Научная статья на тему 'Школьники и студенты Чувашии о проблемах этнокультурного образования (по материалам социологического опроса)'

Школьники и студенты Чувашии о проблемах этнокультурного образования (по материалам социологического опроса) Текст научной статьи по специальности «Социология»

CC BY
73
4
Поделиться
Ключевые слова
ЭТНОКУЛЬТУРНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ / ЧУВАШСКИЙ ЯЗЫК / НАЦИОНАЛЬНЫЕ ТРАДИЦИИ / ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЯЗЫКОВ / СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ОПРОС / ETHNO-CULTURAL EDUCATION / CHUVASH LANGUAGE / NATIONAL TRADITIONS / THE USE OF LANGUAGES / SURVEY

Аннотация научной статьи по социологии, автор научной работы — Бойко Иван Иванович

Исследование проблем этнокультурного образования, имеющее не только научное, но и прикладное значение, базируется на данных опроса 300 школьников и студентов Чувашии и является частью общероссийского проекта, разработанного Институтом этнологии и антропологии РАН. Центральным элементом этнокультурного образования является преподавание родных языков (в нашем конкретном случае чувашского). Выявлено отношение молодежи к изучению чувашского языка в школах и вузах, показаны особенности ответов в зависимости от типов учебных заведений, места проживания, этнической принадлежности опрошенных. Показана практика использования русского и чувашского языков в повседневной жизни опрошенных, перечислены причины, по которым не используется чувашский язык. Рассмотрена реакция молодых людей на возможности их визуального ознакомления с материальными и духовными памятниками этнокультурного наследия российских народов путем организации экскурсий в художественные, краеведческие музеи, путешествий в другие города, туристических походов и др. Выявлена структура предпочтений реально изучаемых тем и предметов этнокультурной направленности. Сгруппированы мнения школьников и студентов о важности предметов этнокультурного цикла для сохранения традиций, чувства принадлежности к своему народу, любви к родному краю, получения специальных навыков и умений, которые пригодятся в жизни и т.д. В то же время обращено внимание на наличие определенной части опрошенных, которые достаточно индифферентны к подобным знаниям. Данные обследования подтвердили материалы других опросов о преобладании в республике доброжелательных отношений между представителями различных этнических групп, в первую очередь представляющих старожильческое население. Абсолютное большинство молодых людей не испытывали к себе негативного отношения из-за языка, национальности или религиозных предпочтений. Зафиксирована положительная или нейтральная реакция на предложенную проективную ситуацию о возможности совместного обучения с молодыми людьми из семей мигрантов. Все полученные ответы проанализированы с учетом этнической, гендерной принадлежностей опрошенных, типов учебных заведений.

Похожие темы научных работ по социологии , автор научной работы — Бойко Иван Иванович,

PUPILS AND STUDENTS OF THE CHUVASH REPUBLIC ABOUT THE PROBLEMS OF ETHNO-CULTURAL EDUCATION (BASED ON MATERIALS OF A SOCIOLOGICAL POLL)

The study of ethno-cultural education problems, having not only scientific but practical significance as well, is based on survey data of 300 schoolchildren and students of the Chuvash Republic and is a part of a nationwide project developed by the Institute of Ethnology and Anthropology of the Russian Academy of Sciences. A central element of ethno-cultural education is native languages teaching (in this specific case the Chuvash language). The attitude of young people to the study of the Chuvash language at schools and universities is identified; the features of answers depending on types of educational institutions, place of residence, and ethnicity of the respondents are shown. The practice of using the Russian and Chuvash languages in the everyday life of respondents is illustrated; the reasons for not using the Chuvash language are listed. The reaction of young people to opportunities of their visual acquaintance with material and spiritual monuments of ethnic and cultural heritage of Russian peoples by organizing excursions to art, history museums, trips to other cities, hiking, etc is examined. The structure of preferences of really studied ethno-cultural themes and subjects is revealed. The opinions of schoolchildren and students about the importance of subjects of ethnic and cultural cycle in preserving traditions, feelings of community spirit, love of the native land, receiving the special skills and abilities that are useful in life, etc. are grouped. At the same time, attention is drawn to the presence of a certain part of respondents, who are quite indifferent to such knowledge. The survey data confirmed findings of other surveys on prevalence in the Republic of friendly relations between representatives of different ethnic groups, primarily representing long-term residents. An absolute majority of young people did not experience negative attitude to themselves because of language, nationality or religious preferences. A positive or neutral reaction to the proposed projective situation on possibility of co-education with young people from migrant families was recorded. All answers received were analyzed taking into account ethnic, gender sets of respondents, and types of educational institutions.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Школьники и студенты Чувашии о проблемах этнокультурного образования (по материалам социологического опроса)»

