Научная статья на тему 'Школа Хонгандзи в период сэнгоку дзидай (1467-1582 гг. )'

Школа Хонгандзи в период сэнгоку дзидай (1467-1582 гг. ) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
153
42
Поделиться

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Дукачева А. В.

Hongandzi reached some successes, establishing total power in some regions of Japan, for example, in Kara province, and certainly influenced on the course of gathering Japan.

Honganji School in the Sengokujidai (1467 1582)

Hongandzi reached some successes, establishing total power in some regions of Japan, for example, in Kara province, and certainly influenced on the course of gathering Japan.

Текст научной работы на тему «Школа Хонгандзи в период сэнгоку дзидай (1467-1582 гг. )»

А.В. Дукачева,

аспирантка ДВГУ

Школа Хотацдзи в период Сэигоку дзидай (1467 — 1582 гг.)

Религия играет важную роль в жизни любого общества, проникая во все его сферы: социальную, политическую, экономическую, не только формируя сознание и мировоззрение людей, но и непосредственно влияя на политику государства. Не является исключением и средневековая Япония, где в сложный для страны период междоусобных войн, феодальной раздробленности религия выступала одним из важнейших факторов в формировании ее нового облика.

Огромную роль в истории Японии сыграл буддизм, в русле которого к началу периода Сэнгоку дзидай сформировалось три новых направления. В буддизме эпохи Хэйан можно выделить два основных направления: к одному из них относятся школы Сингон и Тэндай, доктрины которых были недоступны простым людям в силу своей сложности, к другому относились магические практики, имевшие чисто утилитарное значение. Ни то ни другое направления не могли удовлетворить потребности простых людей в связи с отсутствием в них понятных и доступных идей, отодвигавших неизбежность страданий в бесконечной цепи перерождений. Это способствовало появлению новых школ буддизма в Японии в эпоху Камакура (1192-1333 гг.)1.

Религиозные изменения в эпоху Камакура ознаменовались появлением трех новых школ, отвечавших социальным и мировоззренческим запросам общества: амидаизму, нитирэнизму и дзэннизму. Нужно отметить существенные различия в доктринальных и идейно-политических позициях этих направлений, которые все по-своему отвечали чаяниям различных слоев населении. Амидаизм обещал своим приверженцам спасение в «Чистой земле Будды Амида» после смерти, дзэннизм — просветление уже на этом свете, нитирэнизм — спасение при жизни. Доктрина Дзёдосин оказалась более жизнеспособной и позволила школе и ее основным направлениям пережить все потрясения, связанные с войнами и сменой власти в стране, и удачно приобщиться к новой жесткой, централизованной системе объединенного государства в отличие от других направлений.

Школе Хонгандзи удавалось, опираясь на самые широкие слои населения, длительное время оказывать сопротивление трем объединителям Японии и другим крупным феодалам. Именно она возглавила движение икко икки.

Роль школы Хонгандзи в истории Японии невозможно рассматривать отдельно от самого учения Дзёдосин. Основателем школы считается Синран, именно его религиозные и философские труды стали основой амидаистической школы Дзёдосин, однако его скорее следует считать основоположником учения, так как собственно школа с системой храмов во главе с храмом Хонгандзи возникла уже после смерти Синра-на и связана с именами его потомков и последователей2.

Первым идеи, ставшие основой син-буддизма, заложил Хонэн, многие его ученики пытались продолжить дело учителя, но существенного успеха удалось достичь лишь Синрану. Он был горячим сторонником и верным последователем Хонэна. По свидетельствам жены Синрана Эсин-ни, в то время, когда Синран посещал своего учителя в Киото, Хонэну было уже 69 лет. Синран с необыкновенным упорством стремился постигнуть доктрину Дзёдо, посещая своего наставника ежедневно в течение ста дней3. Синран еще при жизни своего учителя начал вести проповеди нэмбуцу, а позднее стал основателем учения школы Дзёдосин, или «Истинной школы Чистой земли». За 20 лет он поднял большое движение среди крестьян и низших самураев4.

Синран родился в аристократической семье Хино, ветви клана Фудзивара. Его отец Аринори одно время служил при дворе. В 9-летнем возрасте Синран поступил в монастырь Хиэй школы Тэндай, где провел

20 лет, досконально изучив буддийские письмена, что ясно прослеживается в его дальнейших работах и свидетельствует о том, что он прилагал огромные усилия в учебе. Вероятно, уже тогда Синран практиковал публичное чтение нэмбуцу на протяжении длительного времени5.

