Научная статья на тему 'Шпицберген, норвежская стратегия в Арктике и интересы России'

Шпицберген, норвежская стратегия в Арктике и интересы России Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
1764
221
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СВАЛЬБАРД / SVALBARD / НОРВЕЖСКАЯ СТРАТЕГИЯ В АРКТИКЕ / NORWEGIAN STRATEGY IN THE ARCTIC / РОССИЙСКОЕ ПРИСУТСТВИЕ НА ШПИЦБЕРГЕНЕ / RUSSIAN PRESENCE ON SPITSBERGEN

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Порцель Александр Константинович

На основании открытых норвежских и российских источников рассмотрены основные направления и механизмы норвежской политики в районе Шпицбергена (Svalbard) в начале XXI века применительно к российским интересам в этом регионе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

SVALBARD, NORWEGIAN STRATEGY IN THE ARCTIC, AND RUSSIA''S INTERESTS

The paper describes main directives and mechanisms of Norwegian policy in the area of Svalbard in the beginning of the XXI century in the attitude to Russian interests in this region. The paper is based on legal Norwegian and Russian sources.

Текст научной работы на тему «Шпицберген, норвежская стратегия в Арктике и интересы России»

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 339.9:94(481-922.1)

ШПИЦБЕРГЕН, НОРВЕЖСКАЯ СТРАТЕГИЯ В АРКТИКЕ И ИНТЕРЕСЫ РОССИИ SVALBARD, NORWEGIAN STRATEGY IN THE ARCTIC, AND RUSSIA'S INTERESTS

Ш

© Порцель Александр Константинович, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и социологии Мурманского государственного технического университета.

E-mail: portsel@inbox.ru

© Portsel Alexander Konstantinovich, Candidate of Historical Sciences, Associate Professor of the Department of History and Sociology of Murmansk State Technical University. E-mail: portsel@inbox.ru

Аннотация. На основании открытых норвежских и российских источников рассмотрены основные направления и механизмы норвежской политики в районе Шпицбергена ^а!Ьа^) в начале XXI века применительно к российским интересам в этом регионе. Ключевые слова: Свальбард, норвежская стратегия в Арктике, российское присутствие на Шпицбергене.

Abstract. The paper describes main directives and mechanisms of Norwegian policy in the area of Svalbard in the beginning of the XXI century in the attitude to Russian interests in this region. The paper is based on legal Norwegian and Russian sources.

Keywords: Svalbard, Norwegian strategy in the Arctic, Russian presence on Spitsbergen

Введение

На рубеже ХХ-ХХ1 вв. усилился интерес к архипелагу Шпицберген (норв. Svalbard) со стороны национальных и международных организаций, политических и деловых кругов, научно-исследовательских организаций и прессы. Во многом это вызвано растущим интересом мирового сообщества к потенциальным ресурсам Арктики и перспективами их освоения в ближайшем будущем. В данной статье на основании анализа открытых источников сделана попытка рассмотреть реализацию современной норвежской арктической стратегии с точки зрения интересов России в районе архипелага Шпицберген.

В конце 2012 г. на архипелаге Шпицберген проживало в общей сложности около 2700 человек. Из них 471 человек — российские граждане Баренцбурга, работающие на шахтах

государственного треста «Арктикуголь». В норвежских поселках Лонгиербюен и Ню-Олесунн живут постоянно 2090 и около 40 человек соответственно [13].

Норвежское управление архипелагом

С 1925 г. (с того момента, как вступил в силу Парижский договор о Шпицбергене) архипелаг является частью королевства Норвегия — провинцией Свальбард ^а1Ьагё). Закон о статусе Шпицбергена вступил в силу 14 августа 1925 г. Норвежские интересы представляет здесь губернатор. С 1925 г. по настоящее время этот пост занимал 21 человек. Губернатор является представителем правительства. Он подчиняется Министерству юстиции Норвегии, но вправе выполнять и поручения иных норвежских министерств. Губернатор осуществляет на архипелаге высшую законодательную власть и является полицмейстером, а также возглавляет местный Центр управления спасательными работами.

Контора губернатора является органом управления провинцией Свальбард и состоит (соответственно функциям, которые она выполняет) из трёх отделов: полиции, охраны окружающей среды и административного. Кроме персонала конторы, у губернатора есть и свой отдельный персонал. Основные задачи, которые решает административный персонал Svalbard, сформулированы так: 1) поддержание норвежского суверенитета на архипелаге; 2) соблюдение интересов норвежского государства; 3) служение на благо региона. Эти общие формулировки конкретизированы в задачах, которые стоят перед отделом полиции и отделом охраны окружающей среды.

На Svalbard действует и местное самоуправление коммуны Лонгиербюен. Оно устроено по образцу самоуправления материковой части королевства. Органы самоуправления выбираются раз в четыре года и отвечают за инфраструктуру, социальное и территориальное планирование, детские учреждения. Налогообложение и медицинское обслуживание не входит в их компетенцию.

Примерно раз в десятилетие норвежский стортинг обсуждает представленное правительством сообщение о политике на Svalbard. В этом документе определяются основные цели и направления политики королевства. При этом укрепление норвежских позиций на архипелаге является одним из базовых положений выдвинутой Осло стратегии усиления своего присутствия в Арктике.

