Научная статья на тему 'Семантика времени в камерно-вокальных произведениях Леонида Десятникова 1970-х годов'

Семантика времени в камерно-вокальных произведениях Леонида Десятникова 1970-х годов Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
548
91
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЛЕОНИД ДЕСЯТНИКОВ / КАМЕРНО-ВОКАЛЬНОЕ ТВОРЧЕСТВО / СЕМАНТИКА / ВРЕМЯ / АВТОРСКИЙ СТИЛЬ / LEONID DESYATNIKOV / CHAMBER VOCAL CREATIVITY / SEMANTICS / TIME / AUTHOR'S STYLE

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Трунов Денис Олегович

Статья посвящена камерно-вокальным произведениям раннего периода творчества современного российского композитора Леонида Десятникова. В тексте статьи характеризуются его сочинения для голоса и фортепиано 1970-х годов, рассматриваются вокальные циклы и отдельные миниатюры, среди которых «Три песни на стихи Тао Юаньмина», «Три песни на стихи Джона Чиарди», «Две русские песни на стихи Р. М. Рильке», «Старинный романс». Автор статьи анализирует круг поэтов, принцип подбора стихов, музыкальное содержание вокальных циклов, соотношение слова и музыки. В статье уделяется внимание музыкальному языку вокальных сочинений Десятникова особенностям вокальной мелодии и фактуры фортепианной партии. Детально анализируется «Пять стихотворений Ф. И. Тютчева». В содержании песен и романсов выявляются основные темы вокального творчества Десятникова: «жизнь и смерть», «быстротечность времени», «судьба поэта», «проходящая любовь». Автор рассматривает пути реализации этих сквозных тем в разных произведениях композитора. Определяющей проблемой специфики видения Десятниковым мира, по мнению автора статьи, становится категория времени. В тексте статьи делаются обобщения о чертах стиля Десятникова, характерных не только для вокальной музыки, но и для всего его творчества в целом. Также анализируется оригинальность, ироничность, театральность и парадоксальность музыкального мышления композитора, что свидетельствует о его причастности к философско-эстетической парадигме культуры постмодерна.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по искусствоведению , автор научной работы — Трунов Денис Олегович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

SEMANTICS OF TIME IN CHAMBER VOCAL WORKS OF LEONID DESYATNIKOV IN THE 1970S

The works of contemporary Russian composer Leonid Desyatnikov always cause great interest and resonance among listeners. They are often performed, recorded and issued on CD worldwide and the theatrical works are significant events of musical life. The article is devoted to chamber vocal works of the early period of creativity of contemporary Russian composer Leonid Desyatnikov. In the text of the article, his compositions for the voice and piano of the 1970-s are characterized, vocal cycles and individual miniatures are considered, including “Three Songs for Poetry by Tao Yuanming,” “Three Songs for John Chiardi’s Poems,” “Two Russian Songs for Poems by R. M. Rilke,” “Ancient Romance.” The author of the article analyzes the range of poets, the principles of selecting poems, the musical content of vocal cycles, and the ratio of words and music. The article focuses on the musical language of Desyatnikov’s vocal compositions: the peculiarities of the vocal melody and the texture of the piano part. In more detail, the vocal cycle “Five Poems by Fedor Tyutchev” is analyzed. The content of songs and romances reveals the main themes of Desyatnikov’s vocal work “Life and Death,” “Transience of Time,” “Fate of the Poet,” “Leaving Love.” The author considers ways of realizing these crosscutting themes in different works of the composer. The defining problem of the specificity of Desyatnikov’s vision, the world, according to the author, should become a category of time. In the text of the article, the author makes generalizations about the features of Desyatnikov’s style, characteristic not only for vocal music, but also for all his work as a whole. Also, the originality, irony, theatricality and paradoxical musical thinking of the composer are analyzed to testify about his involvement in the philosophical and aesthetic paradigm of postmodern culture.

Текст научной работы на тему «Семантика времени в камерно-вокальных произведениях Леонида Десятникова 1970-х годов»

11. Kenigsberg A., Mikheeva L. Mendel'son F. Kontsertnaya uvertyura "Skazka o prekrasnoy Meluzine" [The Concert Overture "The Tale of the lovely Melusine"]. 111 uvertyur, simfonicheskikh poem i kartin: Spravochnik-putevoditel' [111 overtures, symphonic poems and pictures: a guide]. St. Petersburg, Kul'tlnformPress Publ., 2002, pp. 43-44. (In Russ.).