УДК 316.653-057.87:314.7 ББК С545.1(2Рос.Чув)

И.И. БОЙКО

ШКОЛЬНИКИ И СТУДЕНТЫ ЧУВАШИИ О ПРОБЛЕМАХ ЭТНОКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗОВА НИЯ (по материалам социологического опроса)*

Ключевые слова: этнокультурное образование, чувашский язык, национальные традиции, использование языков, социологический опрос.

Исследование проблем этнокультурного образования, имеющее не только научное, но и прикладное значение, базируется на данных опроса 300 школьников и студентов Чувашии и является частью общероссийского проекта, разработанного Институтом этнологии и антропологии РАН. Центральным элементом этнокультурного образования является преподавание родных языков (в нашем конкретном случае - чувашского). Выявлено отношение молодежи к изучению чувашского языка в школах и вузах, показаны особенности ответов в зависимости от типов учебных заведений, места проживания, этнической принадлежности опрошенных. Показана практика использования русского и чувашского языков в повседневной жизни опрошенных, перечислены причины, по которым не используется чувашский язык. Рассмотрена реакция молодых людей на возможности их визуального ознакомления с материальными и духовными памятниками этнокультурного наследия российских народов путем организации экскурсий в художественные, краеведческие музеи, путешествий в другие города, туристических походов и др. Выявлена структура предпочтений реально изучаемых тем и предметов этнокультурной направленности. Сгруппированы мнения школьников и студентов о важности предметов этнокультурного цикла для сохранения традиций, чувства принадлежности к своему народу, любви к родному краю, получения специальных навыков и умений, которые пригодятся в жизни и т.д. В то же время обращено внимание на наличие определенной части опрошенных, которые достаточно индифферентны к подобным знаниям. Данные обследования подтвердили материалы других опросов о преобладании в республике доброжелательных отношений между представителями различных этнических групп, в первую очередь представляющих старожильческое население. Абсолютное большинство молодых людей не испытывали к себе негативного отношения из-за языка, национальности или религиозных предпочтений. Зафиксирована положительная или нейтральная реакция на предложенную проективную ситуацию о возможности совместного обучения с молодыми людьми из семей мигрантов. Все полученные ответы проанализированы с учетом этнической, гендерной принадлежностей опрошенных, типов учебных заведений.

Институт образования в России играет важную роль в социализации молодежи, в том числе в формировании и укреплении общегражданской, региональных и этнических идентичностей. Значительное место при этом занимает этнокультурное содержание образовательного процесса, в первую очередь изучение родных языков. Эти задачи согласуются с одной из целей «Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года»: сохранение и развитие этнокультурного многообразия народов России1. Они особенно важны для национально-территориальных образований, во многом определяют характер межэтнических отношений [8]. Иначе говоря, проблема весьма актуальна как для практических целей собственно образования, так и для проведения выверенной национальной политики. Сюжеты, имеющие непосредственное отношение к этнокультурному образованию, достаточно активно разрабатываются исследователями. Следует отметить труды Института социологии образования РАО [11] и Института этнологии и

* Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта № 16-03-00356а.

1 Стратегия государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года: утв. Указом Президента РФ от 19.12.2012 № 1666 [Электронный ресурс] // Президент России: офиц. сайт. УРЬ // Ь|Пр://дгарЬ|.<оситеп1кгет!1п.ги/раде.азрх?1;1644521.