Синран продолжил развивать доктрины Хонэна, стремясь к еще большему упрощению. Он провозгласил залогом спасения искреннюю веру в милосердие Будды Амида и однократное повторение формулы «Нами Амида буцу!» При этом не считал нужным отказываться от участия в светской жизни ни верующим, ни священникам. Он сам подавал пример своим последователям. У Синрана было шестеро детей (по некоторым источникам, семеро) от дамы (как говорят, дочери регента Ка-нэдзанэ), именуемой Монахиней Эсинни, которая была его фактической женой. С тех пор адептам школы Дзёдосин не только разрешается вступать в брак, но безбрачие вообще решительно не одобряется, а должности в храмах Дзёдосин часто передаются по наследству6.

Очевидно, что одной из важнейших причин популярности таких общин было то, что они приветствовали новообращенных из низших классов. Сам Синран упорно отказывался называть своих последователей учениками, именуя их приятелями (добо) или спутниками (доге)1.

В 1212 г., через десять лет после того как Синран скончался, его младшая дочь, монахиня Какусин-ни, возвела над могилой отца усыпальницу — небольшое шестиугольное сооружение в местечке Оотани в восточных горах Хигасияма, неподалеку от монастыря Тионъин, основателем которого был Хонэн. В усыпальнице поместили небольшое скульптурное изображение Синрана и стали называть ее Храм памяти (Учителя) в Оотани (Оотани гоэйдо). Поначалу хранительницей (ру-сусики) при Оотани гоэйдо была сама Какусин-ни, а впоследствии эта обязанность стала передаваться по наследству.

К середине XV в. сложилась и организационная структура школы Хонгандзи, основанная на передаче основных постов по наследственному принципу. Тем не менее, Хонгандзи по-прежнему находилась в условиях жесточайшей конкуренции со стороны старых и новых буддийских школ. Постоянные конфликты внутри школы и борьба за власть не позволяли ей развиваться более динамично. Одной из форм выступления крестьян были религиозные выступления с участием адептов школы Дзёдосин и одного из ее направлений икко, икко икки8.

Масштабные крестьянские восстания, в том числе и религиозные, начавшиеся в середине XV в., в основном были подняты последователями школы Хонгандзи. Вначале крестьяне прибегали к пассивным формам борьбы, бросая деревни и уходя в леса и горы. В дальнейшем, с усилением гнета, крестьяне нескольких соседних деревень объединялись в го, или куми — союзы нескольких деревень — и совместно стали прибегать к активным действиям в виде мятежей икки или уходили не в леса, а в соседние деревни. Затем протест приобрел форму вооруженных выступлений в виде доикки (цути-икки).

В тот период во многих городах развивалось самоуправление. В тех, что находились в пределах влияния буддийских школ, главным образом Нитирэн и Дзёдосин, политическая власть была сосредоточена в руках этих популярных религиозных организаций9.

Новый всплеск популярности идей школы Дзёдосин в Японии вызвала миссионерская деятельность Рэннё (1415-1499 гг.). Он был сыном настоятеля Хонгандзи и после смерти отца стал в 1457 г. его наследником и восьмым настоятелем этого храма. Удрученный падением престижа Хонгандзи среди верующих, Рэннё с юных лет занимался изучением трактатов Синрана, Какунё и Дзонкаку. Центром своей пропаганды Рэннё избрал провинции Микава, Сэтцу и Оми, где авторитет Хонгандзи был еще высок. Рэннё написал простым разговорным языком несколько офуми («посланий»), где в доступной форме дал подробное и ясное изложение доктрины своего великого предшественника. Сохранилось более 200 посланий Рэннё. Суть их сводилась к двум основным заветам Синрана. Рэннё также предостерегал монто против широко распространенной практики принесения даров священнослужителям и заявлял, что это неизбежно повлечет последующее рождение и священника, и жертвователя не в «Чистой земле», а в аду.

Рэннё никогда открыто не призывал к вооруженной борьбе, однако когда восстания стали вспыхивать одно за другим, а его имя использовалось для придания большего авторитета воинственным воззваниям лидеров некоторых монто, ему ничего не оставалось, как смириться с установившимся положением и даже в конечном итоге поддержать восставших. Но в своих трудах он продолжал призывать паству к смирению и духовному совершенствованию10.

В 1473 г. Рэннё обосновался в Этидзэн в местечке Ёсидзаки, которое он выбрал специально из-за его хорошей защищенности. Здесь его учение распространялось среди простых дюдей подобно лесному пожару11.

К середине 1475 г. Рэннё отправился через провинции Тамба, Сёэцу и Кавати в местечко Ямасина, где намеревался возвести новый храм Хонгандзи. В 1485 г. строительство храмовых помещений было завершено, и в специальном зале — Гоэйдо — был торжественно установлен портрет Синрана, главная святыня школы Дзёдосин. Активная пропагандистская деятельность Рэннё принесла свои плоды: ему удалось донести до народа смысл основных положений учения Синрана и сделать новый храм Хонгандзи основным религиозным центром школы. Благодаря активным проповедям Рэннё число последователей Хонганд-зи увеличилось почти вдвое. С его именем связано и основание храма школы в Исияма.