12. Kirillina L.V. Rusalki i prizraki v muzykal'nom teatre XIX veka [Mermaids and ghosts in the musical theater of the XIX century]. Muzykal'naya akademiya [MusicAcademy], 1995, no. 1, pp. 60-71. (In Russ.).

13. Mifologicheskiy slovar': Osnovnye mifologicheskie motivy i terminy [The Mythological dictionary: Basic mythological motifs and terms]. Ed. E.M. Meletinsky. Moscow, Sovetskaya entsiklopediya Publ., 1991. 736 p. (In Russ.).

14. Melusina (Melusine, Melusine): legends about mermaids, water sprites, and forest nymphs who marry mortal men. (In Engl.). Available at: http://www.pitt.edu/~dash/melusina.html (accessed 27.02.2017).

15. Mendelssohn F. Ouvertüren. Märchen von der schönen Melusine: op. 32 [Overtures. The Tale of the lovely Melusine: op. 32]. Leipzig, Verlag von Breitkopf & Härtel, s.a., pp. 183-232. (In Germ.).

УДК 781 61

СЕМАНТИКА ВРЕМЕНИ В КАМЕРНО-ВОКАЛЬНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ ЛЕОНИДА ДЕСЯТНИКОВА 1970-Х ГОДОВ

Трунов Денис Олегович, доцент кафедры оркестрово-инструментального исполнительства, Кемеровский государственный институт культуры (г. Кемерово, РФ). E-mail: denis_forte@mail.ru

Статья посвящена камерно-вокальным произведениям раннего периода творчества современного российского композитора Леонида Десятникова. В тексте статьи характеризуются его сочинения для голоса и фортепиано 1970-х годов, рассматриваются вокальные циклы и отдельные миниатюры, среди которых «Три песни на стихи Тао Юаньмина», «Три песни на стихи Джона Чиарди», «Две русские песни на стихи Р. М. Рильке», «Старинный романс». Автор статьи анализирует круг поэтов, принцип подбора стихов, музыкальное содержание вокальных циклов, соотношение слова и музыки. В статье уделяется внимание музыкальному языку вокальных сочинений Десятникова - особенностям вокальной мелодии и фактуры фортепианной партии. Детально анализируется «Пять стихотворений Ф. И. Тютчева».

В содержании песен и романсов выявляются основные темы вокального творчества Десятникова: «жизнь и смерть», «быстротечность времени», «судьба поэта», «проходящая любовь». Автор рассматривает пути реализации этих сквозных тем в разных произведениях композитора. Определяющей проблемой специфики видения Десятниковым мира, по мнению автора статьи, становится категория времени. В тексте статьи делаются обобщения о чертах стиля Десятникова, характерных не только для вокальной музыки, но и для всего его творчества в целом. Также анализируется оригинальность, ироничность, театральность и парадоксальность музыкального мышления композитора, что свидетельствует о его причастности к философско-эстетической парадигме культуры постмодерна.

Ключевые слова: Леонид Десятников, камерно-вокальное творчество, семантика, время, авторский стиль.

SEMANTICS OF TIME IN CHAMBER VOCAL WORKS OF LEONID DESYATNIKOV IN THE 1970S

Trunov Denis Olegovich, Associate Professor of Department of Orchestral Instrumental Performance, Kemerovo State University of Culture (Kemerovo, Russian Federation). E-mail: denis_forte@mail.ru

The works of contemporary Russian composer Leonid Desyatnikov always cause great interest and resonance among listeners. They are often performed, recorded and issued on CD worldwide and the theatrical

works are significant events of musical life. The article is devoted to chamber vocal works of the early period of creativity of contemporary Russian composer Leonid Desyatnikov. In the text of the article, his compositions for the voice and piano of the 1970-s are characterized, vocal cycles and individual miniatures are considered, including "Three Songs for Poetry by Tao Yuanming," "Three Songs for John Chiardi's Poems," "Two Russian Songs for Poems by R. M. Rilke," "Ancient Romance." The author of the article analyzes the range of poets, the principles of selecting poems, the musical content of vocal cycles, and the ratio of words and music. The article focuses on the musical language of Desyatnikov's vocal compositions: the peculiarities of the vocal melody and the texture of the piano part. In more detail, the vocal cycle "Five Poems by Fedor Tyutchev" is analyzed.