Норвежцами разработана программа развития северных территорий, получившая название «Баренц-2020». По заявлению политиков, данный план является основным, определяющим политику Норвегии в арктических районах. Презентация проекта была проведена 10 ноября 2005 г. в университете города Тромсё. В докладе МИД Норвегии №30 (2004-2005 гг.)

стортингу отмечено, что Шпицберген является ключевым объектом в «высокоширотной северной политике» королевства, а последняя, в свою очередь, «занимает уже в течение длительного периода центральное место в политике Норвегии» [1, с.9]. Это указывалось в декларациях Осло «Сория-Мория I» и «Сория-Мория II», в «Стратегии правительства Норвегии по развитию северных регионов» (2006 г.), в правительственном документе «Новые структурные элементы на Севере» (2009 г.).

Министр иностранных дел Норвегии Й.Г. Стере так определял роль Севера в политике своего государства: «Северные регионы являются важнейшим стратегическим приоритетом правительства Норвегии в международной политике, основы которого были заложены в декларациях «Сория-Мория I» и «Сория-Мория II». «Стратегия правительства Норвегии по развитию северных регионов» 2006 года представляет основные направления политики; в последующем документе «Новые структурные элементы на севере» 2009 года правительство представило приоритеты и перспективы на 10-15 последующих лет. Доклад правительства Стортингу № 7 (2011-2012) «Северные регионы — перспективы и решения» представляет собой комплексное рассмотрение политики Норвегии в отношении развития северных регионов, в котором главное внимание уделяется точке зрения правительства Норвегии на то, как Норвегия должна решать сложные задачи и использовать возможности на Севере в перспективе поколений» [8, с.5].

Осуществление намеченной стратегии, в т.ч. в районе Svalbard и прилегающей акватории (в т.н. «Шпицбергенском квадрате»), должно, по замыслу разработчиков, обеспечить Норвегии лидирующие позиции в области научных исследований Севера, ведущие позиции в мире в области управления ресурсами Севера и его окружающей средой, гарантировать быстрое экономическое развитие Северной Норвегии. А всё это напрямую соприкасается с интересами России в данном районе — Западном секторе Арктики.

Основным инструментом реализации норвежской политики в Арктике является деятельность Межведомственной комиссии по полярным районам. Она была создана ещё в 1965 г. как Комиссия по Шпицбергену, затем сфера её деятельности была расширена. Заседания комиссии организует и проводит Министерство юстиции и чрезвычайных ситуаций. Из этого следует, что именно это министерство отвечает за координацию государственных ведомств и иных организаций на архипелаге. Основным способом данной координации является то, что все вопросы, касающиеся дел на Шпицбергене, предварительно обсуждаются на заседании этой комиссии прежде, чем соответствующее министерство или ведомство принимает свое решение относительно обсуждаемого вопроса. Решения комиссии носят рекомендательный

характер, и в случае разногласий между комиссией и государственной структурой решение выносится на усмотрение норвежского правительства.

Норвежское управление архипелагом регулируется рядом государственных законодательных актов. Основным их них является «Закон о Шпицбергене» (1925 г.). Он, в частности, указывает, что на архипелаге действуют норвежские законы, если не установлено иное положение. В связи с этим постоянно существует потенциальная угроза международно-правового конфликта: есть возможность дискутировать, что является верховным при регулировании спорных ситуаций — норвежские законы или Парижский договор о Шпицбергене. Причина этой угрозы в том, что в Парижском договоре определялись принципиальные положения международных отношений на архипелаге и не были отражены многие конкретные вопросы, которые сегодня являются актуальными для ведения экономической деятельности на Шпицбергене и в прилегающих морских пространствах. Это, например, вопрос о шельфе вокруг архипелага или вопрос о постоянном пребывании иностранцев на территории Свальбарда. С другой стороны, начиная с конца ХХ в., отчетливо наблюдается стремление норвежских властей расширить применение законов, действующих на континентальной части королевства, на территорию архипелага. При этом норвежцам приходится согласовывать применение этих законов с положениями Парижского договора. Поэтому применение норм данных законов на архипелаге норвежской стороной осуществляется выборочно.

Необходимо заметить, что в отношении Парижского договора 1920 г. для российской стороны существует ещё одна сложность — перевод документа на русский язык. Официальный текст договора опубликован на французском и английском языках. Русский перевод является неофициальным. Как показывает лингвистический анализ, в русском переводе существует ряд серьезных неточностей, а иногда и ошибок, которые нередко существенно искажают толкование отдельных положений [15]. В связи с этим нередко возникали и возникают серьезные разногласия между норвежской и российской сторонами в толковании отдельных фрагментов договора и их применения на практике (например, пункт о демилитаризации архипелага).

В начале XXI в. перед администрацией Svalbard всё актуальнее становится создание нормативно-правовой базы, регулирующей пребывание иностранцев на Шпицбергене, поскольку нарастает количество этих зарубежных граждан, прибывающих сюда на длительное время, а на архипелаг не распространяется действие норвежского континентального «Закона об иностранцах». Сейчас здесь, не считая норвежцев и россиян, больше всего из иностранцев проживает шведов и таиландцев [6].

