Научная статья на тему 'Сергею Николаевичу азбелеву — 90 лет'

Сергею Николаевичу азбелеву — 90 лет Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
175
55
Поделиться
Ключевые слова
С.Н. АЗБЕЛЕВ / ЮБИЛЕЙ / ИСТОРИОГРАФИЯ / S.N. AZBELEV / ANNIVERSARY / HISTORIOGRAPHY

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Грот Лидия Павловна

Статья посвящена 90-летию выдающегося русского ученого фольклориста и историка Сергея Николаевича Азбелева.

SERGEY NIKOLAYEVITCH AZBELEV's 90th BIRTHDAY

The article is devoted to the 90th birthday of Sergey Nikolayevich Azbelev an outstanding Russian scholar, folklorist and historian.

Текст научной работы на тему «Сергею Николаевичу азбелеву — 90 лет»

№ 1

2016

УДК 929

СЕРГЕЮ НИКОЛАЕВИЧУ АЗБЕЛЕВУ - 90 ЛЕТ

Л.П. Грот

Общество «Русский салон» (Лулео, Швеция) e-mail: mail@histformat.com ResearcherID: D-1052-2016 http://orcid.org/0000-0003-0184-1023 SPIN-код: 1768-1727

Авторское резюме

Статья посвящена 90-летию выдающегося русского ученого - фольклориста и историка Сергея Николаевича Азбелева.

Ключевые слова: С.Н. Азбелев, юбилей, историография.

SERGEY NIKOLAYEVITCH AZBELEV's 90th BIRTHDAY

Lidia Groth

The Russian Salon society (Lulea, Sweden) e-mail: mail@histformat.com

Abstract

The article is devoted to the 90th birthday of Sergey Nikolayevich Azbelev - an outstanding Russian scholar, folklorist and historian.

Keywords: S.N. Azbelev, anniversary, historiography.

* * *

В апреле нынешнего года исполняется 90 лет выдающемуся русскому ученому - фольклористу и историку Сергею Николаевичу Азбелеву.

С.Н. Азбелев родился 17 апреля 1926 г. в Ленинграде в семье Николая Ивановича и Татьяны Николаевны Азбелевых. Небольшим экскурсом в семейную историю ученого предварю мою статью, посвященную юбилею ученого (данные из семейной истории я получила от С.Н.Азблева).

Прадед Сергея Николаевича по отцу был статский советник Павел Борисович Азбелев, отец шести сыновей и двух дочерей. Два сына Павла Борисовича дослужились до генеральских чинов. Это был скончавшийся до революции старший сын Николай, который являлся воспитателем великого князя Георгия Александровича, и самый младший Петр, бывший директором-распорядителем работавшего на нужды военного флота завода ДЕКА и умерший в 1933 году, пережив нескольких кратковременных арестов большевиками. Судьба его брата, пятого сына П.Б. Азбелева Ивана Павловича - родного деда Саргея Николаевича Азбелева - была более трагичной.

42

№1 ______________________ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ _____________________2016

И.П. Азбелев родился в 1862 г. в Екатеринбурге. После окончания Морского Училища в Петербурге он был Высочайшим приказом 27 сентября 1882 г. по экзамену произведен в мичманы и поощрен премией адмирала Нахимова за успешное окончание училища. В том же году И.П. Азбелев на корвете «Скобелев» под командованием капитан-лейтенанта Благодарева отправился в плавание в Тихий океан с исследовательскими целями. При таких исследованиях имена офицеров корабля присваивались различным географическим объектам. Имя Азбелева было дано острову и банке в Новогвинейском море. По результатам плавания была написана научная статья, посвященная гидрографическому описанию участка западного побережья Африки. Кроме того, перу И.П. Азбелева принадлежит также целый ряд научно-популярных статей, посвященных описаниям его плаваний.

В 1887 г. И.П. Азбелев перешел на службу в Военное ведомство. В 1888 году был награжден орденом Св.Станислава 3-й степени. После выхода в отставку в 1897 году посвятил себя деятельности в области страхования и занимал руководящие должности в крупных страховых обществах Петербурга вплоть до управляющего делами Санкт-Петербургского общества страхования. В этой должности служил вплоть до ликвидации общества советской властью. Кроме того, с 1905 года И.П. Азбелев был одним из директоров Правления Северного Пароходного Общества (среди судов этого Общества существовал тогда пароход, носивший название «Иван Азбелев»), а также входил в правление Русско-Шпицбергенского общества. Помимо службы, И.П. Азбелев активно занимался общественной и публицистической деятельностью. Службу он оставил в 1926 г. («по возрасту») после постепенного закрытия тех обществ и организций, где он сужил. В 1930 г. И.П. Азбелев был арестован и находился в заключении больше 12 месяцев, многократно подвергаясь допросам. В следственном деле сохранились протоколы допроса, и его собственная подтверждающая подпись выведена, явно с трудом, дрожавшей рукой. Из следственных материалов видно, что от И.П. Азбелева добивались показаний, открывающих доступ к его капиталам за рубежом. 28 марта 1931 года коллегия ОГПУ постановила Азбелева И.П. расстрелять. Он был убит 6 апреля 1931 г. Тело семье не выдали, оно было зарыто в общей яме с другими расстрелянными. Документ о посмертной реабилитации И.П. Азбелева датирован 18 октября 1989 г.