The content of songs and romances reveals the main themes of Desyatnikov's vocal work "Life and Death," "Transience of Time," "Fate of the Poet," "Leaving Love." The author considers ways of realizing these crosscutting themes in different works of the composer. The defining problem of the specificity of Desyatnikov's vision, the world, according to the author, should become a category of time. In the text of the article, the author makes generalizations about the features of Desyatnikov's style, characteristic not only for vocal music, but also for all his work as a whole. Also, the originality, irony, theatricality and paradoxical musical thinking of the composer are analyzed to testify about his involvement in the philosophical and aesthetic paradigm of postmodern culture.

Keywords: Leonid Desyatnikov, chamber vocal creativity, semantics, time, author's style.

Много работая в вокальных жанрах, Десятников обладает удивительной способностью проникать в самую суть текста и музыкой вытаскивать эту суть наружу.

Роман Минц [1]

Леонид Десятников, еще будучи студентом Ленинградской консерватории, заявил о себе в середине 1970-х годов одноактной камерной оперой «Бедная Лиза» (по Карамзину), поставленной в Московском Камерном музыкальном театре Бориса Покровского. Однако всеобщую известность его имя получило в 2005 году после скандальной премьеры в Большом театре оперы «Дети Розен-таля» на либретто Владимира Сорокина. Важнейший фактор, определивший имидж Десятникова, как и многих других композиторов советского и постсоветского пространства, - это его работа в кино. Музыка Л. Десятникова звучит в кинофильмах «Закат», «Москва» и «Мишень» А. Зельдовича, «Мания Жизели», «Дневник его жены», «Космос как предчувствие» и «Пленный» А. Учителя, «Олигарх» П. Лунгина, «Подмосковные вечера» В. Тодоровского, «Кавказский пленник» С. Бодрова и др. Известные режиссеры даже боролись за право заключить контракт с этим композитором на создание саундреков к их фильмам. Многие его опусы удостаивались крупных наград.

Сегодня Леонида Десятникова считают самым исполняемым отечественным композитором - музыку этого автора, действительно, играют много и с каждым годом все чаще. Его произведения удивительно органично перекладываются, инструментуются, транспонируются в другой жанр. Так, Алексей Ратманский поставил балет для труппы Нью-Йорк Сити балет на ранее созданную музыку вокального цикла «Русские сезоны» для сопрано, скрипки и камерного оркестра, а на музыку вокального цикла «Любовь и жизнь поэта» - балет «Вываливающиеся старухи». Алла Сигалова превратила камерную оперу для двух голосов «Бедная Лиза» в хореографическую новеллу для двух исполнителей - солиста Большого театра Андрея Меркурьева и актрисы «Современника» Чулпан Хаматовой. Да и сам Десятников -великолепный аранжировщик. Примеры тому -многочисленные обработки для скрипки и струнного оркестра произведений Астора Пьяццоллы, выполненные для Гидона Кремера, среди которых номинированная на «ГРЭММИ» танго-оперита «Мария де Буэнос-Айрес».

Интеллектуальный и неоклассически уравновешенный, ироничный и парадоксальный стиль Десятникова безошибочно узнаваем в огромном мире современной музыки. На самом деле, кому придет в голову написать балет под названием «Опера» на либретто, смонтированное из тек-

стов Пьетро Метастазио или симфонию для хора, солистов и оркестра «Зима священная 1949» на фрагменты советского учебника английского языка, изданного в 1948 году. Десятников привлекает внимание уставшей от авангарда публики кажущейся доступностью и простотой своей музыки. Сам композитор определяет собственный авторский стиль очень лаконично: «эмансипация консонанса», «преображение банального», «минимализм с человеческим лицом». Своим любимым жанром остроумный Десятников называет «трагически-шаловливую вещицу». Однако его музыка не так проста и понятна. При внимательном изучении произведений композитора, становится ясно, что за легкой иронией и игрой музыкальное содержание его композиций скрывает многослойную семантику.