антропологии РАН [6]. В первом выпуске сборника «Этнокультурное образование. Методы социальной ориентации российской школы» (М., 2010) опубликован ряд статей, авторы которых анализируют отдельные аспекты данной проблемы, в том числе в следующих регионах Приволжского федерального округа: Марийской [10], Мордовской [7], Удмуртской [4] и Чувашской республиках [2], а также Самарской области [9]. Изданы труды, посвященные преподаванию чувашского языка в школах, его этнокультурным особенностям, авторами которых являются сотрудники Чувашского республиканского института образования [5] и Чувашского государственного института гуманитарных наук [3]. Особо следует отметить цикл статей Э. Алоса-и-Фонта, в которых анализируются различные сюжеты языковой ситуации в Чувашии [1]. В конце октября - начале ноября 2015 г. в Чувашии проведено специальное обследование по проблемам этнокультурного образования. Данный опрос является частью общероссийского проекта, реализуемого по программе Института этнологии и антропологии РАН и Распределенного научного центра по изучению межнациональных и межрегиональных проблем. Всего было опрошено 630 человек, и практически половину из них (300 человек) составили школьники (139 человек), учащиеся I курса педагогического колледжа (11 человек) и 150 студентов вузов. Полевой этап проведен в школах Чебоксар (№ 29, 37, гимназия № 5) а также в Тренька-сах (Чебоксарский район) и Калайкасах (Моргаушский район). По критериям исследования ответы школьников объединены с результатами опроса 11 учащихся Чебоксарского педагогического колледжа. Студенты представлены Чувашским государственным университетом, Чувашским государственным педагогическим университетом, Чебоксарским кооперативным институтом. Свыше 95% этих респондентов учились на I и II курсах, что определялось задачами проекта. Среди них будущие филологи, историки, экономисты, географы, врачи, электроэнергетики, управленцы.

В учебных заведениях Чувашии ведущим предметом этнокультурного цикла является чувашский язык. Всего в республике к началу 2014/2015 учебного года функционировали 298 школ с чувашским (в начальных классах), 163 -с русским, 16 - с татарским языком обучения, в 3 школах с русским языком обучения изучается мордовский язык. Во всех школах с русским языком обучения, а также в школах, где изучается татарский и мордовский языки, учащиеся 1-9 классов изучают чувашский язык как государственный, учащиеся 1011 классов - чувашскую литературу на русском языке. Иначе говоря, в «чувашских» селах младшие школьники обучаются на чувашском языке, в последующих классах - на русском, чувашский язык изучается как предмет до 9 класса. Язык и чувашская литература преподаются на чувашском языке. С этнокультурными особенностями чувашского народа школьники знакомятся на уроках культуры родного края, объединяющей сведения по истории, материальной и духовной культуре чувашей. Но следует учесть, что этот предмет не включен в основную программу и его изучают во многих, но не во всех школах. В обследованных вузах на первом курсе студентам преподается чувашский язык. Предметами этнокультурной направленности являются также история Чувашии, чувашская литература (для специализированных с этой точки зрения факультетов). Этнокультурные сведения могут быть сообщены слушателям и на других занятиях, поскольку преподаватели имеют возможность комментировать положения учебных курсов местными примерами. Речь идет, например, об археологии, этнологии, географии, экономике и др.

Рассмотрим далее ответы респондентов на некоторые вопросы анкеты. Почти половина респондентов (46,3%) предпочитает изучать чувашский язык в рамках стандартных программ, за его углубленное изучение высказалось ме-