Отец ученого Николай Иванович Азбелев родился в 1889 году в Сиверской под Петербургом. В 1913 г. он окончил юридический факультет Петербургского университета и до начала войны работал помощником присяжного поверенного. В октябре 1915 г. был зачислен в эскадрон Николаевского Кавалерийского училища юнкером, а по окончании курса Высочайшим приказом от 1916 был произведен в корнеты и весной 1917 г. отправлен в действующую армию, а в ноябре 1917 г. произведен в поручики.

Не захотев служить в Красной армии, Н.И. Азбелев вернулся к гражданским профессиям и вплоть до ареста работал в различных учреждениях и организациях Ленинграда. Н.И. Азбелев был арестован в 1930 г. в связи с арестом отца и находился в заключении около двух с половиной месяцев. Вторично он был арестован в 1935 г. Среди обвинений инкриминировалось и распространение провокационных слухов о том, что к его отцу применялись пытки (об этом рассказывала мать Николая

___________________________43

№1 ______________________ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ ______________________2016

Ивановича, которой разрешали свидания с мужем). Николай Иванович был осужден как социально опасный элемент и выслан в Актюбинскую область сроком на 5 лет. После отбывания ссылки ему не разрешили вернуться в Ленинград. Последние годы жизни Н.И. Азбелев провел в туркменском городке Ташауз, жаркий и влажный климат которого губительно сказался на его больных лёгких, и Н.И. Азбелев скончался в 1944 г. всего 55 лет от роду. Документ о его посмертной реабилитации датирован 30.08.1989 г.

К моменту осуждения и высылки Николая Ивановича из Ленинграда он был разведен с Татьяной Николаевной, матерью Сергея Николаевича, поэтому они смогли остаться в Ленинграде.

Татьяна Николаевна Азбелева родилась в Петербурге в 1900 году в семье потомственного дворянина Николая Ивановича Подкопаева, профессора Горного института, известного химика. Разнузданность революционных солдат в Петербурге побудила его отправить дочь к своим родственникам в Иркутск. Но в Иркутске во время установления на короткое время власти красных девушка была арестована и пережила смертный приговор «за связь с белыми». На счастье, этот факт не попал в поле зрения советских органов. Произошло это, вероятно, потому, что приговор был вынесен без суда - Татьяну просто внесли в списки назначенных к расстрелу, бросив девушку в общую камеру с арестованными офицерами. Офицеры постарались отгородить для нее часть камеры, используя то, что отыскалось под руками. Тюремщики эксплуатировали Татьяну как машинистку, заставив перепечатывать, в том числе, и тот расстрельный список. Но расстрелять арестованных красные не успели из-за поспешного бегства. После возвращения в Петроград Татьяна Николаевна работала машинисткой, затем во время войны - медсестрой госпиталя, а после войны и до своей кончины - медсестрой детской больницы. Скончалась Т.Н. Азбелева в 1967 г.

Сергей Николаевич Азбелев перенес вместе с матерью блокаду. С 15-ти лет работал санитаром госпиталя, а в 17 лет ушел на фронт: был рядовым пехотинцем, затем сержантом на Ленинградском фронте. Имеет награды: орден Отечественной войны и медали «За оборону Ленинграда» и «За победу над Германией». Школу С.Н. Азбелев заканчивал заочно после демобилизации, работая лаборантом в Радиевом институте АН. В 1955 году с отличием окончил Исторический факультет Петербургского (тогда Ленинградского) университета и в том же году пришел на работу в Институт русской литературы (Пушкинский Дом).

Но первые печатные работы С.Н. Азбелева вышли уже в 1954 году: рецензия на книгу «По следам древних культур: Древняя Русь» (М., 1953) и указатели к изданию «Путешествия русских послов XVI-XVII вв.: Статейные списки» (М.;Л., 1954). Ряд публикаций конца 1950-х гг., посвященных развитию летописного жанра в Великом Новгороде, были теоретически обобщены в кандидатской диссертации «Новгородское летописание XVII века» (Л., 1958) и научной монографии

«Новгородские летописи XVII века» (Новгород, 1960).