У Десятникова особые отношения со временем - оно в его произведениях, как будто не имеет ни прошлого, ни будущего, а присутствует одномоментно, здесь и сейчас. Композитор легко соединяет в своих сочинениях модели и стили чужой музыки, чаще всего не прибегая к цитатам. Его полистилистика отличается какой-то неповторимой авторской изящностью и ненавязчивостью. Пересматривая, комментируя и переоценивая разные стили, Десятников может «говорить» музыкальным языком эпохи романтизма, самовыражаться как барочный композитор, случайно родившийся в XX веке, вдруг погружаться в стихию русского фольклора или танго А. Пьяццоллы, ностальгировать по советскому пионерско-комсомольскому прошлому, но без сентиментальности, а с легкой насмешкой и холодноватой иронией.

Десятников на протяжении своего творческого пути постоянно обращается к вокальным жанрам, выражая в них порой самые личные и сокровенные мысли. Его камерно-вокальное творчество довольно весомо и разнообразно: здесь и вокальные циклы («Три песни на стихи Тао Юаньмина», «Пять стихотворений Ф. И. Тютчева», «Три песни на стихи Джона Чиарди», «Любовь и жизнь поэта», «Две русские песни на стихи Р. М. Рильке»), и отдельные романсы («Старинный романс»), и монологи («Письмо отцу»). Кроме того, к камерно-вокальной группе сочинений композитора относятся весьма оригинальные сочинения без авторского обозначения жанровой принадлежности, такие как «Свинцовое эхо» для

голоса(ов) и инструментов на стихи Дж. М. Хоп-кинса и «Русские сезоны» для сопрано, скрипки и камерного оркестра на русские народные тексты. Камерными по составу являются одноактные оперы Десятникова «Бедная Лиза» для солистов и камерного ансамбля и «Витамин роста» для солистов и фортепиано.

Стихи поэтов, к которым обращается Десятников, весьма неожиданны и эпохально поляр-ны: русский классик Федор Тютчев, один из самых влиятельных немецких поэтов-модернистов XX века Райнер Мария Рильке, ироничные и абсурдно-трагические обэриуты Николай Олейников и Даниил Хармс, самобытный представитель ленинградского андеграунда, рано погибший Леонид Аронзон, сценарист и поэт-песенник Ким Рыжов, американский представитель послевоенной «университетской» поэзии, переводчик, критик, автор детских сказок Джон Чиарди, древнекитайский поэт-отшельник Тао Юаньмин, британский поэт, романист, литературный критик и переводчик античных авторов Роберт Грейвз.

Впрочем, если выйти за рамки камерно-вокальной музыки, в опусах Десятникова есть тексты Ломоносова и Державина («Утреннее размышление о Божием Величестве» для хора а'сарре11а, кантата «Дар»), соприкосновение с прозой Гоголя и Толстого в спектаклях Алексан-дринского театра. Что же объединяет этих представителей разных стран, столетий, литературно-поэтических стилей между собой и с композитором эпохи постмодерна? Думается, одни и те же вопросы, философско-эстетические категории из разряда вечных, среди которых на первый план выходит проблема времени, его неравномерного течения.

Начиная с 1974 года Десятников пробует себя в жанре вокального цикла: сначала появляются «Три песни на стихи Тао Юаньмина» для голоса и фортепиано, затем, в 1976 году - «Пять стихотворений Ф. И. Тютчева» и «Три песни на стихи Джона Чиарди». Уже в этих циклах, созданных в студенческую пору, явственно обозначается главная тема вокального творчества Десятнико-ва - «быстротечность времени и бесконечность жизненного круговорота». На фоне постоянного ощущения этой цикличности времени композитор поднимает такие глубокие темы, как «жизнь

и смерть», «любовь и одиночество», «судьба художника».

Еще до «Бедной Лизы», во время летних каникул между первым и вторым курсом консерватории Десятников написал маленький цикл «Три песни на стихи Тао Юаньмина». По воспоминаниям композитора, завершив эту работу, он впервые почувствовал удовлетворение от сделанного, нащупал верный путь в поисках своей тематики и собственного стиля. Стихи древнекитайского поэта наполнены размышлениями о жизни, о том, что можно противопоставить смерти. Сквозной мотив творчества Тао Юаньмина - уход от мира в чудесную страну, где все люди живут счастливо и безбедно, не зная горя. Такое место - «Персиковый источник», придуманный Тао Юаньмином в одноименном романе-утопии. Символика стихов дрекнекитайского поэта заинтересовала молодого композитора.