нее пятой части (17,7%). Почти треть выразила негативное отношение к предмету: язык им совсем не нужен (11,7%) или же необходимо только общее знакомство с ним (19,0%). Наконец, 4,7% ратуют за обучение на национальном языке. Если рассмотреть ответы школьников и студентов, то окажется, что школьники выступают с более жестких позиций по отношению к предмету: среди них примерно одинаковые доли тех, кто считает, что национальный язык или не нужен (18,6%), или же изучать его надо только в рамках общего ознакомления (19,3%). За изучение языка в рамках стандартного варианта высказались 46,0%, за углубленное - 12,7%, и за обучение на национальном языке -4,0%. Ожидаемой оказалась разница между учащимися гимназии № 5 и сельских школ. Среди первых доля тех, кто посчитал национальный язык ненужным для себя, равнялась 30,0%, что необходимо только общее знакомство с ним -40,0%. Остальные 30,0% высказались за стандартное изучение национального языка. В двух сельских учебных учреждениях негативное отношение к «родному» языку высказали 9,8% учащихся, общее знакомство с ним предпочли 5,9%. Более половины (54,9%) отметили вариант в рамках стандартного изучения, углубленный вариант - 19,6% и обучение на нем - 9,8%. Обращает на себя внимание, что в сельских школах нет значительного преобладания тех, кто выступает за углубленное изучение чувашского языка или преподавания на нем, в них выше среднего показателя доля тех, кто предпочитает рамки стандартного обучения. Вполне возможно, что в данном случае играют роль несколько факторов, среди которых и выбор будущего вуза, своей специальности, и они, скорее всего, не связаны с чувашским языком. Нельзя упускать из виду и ситуацию, в которой оказались эти школьники в ходе опроса: все они знают чувашский язык с детства (или, по крайней мере, думают, что хорошо знают) и, примеряя проективную ситуацию на себя, полагают, что сегодняшняя практика изучения языка, осуществляемая в школе, для них является оптимальной. Если вести речь о студентах, то среди них заметные отличия от среднего распределения ответов на данный вопрос имеются в группе филологов, изучающих чувашский язык в педагогическом университете. Понятно, что, отвечая на вопрос о возможностях изучения национального языка, они проецировали данную ситуацию на свое настоящее и будущее. Среди них 75% высказались за углубленный вариант обучения, 20,0% - за стандартный вариант преподавания и 5,0% - за обучение на национальном языке. В других группах специальностей чаще всего большинство голосов (около 50-60%) набирал вариант, предполагавший стандартную систему обучения. Объяснимым выглядят показатели, характеризующие отношение к обучению национальным языкам со стороны русских и чувашей. Среди первых 48,5% посчитали, что им это не нужно или же следует вводить только общее знакомство с языками. В то же время 41,2% посчитали, что достаточно стандартного изучения, 4,1% - углубленного и 6,2% -обучения на национальных языках. В составе чувашей доля скептиков оказалась в три раза меньше - 16,4%, сторонников стандартных методов чуть больше (50,3%), за углубленный метод изучения высказались 27,8%, а за преподавание на национальных языках - 5,0%.

Практически две трети опрошенных (63,0%) в семье или при общении с друзьями и знакомыми используют русский и чувашский языки. Среди школьников из Калайкасинской и Тренькасинской сельских школ этот процент заметно выше и достигает 80,4%. Реально этот показатель еще больше, поскольку в ходе проверки в анкетах были замечены ошибки заполнения. С учетом коррекции, доля общающихся на родном языке у сельских школьников достигает 86,3%. Еще трое школьников, не общавшихся на родном языке из-за его плохо-

го знания, в качестве родного назвали только один чувашский язык. Скорее всего, это позиция отдельных молодых людей, считающих, что общаться на русском языке «круче», чем использовать родной. Другое дело, что каждый по-своему оценивает собственные познания в родном языке, но, по крайней мере, в школе это происходит публично на уроках как чувашского языка в 8-9 классах, так и чувашской литературы в 10-11 классах. Отметим, что более трети тех респондентов, которые идентифицировали себя в качестве русских, используют в общении с друзьями и знакомыми кроме русского и другие языки (34,0%). Среди чувашей таковых оказалось 78,6%. Отметим также, что 45,1% школьников и студентов, для которых родным языком был русский, в разговорах с ближайшим окружением пользовались и другим языком. Те респонденты, у которых родным был чувашский язык, прибегали к его помощи в 79,0% при общении с друзьями и знакомыми. Если сравнить ответы школьников и студентов отдельно, то окажется, что среди первых доля тех, кто использовал другой (чувашский) язык, кроме русского, составляла 55,3%, а среди студентов -70,1%. Если же учесть заметную долю сельских школьников, то окажется, что их городскими сверстниками чувашский язык применяется еще реже.