В это же время С.Н. Азбелевым готовятся обзоры фондов отечественных и зарубежных архивных хранилищ: «Описание древнерусских рукописей

44

№1 ______________________ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ _____________________2016

Новгородского областного архива» (ТОДРЛ, т. 15, 1958), «Памятники древнерусской письменности в хранилищах Болгарии» («Исторический архив», 1961, № 2).

Военные годы, Ленинградский фронт, 1943 г.

Следующим этапом научной деятельности С.Н. Азбелева становится исследование проблематики историзма древнерусской литературы и фольклора. По этой теме публикуются статьи: «Новгородские былины и летопись» («Русский фольклор», т. 7, 1962), «Летописание и фольклор» («Русский фольклор», т. 8, 1963), «Куликовская битва в славянском фольклоре» («Русский фольклор», т. 11, 1968), «Об устных источниках летописных текстов (на материале Куликовского цикла)» (сб. «Летописи и хроники», М., 1976, 1980).

Итогом этих многолетних исследований становится монография «Историзм былин и специфика фольклора» (Л., 1982). По данной теме в 1984 г. С.Н. Азбелев защищает докторскую диссертацию.

В таких работах как «О художественном методе древнерусской литературы» («Русская литература», 1959, № 4), «Реализм и древнерусская литература» («Русская литература», 1963, № 1), «К определению понятия "фольклор"» («Русская

литература», 1974, № 3), «Фольклор в системе общественного сознания» (в сб. «Проблемы фольклора», М., 1975), «О специфике творческого процесса в фольклоре и литературе» («Русский фольклор», т. 19, 1979) С.Н. Азбелев продолжает развивать важнейшую научную проблему взаимодействия устной традиции и книжности в средневековый период. Теоретическая значимость этих работ была обобщена в статьях «Большой Советской энциклопедии», «Краткой литературной

____________________________45

№1 _______________________ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ ______________________2016

энциклопедии», справочнике «Восточнославянский фольклор: Словарь научной и народной терминологии» (Минск, 1993).

В 1960-е гг. С.Н. Азбелев приступает к разработке такой проблемы как устная несказочная проза. С.Н. Азбелев участвует в работе отечественных и международных научных конференций и публикует важные методологические статьи: «Современные устные рассказы» («Русский фольклор», т. 9, 1964), «Отношение предания, легенды и сказки к действительности (с точки зрения разграничения жанров)» (в сб. «Славянский фольклор и историческая действительность», М., 1965), «Проблемы международной систематизации преданий и легенд» («Русский фольклор», т. 10, 1966).

К сфере научных интересов Сергея Николаевича относились и проблемы текстологии фольклора: «Основные понятия текстологии в применении к

фольклорному материалу» (в сб. «Принципы текстологического изучения фольклора», М., 1966), «Актуальные проблемы текстологии былин» (в сб. «Фольклор: Издание эпоса», М., 1977), «О недостоверных текстах и недостоверных сведениях в академическом издании частушек» («Вопросы литературы», 1989, № 3),

«"Инварианты" практической текстологии» («Русский фольклор», т. 27, 1993).

Помимо этого, С.Н. Азбелев пишет и публикует многочисленные статьи по конкретным вопросам изучения древнерусской истории, литературы и фольклора в таких журналах как «Вопросы истории», «Древняя Русь: Вопросы медиевистики», «Живая старина», «История СССР», «Известия ОЛЯ АН СССР», «Русская литература», «Русская речь», «Русская словесность», «Советское славяноведение», «Советская этнография», «Традиционная культура», «Филологические науки», «Этнографическое обозрение». Научные статьи, сообщения и аналитические обзоры Сергея Николаевича регулярно появляются в серийных медиевистических и фольклористических сборниках: «Труды Отдела древнерусской литературы ИРЛИ», «Русский фольклор: Материалы и исследования», «Литература Древней Руси», «Герменевтика древнерусской литературы», «Новгородский исторический сборник», «Ежегодник Рукописного отдела Пушкинского Дома», «Славянский и балканский фольклор», «Фольклор народов РСФСР», «Вопросы поэтики литературы и фольклора».

Сергей Николаевич - участник IV, V, VI, IX, X, XI, XII, XIII, XIV Международных съездов славистов, VII Международного конгресса антропологических и этнографических наук (Москва, 1969), I и II Международного конгресса фольклористов, международных конференций «Комплексное изучение Древней Руси» (2002-2009), значимых общесоюзных и общероссийских форумов: «Совещание по древнерусской литературе» (1956-1959), «Прозаические жанры фольклора народов СССР» (1974), «Славянские традиционные культуры и современный мир» (1997).