«Три песни на стихи Джона Чиарди» (1975) полны иронии и юмора. Эмоциональная палитра умных и ироничных стихов для детей и взрослых, американского поэта Джона Чиарди богата и разнообразна: в них близко соседствует грусть, радость, изящная шутка, язвительная сатира. Проявляя интерес к обыденным сторонам действительности, поэт стремится придать случайному факту жизни глубокую значимость символа. В стихах Чиарди главная мысль очень часто скрывается между строк. Неудивительно, что творческий метод американского поэта и переводчика оказался очень близок Десятникову.

Композитор переносит стихотворения поэта из детского пространства игры и фантазии во взрослый мир, где содержание детских стихов становится символичным. Для этого он привлекает прием цитирования тематизма. В последней песне «О том, кто жил в маленьком доме» текст Чиарди повествует про божью коровку, которую отпустили из дома, потому что она не дает молока, а затем пожалели об этом, так как тля стала поедать весь урожай в саду. Незамысловатый сюжет скрывает проблему доброго отношения к живым существам, взаимоотношения человека и природы. Начиная с фразы на текст «у хозяина дома зачах огород...» в фортепианной партии одна за другой следуют цитаты из прелюдий е-то11 и с-то11 из I тома «Хорошо темперированного клавира»

И. С. Баха, а основная тема этой миниатюры очень напоминает стилистику трогательно-грустной вокальной лирики М. Таривердиева, очень популярного в 1970-е годы. В маршеобразную «кукольную» тему фортепианной партии первой песни «О том, кого сажать в мешок» вплетается цитата известной пьесы Р. Щедрина «Basso ostinato».

«Две русские песни на стихи Р. М. Рильке» (1979) интересны в первую очередь своими поэтическими источниками. Великий немецкий поэт конца XIX - начала XX веков очень любил Россию, несколько раз приезжал сюда, встречался с Л. Н. Толстым, И. Е. Репиным. Выучив русский язык, Рильке вел переписку с М. Цветаевой и Б. Пастернаком, переводил «Слово о полку Игореве», стихи М. Ю. Лермонтова, З. Гиппиус и других поэтов. Изучая русскую культуру, немецкий поэт написал несколько трогательных, «неграмотных» стихотворений на русском языке. Они изданы посмертно, так как Рильке считал их всего лишь поэтическими опытами и не предназначал для печати.

Несмотря на недостаточно хорошее знание поэтом русского языка, художественная ценность этих стихов не оспаривается литературоведами. Думается, что они привлекли Десятникова не только уважительным и бережным отношением к чужому слову, языку, но именно своей необычной фонетикой. Неправильное произнесение отдельных фраз, необычное построение языковых конструкций, ошибки в падежных окончаниях слов наполнили поэтический текст дополнительными смыслами. Главный из них - утверждение жизненного начала и вечности бытия. Вторая песня «Утро» заканчивается трепетной фразой на слова «И будем, мы и будет Бог», которую композитор повторяет трижды.

Интересным и показательным примером раннего камерно-вокального творчества Десятникова является цикл на стихи Ф. И. Тютчева. Рассмотрим его более подробно. Вокальный цикл включает в себя пять номеров: «Когда пробьет...», «Вдали от солнца и природы», «Люблю глаза твои», «Живым сочувствием привета», «Mal'aria». Композитор вновь выбрал наиболее созвучные своим мыслям стихотворения Тютчева, где зарифмованы раздумья поэта о бренности жизни, времени, любви и судьбе поэта.

Пример 1

О быстротечности жизни второй номер цикла «Вдали от солнца и природы». Стихотворение Тютчева посвящено собирательному образу русской женщины (Пример 2). Существование героини лишено ярких событий, живых впечатлений и глубоких привязанностей. Даже окружающая природа, в изображении которой отсутствуют солнце и выразительные детали, не излучает радость. Напрасно прожитая молодость, охлаждение чувств и утраченные мечты: «И жизнь твоя пройдет незрима, // В краю безлюдном, безымянном, // На незамеченной земле, // Как исчезает облак дыма // На небе тусклом и туманном, // В осенней беспредельной мгле. Состояние безысходности, переданное в тексте, композитор усиливает остинатным однообразием фортепианной фактуры. Весь аккомпанемент этого номера выдержан в одной динамике - piano и характере, подсказанном авторской ремаркой «monotono».

