Научная статья на тему 'СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД В СТРАТЕГИИ БОРЬБЫ С ТЮРЕМНОЙ СУБКУЛЬТУРОЙ'

СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД В СТРАТЕГИИ БОРЬБЫ С ТЮРЕМНОЙ СУБКУЛЬТУРОЙ Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
10
5
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
САМООРГАНИЗУЮЩАЯСЯ СИСТЕМА / ТЕОРИЯ СИСТЕМ / СИНЕРГЕТИКА / ТЮРЕМНАЯ СУБКУЛЬТУРА / ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ СИСТЕМА / ИСПОЛНЕНИЕ НАКАЗАНИЯ / ФЛУКТУАЦИЯ

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Пономарев Сергей Борисович, Лакина Ирина Александровна, Пономарев Дмитрий Сергеевич

С позиции теории систем рассмотрена неформальная структура коллективов осужденных. Отмечено, что существование неформальных страт осужденных и устойчивое тюремное кастообразование можно обосновать законами синергетики - науки, объясняющей поведение диссипативных структур. Показано, что основные характеристики самоорганизующейся системы характерны для структурированного по стратификационному типу тюремного социума. С точки зрения теории систем изучены возможные модели противодействия экспансии тюремной субкультуры. В частности, это следующие варианты общей стратегии: 1) деструкция системы, 2) внедрение элементов-инноваторов с образованием нового синтаксиса (законов взаимодействия отдельных элементов системы), 3) лишение самоорганизующейся системы способности к репродукции ее элементов. Показано, что наиболее приемлемым выбором в существующих условиях является последний вариант. Сделан вывод о перспективности проводимой в настоящее время пенитенциарной политики нашего государства.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Пономарев Сергей Борисович, Лакина Ирина Александровна, Пономарев Дмитрий Сергеевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

A SYSTEMATIC APPROACH IN THE STRATEGY OF COMBATING PRISON SUBCULTURE

The informal structure of convicts' collectives is considered from the systems theory point of view. It is noted that prison caste formation and the stable existence of informal strata of prisoners can be explained by the synergetics - a science that studies the behavior of dissipative structures. It is shown that the main features of a complex self-organizing system is characteristic of the prison society structured according to the stratification type. From the standpoint of systems theory, possible ways to counteract the development of prison subculture are considered. In particular, these are the following variants of the general strategy: 1) total destruction of the system, 2) introduction of innovator elements into the system with the creation of a new rules for the interaction of system elements, 3) deprivation of the self-organizing system of the possibility of reproducing its elements. It is shown that the most acceptable choice in the existing conditions is the last option. The conclusion is made about the prospects of the current penitentiary policy of our state.

Текст научной работы на тему «СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД В СТРАТЕГИИ БОРЬБЫ С ТЮРЕМНОЙ СУБКУЛЬТУРОЙ»

УДК 343.85:316.723

DOI 10.34823/SGZ.2022.3.51841

ПОНОМАРЕВ Сергей Борисович доктор медицинских наук, профессор

главный научный сотрудник, Научно-исследовательский институт Федеральной службы исполнения наказаний России E-mail: docmedsb@mail.ru

ЛАКИНА Ирина Александровна аспирант, начальник отдела разработки методологий исполнения уголовных наказаний без лишения свободы, Научно-исследовательский институт Федеральной службы исполнения наказаний России E-mail: shumik.88@mail.ru

ПОНОМАРЕВ Дмитрий Сергеевич кандидат технических наук, ведущий научный сотрудник, Научно-исследовательский институт Федеральной службы исполнения наказаний России E-mail: ponomarev.dmitry1990@mail.ru

Системный подход в стратегии борьбы с тюремной субкультурой

С позиции теории систем рассмотрена неформальная структура коллективов осужденных. Отмечено, что существование неформальных страт осужденных и устойчивое тюремное кастооб-разование можно обосновать законами синергетики - науки, объясняющей поведение диссипативных структур. Показано, что основные характеристики самоорганизующейся системы характерны для структурированного по стратификационному типу тюремного социума. С точки зрения теории систем изучены возможные модели противодействия экспансии тюремной субкультуры. В частности, это следующие варианты общей стратегии: 1) деструкция системы, 2) внедрение элементов-инноваторов с образованием нового синтаксиса (законов взаимодействия отдельных элементов системы), 3) лишение самоорганизующейся системы способности к репродукции ее элементов. Показано, что наиболее приемлемым выбо-

ром в существующих условиях является последний вариант. Сделан вывод о перспективности проводимой в настоящее время пенитенциарной политики нашего государства.