С.Н. Азбелев был участником нескольких фольклорных экспедиций в отдаленные местности Русского Севера, а также принимал участие в археологических исследованиях Великого Новгорода. Осуществленная под руководством С.Н. Азбелева совместная эспедиция двух институтов РАН в сибирское Заполярье имела своим результатом изданный в академической серии

____________________________46

№1 _____________________ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ ____________________2016

«Памятники русского фольклора» сборник комментированных записей от потомков русских переселенцев XVI-XVII столетий, живщих затем почти изолированно на нижней Индигирке: «Фольклор Русского устья».

С начала 1980-х гг. Сергея Николаевича посвящает значительную часть своих работ вопросам историографии фольклора. В научной периодике и историколитературных альманахах Сергей Николаевич публикует биографические очерки, характеристики научной деятельности и архивные материалы А.И. Никифорова,

A. Н. Веселовского, А.Н. Афанасьева, П.Н. Рыбникова, А.Ф. Гильфердинга, А.В. Маркова, Ф.И. Буслаева, В.Ф. Миллера.

За первое десятилетие нового века С.Н. Азбелев подготовил для печати снабженные его комментариями и вступительными статьями собрания наиболее важных трудов по русскому фольклору из наследия академика Ф.И. Буслаева «Народный эпос и мифология» (М., 2003) и академика В.Ф. Миллера «Народный эпос и история» (М., 2005), а также оставашихся в основном неопубликованными многочисленных записей былин и народных духовных стихов по полевым записям скончавшегося в 1917 году А.В. Маркова: «Беломорские старины и духовные стихи: Собрание А.В. Маркова». Эти книги были изданы в 2002, 2003 и 2005 годах с комментариями и обширными вступительными статьями.

Сергей Николаевич — составитель, автор текстологических и историкокультурных комментариев к научно-популярным антологиям: «Былины» (М., 1982), «Исторические песни и баллады» (М., 1986; М., 1991), «Народная проза» (М., 1992), «Тысяча лет русской истории в преданиях, легендах, песнях» (М., 1999), «Исторические песни» (М., 2001).

Особо следует отметить монографию «Куликовская победа в народной памяти», в которой исследовано и проанализировано 400 текстов (устных и письменных произведений различных жанров), отразивших Куликовскую битву и связанные с ней события («Куликовская победа в народной памяти. СПб., 2011).

С.Н. Азбелев обладает обширным опытом редакторской работы: над томом «IV Международный съезд славистов: Материалы дискуссии» (М.;Л., 1962),

изданиями «Русские повести первой трети XVIII в.» (М.;Л., 1965), «Северные предания» (Л., 1978) и «Фольклор Русского Устья» (Л., 1986), выпуском библиографического указателя «Русский фольклор: 1966-1975» (ч. 1-2, Л., 1984-1985), в редколлегии академического сборника «Русский фольклор: Материалы и

исследования» (с 1963 по 2001 г.), в редакционном совете издающегося в Москве международного научного журнала «Проблемы филологии: Язык и литература» (с 2010 г.).

Сергей Николаевич известен как вдумчивый и объективный рецензент. Из написанным им рецензий как наиболее значимые следует отметить разборы книг

B. К. Соколовой «Русские исторические предания» («Русский фольклор», т. 13, 1972), первого и второго выпусков серии «Фольклор как искусство слова» («Русский фольклор», т. 14, 1974), учебника Н.И. Кравцова и С.Г. Лазутина «Русское устное народное творчество» («Русская литература», 1978, № 4), курса лекций В.Я. Проппа «Русская сказка» («Филологические науки», 1985, № 3), работ Ф.М. Селиванова «Русский эпос» («Вестник МГУ. Сер. 9: Филология», 1989, № 3) и «Художественные

___________________________47

№1 ______________________ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ ______________________2016

сравнения русского песенного эпоса: Систематический указатель» («Вестник МГУ. Сер. 9: Филология», 1992, № 2), сборника «Русская эпическая поэзия Сибири и Дальнего Востока» («Живая старина», 1995, № 2), новых работ о русском эпосе («Русский фольклор», т. 31, 2001), томов серии «Свод русского фольклора: Былины» («Древняя Русь: Вопросы медиевистики», 2002, № 1), рецензию на книгу Алексея Толочко «История Российская» Василия Татищева: Источники и известия. М., 2005. 544 с. («Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 2. История. Вып. 3. 2007).

На международной конференции в Тюмени в 2006 г.