Среди причин, которые назывались теми респондентами, которые не пользовались родным языком в общении с друзьями и знакомыми, чаще других речь шла о незнании или плохом его знании - таким образом ответили 37,8%; еще 12,6% отметили ситуацию, когда окружающие не знают этого языка, а 5,4% испытывали стеснение при пользовании родным языком. В комментариях молодые люди отмечали практически те же проблемы с некоторыми нюансами: «редко общаюсь»; «многие меня не понимают, язык устаревает»; «привык общаться на русском»; «общаюсь на родном в кругу родных» и т.п.

Школьники и студенты в абсолютном большинстве активно поддержали возможность визуального изучения различных объектов культурного наследия народов России путем посещения музеев, выставок, туристических поездок и т.п. Лишь менее 3% респондентов посчитали, что такая возможность для них не является важной. Понятно, что для молодежи самым интересным вариантом расширения кругозора оказались поездки в другие города и регионы (77,0%). При этом первоначальный посыл о возможности изучения культур отходил на второй план, поскольку вариант ответа не связывал эти поездки с такой познавательной деятельностью. Шесть человек из десяти (59,7%) выбрали вариант, предполагающий туристические походы, которые, в свою очередь, давали возможность посмотреть, «как люди жили в старину». Примерно по 38% набрали два варианта: посещение музеев, выставок, театров, концертов коллективов и фестивалей народного творчества, народных праздников. По 2 студента упомянули такие возможности для повышения уровня знаний о культуре других народов, как проектная деятельность и общение с представителями других народов. Сумма ответов превышает 100%, поскольку можно было выбрать несколько ответов. Отмечены некоторые особенности в предпочтениях молодых людей и девушек. В составе первых доля желающих посещать музеи, выставки и театры ожидаемо была заметно меньше, чем у представительниц прекрасного пола (25,2 и 47,9%, соответственно). Достаточно неожиданным оказалось большее стремление девушек ездить в другие города и регионы (84,8% сравнительно с 67,4% у мужской части опрошенных).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Школьникам и студентам был предложен перечень из 13 предметов и тем, которые были бы им интересны при этнокультурном обучении. Все опрашиваемые проявили достаточно заметную активность, ответ не ограничивался названием только одного предмета или темы. В среднем каждый вы-

брал по 3,4 ответа. С небольшим, но достаточно ясным отрывом респонденты отдали предпочтение истории родного края (44,7%) и национальной кухне (42,3%). Далее шли следующие ответы: история народа/народов региона (34,0%), география родного края и национальные традиции, народные праздники (по 32,0%), национальные виды спорта (31,7%). С определенной долей условности достаточно близкая частота выбора объединила темы, связанные с народным искусством: национальная культура и искусство, народное изобразительное творчество, народные ремесла (по 27,0%), национальные танцы (21,7%), народная музыка, народное песенное творчество (по 19,7%). В еще одной группе оказались сюжеты, выбираемые примерно одинаково: традиционная религиозная культура (14,0%), традиционный костюм (12,0%) и традиционные виды труда и хозяйственная деятельность (по 11,7%). Ответы на вопрос выявили достаточно заметные гендерные предпочтения, когда разница в выборе определенных ответов достигает свыше 20 процентных пунктов (п.п.). Например, национальные традиции и праздники вызвали интерес у 18,5% мужчин и 43,0% женщин. Далее соответственно: национальные культура и искусство (17,8 и 34,6%); национальные танцы (9,6 и 31,5%); национальные виды спорта (48,2 и 18,2%) и национальная кухня (28,9 и 53,3%). Дистанция в 12-13 п.п. отмечается при выборе таких предметов, как география родного края (в пользу мужчин), национальная литература, народный эпос (в пользу женщин). Такие предметы, как история родного края, история народа, традиционная религиозная культура, вызывают примерно одинаковый интерес. Этническая принадлежность молодежи также проявилась в ряде предпочтений. Достаточно заметна она при фиксации интереса к истории родного края (русские - 46,4%, чуваши - 51,6%), истории народа/народов региона (24,7 и 39,6%), национальным традициям (25,8 и 40,2%), народным танцам (12,4 и 28,3%), национальной кухне (32,9 и 45,3%).