Ключевые слова: самоорганизующаяся система, теория систем, синергетика, тюремная субкультура, пенитенциарная система, исполнение наказания, флуктуация.

Одним из направлений философии и методологии науки является системный подход [1], использующий положения теории систем, которая изучает явления окружающего мира, абстрагируясь от их конкретной природы, и основывается на формальных взаимосвязях между составляющими их элементами [2]. При этом под системой понимается совокупность отдельных компонентов, составляющих данную систему, которые находятся в отношениях и связях друг с другом.

Известно, что многие свойства тюремной субкультуры позволяют отнести социальную организацию коллективов осужденных к сложным социальным самоорганизующимся системам [3]. Это, в частности такие характеристики, как иерархичность построения тюремного социума, узкая специализация отдельных звеньев, составляющих систему (например, четы-рехзвенное строение страт осужденных: «авторитеты», «блатные», «мужики», «обиженные»), функционирование коллективов осужденных, вовлеченных в тюремную субкультуру, по принципам закрытой секты, в которой существует жесткая дисциплина и т.д. [3].

Общим местом стало утверждение, что российская тюремная субкультура является уникальным культурный феноменом, который не имеет аналогов в других странах и является в России устойчивым криминогенным фактором. В ранг добродетелей в этой субкультуре возведены тунеядство, культ насилия, воровство, употребление наркотиков и алкоголя, азартные игры, половые извращения и т.д. [3]. Благодаря доминированию тюремной субкультуры в местах лишения свободы российские исправительные учреждения во многом превратились в кузницы преступности, места, где взращиваются очередные поколения нарушителей закона. Являя собой упорядоченную и развивающуюся систему внебиологических программ, тюремная субкультура обеспечивает воспроизводство ее носителей, осуществляет экспансию во внешнее социо-культурное пространство. Последнее выражается в маргинализации сознания рядовых граждан, романтизации тюрьмы и преступной жизни, распространении тюремной лексики и т.п.

Одним из направлений исследования тюремной субкультуры является системный подход. При ее анализе можно обнаружить подобие внутренней структуры коллективов осужденных, подверженных воздействию тюремной субкультуры, со многими другими социальными системами. Этологи считают, что правила, наблюдающиеся в биологических и социальных системах (сообщества людей, обезьян, волков, общественных насекомых и т.д.) универсальны и подчиняется единым законам [4]. Другими словами сходные свойства структуры социальной системы и управления ею можно наблюдать и в муравейнике, и в стае макак, и в тюремном сообществе, и в государственном аппарате [3,4]. При этом любая социальная система относится к категории т.н. сложных систем, обладая определенным набором специфических свойств. Главными из этих свойств являются: способность системы оказывать сопротивление внешним воздействиям и ее высокая потенция при самоорганизации.

Изучением процесса самоорганизации в сложных системах систем занимается синергетика, наука, рассматривающая структуры системы в качестве состояний, возникающих вследствие их многовариантного поведения [5]. Так, И.Р. При-гожиным было показано существование т.н. диссипативных структур, способных, при определённых условиях, совершать качественные скачки к усложнению их строения. Этими условиями как правило являются внешние воздействия, называемые флуктуациями [6]. Например, одинокие волки сбиваются в организованную стаю холодной зимой, когда они испытывают недостаток в пище и именно слаженное коллективное ведение охоты с распределением обязанностей и ролей помогает стае выжить в голодную зиму [3]. С этой позиции можно рассматривать и тюремное кастообразование: устойчивые страты осужденных образуются там, где условия содержания отличаются суровостью. А.И. Мокрецов и В.В. Новиков отмечают: «... чем интенсивнее выражены условия изоляции... тем ригористичнее, жестче их влияние на личность осужденного. Чем глубже усвоены заключенными нормы и шаблоны поведения, тем фанатичнее будут они следовать им, а также выше вероятность образования солидарной оппозиции по отношению к программам исправления» [7, с. 91].