Восстания в период Сэнгоку дзидай были не столько борьбой за политическую власть, сколько сопротивлением против социальных устоев и жесткой политики феодалов. Рэннё и последующие духовные лидеры Хонгандзи выступали сдерживающей силой, стремились не допустить крайние формы сопротивления. Несмотря на то, что следующие за Рэннё духовные лидеры Хонгандзи, на долю которых пришлись основные выступления икко икки, продолжали попытки сдерживать своих последователей, последнее мощное восстание икко икки в Исияма все-таки приобрело политическую окраску.

Возглавивший к тому времени Хонгандзи Кэннё призвал все мон-то на борьбу с Ода Нобунага, провозгласив эту борьбу обязанностью всех верующих в Будду Амида12. Новая обстановка обусловила и изменение положения буддийской церкви. По мере усиления феодальной раздробленности в наиболее мощных монастырях и храмах стала проявляться тенденция противопоставления этих оплотов буддизма как феодалов духовных феодалам светским. Монастыри превратились в настоящие крепости, наводненные вооруженными монахами. Отряды монахов одних школ нападали на монастыри других школ, подвергая их разграблению13.

В ХV—ХVI вв. буддийские монастыри владели значительными земельными угодьями и людскими резервами. Среди последователей различных школ было множество крестьян, мелких феодалов и горожан14.

В настоящее время при изучении истории восстаний икко икки преобладают два основных направления. С одной стороны, их рассматривают как одно из звеньев в процессе борьбы крестьянства и прочих низших слоев населения с социальными устоями средневекового общества, с другой — выделяют активную роль школы Хонгандзи. Однако эти крайние точки зрения не отражают того факта, что, хотя икко икки и являлись частью общих процессов в стране, все-таки они несли в себе определенные особенности, которые необходимо выделить. Наиболее точного определения для икко икки нет, но их можно считать одной из форм борьбы народа за права, избранную низшими слоями населения, состоявшими в основном из крестьян, мелких торговцев, ремесленников, мелких землевладельцев под началом буддийской школы Дзёдо-син, связанной с ними посредством создания религиозных общин, формировавшихся вокруг семинарий и храмов. Общепринятым считается мнение, что основой этих восстаний стали так называемые ко — общины, формировавшиеся вокруг храмов и семинарий школы Хонгандзи. Еще в трактатах основателя учения Дзёдосин Синрана говорится о том, что основой школы являются именно общины верующих ко. Они и стали в дальнейшем источником экономического и политического могущества школы Хонгандзи.

Важным объединяющим фактором как внутри общины, так и для отдельных общин разных районов стало проведение ежемесячных поминальных служб. Например, Рэннё установил день поминовения своего отца Дзоннё 18 число и день поминовения своей матери — 28 число.

Затем при следующем монсю Дзицунё были установлены дни поминальных служб его родителей — отца Рэннё и матери — 25 марта и 5 декабря соответственно, впоследствии они стали проводиться ежемесячно. Еще одним связующим звеном для верующих была идея о

том, что место их собраний является местом, где царит праведный закон Будды. Более мелкие общины, подчиненные большим храмам, проводили также церемонии поминовения основателей общины в их районе, а также церемонии очищения, разделяя между собой затраты на проведение церемоний и различные обязанности, связанные с их проведением15.

При Рэннё получили распространение церемонии благодарения оёри и поминальные службы, проводившиеся общинами поочередно. Подчеркивалось заветное желание Синрана — чтобы во время таких служб, которые длились «семь дней и ночей», верующие искренне раскаивались в своих проступках16.

Можно выделить два типа общин ко. Сельские общины с поселковыми собраниями со, являвшиеся зачатками крестьянского самоуправления, а также городские общины, формировавшиеся в городах, в том числе и в прихрамовых городах дзинаймати. В то же время даже в рамках деревенской общины можно выделить различные типы объединений, такие как поселковые собрания со, тонобара (подчинявшиеся храму в Исэ), различные подпольные объединения. В их число входят и объединения последователей Дзёдосин — монто17. Причем в городской среде торговцев и ремесленников было более распространено направление Синсю — учение об истине, а в среде крестьян и мелких буси из сельскохозяйственных районов наибольшую популярность обрело учение об одном — Иккосю18.