Для Шпицбергена действует отдельное налоговое законодательство. С 1925 г. вопросами налогообложения здесь занимался Налоговый совет. С 1998 г. его функции перешли к Налоговой инспекции. Поскольку Парижский договор ограничивает возможности взимания налогов на архипелаге, то в Норвегии одновременно с государственным бюджетом утверждается отдельный бюджет для Svalbard, который представляется Министерством юстиции и чрезвычайных ситуаций. При этом последние годы из государственного бюджета Норвегии регулярно выделяются дотации для покрытия дефицита шпицбергенского бюджета.

Налоги на доходы в Svalbard составляют около 16% против почти 50% на материке. В последние годы норвежская сторона принимает активные усилия по изменению системы налогообложения на архипелаге. К сожалению, эти реформы усложняют условия деятельности на Шпицбергене участников Парижского договора, в первую очередь — россиян.

Налогообложение на архипелаге осуществляется в двух видах: полная обязанность и ограниченная. Полная наступает для тех лиц, кто пробыл на архипелаге более 12 месяцев. В этом случае налогоплательщик обязан платить местной администрации налоги со всех своих доходов и личного состояния с момента въезда в Svalbard. Ограниченная обязанность существует для тех, кто проживает и работает на архипелаге менее 12 месяцев (в этом случае на Свальбарде взымается лишь подоходный налог) либо менее 30 дней единовременно (в этом случае все налоги взимаются в родной стране налогоплательщика) [17]. В 2012 г. администрация Свальбарда потребовала, чтобы все россияне, работающие на Шпицбергене или ведущие там научную деятельность, платили налоги в норвежскую казну.

Основными видами норвежской деятельности на Шпицбергене в настоящие время являются добыча угля, научно-исследовательская деятельность и туризм.

Наибольшая часть занятого норвежского населения Svalbard задействована в сфере угледобычи. На архипелаге действуют несколько норвежских угледобывающих компаний, в ряде которых государство имеет значительную долю участия. Основными являются концерн «Стуре Ношке», компания «Кингс Бей АС». Эти шахты являются убыточными, и на поддержку угольных компаний правительство Норвегии ежегодно выделяет значительные суммы. Предполагается, что в течение нескольких ближайших лет запасы угля на руднике «Свеа-Норд» будут исчерпаны.

Кроме экономических трудностей, горняки сталкиваются и с экологическими проблемами. В 2009 г. компания «Стуре Ношке» приняла решение закрыть свою шахту №27, которая загрязняла угольной пылью долины Адвент и Болтер, что создавало «трудности для местных турфирм и собачьих питомников. Руководство компании пришло к выводу, что не может

предстать в роли «злостного загрязнителя» на Шпицбергене, поэтому закрыли шахту до особого решения [4]. Однако свёртывать угледобычу на архипелаге норвежцы не собираются. В 2012 г. компания «Стуре Ношке» приступила к строительству дороги через ледник Марта к горе Лункефльель. Там будет строиться новая шахта, куда по построенной дороге перевезут оборудование шахты «Свеа». Запасы угля в новом районе оценивают в 8,2 млн. т товарного угля. Затраты на открытие шахты оценивают в 1 млрд. норвежских крон [12].

В то же время с 2009 г. ведутся геологоразведочные работы на западном побережье о.Западный Шпицберген в заливе Сен-Джонсфьорд с целью разведки запасов золотоносного месторождения. Но о прибыльности этого месторождения говорить пока преждевременно.

Наряду с этим, во втором десятилетии XXI в. наблюдается быстрый рост активности в сфере туризма. Ведущей норвежской организацией в этой сфере является компания «Сваль-бард Рейселив АС».

Одним из направлений развития международного сотрудничества в зоне Шпицбергенского квадрата является усиление безопасности мореплавания в этом районе. Составной частью этого процесса является сотрудничество при проведении морских поисково-спасательных операций вблизи Шпицбергена, что закреплено в 2011 г. подписанием соответствующего соглашения между Норвегией, Россией, США, Данией, Канадой, Финляндией, Исландией и Швецией. В соответствии с ним, норвежская зона ответственности за эти операции

<М> <м> г"»

расширена на востоке до границ российской зоны, а на севере — до полюса. В связи с этим возрастает значение административного центра архипелага Svalbard— поселка Лонгиербюен — как базы для проведения поисково-спасательных операций. При этом должна усиливаться безопасность плавания вблизи архипелага.

Сохранение природной среды на Шпицбергене

В начале XXI в. ведётся активная работа по приданию архипелагу статуса объекта всемирного наследия. Всё больше внимания стало уделяться сохранению памятников культуры на Шпицбергене. При этом важно, что значительное количество этих памятников являются промышленными объектами (действующими или законсервированными).

