекстов. Можно ли все это воплотить в периодических еженедельных колонках критиков, объемом максимум в 200 газетных строк? Вряд ли, здесь нужны крупные жанры, такие как рецензия, проблемное обозрение, критическая статья, творческий портрет или эссе. Указанные жанры редки на газетных полосах (там все больше реплик, мини-рецензий и комментариев), но они есть в отраслевых журналах (например, «Искусство кино», «Журналист», «Театр»), по разным причинам не доступных большинству жителей нашей страны. Получается, что лучшие образцы современной критики остаются без внимания массового читателя.

Социальная сторона проблемы эффективности выступлений медийных критиков заключается, на наш взгляд, в том, что в современном российском обществе пока нет запроса на такой вид деятельности. Аудитория СМИ в большинстве своем не готова к диалогу о качестве медийного контента. Людям не до этого, поскольку у них много иных - более насущных -бытовых забот. Несмотря на то, что свежие публикации многих телекритиков оперативно просматривает несколько тысяч человек (об этом свидетельствуют количественные данные на сайтах изданий), никаких последствий для раскритикованных передач или медийных персон не наблюдается. Работники телекомпаний стараются любой ценой повысить рейтинг телепередач и заработать больше рекламных финансовых поступлений, а в газетах такая практика регулярно подвергается критике. Затем достается уже телекритикам от журнали-стов-практиков, которые обвиняют их либо в непонимании законов медиабизнеса, либо упрекают в работе на конкурентов.

Мы полагаем, что аудиторию необходимо обучать критическому восприятию медиатекстов. Делать это нужно через систему общего образования, включая предмет «медиаобразование» в школьные и вузовские программы, программы переподготовки профессиональных кадров особенно в гуманитарных направлениях. Важно понять: эффективность выступлений медиакритиков (в частности, телекритиков) может быть достигнута не только указанными выше слагаемыми творческой деятельности каждого критика, но и наличием у него неравнодушной аудитории, понимающей, что есть хорошо, а что - плохо, и готовой быть союзницей медийного обозревателя.

Список литературы

1. А. К. Зайцы в шоколаде // Литератур. газ. 2012. № 27. С. 10.

2. Баканов, Р. П. «Книга жалоб» на телевидение: эволюция газетной телевизионной критики в Российской Федерации 1991-2000 гг. Казань, 2007. 297 с.

3. Баканов, Р. П. Приемы подачи информации в творчестве телекритика Славы Таро-щиной // Науч. ведомости Белгород. гос. унта. Сер. Гуманитарные науки. Вып. 14. 2012. № 12 (131). С. 127-136.

4. Баканов, Р. П. Телевизионная критика в отечественной печати 1960-1980 гг.: становление направления // Учен. зап. Казан. гос. ун-та. Сер. Гуманитарные науки. Т. 150. Кн. 4. 2008. С.116-129.

5. Бобров, А. Фуфлыга, дутики, прыщи // Литератур. газ. 2010. № 26. С. 10.

6. Богомолов, А. Поменьше смотрите телевизор! // Журналист. 1967. № 6. С. 39-41.

7. Василенко, Н. Пресса и малый экран // Совет. печать. 1966. № 9. С. 36-39.

8. Данные социологического опроса «Телевизор мне природу заменил.»: Какие передачи любят смотреть россияне? И зачем вообще нужно телевидение? [Электронный ресурс]. иЯЬ: http.://fom.ru/posts/10823

9. Дьяченко, В. Охота к научению - признак силы // Журналист. 1967. № 9. С. 38-40.

10. Карлов, Б. Не забудьте включить телевизор // Комсомольская правда. 1990. 9 мая. С. 4.

11. Кисунько, В. Тело покойного мужа, или Нужно ли телекритике телевидение? // Телевидение и радиовещание. 1991. № 10. С. 11-15.

12. Кондрашов, А. Разоблачение Познера // Литератур. газ. 2010. № 15. С. 10.

13. Короченский, А. П. Медиакритика в те-

ории и практике журналистики : дис. . д-ра филол. наук. СПб., 2003. 453 с.

14. Короченский, А. П. «Пятая власть?»: феномен медиакритики в контексте информационного рынка [Электронный ресурс]. иЯЪ: http://old.kpfu.ru/f13/rbakanov/index.php

15. Кузнецов, Г. В двух зеркалах // Журналист. 1996. № 12. С. 42-45.

16. Мельман, А. Прошедшее время // Московский комсомолец. 2011. 4 нояб. С. 8.

17. Пандорин, Т. Попрание символов наших // Независимая газ. 2011. 18 марта. С. 18.

18. Петровская, И. Жизнь после смерти // Новая газ. 2011. 31 марта. С. 24.

19. Петровская, И. Медиакритика: «хорошие» и «плохие» мальчики. Почему телевизионщики пытаются расширить границы допустимого // Журналистика и медиарынок. 2003. № 2. С. 43-44.

20. Петровская, И. Ток-шоу с петлей на шее: Телевизионщики не боятся ни Бога, ни черта // Новая газ. 2012. 16 марта. С. 24.

21. Пирогов, Л. Письмо счастья, радости и добра // Литератур. газ. 2012. № 27. С. 10.

22. Польская, Л. Индекс популярности ТВ // Литератур. газ. 1990. № 6. С. 8.

23. Садовников, А. А. Литературная и телевизионная критика в Интернете: специфика, типология, принципы взаимодействия : автореф. дис. ... канд. филол. наук. Иваново, 2011. 17 с.

24. Тарощина, С. Тиви-толкай // Нов. газ. 2010. 6 сент. С. 24.

25. Цветкова, В. Смех говорит, что смерти нет // Независимая газ. 2013. 1 февр. С. 18.

26. Цекало, А. Открытое письмо-роман телекритикам // Комсомольская правда. 2009. 11 дек. С. 22.

27. Шабаева, Т. Любишь класику? Не ври! // Литератур. газ. 2013. № 1. С. 10.

Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 21 (312).

Филология. Искусствоведение. Вып. 80. С. 66-70.

И. Н. Батайкина

ВЛИЯНИЕ ЭТНОКУЛЬТУРЫ НА ИНФОРМАЦИОННЫЙ РЫНОК: ПУТИ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ

Ставится проблема влияния финно-угорской этнокультуры на информационный рынок. Тема актуальна в связи с тем, что глобальное информационное пространство способно обеспечить продуктивное взаимодействие этнокультур, влиять на этнические процессы.