Таким образом, неформальная организация заключенных, сплоченных тюремной субкультурой, может рассматриваться как самоорганизующаяся система, обладающая эмерджент-

ностью - свойством появления у совокупности элементов новых качеств, позволяющих обеспечить существование в неудовлетворительных условиях (в нашем случае - это содержание в неволе) как указанных элементов, так и всей системы в целом.

Самоорганизующиеся системы обладают набором специфических свойств (нестационарность системы, стохастич-ность, адаптивность к условиям среды, способность системы к выработке вариантов поведения, способность к целепола-ганию и др. [8]). Эти свойства позволяют сложным системам эффективно функционировать и оказывать сопротивление флуктуациям (деструктивным внешним воздействиям).

В целом самоорганизующиеся системы характеризуется наличием приспособительных реакций, образующихся в ответ на внешние воздействия. Другим, не менее важным свойством самоорганизующейся системы является способность к сохранению устойчивости ее внутренних структур за счет постоянного поддержания гомеостаза и самовоспроизводства.

К самоорганизующимся системам относятся биологические и экологические системы, а также - системы социальные, проявляющиеся в виде слаженной работы человеческих объединений на уровне небольшого коллектива, предприятия, а также отрасли и государства в целом. При этом имеет большое значение тот факт, что тюремный социум, относясь к классу социальных систем, также представляет собой самоорганизующуюся систему.

Самоорганизующаяся сложная система обладает рядом отличительных характеристик. Во первых это т.н. решающая система, которая отличается тем, что она обладает способностью принимать решения при контакте с факторами внешней среды. Другое свойство решающей системы - возможность распределять отдельные поручения между составляющими ее подсистемами. Наряду с этим, самоорганизующаяся система - это также и информационная система, функцией которой является сбор, анализ и дальнейшая трансляция нужной информации. Так как самоорганизующаяся система ориентирована на реализацию цели и самостоятельного принятия определенных решений, то она является также и управляющей системой. Следующим свойством самоорганизующейся системы является ее способность к сохранению динамического равновесия (гомеостаза). Последнее проявляется в ее способности самостоятельно регулировать потоки энергии

и вещества в составляющих ее подсистемах. Другими словами, самоорганизующаяся система является также и гомеос-тазной системой. Она способна к извлечению полезного опыта в процессе обработки информации и обучения. Последнее реализуется в способности к совершенствованию структуры системы и к улучшению ее функций. Данное свойство говорит о том, что самоорганизующаяся система является также и системой адаптивной. В результате проведенного краткого анализа свойств самоорганизующейся системы [3], можно утверждать, что для сообщество осужденных, вовлеченных в тюремную субкультуру, следует рассматривать как самоорганизующуюся социальную систему.

В качестве иллюстрации к описанию поведения самоорганизующейся системы приведем следующую цитату, взятую из предисловия к монографии «Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой» И.Р. Пригожина: «Например, в одном из недавно проведенных исследований муравьи подразделялись на две категории: «тружеников» и неактивных муравьев, или «лентяев». Особенности, определяющие принадлежность муравьев к той или другой из двух категорий, можно было бы опрометчиво отнести за счет генетической предрасположенности. Однако, как показали исследования, если разрушить сложившиеся в популяции связи, разделив муравьев на две группы, состоящие соответственно только из «тружеников» и только из «лентяев», то в каждой из групп в свою очередь происходит расслоение на «лентяев» и «тружеников». Значительный процент «лентяев» внезапно превращается в прилежных «тружеников»!» [9, с. 30].