Пример 2

В основе первой песни цикла философское стихотворение «Последний катаклизм», которое состоит всего из одного четверостишия: «Когда пробьет последний час природы, // Состав частей разрушится земных: // Все зримое опять покроют воды, // И Божий лик изобразится в них!» (Пример 1). Речь здесь идет именно о «последнем часе» природы - то есть о конце всего земного, в результате чего мир, по Тютчеву, должен возвратиться к своему первоначалу, божественному истоку. Обобщенным символом жизни, возрождения, обновления, постоянного движения и бессмертия природы является вода - излюбленная природная стихия поэта. Переменный размер и извилистый мелодический рельеф вокальной партии будто бы отражает образ изменчивой и постоянно обновляющейся, умирающей и оживающей природы, а хоральная фактура фортепианного сопровождения символизирует вечность и божественную тайну мироустройства.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Modérate*

—- ...... -.—— -Г—* "! . S s i>........l._...........ш..........jcj.......................JL—'. _tl

ЛС^Ъ-........... ~ -........ : *у ЮШ01ШШ ¡Í » я я я я............т........ -=±-g=t» Вда - д Vda . л я . я я .i и от 1 Oí ;fr- canil _ i soin. í --^-----. ... zsríi0' i;i и при- m i prL m- я я я -t -ír

ЛЭЕвф:........гг-{-1 .|,„;..............|г | Р и -тиг~"иг'.....1 я............-ш................ш...........Н 4—4—Ь—i —Я— r............... Щ1Г,4 - .......... —1 » L

-4-—•{..............I........т- —f.................. ----------------- ——-1-

con ж

Третье стихотворение Тютчева, выбранное Десятниковым - характерный образец любовной лирики поэта. Оно посвящено его первой супруге графине Элеоноре Петерсон, которая на

О ,

. i ;r I

| «3

О поэте и его судьбе повествует четвертая песня цикла «Живым сочувствием привета...» (Пример 4). Поэт служит живому слову и красо-

Последняя песня цикла написана на стихотворение Тютчева «МаТапа», что в переводе с итальянского означает «Зараженный воздух» (Пример 5). К. Бальмонт дает следующий философский комментарий к этому стихотворению: «Для поэта, посвященного в таинства Природы, ясно, даже очевидно, что в смерти столько же красоты, сколько в том, что мы называем жизнью, но только нам эта красота кажется ужасной. Если бы в смерти не было красоты, смерть не существовала бы в Природе, потому что Природа цельная сущность, а в цельности все гармонично» [2].

два десятилетия стала его единственной музой. Пленительный женский образ характеризует изящная фактура и слегка игривая мелодия вокальной партии (Пример 3).

Пример 3

те, а не властям. Этот самый развернутый номер становится драматической кульминацией всего цикла.

Пример 4

Слова «Зло», «Смерть», «Судеб», «Земли» у Тютчева в этом стихотворении пишутся с заглавной буквы, что содействует их олицетворению. Символический образ «Смерти» выражен у Десятни-кова мерной поступью баса и хоральной фактурой, напоминающей первый номер цикла. Песня заканчивается словами «...Судеб посланник роковой, // Когда сынов Земли из жизни вызывает, // Как тканью легкою свой образ прикрывает. // Да утаит от них приход ужасный свой!..». Такова реприза-кода вокального цикла, композиция которого замыкает жизненный круг поэта.

Пример 5

Фортепианная партия вокального цикла Л. Десятникова на стихи Ф. Тютчева написана в целом довольно лаконичным музыкальным языком. Торжественные и величественные аккорды первого номера (Andante solenne), отчасти дублирующие вокальную мелодию, сменяются хорально-аккордовой фактурой второго, третьего и четвертого номера, фортепианная партия становится более динамичной, соответствующей ярким кульминациям. Уже в этом цикле, созданном в ранний период творчества, просматривается любовь Десятникова к фортепианным постлю-диям, где партия аккомпанемента как бы «договаривает» слушателю содержание данной песни. В конце цикла вновь звучит «сухое», дублирующее вокальную партию аккордовое сопровождение. Может быть, в нем отражается отстраненная позиция автора.