По мнению школьников и студентов, знания о народной культуре необходимы прежде всего для сохранения традиций (48,3%), чтобы чувствовать принадлежность к своему народу (39,0%), они нужны всем, кто любит родной край (36,0%). Кроме того, речь идет о необходимости таких знаний для всех граждан России (25,3%), а также для получения специальных навыков и умений, которые пригодятся в жизни (24,0%). В то же время следует учитывать, что каждый седьмой, отвечавший на вопросы анкеты, был достаточно индифферентен к подобным знаниям: речь шла о том, что они не нужны или почти не нужны (1,6% от числа ответивших и 3,3% от общего количества выбранных ответов) или же они нужны для ознакомления (12,7 и 25,7%, соответственно). Заметная разница между молодыми людьми и девушками отмечена при выборе варианта о сохранении традиций - 39,3 и 55,8%, соответственно. В данном случае роль, на наш взгляд, играли не гендерные позиции, а избранная специальность, интересы будущих профессий. При этом нельзя не учитывать и влияние пола при выборе факультетов и специальностей. Среди девушек-студенток большая доля филологов, историков, а среди юношей - «технарей». Практически такая же разница в выборе этого варианта у студентов (58,0%) и школьников (38,7%). Вполне возможно, что следует учитывать и влияние возрастных особенностей: среди тех, кому не исполнилось 18 лет, вариант о традициях отметили 42,0%, а в более возрастной когорте (19-20 лет) - 57,0%.

Материалы обследования еще раз показали, что в республике традиционно преобладают спокойные отношения между людьми разных национальностей, религий. На вопрос о негативном к себе отношении из-за языка, национальной принадлежности, религии в течение последнего года 92,2% мо-

лодых людей ответили, что подобного напряжения они не испытывали. У 4,3% школьников и студентов были проблемы из-за языка, у 2,0% - из-за национальности и у 1,6% - в связи со своей религиозной принадлежностью. В основном положительно или достаточно сдержанно респонденты оценили проективную ситуацию, которая предполагала совместное обучение с мигрантами. К подобному совместному обучению 41,3% молодых людей отнеслись положительно, 5,7% - отрицательно, 52,0% - нейтрально. Комментариев к ответам практически не было. Один из опрошенных подчеркнул, что «положительно, если он (мигрант. - И.Б.) уважает культуру региона, в котором проживает, и делится своей культурой». Другой отметил, что приезжие не виноваты в той ситуации, в какой оказались. Возможно, автор комментария предполагал, что речь в основном идет о беженцах с Украины. Если сравнивать ответы на этот вопрос с учетом пола, вида обучения и национальности, то окажется, что заметных отличий не наблюдается. Максимальными они зафиксированы в ответах русских и чувашей. Среди первых было меньше положительно настроенных к совместной учебе (35,1%, у чувашей -42,1%). В то же время нейтральное отношение преобладало среди русских (57,7%, среди чувашей - 51,6%). Доля отрицательно настроенных оказалась в двух основных по численности группах населения практически одинаковой (5,2% у русских и 5,7% - у чувашей). Распределение ответов на этот вопрос с учетом гендерного фактора и вида учебного заведения показало, что разница еще меньше, и дистанция не превышает 5 п.п. при выборе положительного отношения к совместной учебе с мигрантами.

Таким образом, среди проблем этнокультурного образования, выявленных в ходе данного обследования, значительное место занимают сюжеты, связанные с преподаванием чувашского языка в школах, в первую очередь с его обязательным включением в учебную программу. Для значительной части молодежи интересны этнокультурные особенности народов, проживающих в республике, возможности не только теоретического, но и визуального их изучения.

Литература

1. Алос-и-Фонт Э. Исследование языковой ситуации в Чувашской Республике / ЧГИГН. Чебоксары, 2015. 324 с.

2. Бойко И.И. Чувашия. Проблемы равенства языковых прав в образовании // Этнокультурное образование. Методы социальной ориентации российской школы / Ин-т этнологии и антропологии РАН. М., 2010. Вып. 1. С. 127-136.

3. Бойко И.И., Харитонова В.Г. Этнокультурный компонент в школьном образовании Чувашской Республики // Социокультурная динамика регионов в условиях финансово-экономического кризиса: сб. материалов VI Всерос. науч.-практ. конф. «Социокультурная эволюция России и ее регионов» (7-9 октября 2010 г.). Ульяновск, 2010. С. 194-199.