Заметно возрастает в последние десятилетия и сотрудничество в сфере экологии. Сохранение уникальной дикой природы Шпицбергена является одной из главных задач международного сообщества. В 2007 г. был создан Фонд защиты окружающей среды Шпицбергена. В настоящее время 57% территории архипелага являются охраняемыми зонами. Они включают: Национальные парки «Северо-Западный Шпицберген» (3560 кв. км), «Форланн» (640 кв. км.), «Южный Шпицберген» (5300 кв. км.); 15 территорий по охране птиц; заповедники (для

сохранения флоры): «Моффен» (8 кв. км.), «Северо-Восточный Шпицберген» (19030 кв. км); «Юго-Восточный Шпицберген» (6450 кв. км.).

Активные шаги в области обеспечения защиты природной среды архипелага от негативного антропогенного воздействия власти Свальбарда начали ещё в 50-е годы ХХ в. Сейчас эти усилия наращиваются. При этом норвежские власти опираются на солидную законодательную базу, одним из главных элементов которой является норвежский закон «Об охране окружающей среды на архипелаге Шпицберген» (2001 г.).

В 1995 г. появился норвежский проект строительства транспортной магистрали длиной 67 км через долину р. Рейдаллен, чтобы соединить два норвежских поселка. В ответ на это экологи из разных стран, в т.ч. и Норвегии, развернули бурную кампанию протеста. В результате стортинг, одобрив предложения норвежского правительства по дальнейшей охране природы Шпицбергена, в частности, записал в своих решениях, что «Шпицберген представляет значительную часть последней нетронутой природы Норвегии и Европы с уникальным качеством среды и уязвимыми экосистемами, хозяйственное использование которых требует серьезного обоснования. В рамках международного договора о Шпицбергене Норвегия несет большую ответственность за судьбу этих уязвимых экосистем. В случае конфликта разных интересов на Svalbard соображения охраны среды должны иметь решающее значение»[18]. В частности, в этом документе отмечалось, что увеличивающийся туризм — это вызов управлению архипелагом и должен быть регламентирован, как и многое другое, соответствующим менеджмент-планом. Актуально создание новых природных резерватов в биологически продуктивных областях Шпицбергена. Правительство просило о создании нового конкретного природного резервата на Медвежьем острове (Bear Island, одного из самых важных для морских птиц островов Баренцева моря, расположенного на середине пути между Шпицбергеном и континентальным берегом Норвегии). Подчёркивалось, что задачи природных резерватов — охранять ненарушенные ландшафты Арктики, сделать минимальным воздействие транспорта, в частности, перевозок, связанных с круизами. Поддерживалась идея брать плату за приближение к природным резерватам, которая затем будет использована на нужды менеджмента этих территорий. Что касается управления за пределами особо охраняемых территорий, то планы Store Norske Spitsbergen Kulkompani (норвежской транспортно-снабжен-ческой компании) построить дорогу и линию электропередач между Лонгирбюеном и Све-агрува были отклонены как путь развития, который, несомненно, вреден для среды и находится в прямом противоречии с целью сохранения природы Svalbard. Признан неудачным экспорт каменного угля. Предлагалось дополнить Закон об охране окружающей среды

Svalbard специальным разделом, регламентирующим обеспечение безопасности и сохранение дикой природы [18]. Если к началу XXI в. для активной хозяйственной деятельности были закрыты заповедные территории, составлявшие более половины всей площади Шпицбергена, то после принятия в 2001 г. упомянутого закона практически стала закрыта для этого и остальная его часть.

Природоохранная деятельность норвежцев нашла сильную поддержку среди международных организаций экологов, в т.ч. и в России. Так, в частности, оценивая усилия норвежских властей в этой сфере, информационный центр «Живая Арктика» в 1996 г. писал: «Особенно ревностно норвежские природоохранники относятся к российской промышленности, заставляя ее действовать в соответствии с западными природоохранными нормами под жестким контролем. Результаты блестящи, а архипелаг Шпицберген может служить эталоном разумного природопользования в наиболее хрупких на земном шаре экосистемах — высокоарктических островных, заставляя завистливо вздыхать российских экологов и преисполняться уважением к своим норвежским коллегам» [16].

Не отрицая необходимости защиты природы архипелага, советская/российская сторона в то же время не раз указывала, что стремление норвежских властей к охране экологии на деле является политикой ограничения экономической деятельности участников Парижского договора. Никто не отрицает, что природа Шпицбергена очень ранима и надо очень осторожно вести здесь хозяйственную деятельность. Но, как отмечал в 2007 г. председатель Комитета Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов Г.Д. Олейник, «нас не может не тревожить тот факт, что в настоящее время заметно усиливается (или используется как провоцирующая) роль экологического фактора в возникновении современных конфликтов» [10, с.8].