К середине ХVI в. к Икко обратились около половины всех последователей буддизма в Японии. Однако движение икко икки нельзя рассматривать строго как религиозное движение. Оно носило сложный характер, обусловленный как религиозными, так и политическими и социальными факторами. Постепенно сформировался некий симбиоз религиозной школы и ее многочисленных адептов, в среде которых можно выделить крестьян, мелких землевладельцев и торговцев, составлявших материальную базу школы, получая в свою очередь защиту от более крупных феодалов, произвола властей и надежду на спасение.

Постепенно это движение охватило многие районы страны. Под властью восставших находились целые провинции, а восстание в общей сложности длилось сто лет и охватывало 12 провинций. В рамках этого течения можно выделить движение цути икки в провинции Харима, основным лозунгом которого были слова далеко не религиозного содержания: «В провинции нет места для самураев», выражавших социальный протест против давления со стороны господствующего военного сословия. Однако интересно то, что воинственные действия движения были главным образом направлены против отдельных феодалов и их несправедливых поборов, но в то же время сохраняли приверженность юридическим и религиозным институтам Киото19. Самые значительные восстания икко икки произошли в 1474 г. (6 г. Буммэй) в провинции Каэцу, центр которого находился местечке Ёсисаки. Помимо Хонганд-зи, восставшие активно руководствовались и другими направлениями учения Дзёдосин, кроме того, многие восстания имели под собой исключительно экономико-политическую основу. Общины последователей Хонгандзи в основном состояли из крестьян, сельских старост. Районы развития Хонгандзи совпадают с районами перехода от системы сёэн к общинному землепользованию. Сознательный переход к об-

щинному землепользованию подтверждается и словами Рэннё. Во главе общины стояли монахи, которым помогали старейшины (тосиёри) и главы (отона), которые руководили общинами и, кроме того, управляли земельными делами. Такие сельские общины истинно верующих, возглавляемые монахами, тосиёри и отона, и включавшие всех жителей деревни, были во многом результатом миссионерской политики Рэннё. Такие школы, как Синсю, Дзисю, Дзёдосю также были широко распространены в народе благодаря миссионерству, но только Хонгандзи удалось выстоять в войне с другими воинственными религиозными школами и феодалами.

Таким образом, основными противниками восставших становились даймё, монопольной власти которым угрожала крестьянская вольница. Например, во время восстания в провинции Кага сюго — даймё этой провинции Косуги был убит, а его войска изгнаны за ее пределы. С этого времени появилась провинция, которой управляли совместно монахи, самураи и крестьяне, представлявшие единую общину. Эту провинцию стали называть «провинция, где правят крестьяне».

Наибольшее сопротивление последователей икко икки встретил Ода Нобунага, так как в то время движение еще не пошло на убыль и не было обескровлено. Ода Нобунага, стремившийся к объединению страны, встретил ожесточенное сопротивление представителей школы Хон-гандзи, которое Ода так и не удалось окончательно покорить.

Нобунага был разгромлен войском Икко в собственной провинции Овари в 1571 г., трижды безуспешно атаковал восставших на следующий год. Разбить их удалось только с помощью хитрости, а окончательно покорить лишь через 10 лет. Еще одно крупное восстание икко икки вспыхнуло в провинции Микава осенью 1562 г., Ода с трудом удалось его подавить и то лишь в союзе с местными феодалами.

Токугава Иэясу расправлялся с представителями школы Хонганж-зи не менее жестоко, чем его предшественники, но он был дальновидным человеком и прекрасно понимал, какой потенциал таит в себе школа Дзёдосин, глубоко пустившая корни в самых разных слоях населения, поэтому сразу, после окончательного подавления восстания, он изменил свое к ней отношение20.

Можно выделить три основных периода развития движения икко икки. На первом этапе активно шел процесс распада сёэн. Поэтому восстания икко икки можно отнести к разряду коку икки, множество которых вспыхивало в этот период как протест против жесткой политики военных кругов. На втором этапе Хонгандзи удалось установить власть в районе Кинай и распространить свое влияние, которое он спровоцировал во многих районах восстания икко икки. На третьем этапе Хонгандзи фактически вытеснила сэнгоку- даймё из района Кинай, заняв их место, она упрочила свое положение в районах, где удалось поднять восстания икко икки. Фактически было создано государство в государстве. Такие образования во множестве появлялись в период феодальных войн. В данном случае роль феодала перешла к Хонгандзи, а монахи этой школы, управлявшие монто, стали главными землевла-дельцами21.

Последним значительным выступлением икко икки стало восстание в Исияма — Хонгандзи, после которого это движение было в основ-

ном подавлено. Это восстание до заключения договора в течение 11 лет досаждало одному из объединителей Японии Ода Нобунага. После поражения последнего оплота восставших Хонгандзи была практически вытеснена с арены политической борьбы22.