В неформальном тюремном сообществе наблюдается сходное явление: оно, как сложная неравновесная система, оказывает сопротивление флуктуациям (действиям администрации исправительного учреждения), направленное на сохранение status quo: при этом наблюдается стремление системы к постоянству процентного состава представителей разных тюремных страт. «Как только из тюремного социума «изымаются» «петухи», их место занимают новые «опущенные», стоит убрать из «зоны» одного «смотрящего», на его место приходит другой» [3, с. 106]. Следствием отмеченного (как неоднократно отмечалось исследователями тюремной субкультуры) является то, что многочисленные попытки выстроить эффективную систему противодействия тюремной субкультуре не приводят к успеху [3,10].

Теория систем рассматривает несколько вариантов борьбы с самоорганизующейся системой, которые можно применить при выработке стратегии противодействия распространению тюремной субкультуры в коллективах осужденных. Если рассматривать тюремное сообщество как самоорганизующуюся сложную социальную систему, становится очевидным, что существует как минимум три стратегии противодействия распространению тюремной субкультуры:

1. Полная деструкция системы.

2. Привнесение в систему элементов-инноваторов с созданием новых правил ее функционирования.

3. Обеспечение невозможности репродукции элементов системы.

Разберем подробнее каждый из этих вариантов. Первой стратегией борьбы с самоорганизующейся системой является (как было сказано) ее разрушение, тотальная деструкция. Исходя из того, что сложная система может рассматриваться как структурно-функциональное единство элементов системы и связей между ними, первое (и необходимое) действие заключается в 1) максимальном ослаблении существующих в системе связей 2) нивелировании активности отдельных элементов системы. Именно этот, самый простой и очевидный подход использовало человечество при реализации исполнения наказания: с древнейших времен преступников казнили и пытали. Цель пытки и казни - это не только реализация наказания, устрашение и получение признаний в совершенных преступлениях. Это также и нейтрализация активных членов криминального сообщества - элементов преступного субкультурного образования - сложной самоорганизующейся системы.

В наш гуманный век пытки признаны преступлением против человечности. Что же касается смертной казни, то она отменена в большинстве стран мира. Основополагающим международным документом, касающимся борьбы с пытками является принятая в 1984 году «Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания», ратифицированная большинством государств мира. А смертная казнь запрещена в 169 из 193-х стран-членов ООН.

Второй стратегией, направленной на уничтожении сложной социальной системы (какой является тюремное преступное сообщество), является ослабление или прерывание связей между отдельными элементами системы. Этот подход также

известен с древности. Содержание узников в одиночных камерах, темницах, каменных мешках, лишение их полноценного общения - все эти меры издревле использовались при реализации наказания.

Классическим примером разрушения связей между отдельными элементами социальной системы является т.н. «Пенсильванский проект». В американском штате Пенсильвания в XVIII-XIX вв. успешно функционировала тюрьма одиночного заключения, где всего 5 тюремных сторожей контролировали 288 заключенных без применения каких-либо спецсредств. Это давало большую экономию расходов, но превращало содержание арестантов в многолетнюю пытку одиночеством. Аналогом «пенсильванской модели» выступает «филадельфийская модель», которая предписывает содержание осужденных в условиях одиночных камер, в абсолютной изоляции друг от друга. «Оборнская модель» предусматривает, наряду с содержанием заключенного в одиночной камере ночью, совместное принятие пищи при условии полного молчания. Крайней жестокостью в этом плане отличается пенитенциарная система Японии. Здесь заключенным запрещено не только разговаривать, но и просто смотреть друг на друга. Любое нарушение жестких тюремных правил ведет за собой применение спец средств, помещение в карцер, где осужденный должен в течение долгих часов неподвижно сидеть не меняя позы. Нужно отметить, что страх перед тюремным заключением в Японии является одной из причин того, что в этой стране наблюдается крайне низкий уровень преступности.

С точки зрения физиологии, длительное пребывание человека в одиночестве является одним из видов пытки. Так, например, видный отечественный ученый-пенитенциарист М. Гернет описал немало случаев, когда находившиеся в условиях одиночного содержания узники Петропавловской и Шлис-сельбургской крепостей, деградировали и сходили с ума [11].