Как и другие участники договора, в своих протестах Москва постоянно подчёркивала, что многие положения норвежских природоохранных законов относительно Шпицбергена противоречат положениям Парижского договора и Горного устава 1925 г. При этом отмечалось, что зачастую природоохранные меры норвежцев являются надуманными и необоснованными, а формулировки законодательных актов очень расплывчаты и открывают для властей Свальбарда возможности произвольного их толкования и применения. В частности, Россия заявила своё негативное отношение к закону «Об охране окружающей среды на Шпицбергене», принятом стортингом 5 июня 2001 г. Российский протест был выражен в памятной записке от 4 ноября 2001 г., направленной норвежской стороне. Данный закон вместо прежней уведомительной процедуры норвежских властей о возможных новых разработках полезных ископаемых или иной хозяйственной деятельности вводит разрешительный порядок для

всех участников экономической деятельности на архипелаге. Политолог И.А. Михайлов по этому поводу отмечал: «Норвежский премьер-министр заверил российское руководство, что данный закон не затронет интересов России. Беспокойство, однако, у шахтёров «Аркти-куголь», у представителей российской общественности осталось. Некоторые эксперты решение норвежских законодателей расценили как попытку под видом природоохранной деятельности начать вытеснение России со Шпицбергена» [9].

Ранее норвежским властям советским МИДом не раз направлялись документы, выражающие несогласие с норвежскими природоохранными законами на архипелаге: памятные записки от 22 декабря 1971 г. и 27 июня 1972 г., а также заявление Посла СССР в Норвегии Министру иностранных дел Норвегии от 2 июля 1973 г.

Научные исследования

Для реализации своей стратегии норвежское правительство опирается на новейшие технологии, для чего необходимы научные знания о регионе. В связи с этим в Норвегии создан фонд региональных исследований, в т.ч. финансируются исследования проблем Севера и Арктики. На Шпицбергене создается такой центр международных исследований в районе норвежских поселков. Но и Россия также заинтересована в развертывании научных исследований в данной зоне. Это может порождать противоречивую ситуацию: с одной стороны, россияне и норвежцы оказываются конкурентами в научных изысканиях в районе архипелага и на нем самом, с другой стороны, объединение усилий помогает достижению более значительных научных результатов. Таким образом, дело зависит от того, какую направленность научной деятельности будут пытаться придавать власти обеих государств: использовать научные исследования для противостояния своему соседу или использовать их для развития взаимодействия стран-соседей, для совместного решения проблем, схожих для обеих стран. К числу таких проблем относятся вопросы экологической безопасности, освоения природных ресурсов Баренцева моря, развитие социальной сферы и др.

В последние годы активно идёт работа по развитию Шпицбергена в качестве платформы для международных научных исследований. Развитие научных исследований и высшего образования остается в числе главных приоритетов норвежской деятельности на Svalbard. В Норвегии высоко оценивают возможности научных исследований на архипелаге. С одной стороны, здесь имеется современная научная инфраструктура. С норвежской стороны основной базой для этого является Полярный институт, расположенный в Лонгиербюене, научные объекты в Ню-Олесунде и Университетском центре на Svalbard (UNIS, ЮНИС). ЮНИС расположен в Лонгиербюене, и значительная часть его студентов является иностранными граждана-

ми. Расширение этого центра предусмотрено в планах развития норвежского присутствия на Шпицбергене. В частности, в 2012 г. ЮНИС заключил соглашение о сотрудничестве с норвежским Институтом морских исследований, который является крупнейшим полярным НИИ в Норвегии [7].

С другой стороны, на Шпицбергене уже накоплен многолетний опыт совместных научных исследований ученых из разных стран. Кроме Норвегии, здесь наиболее активно ведут научные исследования Польша, Германия, Франция и Великобритания. В Ню-Олесунне находятся постоянные научные станции 10 стран (в т.ч. Италии, Японии, Южной Кореи, Китая и Индии), а всего исследования на архипелаге ведут ученые примерно двадцати стран. Научные исследования ведутся в различных областях науки. В частности, интерес представляют для палеонтологов находки фрагментов ископаемого ихтиозавра, сделанные совместно польскими учеными и сотрудниками независимой научно-исследовательской организации SINTEF (SINTEF Petroleum Research). Традиционно Шпицберген является местом для активных исследований гляциологов. Широкую известность получило создание Всемирного семенного банка, расположенного в одной из выведенных из эксплуатации шахт архипелага.

Наиболее заметным проектом в сфере научного сотрудничества является Комплексная система наблюдений на Шпицбергене (CIOS, СИОС). Цель этого проекта — пополнить базу наблюдений, служащих основой для разработки более сложных моделей Земли и совершенствования климатических прогнозов. В результате реализации проекта СИОС будет обеспечено получение близкой к реальному масштабу времени информации по изменениям в Арктике для всех заинтересованных сторон. Интерес к этому проекту проявили научные организации 17 стран.

Латентная милитаризация Норвегией северных территорий и акваторий

С геополитической точки зрения Норвегия является одним из активных участников военно-политического блока НАТО и выступает по этой причине своего рода проводником интересов европейских стран и США в Арктике. Россия, развивая добрососедские отношения с Норвегией, трансграничное сотрудничество, стратегическое партнерство в освоении нефтегазовых месторождений, не может не учитывать эти и другие аспекты, в первую очередь в такой чувствительной сфере, какими являются национальные интересы в сфере обороны, — отмечает в своей монографии Ю.Ф. Лукин [19, с.241].