(из архива проф. И.С. Карабулатовой)

В течение многих лет С.Н. Азбелев являлся профессором кафедры отечественной истории Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого и читал общий и специальные курсы по источниковедению.

С.Н. Азбелев - член комиссии по фольклористике при Международном комитете славистов, российских и международных научных обществ.

Сергей Николаевич является членом редколлегии международного научнопублицистического альманаха «Русское поле» - проекта общества «Русский салон» в Стокгольме и Института филологии и языковой коммуникации Сибирского федерального университета, а также автором, активно публикующемся на его страницах.

Как яркий публицист С.Н. Азбелев выступает в общественно-политических изданиях «Дворянское собрание: Историко-публицистический и литературно_________________________________48

№1 _____________________ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ _____________________2016

художественный альманах», «Возрождение», «Истоки», где публикует статьи по злободневным вопросам российской истории.

Серия статей С.Н. Азбелева, раскрывающих и популяризирующих монархизм русских писателей, печатается в разных изданиях России и русской диаспоры США. Можно назвать такие статьи как «Отношение к русской монархии в поэзии Лермонтова» (Тарханский вестник, 1995), «Поэты России о русских императорах» (Дворянское собрание, 1995), «Из поэтического наследия С.С. Бехтеева» (Дворянское собрание, 1996), «Сергей Бехтеев, царский гусляр» (Возрождение, СПб., 1996), «Российская смута 1905-1907 годов в творчестве московской поэтессы» (Дворянское собрание, 1997), «Пять последних императоров в русской поэзии» (Возрождение, СПб., 1996-1997), «Из "государевых стихов" Сергея Бехтеева» (Православное Обозрение, СПб., 1998; сокращенный вариант - Православная жизнь, Джорданвилль, 2000), «Образ святого Царя-Мученика в поэзии С.С. Бехтеева (Дворянский Вестник, 2000), «Забытая православная поэтесса Лидия Кологривова» (Православная Жизнь, Джорданвилль, 2002), «Православные поэты первой волны русской эмиграции» (Православная Жизнь, Джорданвилль, 2003), «Забытая русская православная поэтесса Лидия Кологривова» (Дворянский вестник, 2004), «Дворянские поэты начала XX века (Дворянство и современность, СПб., 2006), «Деготь в патоке» (Царский вестник, 2008; сокращенный вариант - Дворянский вестник, 2008).

С.Н. Азбелев много публикуется по актуальной проблематике возрождения православно-монархической традиции в общественном сознании. Среди таких публикаций стоит выделить такие статьи как «Гуманистарные науки и гуманитарное образование в постбольшевистской России (Дворянское собрание, 1997), «К вопросу о десоветизации» (Монархист, СПб., 1997), «О положении в гуманитарном образовании и гуманитарных науках после правления большевиков» (Дворянский вестник, 1998-1999), «Юбилей соглашения большевиков с нацистами» (Дворянский вестник, 1999), «Дворянское самосознание - как его трактуют в Институте философии РАН» (Дворянский вестник, 1999), «Судьба православной монархии: закономерность или случайность?» (Дворянский вестник, 2000).

В обширном, поражающим своей масштабностью и яркостью, научном наследии С.Н. Азбелева мне хотелось бы особо остановиться на некоторых работах и направлениях исследований, имеющих, по моему убеждению, особое значение для исторической науки.

В первую очередь хочу назвать монографию С.Н. Азбелева «Устная история в памятниках Новгорода и Новгородской земли» (СПб., 2007).

Научная ценность именно русских устных памятников подвергается часто сомнению, в силу чего выхолащивается источниковедческая база для изучения древнерусской истории. Сергей Николаевич блестяще доказывает, что русские памятники устной истории, так же, как и аналогичные памятники других народов, служили сохранению исторических знаний по памяти на протяжении многих веков. Письменно они могли быть зафиксированы намного позднее, например, собирателями фольклора в новое время, но их историческая ценность от этого не теряется.

49

№1 _______________________ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ ______________________2016

Чрезвычайно важным по своему значению мне представляется исследование о Новгородской Иоакимовской летописи (НИЛ) в главе монографии «Устная основа летописи епископа Иоакима». Насколько мне известно, Сергей Николаевич -первый из современных учёных, кто приводит полную историю изучения Иоакимовской летописи, начиная с XIX в., и даёт филигранный и глубокий анализ этого памятника. Мне кажется, это - первая работа такого класса. Работа Сергея Николаевича - тонкое, всестороннее, полное и убедительное исследование памятника, благодаря которому с Иоакимовской летописи снимается заклятие фальсификации - характеристики, данной НИЛ норманистами. Традиция нападать на НИЛ сохранялась вплоть до последнего времени, чему примером книга А.П. Толочко, упомянутая выше в связи с рецензией на нее С.Н. Азбелева. Эту книгу Сергей Николаевич определил как псевдонаучное сочинение, только имитирующее исследовательский поиск, в которой ее автор обнаруживает как провалы в историографии, так и низкий уровень лингвистических построений, «отягщенных, как это для него обычно, ошибками и неточностями в библиографических отсылках», а также ерничество, к концу сочинения А.П. Толочко переходящее в шутовство.