4. Воронцов В.С. Поможет ли новый федеральный закон родному языку? // Этнокультурное образование. Методы социальной ориентации российской школы / Ин-т этнологии и антропологии РАН. М., 2010. Вып. 1. С. 180-188.

5. Говорят ли дети по-чувашски? / А.П. Игнатьева, Ю.М. Виноградов, В.И. Игнатьева и др. // Народная школа. 2009. № 4. С. 41-44.

6. Лебедева М.Н., Лунева О.В., Стефаненко Т.Г. Межкультурный диалог в школе. М.: Ин-т этнологии и антропологии РАН, 2004. Кн. 1. 195 с.

7. Мартыненко А.В. Мордовия. Поликультурное образование // Этнокультурное образование. Методы социальной ориентации российской школы / Ин-т этнологии и антропологии РАН. М., 2010. Вып. 1. С. 61-67.

8. Минеева Е.К. Национально-территориальные образования и историческая обусловленность межэтнических отношений в Российской Федерации на современном этапе // Вестник Чувашского университета. 2013. № 4. С. 43-51.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Мухаметшина Н.С. Самарская область. Национально-религиозное образование в этно-дисперсной среде // Этнокультурное образование. Методы социальной ориентации российской школы / Ин-т этнологии и антропологии РАН. М., 2010. Вып. 1. С. 81-95.

10. Шаров В.Д. Марий Эл. Школа - источник языка // Этнокультурное образование. Методы социальной ориентации российской школы / Ин-т этнологии и антропологии РАН. М., 2010. Вып. 1. С. 54-60.

11. Этнос. Идентичность. Образование // Труды по социологии образования / под ред. В.С. Собкина. М.: Ин-т социологии образования РАО, 2003. Т. IV, вып. VI. 268 с.

БОЙКО ИВАН ИВАНОВИЧ - доктор исторических наук, профессор кафедры докумен-товедения, информационных ресурсов и вспомогательных исторических дисциплин, Чувашский государственный университет, Россия, Чебоксары (boyko2003@yandex.ru).

I. BOYKO

PUPILS AND STUDENTS OF THE CHUVASH REPUBLIC ABOUT THE PROBLEMS OF ETHNO-CULTURAL EDUCATION (BASED ON MATERIALS OF A SOCIOLOGICAL POLL)

Key words: ethno-cultural education, the Chuvash language, national traditions, the use of languages, a survey.

The study of ethno-cultural education problems, having not only scientific but practical significance as well, is based on survey data of 300 schoolchildren and students of the Chuvash Republic and is a part of a nationwide project developed by the Institute of Ethnology and Anthropology of the Russian Academy of Sciences. A central element of ethno-cultural education is native languages teaching (in this specific case - the Chuvash language). The attitude of young people to the study of the Chuvash language at schools and universities is identified; the features of answers depending on types of educational institutions, place of residence, and ethnicity of the respondents are shown. The practice of using the Russian and Chuvash languages in the everyday life of respondents is illustrated; the reasons for not using the Chuvash language are listed. The reaction of young people to opportunities of their visual acquaintance with material and spiritual monuments of ethnic and cultural heritage of Russian peoples by organizing excursions to art, history museums, trips to other cities, hiking, etc is examined. The structure of preferences of really studied ethno-cultural themes and subjects is revealed. The opinions of schoolchildren and students about the importance of subjects of ethnic and cultural cycle in preserving traditions, feelings of community spirit, love of the native land, receiving the special skills and abilities that are useful in life, etc. are grouped. At the same time, attention is drawn to the presence of a certain part of respondents, who are quite indifferent to such knowledge. The survey data confirmed findings of other surveys on prevalence in the Republic of friendly relations between representatives of different ethnic groups, primarily representing long-term residents. An absolute majority of young people did not experience negative attitude to themselves because of language, nationality or religious preferences. A positive or neutral reaction to the proposed projective situation on possibility of co-education with young people from migrant families was recorded. All answers received were analyzed taking into account ethnic, gender sets of respondents, and types of educational institutions.

References

1. Alos-i-Font Ye. Issledovanie yazykovoi situacii v Chuvashskoi Respublike [Investigation of the language situation in the Chuvash Republic]. Cheboksary, 2015, 324 p.