В 1532 г. Хонгандзи в Ямасина по приказу даймё Хосокава был сожжен его вассалом Роккаку и присоединившимися к ним армейцами школы Нитирэн, никогда не упускавшей случая нанести удар по главному идейному врагу. Глава школы Хонгандзи Сёнё переехал в монастырь Исияма, находившийся в г. Осака, который с этого времени стал главным храмом школы. Монастырь был основан еще Рэннё в 1496 г. Здесь Рэннё провел свои последние годы. Во время основания храма на пустынном месте (там не было ни одного влиятельного феодала), фактически это была земля, где, по образному выражению автора книги «Сказание о Хонгандзи» Тиба Норирю, обитали лишь волки и лисицы23.

Благодаря строительству храма и переносу религиозного центра школы Хонгандзи из Ямасина в Исияма, вокруг него стал стремительно развиваться прихрамовый город — дзинаймати. В нем нередко возникали пожары, так как большинство зданий здесь были деревянными. Случались и умышленные поджоги — врагов у школы хватало, в том числе и среди религиозных оппонентов.

По некоторым данным, в январе 1562 г. пожар уничтожил в городе 2000 домов. Через 2 года, 26 декабря, здесь вновь вспыхнул пожар, который, начавшись в храме Хонгандзи, перекинулся на город и уничтожил 900 домов. Вот как описывал этот эпизод христианский миссионер Луис Фроиш: «Немного за полночь на улице послышались громкие крики, топот множества бегущих вооруженных людей и скачущих лошадей. Я сразу понял, что начался пожар. Сопровождаемый язычниками, я покинул дом, где находился и был препровожден в другое здание. Из-за сильного ветра огонь распространялся молниеносно. В течение 2-3 часов сгорели склады с монастырскими запасами, более 900 домов, более 100 человек сгорели в огне. По улицам метались люди, везде валялись брошенные пожитки. Я был потрясен увиденным»24.

В 1565 г. глава Хонгандзи Кённё заключил союз с главой провинции Каи (совр. префектура Яманаси) Такэда Сингэн, а весной 1566 г. установил дружеские отношения с феодалом провинции Оми (совр. префектура Сига) Роккаку, которого заверил в своих дружественных намерениях. Роккаку, прежде воевавший с Хонгандзи по приказу Хосокава, к тому моменту вышел из-под контроля своего бывшего сюзерена и предпочел заключить мир с Хонгандзи.

В 1568 г. Нобунага въезжает в Киото и ставит на должность сёгу-на Асикага Ёсиаки, в том же году он вторгается в провинцию Оми и начинает войну с местным феодалом Роккаку. В соответствии с заключенным договором Хонгандзи приказывает одной из своих общин монто в Оми оказать военную поддержку Роккаку. Однако Ода удалось отразить атаку Роккаку и остаться в Киото25.

После того как монахи школы Тэндай напали на Хонгандзи в 1532 г. и сожгли его, в течение 5 лет именно Тэндай была самой влиятельной буддийской школой в Киото, в то время как Хонгандзи практически утратила свое влияние в столице. Усиление Тэндай вызывало тревогу не только у Хонгандзи, но и у других влиятельных политических сил.

Поэтому в 1536 г. была предпринята попытка изгнания Тэндай из Киото при поддержке военного правительства бакуфу и при участии Роккаку, Хосокава и др. Хонгандзи не стала посылать свои войска и лишь помогла коалиции продовольствием, отправив 1125 кг риса. Но и без помощи Хонгандзи войско было достаточно внушительным: отряд Ямакадо, по некоторым сведениям, насчитывал более 150 тыс. чел., но скорее всего это значительное преувеличение, и он составлял не более 30 тыс., объединенный отряд Роккаку составлял 30 тыс. чел. Таким образом, войска антитэндайской коалиции составляли более 60 тыс. чел. Войска Тэндай насчитывали более 30 тыс. чел., и численно превосходящим их войскам коалиции удалось обратить монахов в бегство26.

Глава Хонгандзи Кэннё обратился за помощью к монто всех подконтрольных ему районов, а также попросил прислать войска Адзаи Нагамаса. 12 сентября Нобунага с войском численностью более 20 тыс. чел. напал на опорные пункты Хонгандзи Нода и Фукудзима, которые находились под защитой дома Миёси. Из-за угрозы поражения Миёси Хонгандзи вынуждена была оказать им помощь. Это и стало причиной начала прямого военного столкновения между Ода и Хонгандзи, сыгравшего в судьбе последней роковую роль. После вступления в войну Хонгандзи Нобунага оказался в трудном положении и был вынужден начать переговоры о заключении мира. В это время Адзаи и Асакура, вторгнувшись в южную часть провинции Оми, подняли мятеж в Сака-мото и Оцу, рассчитывая в дальнейшем напасть на Киото. Нобунага был вынужден поспешно отступить из района Осака и вернуться в Киото, после чего военные действия на время были приостановлены, и Хонгандзи получила передышку.