Не меньшее впечатление на меня произвела глава «Эпическая предистория Новгородской земли». Важно подчеркнуть, что эта глава начинается с утверждения об активной роли Новгородской земли в создании былинной традиции, поскольку место Новгородской земли в истории былинного искусства часто определялось как вторичное. С одной стороны, Заонежье, Беломорье, Северная Двина - были основной областью распространения былин. Именно здесь собрано и записано наибольшее количество сюжетов и вариантов былин, т.е. былинная традиция проявилась здесь как наиболее богатая и устойчивая. Здесь родился и свой термин для жанра эпических песен - старины. Однако основным эпическим центром до какого- то времени считалось Поднепровье в силу того, что значительная часть эпических, особенно героических былинных сюжетов, была связана с Киевом. Сохранность же былин именно на новгородском Севере объяснялась его окраинностью, т.е. в этих оценках проступало отношение к Русскому Северу как к окраине, удаленной от культурных центров, как к глухомани, куда под напором развития скрывалась консервативная старина. Правда, часть исследователей (И.Я. Фроянов, Ю.И. Юдин) отмечали, что эпических центров было все-таки два - Киев и Новгород, когда в первом из них создавались былины киево-владимирова цикла, которые расходились затем по всей Руси, а во втором - новгородского цикла, которые так в Новгороде и оставались. В логике такому подходу не откажешь, но безоговорочно согласиться с ним трудно: почему, собственно, сюжет произведения должен обязательно создаваться в месте событий, в нем описываемых? Не слишком ли это прямолинейно? Идеи и культурные импульсы, как известно, живут своей жизнью, а пути их распространения многообразны. Поэтому более убедительным мне представляется тезис Сергея Николаевича: «...всё дошедшее до собирателей былин эпическое наследие - фактически достояние Новгородской земли».

Необыкновенно важной представляется та часть главы, где сопоставляются известия НИЛ с произведениями германского эпоса, и на этой основе строятся

____________________________50

№1 _______________________ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ ______________________2016

рассуждения о реальности образа Владимира - предка летописных русских князей, правившего у предков новгородцев в первой пол. V в. Обоснования и выводы Сергея Николаевича по этому вопросу имеют гигантское значение для российской исторической науки, поскольку доказывают большую древность корней русской истории. В книге, в том числе напоминается, что вопрос о том, существовал ли эпический князь Владимир в реальной древнерусской истории в указанный период, уже поднимался русскими учеными в середине прошлого века. Важными для исследования данной проблемы, по мнению Азбелева, были труды выдающегося исследователя древнерусского эпоса А.Н. Веселовского, в частности, его исследования произведений раннесредневекового германского эпоса -верхненемецкой поэмы «Ортнит» и Саги о Тидреке Бернском (Тидрексага), записанной в Норвегии около 1250 г., но составленной, как в ней сказано, по древним немецким прозаическим сказаниям и песням. Тидрексага передает эпическое наследие, восходящее к событиям V в. - войнам гуннов во главе с Аттилой и готов во главе с Теодорихом. Эта сага вызывала интерес российских исследователей тем, что в ней фигурировали русский витязь Илья и русский король Владимир.

Понять сведения Тидрексаги, подчеркивает С.Н. Азбелев, помогает именно материал НИЛ, поскольку в летописи и в саге совпадают и имя русского князя Владимира, и время его правления - исторический этап чрезвычайной значимости: князь Владимир был правителем Руси в период, когда она подверглась нашествиям гуннов, и это была эпоха максимального напряжения сил народа, "эпическое время", которое должно было оставить глубокий след в народной памяти. Сага называет Владимира королем, что оправданно, поскольку территория, подвластная эпическому Владимиру, включала земли от моря до моря, простираясь далеко на восток (в чем, кстати, согласуются данные саги и НИЛ) и превосходила, как видно, размеры позднейшего Киевского государства X в. Этим объясняется интерес к Владимиру и Руси в Тидрексаге, делает вывод С.Н. Азбелев, хотя главная тема саги позволяла о них не упоминать». Именно этот князь, полное имя которого С.Н. Азбелев восстанавливает как Владимир Всеславич, послужил, по мнению Сергея Николаевича, первым прототипом былинного князя Владимира.