2. Boyko I.I. Chuvashiya. Problemy ravenstva yazykovyh prav v obrazovanii [Chuvashia. Problems of equality of language rights in education]. Etnokul'turnoe obrazovanie. Metody social'noi orienta-cii rossiiskoi shkoly [Ethno-cultural education. Methods of social orientation of Russian schools]. Moscow, 2010, vol. 1, pp. 127-136.

3. Boyko I.I., Haritonova V.G. Yetnokul'turnyi komponent v shkol'nom obrazovanii Chuvashskoi Respubliki [Ethno-cultural component in school education in the Chuvash Republic]. Sociokul'turnaya dinamika regionov v usloviyah finansovo-ekonomicheskogo krizisa. Sbornik materialov VI Vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferencii «Sociokul'turnaya evolyuciya Rossii i ee regionov» [Proc. of Rus. Sci. Conf «Sociocultural evolution of Russia and its regions»]. Ul'yanovsk, Ulyanovsk State Pedagogical Institute Publ., 2010, pp. 194-199.

4. Voroncov V.S. Pomozhet li novyi federal'nyi zakon rodnomu yazyku? [Will the new Federal law the native language?]. Etnokul'turnoe obrazovanie. Metody social'noi orientacii rossiiskoi shkoly. [Ethno-cultural education. Methods of social orientation of Russian schools]. Moscow, 2010, vol. 1, pp. 180-188.

5. Ignat'eva A.P., Vinogradov Yu.M., Ignat'eva V.I et al. Govoryat li deti po-chuvashski? [Say whether children in the Chuvash?]. Narodnaya shkola [Folk School], 2009, no. 4, pp. 41-44.

6. Lebedeva M.N., Luneva O.V., Stefanenko T.G. Mezhkul'turnyi dialog v shkole [the Intercultural dialogue at school]. Moscow, 2004, vol. 1, 195 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Martynenko A.V. Mordoviya. Polikul'turnoe obrazovanie [Mordovia. Multicultural education]. In: Etnokul'turnoe obrazovanie. Metody social'noi orientacii rossiiskoi shkoly [Ethno-cultural education. Methods of social orientation of Russian schools]. Moscow, 2010, vol. 1. pp. 61-67.

8. Mineeva E.K. Natsional'no-territorial'nye obrazovaniya i istoricheskaya obuslovlennost' mez-hetnicheskikh otnoshenii v Rossiiskoi Federatsii na sovremennom etape [National-territorial formations and historical conditioning of inter-ethnic relations in Russia at the present stage]. Vestnik Chuvashsko-go universiteta, 2013, no. 4, pp. 43-51.

9. Muhametshina N.S. Samarskaya oblast'. Nacional'no-religioznoe obrazovanie v etnodispersnoi srede [Samara oblast. National-religious education in the Diaspora environment]. In: Etnokul'turnoe obrazovanie. Metody social'noi orientacii rossiiskoi shkoly [Ethno-cultural education. Methods of social orientation of Russian schools]. Moscow, 2010, vol. 1, pp. 81-95.

10. Sharov V.D. Marii El. Shkola - istochnik yazyka [Mari El Republic. School - the source language]. In: Etnokul'turnoe obrazovanie. Metody social'noi orientacii rossiiskoi shkoly [Ethno-cultural education. Methods of social orientation of Russian schools]. Moscow, 2010, vol. 1, pp. 54-60.

11. Sobkin V.S., ed. Etnos. Identichnost'. Obrazovanie. Trudy po sociologii obrazovaniya [Ethnicity. Identity. Education. Works on sociology of education]. Moscow, 2003, vol. 4, iss. 6, 268 p.

BOYKO IVAN - Doctor of Historical Sciences, Professor, Department of Document Science, Information Resources and Auxiliary Historical Disciplines, Chuvash State University, Cheboksary, Russia (boyko2003@yandex.ru)._

Ссылка на статью: Бойко И.И. Школьники и студенты Чувашии о проблемах этнокультурного образования (по материалам социологического опроса) // Вестник Чувашского университета. - 2016. - № 4. - С. 23-30.