На Svalbard активно функционируют спутниковая станция «Свал Сат», расположенная в районе Лонгиербюена, ракетный полигон «Свал Рак», расположенный вблизи Ню-Олесунна, а также РЛС для атмосферных исследований, принадлежащая международной научной орга-

низации EISCAT. Там же строится норвежская обсерватория, которая войдет в сеть из почти 25 обсерваторий, которые должны вместе обеспечить спутниковую инфраструктуру и мониторинг климата в Арктике. Шпицбергенская обсерватория будет поставлять данные, касающиеся климата, уровня моря, наводнения, оползней, землетрясений и таяния льдов. Строительство её должно начаться в 2013 г., и на это норвежское правительство выделило 29,5 млн. евро [14].

Эти объекты вызывают повышенное внимание участников Парижского договора, особенно России, так как могут быть использованы и в военных целях. А такое использование территории Шпицбергена запрещено Парижским договором. Норвежская сторона оспаривает термин «демилитаризация архипелага», считая, что речь в договоре идет лишь о запрещении создавать на Шпицбергене военно-морскую базу и не строить там никаких укреплений, которые могут быть использованы в случае войны. В такой ситуации неизбежно обостряется вопрос относительно трактовки военно-стратегического аспекта статуса Шпицбергена, зафиксированного в Парижском договоре. Поэтому заметно возрастает необходимость международного сотрудничества на указанных выше объектах.

Это актуально ещё и в связи с тем, что в начале XXI в. Осло не скрывает того, что будет стремиться к усилению военного присутствия в северных морях. В Норвегии считают, что «северные регионы по-прежнему представляют военно-стратегический интерес, в том числе из-за расположения частей российских ядерных сил и как район учений для важных военно-воздушных и морских частей. Норвегия проводит работу в НАТО для того, чтобы альянс снова обратил внимание на свои близлежащие районы — в том числе и те, что расположены на Севере» [3, с.22].

Это подтверждается и тем, что общее оперативное управление Вооруженными силами Норвегии перенесено на севере страны, в г. Будё. Также на север, в г. Сортланд, перемещено и Главное управление Береговой охраны. В 2005 г. береговой охране Норвегии были выделены дополнительно 44 млн. крон, которые предназначались «на увеличение времени несения службы и усиление контрольных функций» [5]. В помощь береговой охране были также переданы разведывательные самолеты «Орион».

Норвежцы усиливают своё военное присутствие у берегов Svalbard. По решению стортинга ежегодно, начиная с 2012 г., сюда будет направляться один из крупных кораблей норвежских ВМФ. Главная задача — продемонстрировать норвежское присутствие на Шпицбергене и в окружающих его водах. В 2012 г. эту миссию выполнял новейший норвежский фрегат «Тур Хейердал». Капитан П. Рустад так прокомментировал этот поход в интервью газете «Avi-

sa Nordland»: «В Будё базируется два истребителя F-16, на которые возложена задача обеспечения норвежских интересов на Крайнем Севере. Мы будем тренироваться вместе с ними, а также с самолетами авиационной разведки, патрулирующими этот район» [11]. Эти действия Осло не могут не вызывать беспокойства Москвы относительно перспектив российских интересов в зоне Шпицбергена.

Геополитические интересы России на Шпицбергене

Россия очень заинтересована в строгом соблюдении условий Парижского договора и сохранении своего присутствия на архипелаге. Во-первых, Шпицберген занимает не последнее место в стратегическом планировании НАТО, а Норвегия — активный его участник. Поэтому вытеснение россиян с архипелага позволит командованию НАТО более активно разворачивать свою активность в этом районе, лишив Москву возможности эффективно контролировать соблюдение условий Парижского договора, ограничивающих военное присутствие на Шпицбергене. Во-вторых, именно наша страна наряду с норвежцами наиболее активно ведет экономическую деятельность на архипелаге и в его водах. А международная конкуренция в борьбе за ресурсы Северного Ледовитого океана, в т.ч. и за биоресурсы, постоянно нарастает.

Официально норвежская сторона выступает за развитие сотрудничества с Россией в зоне Шпицбергена. 12 ноября 2002 г. в совместном заявлении Президента РФ и премьер-министра Норвегии было сказано, что «норвежская сторона приветствует продолжение рос-

W и и III/- */*//-

сийской экономической деятельности на Шпицбергене как естественной и важной части общей деятельности на архипелаге, а также новые виды такой активности» [20, с.68-69]. Это заявление имеет бесспорную международно-правовую силу и принципиальное значение для российского присутствия на архипелаге в условиях взаимопонимания и сотрудничества с Норвегией, поскольку оно сделано в совместном российско-норвежском документе на высшем уровне. Можно найти и ряд примеров тому, что российско-норвежское сотрудничество в зоне Шпицбергенского квадрата и на самом архипелаге продолжается и нарастает в различных областях. Это касается, в частности, совместной деятельности военных и пограничных структур России и Норвегии в Баренцевом море (например, регулярные российско-норвежские учения «Помор»).