Очень убедительными и тонкими по своему анализу мне показались рассуждения Сергея Николаевича о сведениях из Тидрегсаги, поэмы «Орнит», «Деяний данов» Саксона Грамматика как отражениях причастности «...русских к тому, что совершалось в Европе в эпоху великого переселения народов». Исследованиями С.Н. Азбелева, практически, воссоздаётся цельное полотно европейской истории, где русская история - часть её. Именно такого подхода и не хватает современной науке.

Ярким примером сохранности старинных сведений в поздних отображениях русской устной традиции является произведенная в 1525 г. Павлом Иовием Новокомским (Паоло Джовио) запись ответа русского гонца в Риме Дмитрия Герасимова на вопрос, не осталось ли у русских «какого-нибудь передаваемого из уст в уста от предков известия о готах или не сохранилось ли какого-нибудь записанного воспоминания об этом народе, который за тысячу лет до нас низвергнул державу цезарей и город Рим, подвергнув его предварительно всевозможным

____________________________51

№1 ______________________ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ _____________________2016

оскорблениям». Согласно передаче Иовия, Герасимов «ответил, что имя готского народа и царя Тотилы славно у них и знаменито и что для этого похода собралось вместе множество народов и преимущественно перед другими московиты. Затем, по его словам, их войско возросло от притока ливонцев и приволжских татар, но готами названы были все потому, что готы, населявшие остров Исландии или Скандинавию (Scandauiam), явились зачинщиками этого похода».

Интерес Павла Иовия к воспоминаниям о готах в русской исторической традиции был вполне объясним: ведь в это время в Италии и в странах Северной Европы расцвел пышным цветом готицизм, и препирательства между итальянскими гуманистами и немецкоязычными мыслителями и историками Священной Римской империи о роли готов в западноевропейской истории набрали силу. Упоминания в рассказе Герасимова московитов, татар и ливонцев применительно к V в. тоже не нарушают его правдоподобия, поскольку нередко в сообщениях о древних временах использовались названия народов и мест в том виде, как они были известны во время, к которому принадлежал рассказчик. Классическим примером такого переосмысления названий в духе современности является рассказ о боге Одине из Саги об Инглингах, открывающей свод исландских королевских саг «Круг земной» крупнейшего исландского историка и знатока скальдических стихов Снорри Стурлусона (1179-1241).

Согласно легенде, божественный «праотец» Один, по своему «этническому» происхождению был выходцем из Азии, из местности недалеко от Тюркланда (Tyrklands). Под топонимом «Тюркланд» скрывалась Малая Азия и близлежащие земли, сам же топоним «Турция» был употреблён впервые автором одной хроники крестоносцев в 1190 г. в применении к землям, захваченным тюркскими племенами в Малой Азии, где ими был создан целый ряд княжеств-эмиратов. Топоним «Тюркланд» применительно к Малой Азии был достаточно новым во времена Стурлусона, но уже распространенным и понятным его современникам. Точно также под названиями «московиты, татары, ливонцы» в рассказе Дмитрия Герасимова, переданного в XVI в., скрывались исторические соответствия народов периода готских войн: русы, представители тюркоязычных народов Поволжья, выходцы из Балтии.

Особой важностью для историков, по моему убеждению, обладает работа С.Н. Азбелева как составителя и комментатора научных антологий произведений русского фольклора: былин, произведений народной прозы, преданий, так как существенно пополняет корпус источников для исследования русской истории. Представляется, наименее востребованным является такой специфический жанр как русские народные исторические песни или как их называет С.Н. Азбелев, исторические баллады (невостребованность русских исторических песен как источника по древнерусской истории особо бросается в глаза при сравнении с использованием в исследованиях по русской истории скандинавских традиционных форм словесности - хвалебной скальдической и героико-эпической песни).

Историческим песням, подчеркивает С.Н. Азбелев, принадлежит особое место в системе жанров русского фольклора. Основная масса этих песен относится к эпическому роду поэзии, но есть и принадлежащие к песенной лирике: в таких

___________________________52

№1 _______________________ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ ______________________2016

произведениях главным является не повествование об исторических событиях, а передача эмоционального отношения к ним. Эта часть научного творчества С.Н. Азбелева неоднократно получала положительную оценку в научных журналах. А одна из крупных его статей, в которой исследованы народные песни, посвященные Государю Иоанну Третьему, была в 1998 г. удостоена Международной премии Центра этнической истории в Палермо.