Таким образом, драматургия и композиция вокального цикла на стихи Тютчева связаны с осмыслением вечных категорий любви, жизни, смерти, хода времени, одиночества, предназначения художника. Каждая вокальная миниатюра посвящена воплощению какой-то из тем. Именно так Десятников подбирает и располагает стихотворения, выстраивая цикл. Композиция очерчивает круг основных ипостасей человека: № 1 - жизнь и смерть; № 2 - неумолимый ход времени и быстротечность жизни; № 3 - любовь; № 4 - судьба поэта; № 5 - жизнь и смерть. Эти смысловые доминанты в полной мере раскроются в камерно-вокальном творчестве Десят-никова немного позднее в его вокальном цикле «Любовь и жизнь поэта» на тексты Олейникова и Хармса.

Десятников работает не только с поэзией, но и с прозой. Показательный пример - монолог «Письмо отцу» (2007) на слова Г. Кремера, созданнный к 60-летнему юбилею известного скрипача, друга и интерпретатора произведений Десятникова. В основу сочинения положен текст реального письма своему отцу девятилетнего Ги-дона Кремера. Пожалуй, такой эксперимент не имеет аналогов в истории музыки. Очевидно желание композитора сделать сюрприз своему другу, но почему выбрано именно это письмо? При знакомстве с текстом все становится понятным: главный предмет письма - часы как символ времени и прожитых лет (в тексте мальчик просит прощения у отца, за то, что он крутил стрелки часов и обещает больше этого не делать). Прозаический текст повлек за собой декламационное решение вокальной партии, а в фортепианной - имитируется мерное тиканье часов.

Этот монолог написан уже в начале XXI века. От ранних произведений Десятникова его отделяет целое тридцатилетие жизни и творчества, но композитор продолжает размышлять на тему стремительно бегущего времени. В связи с этим можно предположить, что категория времени во многом определяет специфику видения мира композитором. В процессе творческой эволюции у Десятникова формируется авторская система репрезентации проблемы времени, способы семантического кодирования музыкального текста. Литературные источники, избранные им для вокальных сочинений, совсем не упрощают разгадку этих смысловых кодов, а наоборот, еще больше полифонизируют семантическое поле композиции. Такое многослойное музыкальное мышление Леонида Десятни-кова стимулирует интерес исследователя к его творчеству.

Литература

1. Леонид Десятников глазами Романа Минца [Электронный ресурс]. - URL: http://www.classicalmusicnews.ru/ articles/mints-on-desyatnikov/ (дата обращения: 13.03.17).

2. Федор Тютчев [Электронный ресурс]. - URL: http://www.fedor-tutchev.ru/poezia58.html (дата обращения: 17.03.17).

References

1. Leonid Desyatnikov glazami Romana Mintsa [Leonid Desyatnikov the eyes of the Roman Mints]. (In Russ.). Available at: http://www.classicalmusicnews.ru/articles/mints-on-desyatnikov/ (accessed 13.03.17).

2. Fedor Tyutchev [Fedor Tyutchev]. (In Russ.). Available at: http://www.fedor-tutchev.ru/poezia58.html (accessed 17.03.17).

УДК 782

МУЗЫКАЛЬНЫЙ МИР ДЕТСКОГО КУКОЛЬНОГО СПЕКТАКЛЯ В ТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОМПОЗИТОРА В. М. НАТАНЗОНА

Решетова Наталья Михайловна, методист, преподаватель, Новосибирский музыкальный колледж им. А. Ф. Мурова (г. Новосибирск, РФ). E-mail: teoretic-natali@yandex.ru

Театр кукол - это единственный театр, музыкальная составляющая которого до настоящего времени не получила необходимого освещения в науке. Актуальность исследования данной разновидности театрального искусства очевидна для отечественного музыкознания, что обусловлено давними традициями кукольных спектаклей, а также популярностью и востребованностью их в обществе.

Творчество композитора Владимира Михайловича Натанзона, свыше сорока лет работающего в Новосибирском областном театре кукол, представляет уникальный пример служения детям: за этот период на его музыку было поставлено более ста спектаклей. Анализ этих спектаклей говорит о раз-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.