Однако в целом российско-норвежские отношения в зоне Шпицбергена дают гораздо больше поводов для беспокойства, чем для успокоения. На практике в течение длительного времени, начиная с конца 50-х гг. ХХ в., прослеживается стремление Осло постепенно выдавливать со Шпицбергена наиболее опасных для Норвегии конкурентов, одновременно укрепляя и расширяя здесь свой суверенитет. Власти страны вводят ограничительные эколо-

гические нормы, жесткие правила рыболовства и другие меры по управлению арктическими территориями. В частности, недавно введён запрет на использование в Шпицбергенском квадрате тяжелого мазутного топлива. Прежде всего, эти усилия норвежцев затрагивают интересы России.

Консультант отдела национальной безопасности Аналитического управления Аппарата Совета Федерации Федерального Собрания РФ В.В. Щипалов указывал следующие основные направления противодействия Норвегией положениям Парижского договора: постепенное ограничение самостоятельной иностранной экономической, прежде всего горной, а также научной деятельности на архипелаге; установление одностороннего контроля над прилегающими к Шпицбергену акваториями и шельфом без учета особого международного положения архипелага; попытки изменить статус Шпицбергена как демилитаризованной территории; отказ от пересмотра правового положения Шпицбергена на двухсторонней или многосторонней основе, что свидетельствует о попытках добиться единоличной компетенции Норвегии в статусных и иных вопросах на Svalbard и вокруг него; целенаправленное искажение смысла отдельных положений Парижского договора в норвежской юридической литературе и выступлениях официальных лиц для обоснования и оправдания такой линии» [20, с. 70-71].

Если Норвегия станет членом Евросоюза, то вопрос о пересмотре Парижского договора о Шпицбергене может встать на повестку дня, т.к. на территории королевства будут главенствовать законодательные требования и стандарты ЕС. Говоря о такой возможности, В.В. Щипалов отмечает: «В перспективе (после 2010 г.) из-за изменения международно-правового статуса архипелага под угрозой может оказаться широкий комплекс стратегических интересов России как непосредственно в районе архипелага, так и на североатлантическом и арктическом направлениях. В частности, возникнут реальные угрозы свободного выхода России в Северную Атлантику, дополнительные издержки при использовании проходящих мимо Шпицбергена морских и воздушных путей, возможна милитаризация архипелага» [20, с. 68].

П w w

В связи с этим вопрос дальнейшего укрепления российского присутствия на архипелаге имеет явно выраженное геополитическое и стратегическое значение. В начале второго десятилетия XXI в. в действиях норвежской стороны в зоне Шпицбергена просматривается усиление нажима на россиян. В частности, это проявляется в том, что норвежская сторона явно избегает решения на двусторонней основе спорных российско-норвежских вопросов в этом районе, привлекая к этому спору других участников Парижского договора о Шпицбергене или

международные организации (ЕС, НАТО). Приоритет в Осло явно отдают сотрудничеству в рамках таких международных структур, как Арктический Совет, Северное измерение Евросоюза и им подобных. При этом заметно стремление ряда государств, кто находится далеко от Баренцева и других полярных морей, участвовать в разнообразных проектах освоения природных ресурсов полярных районов. Для России предпочтительнее решать спорные вопросы в Барен-цевоморской зоне на двусторонней основе как стран имеющих приоритет в освоении Севера. Применительно к Баренцеву морю этот приоритет имеют Норвегия и Россия.

Все заметнее проявляются геополитические амбиции Норвегии в Арктике, направленные на рост статуса и создание имиджа арктической региональной державы, возрастает ее активность на международной арене. 19-20 января 2011 года в Лондоне прошёл Североевропейский саммит, на котором лидеры девяти стран — Великобритании, Исландии, Швеции, Дании, Финляндии, Норвегии, Эстонии, Латвии и Литвы — обсудили укрепление сотрудничества, а также идею создания северного «мини-НАТО».Концептуальной основой для создаваемого нордического пакта является доклад Торвальда Столтенберга <^о^с Cooperation on Foreign and Security Policy». Арктическая направленность создаваемого военного блока не вызывает сомнений. Сам Т. Столтенберг не скрывает, что идея скандинавской мини-НАТО — это ответ на усилия России по межеванию и освоению арктического шельфа и природных ресурсов под ним [19, с.248-250].

Заключение

Важнейшим геополитическим шагом на пути к мирному переделу морского арктического пространства и укреплению двухсторонних отношений является Договор между Россией и Норвегией, действующий с 2011 г. Однако проведённый SWOT-анализ сильных и слабых сторон договора, возможностей и угроз показывает, что этот документ не разрешает перманентной конфликтной ситуации вокруг Шпицбергена, разногласий сторон по разграничению морских пространств, откровенно нарушает Парижский договор о Шпицбергене 1920 года. Договор размывает международно-правовой статус Шпицбергена, что может привести к фактическому дезавуированию позиции Российской Федерации о непризнании установленной Норвегией в одностороннем порядке 200-мильной рыбоохранной зоны вокруг Шпицбергена, нанести ущерб правовому статусу полярных владений России, установленному ещё в 1926 г., и создать условия для вытеснения отечественного рыболовства из западных районов Баренцева моря и из района Шпицбергена [19, с. 231-232].