Следует также добавить, что в нашей стране предпринятая несколько лет тому назад попытка заменить отрядную систему содержания заключенных (в которой процветали неформальные отношения между осужденными), на тюремное заключение (при котором были бы максимально ослаблены интеракции между заключенными) закончилась неудовлетворительно из-за большой стоимости данного проекта.

Второй системной стратегией борьбы с тюремной субкультурой является привнесение в систему небольшого числа

так называемых элементов-инноваторов. Это ведет к появлению новой сети реакций при взаимодействии элементов, составляющих систему. Тут возможны два магистральных пути развития ситуации. Если система сохраняет единство и устойчива к появлению новых структурных единиц, преобразования системы не наступает, а сами элементы-инноваторы утилизируются системой, либо встраиваются в уже имеющиеся цепочки взаимодействия. В случае же, если привносимые в систему новые флуктуации начинают превалировать, то самоорганизующаяся система перестраивается на новый для нее режим функционирования.

На этом подходе базировалось (и сейчас от этого подхода полностью не отказались) видение стратегии борьбы с тюремной субкультурой в Советском Союзе. Так, в 1957 г. Правительством Советского Союза и руководством коммунистической партии был проведен эксперимент по масштабной перестройке системы исполнения наказаний. Известно, что существующая в СССР идеологическая доктрина, была ориентирована на возможность строительства коммунизма в отдельно взятой стране. Исходя из указанной парадигмы предполагалось скорейшее перевоспитание преступников в добропорядочных граждан. Цель наказания виделась не в возмездии за совершенное преступное деяние, а в превращении преступников в людей, способных жить в условиях светлого коммунистического будущего, построение которого планировалось на восьмидесятые годы двадцатого века. В УК РСФСР 1960 г. статья 20 гласила: «Наказание не только является карой за совершение преступления, но имеет целью перевоспитание и исправление осужденного в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов, уважения к правилам общежития...». Реализацией указанного идеологического посыла стала реформа политико-воспитательного аппарата уголовно-исполнительной системы, а также создание т.н. «актива» - вставших на путь исправления и порвавших с позорным прошлым осужденных, которым придавались функции, сходные с функциями мониторов известной с XIX в. Белл-Ланкастеровской системы обучения. Представители «актива», помощники администрации исправительных учреждений, должны были: следить за соблюдением режима, пресекать нарушения общественного порядка, участвовать в организации досуга, организовывать культурно-массовую и политико-просветительную работу. Учеными-пенитенциаристами была

разработана классификация осужденных [12], создана система критериев перевоспитания [13]. В результате предпринятых мер борьбы с криминальным миром организованная преступность понесла в те годы значительный урон. Лидеры преступного мира т.н. «воры в законе» подвергались репрессиям и в качестве ответа (в полном соответствии с положениями синергетики) выработали новую стратегию поведения криминального сообщества. Указанная стратегия заключалась в создании кастовой тюремной системы, ужесточении норм «тюремного закона», неприятии страты активистов. Несмотря на то, что организованная преступность, как сложная социальная система, по свидетельствам очевидцев тех событий, понесла значительные потери, она показала устойчивость по отношению к новой флуктуации. В результате прохождения т.н. «точки бифуркации» произошел переход режима функционирования системы на новый уровень: образовалась тотальная, жесткая иерархическая структура тюремного социума, закрепилась и обрела свойство самовоспроизводимости система деления на тюремные касты. В результате произошло не искоренение тюремной субкультуры, а, наоборот, ее усиление, вовлечение в тюремную субкультуру всех отбывающих наказание граждан [3]. А сам «актив» со временем частично преобразовался в страту т.н. «шерстяных» - пособников некоторых недобросовестных сотрудников исправительных учреждений в их противозаконной деятельности.