Однако в критический для Хонгандзи момент Оми монто подняла мятеж против Нобунага, к ней присоединились монто из Нагадзима, Исэ (совр. префектура Миэ) и напали на замок Огиэ в провинции Ова-ри (совр. префектура Аити), в результате был убит младший брат Нобунага. В мае 1571 г. Нобунага напал на Нагадзима, но осажденным оказали помощь пираты, и Ода, потерпев поражение, был вынужден отступить. Через 3 года, в июле 1574 г., Ода вновь напал на Нагадзима, имевшую естественную водную преграду, но на этот раз Нобунага обратился за помощью к Кику Карюю, командовавшему флотом Исе, который предоставил ему свой флот, что позволило Нобунага атаковать Нагадзима с моря и поставить осажденных в очень трудное положение. Узнав о трудном положении осажденных в Нагадзима, Кэннё обратился за помощью к Такэда из провинции Каи, но тот ответил, что сейчас в его распоряжении нет войск, которые он мог бы отправить на помощь осажденным. Однако пообещал через несколько дней отправить войска в Микава и Овари (совр. префектура Аити).

После трехмесячной осады в Нагадзима не стало хватать продовольствия, и масса людей умерла от голода. Осажденные были вынуждены сдаться. И 29 сентября был заключен мир, а защитники Нагадзима вынуждены были покинуть город. Нобунага не сдержал обещания и вновь напал на покинувшие город отряды. Разгорелась новая война, принесшая огромное число жертв. В результате этих сражений были уничтожены монто в Янакадзима, Накаэ и др. общей численностью

около 20 тыс. чел. В октябре 1572 г. Ода Нобунага и Исияма Хонгандзи заключили мирный договор при посредничестве сёгуна Ёсиаки и Такеда Сингэн. Вскоре отношения между Нобунага и сёгуном испортились, а в 1573 г. произошел окончательный разрыв отношений, и Ёсиаки обратился за помощью к Хонгандзи, получив также поддержку дома Миёси и Мори Тэрамото. Такой поворот событий вызвал недовольство Нобунага, и весной 1575 г. войска Нобунага численностью более 10 тыс. чел. захватили Синхори, Каватитакая и некоторые другие опорные пункты Хонгандзи, после чего Ода направил свои войска в провинцию Этидзэн (совр. префектура Фукуи). За два года до этого, после гибели Асакура Ёсинага и Адзаи Нагамаса, провинция Этидзэн была оккупирована вторгнувшимися из Кавати (совр. префектура Исикава) войсками монто и стала территорией подконтрольной Хонгандзи, угрожавшей Нобунага с тыла. Этидзэн монто потерпели поражение от войск Нобунага, что открыло ему путь для дальнейшего продвижения в Кага, где ему также не смогли оказать достойного сопротивления. После поражения в Этидзэн и падения замка Каватитакая Хонгандзи, обеспокоенная своим положением, стала вести переговоры о перемирии. В декабре 1575 г. ей удалось достигнуть желаемого результата. Однако перемирие продлилось чуть больше трех месяцев — в апреле 1576 г. войска Нобунага вновь напали на Хонгандзи.

Хонгандзи пыталась получить поддержку от Уэсуги Кэнсина из провинции Этиго для улучшения ситуации на востоке и дома Мори — на западе, так как после потери провинции Этидзэн последняя фактически оказалась отрезанной от основных путей снабжения. Кроме того, осажденным оказывали помощь монто из провинции Кии (совр. префектура Вакаяма) под предводительством Сайга. После ряда успешных операций против Нобунага Кэнсин неожиданно умер и планам по объединению усилий с Хонгандзи не суждено было сбыться.

Луис Фроиш так описывал положение Хонгандзи: «Этот монах (Кэннё) в то время более всего желал всегда иметь при себе отряд Сайга в 6-7 тыс. человек. Эти люди из-за фанатичной преданности своей вере готовы были жить в замке за свой счет, приобретая вооружение, одежду и пищу за собственные деньги. Все необходимое для ведения войны на суше и на море они приобретали сами»27.