Самые древние русские исторические песни, считает С.Н. Азбелев, не сохранились. Но что песни такого рода существовали во множестве задолго до образования древнерусского государства, можно догадываться по скупым упоминаниям византийских историков. Об исторических песнях Киевской и Новгородской Руси сведения более определенны, содержание некоторых из этих песен очень коротко сообщают иногда дошедшие до нас письменные источники. При всей своей конкретности, прямой, как правило, соотносимости с историческим событием нет, т.е. историческая баллада, согласно С.Н. Азбелеву, не фактографична. Она в той или иной степени - всегда художественное обобщение народных впечатлений от исторического события. Последнее издание русских исторических песен, подготовленных С.Н. Азбелевым, вышло в 2013 г. «Российская история в зеркале русской поэзии: Россия Романовых в исторических песнях» / Под общ. ред.

B. Е. Захарова: сост., предисл. и коммент. С.Н. Азбелева. М., 2013).

И в заключение хотелось бы сказать несколько слов о последней монографии

C. Н. Азбелева «Летописание Великого Новгорода. Летописи XI-XVII веков как памятники культуры и как исторические источники». Она находится пока в производстве, но я получила возможность ознакомиться с ней как составитель отзыва. Монография представляет собой уникальный труд, в котором актуальная проблема историографического наследия Великого Новгорода рассматривается с вершины колоссального научного опыта автора.

Уникальность представленной монографии определяется, прежде всего, первостепенной значимостью самого объекта её исследования. Великий Новгород являлся историческим и культурным центром мирового уровня в течение ряда столетий. В этом городе летописи велись непрерывно более семи веков. Здесь составлялись летописные своды, объединявшие материалы многих центров русского летописания. Богатство и разнообразие уникальной исторической информации сочетались в новгородских летописях с широтой охвата ими достижений средневековой литературы и с повышенным вниманием к памятникам архитектуры, живописи и даже прикладного искусства - как самого Новгорода, так и других центров культуры Древней Руси. Великий Новгород сыграл важнейшую роль в развитии русской государственности, соответственно, новгородское летописание на протяжении столетий отражало развитие русской политической истории и русской политической мысли.

Особая значимость книги С.Н. Азбелева состоит в том, что в ней охвачен весь период новгородского летописания - с XI по XVII вв. Автором были рассмотрены летописи Великого Новгорода в полном объёме и представлен весь доступный изучению материал, начиная от отображений ранних фактов русской истории, получавших освещение в сохранившихся переложениях фрагментов древнейшей

____________________________53

№1 ______________________ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ ______________________2016

летописи, и кончая наиболее обширными летописными компиляциями XVII столетия, которые, помимо фиксаций недавних событий, вбирали и материалы предшествовавшей историографии. Следует отметить, что труд подобного масштаба создан впервые.

В книге анализируются в хронологической последовательности главные памятники новгородского летописания, при этом данные памятники соотносятся с летописанием Москвы и других русских городов. Рядом красноречивых примеров С.Н. Азбелев демонстрирует первостепенную ценность уникальных сведений, сохранённых именно летописями Новгорода, для решения актуальных проблем нашей историографии, касающихся не только Новгородской земли.

В работе охвачены все известные к настоящему времени тексты новгородских летописей. Среди них - десятки рукописей, пока ещё не изданных и прежними исследователями не привлекавшихся. Они были обнаружены самим автором монографии при обследовании им архивов Москвы, Петербурга и Новгорода. Эти ценные материалы были сразу же введены С.Н. Азбелевым в научный оборот, и теперь охарактеризованы в его книге. Они уже использовались не только им самим, но и другими учеными в их трудах. В данной же монографии, помимо работ историков и источниковедов, привлечены результаты исследований археологов в Великом Новгороде, которые позволили прояснить существенные моменты раннего новгородского летописания.

Автором книги внимательно рассмотрены достижения прежних исследователей новгородских летописей, начиная от XVIII столетия, вплоть до современности. Сам же С.Н. Азбелев в своей работе над летописями Новгорода использует и развивает прогрессивный метод исследования, который предложил и обосновал в начале двадцатого века крупнейший специалист в области изучения русских летописей академик А.А. Шахматов.

Монография «Летописание Великого Новгорода. Летописи XI-XVII веков как памятники культуры и как исторические источники» показывает, что Сергей Николаевич Азбелев находится в расцвете своего научного творчества. Поэтому хочется пожелать ему многая лета и в жизни, и в научном творчестве!

Грот Лидия Павловна - Кандидат исторических наук, заместитель председателя общества «Русский салон», историограф общества (Лулео, Швеция).

Groth Lidia - candidate of historical sciences, vice-chairman and historiographer of the Russian Salon society (Lulea, Sweden).

E-mail: mail@histformat.com

54