Третьим вариантом борьбы с влиянием сложной самоорганизующейся системы является создание комплекса мер, направленных на обеспечение невозможности системы к репродукции ее элементов, а также - связей между этими элементами. Одним из первых описаний попыток соответствующим образом воздействовать на социальную систему явилось описание реформы менеджмента производства, проведенной одним из основоположников социализма Р. Оуэном. Будучи владельцем фабрики, Р. Оуэн отменил наказания и штрафы для работников, которые совершали хищения. Кроме этого он ужесточил систему контроля и повысил рабочим зарплаты. После этих мер воровство и беспорядок, царившие на производстве при прежних хозяевах, исчезли.

Иными словами борьба с тюремной субкультурой, как с самоорганизующейся системой, сводится к тому, чтобы лишить ее возможности самовоспроизводства, лишить «социальной почвы». В социально-ориентированном государстве организованная преступность минимальна и, следовательно,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

минимально и число лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы. В этих условиях теряют свою действенность правила и устои криминальной (и ее разновидности -тюремной) субкультуры. Мировой опыт показывает, чем выше благосостояние граждан, чем меньше в обществе прослойка бедных, чем эффективнее реализуется социальная политика, тем слабее развито у граждан криминальное мировосприятие, антиобщественное поведение и, следовательно, криминальная и тюремная субкультуры [3,14,15,16]. Как отмечает А.А. Иванова, для победы над криминальной (и ее разновидностью - тюремной) субкультурой как минимум необходимы: 1) борьба с маргинализацией российского общества 2) создание привлекательной «российской мечты» 3) запрет на популяризацию криминальной субкультуры в средствах массовой информации [16]. Что же касается пенитенциарной политики нашего государства, то в целом она осуществляется в соответствии с третьим вариантом описанной выше стратегии: наблюдается гуманизация условий отбывания наказания, разрабатываются и внедряются в практику альтернативные меры наказания, меняется законодательство в сторону декриминализации некоторых статей УК, сокращается численность осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы, развивается система ресоциализации.

Литература:

1. Нестеров А. В. Философия систем // Научно-техническая информация. Серия 1: Организация и методика информационной работы. - 2002.- № 4.- С. 1-5.

2. Месарович М., Такахара Я. Общая теория систем: математические основы/ М.: Мир, 1978. - 254 с.

3. Пономарев С.Б. Криминальная субкультура с позиции этологии человека и теории систем/ Ижевск, 2017. - 146 с.

4. Дольник В.Р. Этологические экскурсии по запретным садам гуманитариев// Природа. - 1993. - № 1. - С. 72-85.

5. Хакен Г. Синергетика / Москва, 1980. - 405 с.

6. Николис Г., Пригожин И.Р. Самоорганизация в неравновесных системах: От диссипативных структур к упорядоченности через флуктуации/ Москва, 1979. - 512 с.

7. Мокрецов А.И., Новиков В.В. Личность осужденного: социальная и психологическая работа с различными категориями лиц, отбывающих наказание/ Москва, 2006. - 220 с.

8. Саридис Д. Самоорганизующиеся стохастические системы управления/ Москва, 1980. - 397 с.

9. Пригожин И.Р., Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой/ Москва, 1986. - 432 с.

10. Ханипов Р.А. Укорененность тюремных и криминальных практик в культуре современного российского общества // Мир России. - 2008. - №3.- С. 132-148.

11. Гернет М.Н. История царской тюрьмы / Москва, 1956.- 148 с.

12. Сундуров Ф.Р. Социально-психологические и правовые аспекты исправления и перевоспитания правонарушителей/ Казань, 1976. - 59 с.

13. Соколов С.А. Проблемы определения критериев и степени исправления осужденных к лишению свободы// История развития и современное состояние пенитенциарной науки, медицины и практики исполнения наказаний: Материалы Международной научно-практической конференции. - Москва, 2009.- С. 66-70.

14. Hooghe M., Vanhoutte B., Hardyns W., Bircan T. Unemployment, Inequality, Poverty and Crime: Spatial Distribution Patterns of Criminal Acts in Belgium// Br J Criminol.- 2011. - №1. -РР 1-20.

15. Rodger J.J. Criminalising social policy: anti-social behaviour and welfare in a de-civilised society // Br J Criminol. - 2010. - №1. - РР 145-147.