Таким образом, для того, чтобы окончательно сломить сопротивление Хонгандзи, Нобунага было необходимо разбить отряды Сайга. Для этого он вторгся в Кии и захватил основные опорные пункты Сайга. Ситуацию осложняло то, что даже в его собственных войсках не было полного единства. Так, в феврале 1577 г. Бесё Накадзи из провинции Харима (совр. префектура Хёго) внезапно предал Нобунага и перешел на сторону восставших. В октябре Араки Мурасигэ, участвовавший в осаде на стороне Нобунага, тоже перешел на сторону осажденных. Причиной стало то, что солдаты Мурасигэ, видя тяжелое положение осажденных, проявили к ним сострадание и тайно передавали продовольствие в осажденный город. Когда это было раскрыто, Мурасигэ, испугавшись гнева Нобунага, предал его. Это событие сильно подействовало на Нобунага, но в ходе войны уже ничего не могло коренным образом измениться, так как Хонгандзи была слишком ослаблена длительной

войной. Обе стороны были заинтересованы в прекращении военных действий и стали вести переговоры при посредничестве императора Отима-ги. В марте — мае 1580 г. Кэннё и Нобунага предоставили императорскому двору письменные заверения, подтверждавшие намерения заключить мир, что и было сделано. 9 апреля Кэннё, взяв с собой главные реликвии школы Хонгандзи, включая статую Синрана, покинул Исияма Хонгандзи в Осака и отправился в Сагиномори (префектура Вакаяма), а затем в Кайдзуку и Тэмма в современном г. Осака.

Так закончилась одна из самых продолжительных и кровопролитных войн в истории Хонгандзи, после которой она окончательно утратила политическое влияние и фактически была вытеснена с политической арены28.

Дело Нобунага продолжил его преемник Тоётоми Хидэёси, который, видимо, осознав бессмысленность военной борьбы с религиозными фанатами, избрал иной метод — постепенное экономическое ослабление — путем конфискации земель, постоянное перемещение основных религиозных центров Дзёдосин и периодического поощрения общин передачей им земельных и лесных угодий для строительства храмов. В частности, в 1591 г. Тоётоми пожаловал общине землю, на которой был построен новый храм Хонгандзи29.

Окончательное поражение восстания икко икки связано с именем третьего объединителя Японии Токугава Иэясу. Токугава продолжил дело объединения Японии.

Иэясу предпринял несколько военных вылазок против сил Имага-ва и расширил свои владения на юг и на восток от Окадзаки, после чего пожертвовал захваченные земли своим верным вассалам и упорядочил административное управление своими увеличившимися владениями30.

Иэясу сумел извлечь для себя уроки из печального опыта борьбы с фанатичными последователями школы Хонгандзи. Он распустил организации приверженцев школы Икко в провинции Микава и разрушил все их культовые постройки. Спокойствие в восточной части провинции было восстановлено в июле 1564 г., и позднее Иэясу постепенно подчинил своей власти всю провинцию31.

В дальнейшем правительство Токугава, стремясь ослабить потенциальных врагов, в 1602 г. обязало буддийскую школу Хонгандзи разделиться на две ветви и таким образом уменьшить опасность, которую она могла представлять собой в дальнейшем32.

Однако официальные хроники Хонгандзи предлагают несколько иную версию разделения школы. По сложившейся с самого основания школы Хонгандзи традиции стать главой школы монсю должен был старший сын Кэннё Кёнё, но он не согласился с условиями, выдвинутыми Нобунага при заключении мира, и поднял мятеж. В августе 1580 г. Кёнё был вынужден бежать. Он поджег храм и скрылся. После этого события Кэннё официально объявил, что отказывается от старшего сына, и назначил своим официальным преемником младшего сына Дзюнъё, упомянув об этом в завещании. Кроме того, против кандидатуры мятежника Кёнё выступал Тоётоми Хидэёси. Скорее всего, Токугава Иэясу просто воспользовался конфликтной ситуацией. Придя к власти в 1602 г.,

Токугава Иэясу выделил участок земли в Киото в районе Рокудзё Кара-сума, назначив его главой Кёнё. Таким образом, формальным поводом для разделения Хонгандзи стал внутренний конфликт (33). Можно предположить, что Токугава просто воспользовался этим скандалом для дальнейшего ослабления ее позиций.

Восточный Хонгандзи (Хигаси-Хонгандзи) был возведен на земле, пожертвованной Токугава Иэясу. Более ранняя обитель, соответственно, стала именоваться Западным Хонгандзи (Ниси-Хонгандзи)34. В этот период организация храма Хонгандзи была твердо установлена и согласована с правительственными контролирующими органами Токугава, которые требовали иерархической внутренней структуры и определяли членов руководства храмов35.

Дзёдосин сыграла важнейшую роль в становлении и развитии японского буддизма, придав ему самобытный характер вполне самостоятельного учения, хоть и позаимствовавшего многие концепции из других течений.