По мнению профессора МГИМО(у) Л. С. Воронкова, российская сторона в отношениях с Норвегией нередко выступает ведомым партнером, недостаточно ориентированной на удо-

влетворение национальных интересов России [2]. И с таким утверждением трудно не согласиться. Неоправданно долго на несколько лет затянулась разработка «Стратегии российского присутствия на Шпицбергене до 2020 г.», разработка которой началась ещё в конце 90-х гг. ХХ в., когда стало очевидным, что Россия теряет свои позиции на архипелаге и в его прилегающих водах, и завершилась только к 2012 г. Но реализация этой стратегии требует больших усилий со стороны российских властей, ибо осуществляется она в условиях жесткой конкуренции с норвежскими претензиями на лидерство в Арктике.

Очень ярко все эти вопросы прозвучали во время визита бывшего госсекретаря США Х. Клинтон в Норвегию 1-2 июня 2012 года. Это был откровенный, настоящий «момент истины» без масок и дипломатического лицемерия. Город Тромсё был объявлен тогда столицей Арктики, а США — ведущим государством в Арктике.

Проведённый в статье исторический анализ позволил выявить основные направления и механизмы норвежской политики в районе Шпицбергена (Svalbard) в начале XXI в. и достаточно четко обозначить российские интересы в этом регионе, что имеет важнейшее геополитическое значение в дальнейшем развитии российско-норвежских отношений.

Литература

1. Вылегжанин А.Н., Зиланов В.К. Шпицберген: правовой режим прилегающих морских районов. - М.: СОПС, 2006.-162 с.

2. Воронков Л.С. О норвежской стратегии на Крайнем Севере и интересах России. URL: http// mgimo.ru//about/structure/3496/3727/6998/ news/n73703.phtml (дата обращения 06.05. 2013).

3. Достижения политики по развитию северных регионов. Направления и первоочередные задачи// Северные регионы 2011. Перспективы и решения. - МИД Норвегии, 2011. - 46 с.

4. Закрытие угольной шахты на Шпицбергене//Русский портал. Сайт русской общины в Норвегии. URL: http://www.russisk.org/modules.php?name=News&file= article&sid=2537 (дата обращения 19.02.2009).

5. Золотой век и море возможностей//Русский портал. Сайт русской общины в Норвегии. URL: http://www. russisk.org/modules.php?name=News&file=print&sid= 1963 (дата обращения 15.12.2005)..

6. Ингере О.У. Забрать архипелаг у Норвегии нельзя (интервью ИТАР-ТАСС). URL: http:// www.itar-tass.com/c49/220639.html (дата обращения 08.04.2012).

7. Институт морских исследований открывает своё представительство на Шпицбергене. URL: http://barentsobserver.com/ru/arktika/2012/11/institut-morskih-issledovaniy-otkryvaet-svoyo- predstavitelstvo-na-shpicber-gene-28-11 (дата обращения 06.12.2012).

8. Стере Й.Г. Предисловие // Северные регионы 2011. Перспективы и решения. - МИД Норвегии, 2011. - 46 с.

9. Михайлов И. Шпицберген. История отечественного освоения архипелага. URL: http://

www.pseudology.org/goroda/Shpitsbergen.htm (дата обращения 11.03.2014).

10. Олейник Г.Д. Вопросы законодательного обеспечения интересов Российской Федерации в Арктическом регионе в контексте мировой политики // Проблемы Севера и Арктики : научно-информационный бюллетень. 2007. Вып. 7.

11. На Шпицберген идет норвежский фрегат. URL: http://maxpark.com/community/politic/ content/1673764 (дата обращения 27.12.2012).

12. На Шпицбергене началась подготовка к открытию новой норвежской угольной шахты. URL: http:// www.nord-news.ru/world_news/2012/03/29/?newsid=28244 (дата обращения 30.03.2012)

13. На Шпицбергене становится все больше российских граждан. URL: http://www.ec-arctic. ru/ forum/all/tag_142 (дата обращения 27.02.2013).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14. Новая обсерватория для мониторинга климатических сдвигов. URL: http:// barentsobserv-er.com/ru/arktika/novaya-observatoriya-dlya-monitoringa-klimaticheskih-sdvigov-12-09 (дата обращения 17.02.2013).

15. Орешенков А. Головоломка, созданная историей. URL: http://nord-news.ru/main_ topic/ ?mtopicid=92 (дата обращения 20.07.2011).

16. Покровская И., Волошина О. Шпицберген: в пятое столетие цивилизации - с нетронутой природой. URL: http://arctic. org.ru/ 1996/3_8_96.htm (дата обращения 07.03.2014).

17. Политическое устройство Шпицбергена. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/ Политиче-ское_устройство_Шпицбергена (дата обращения 11.03.2014).

18. Прокош П. Победа природы Шпицбергена. URL: http://arctic.org.ru/1996/3_8_96.htm (дата обращения 09.05.2010).

19. Лукин Ю.Ф. Российская Арктика в изменяющемся мире: монография. - Архангельск: ИПЦ САФУ, 2013. 281 с.

20. Щипалов В.В. Национальные интересы России на архипелаге Шпицберген // Аналитический вестник. 2009. № 12 (379). - 80 с.

Рецензент: Голдин Владислав Иванович, доктор исторических наук, профессор

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.