16. Иванова А.А. Криминальная культура как детерминант преступности// Всероссийский криминологический журнал, 2017, № 4, с. 671-681.

PONOMAREV S.B. Doctor of Medical Sciences, Professor, Chief Researcher, Research Institute Federal Penitentiary Service of Russia

LAKINA I.A.

Postgraduate Student, Head of the Department for the Development of Methodologies for the Execution of Criminal Sentences without Imprisonment, Research Institute of the Federal Penitentiary Service of Russia

PONOMAREV D.S. Candidate of technical sciences Leading Researcher, Research Institute Federal Penitentiary Service of Russia

A systematic approach in the strategy of combating prison subculture

The informal structure of convicts' collectives is considered from the systems theory point of view. It is noted that prison caste formation and the stable existence of informal strata of prisoners can be explained by the synergetics - a science that studies the behavior of dissipative structures. It is shown that the main features of a complex self-organizing system is characteristic of the prison society structured according to the stratification

type. From the standpoint of systems theory, possible ways to counteract the development of prison subculture are considered. In particular, these are the following variants of the general strategy: 1) total destruction of the system, 2) introduction of innovator elements into the system with the creation of a new rules for the interaction of system elements, 3) deprivation of the self-organizing system of the possibility of reproducing its elements. It is shown that the most acceptable choice in the existing conditions is the last option. The conclusion is made about the prospects of the current penitentiary policy of our state.

Keywords: self-organizing system, systems theory, synergetics, prison subculture, penitentiary system, execution of punishment, fluctuation.

References:

1. Nesterov A.V. Philosophy of systems // Scientific and technical information. Series 1: Organization and methodology of information work.- 2002.- No. 4.-P. 1-5.

2. Mesarovich M., Takahara Y. General theory of systems: mathematical foundations / M.: Mir, 1978.- 254 p.

3. Ponomarev S.B. Criminal subculture from the standpoint of human ethology and systems theory / Izhevsk, 2017.- 146 p.

4. Dolnik V.R. Ethological excursions to the forbidden gardens of the humanities // Priroda.- 1993.- No. 1.-PP. 72-85.

5. Haken G. Synergetics / Moscow, 1980. - 405 p.

6. Nicolis G., Prigogine I.R. Self-organization in non-equilibrium systems: From dissipative structures to orderliness through fluctuations / Moscow, 1979.-512 p.

7. Mokretsov A.I., Novikov V.V. The personality of the convict: social and psychological work with various categories of persons serving sentences / Moscow, 2006.-220 p.

8. Saridis D. Self-organizing stochastic control systems / Moscow, 1980.-397 p.

9. Prigozhin I.R., Stengers I. Order out of chaos: A new dialogue between man and nature / Moscow, 1986. - 432 p.

10. Khanipov R.A. Rootedness of prison and criminal practices in the culture of modern Russian society // World of Russia.- 2008.- No. 3.132-148.

11. Gernet M.N. History of the royal prison / Moscow, 1956.-148 p.

12. Sundurov F.R. Socio-psychological and legal aspects of the correction and re-education of offenders / Kazan, 1976.-59 p.

13. Sokolov S.A. Problems of determining the criteria and degree of correction of those sentenced to deprivation of liberty// History of development and the current state of penitentiary science, medicine and the practice of penal execution: Proceedings of the International Scientific and Practical Conference. - Moscow, 2009.-P. 66-70.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14. Hooghe M., Vanhoutte B., Hardyns W., Bircan T. Unemployment, Inequality, Poverty and Crime: Spatial Distribution Patterns of Criminal Acts in Belgium// Br J Criminol.- 2011.- No. 1.-PP 1-20 .

15. Rodger J.J. Criminalizing social policy: anti-social behavior and welfare in a de-civilized society // Br J Criminol.- 2010.- No. 1.- PP 145-147.

16. Ivanova A.A. Criminal culture as a determinant of crime // All-Russian criminological journal.- 2017.- No. 4.-PP. 671-681.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.