Хонгандзи, безусловно, оказала огромное влияние на ход исторических событий, но восстания икко икки все-таки были скорее частью общего процесса, набиравшего силу в тот период и известного как «гэкокудзё» (вассал побеждает господина»). Хонгандзи достигла определенных успехов, установив полную власть в некоторых областях Японии, например, в провинции Кага, и, безусловно, существенно повлияла на ход объединения Японии, но нельзя утверждать, что она стремилась захватить политическую власть в стране. Скорее, это были порывы отдельных представителей школы, а не целенаправленная политика, ведь Хонгандзи никогда не отрицала авторитет императорской власти, о чем свидетельствуют и офуми Рэннё, призывавшие к повиновению. К тому же, несмотря на свои безграничные возможности, Хон-гандзи все же не обладала достаточными ресурсами и поддержкой, просто в условиях раздробленности длительное время не было никого, кто мог бы составить ей реальную конкуренцию, а успехи нередко являлись лишь плодом успешно заключенных альянсов36.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Герасимова М.П., Киотоский альбом. История, культура, традиции. М.: Институт востоковедения РАН, изд-во «Крафт+», 2002. С. 23-25.

2 Буддийская философия в средневековой Японии. М., «Янус-К», 1998. С. 17-23.

3 Цутида Хироми. Нихоннососи Синран о аруку. По следам великого учителя Синрана. Токио.:Косейся, 1992. С. 134.

4 The Cambridge History of Japan, Cambridge University press, 1991, vol. 4. С. 29

5 Тиба Норирю. Хонгандзи моноготари. Повесть о Хонгандзи. Киото: Хонгандзи сюппанся, 1999. С. 27.

6 Буддийская философия в средневековой ...С. 206.

7 Сэнсом Дж. Япония. Краткая история культуры. СПб., 1999. С. 335-341.

8 Кожевников В.В., Очерки истории Японии XII-XVI вв. Владивосток.: Изд-во Дальневост. ун-та, 1999. С. 144-147.

9 The Bakufu in Japan history. Mass, Jeffrey P. Hauser, William B.1985, Stanford, California. С. 111.

10 Буддизм в средневековой Японии. М.: Наука. Изд-во Фирма «Восточная литература», 1993. С. 210-212.

11 Сэнсом Дж. Япония. Краткая история .С. 390-391.

12 Герасимова М.П., Киотоский альбом. История, культура.С. 47.

13 Арутюнов С.А., Светлов Г.Е., Старые и новые боги Японии. М., главная редакция восточной литературы изд-ва «Наука», 1968. С. 68-70.

14 The Bakufu in Japan ... С. 138-139.

15 Лекции по средневековой истории Японии. Кодза нихон тюсей рекиси. Токио.: Ясимасейхон, 1985, Т. 44. С. 205.

16 Лекции по средневековой истории Японии. С. 206.

17 История Японии. Нихон рекиси. Токио: Тюо Коронся, 1966. Т. 13. 151152.

18 Конрад Н.И., Очерк истории культуры средневековой Японии VII-XVI вв. М.: Искусство, 1980. С. 115.

19 Сэнсом Дж. Япония. Краткая история .С. 79-80.

20 Дзёдосинсю. «Учение истинно Чистой земли». Токио.: Футабася, 2002. С. 25-28.

21 История Японии. Нихон рекиси.С. 164.

22 Энциклопедия истории Японии. Кокуси дайдзитен. Токио.:Ёсикава, 1975. Т. 1, С. 672-673.

23 Тиба Норирю. Хонгандзи моноготари. Повесть о Хонгандзи .С. 281.

24 Там же. С. 277.

25 Там же. С. 278-279.

26 Там же. С. 280-281.

27 Там же. С. 287-288.

28 Там же. С. 276-290.

29 Сэнсом Дж. Япония. Краткая история .С. 138-139.

30 Лещенко Н.Ф. Япония в эпоху Токугава. М.: Институт востоковедения РАН, 1999. С. 48.

31 Там же. С. 49-50.

32 Сэнсом Дж. Япония. Краткая история .С. 428.

33 Материалы симпозиума по проблеме крестьянских восстаний в Японии. Нихон рекиси симподзиуму. Цутиикки. Токио.: Гакусейся, 1974. Т. 9. С. 30.

34 Герасимова М.П., Киотоский альбом. История, культура.С. 78.

35 Hongwanji, Kyoto, 1987. С. 17.

36 Сэнсом Дж. Япония. Краткая история .С. 335-429.

Anna V. Dukachova.

Hongandzi School in the Sengoku dzidai (1467 - 1582).

Hongandzi reached some successes, establishing total power in some regions of Japan, for example, in Kara province, and certainly influenced on the course of gathering Japan.