Научная статья на тему 'Сельское население Удмуртии в годы Великой Отечественной войны: историко-демографический анализ[*]'

Сельское население Удмуртии в годы Великой Отечественной войны: историко-демографический анализ[*] Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
555
97
Поделиться
Ключевые слова
СЕЛЬСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ / УДМУРТСКАЯ АССР / ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА / ДЕМОГРАФИЯ / МИГРАЦИЯ / РОЖДАЕМОСТЬ / СМЕРТНОСТЬ / МОБИЛИЗАЦИЯ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Уваров Сергей Николаевич

На основе материалов региональных архивов проанализированы демографические изменения, произошедшие среди сельского населения Удмуртской АССР в период Великой Отечественной войны. Изменения рассмотрены в сравнении с городским населением республики, в ряде случаев с сельским населением РСФСР. Выявлены факторы, оказавшие влияние на динамику численности сельского населения Удмуртии в 1941-1945 гг., как-то: массовая мобилизация на фронт с последующей демобилизацией, частично начавшейся уже в военные годы; перемещение сельского населения в города и за пределы республики для работы в промышленности, на транспорте и строительстве, предварявшееся учёбой в школах фабрично-заводского обучения и ремесленных училищах; административный перевод сельских населённых пунктов в категорию рабочих посёлков; эвакуация и реэвакуация; естественное движение населения. Делается вывод о том, что Великая Отечественная война негативно сказалась на демографической структуре сельского населения Удмуртской АССР, отразилась как на развитии сельского хозяйства республики, так и на дальнейших воспроизводственных процессах.

RURAL POPULATION OF UDMURTIA DURING THE GREAT PATRIOTIC WAR: HISTORICAL AND DEMOGRAPHICAL ANALYSIS

The article deals with the demographic changes of the rural population in Udmurtia during the Great Patriotic War. On the basis of archival materials, previously mainly unpublished, the author analyzes the rural population of Udmurtia in 1941-1945 and the factors which influenced its dynamics: military mobilization with the following demobilization partially started already during the war; migration of rural population to the cities or outside the republic for labor in the industry, transport and building (ongoing by learning in the factory training schools); administrative transformation of a number of rural settlements into the factory housing estate; evacuation and reevacuation; natural movement of population. The author concludes that war catastrophically influenced the demographic structure of rural population in Udmurtia and had a negative impact on the development of agriculture and the further reproduction processes.

Текст научной работы на тему «Сельское население Удмуртии в годы Великой Отечественной войны: историко-демографический анализ[*]»

УДК 316.334.55(470.51)«1941/1945» С.Н. Уваров

СЕЛЬСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ УДМУРТИИ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ: ИСТОРИКО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ*

На основе материалов региональных архивов проанализированы демографические изменения, произошедшие среди сельского населения Удмуртской АССР в период Великой Отечественной войны. Изменения рассмотрены в сравнении с городским населением республики, в ряде случаев - с сельским населением РСФСР. Выявлены факторы, оказавшие влияние на динамику численности сельского населения Удмуртии в 1941-1945 гг., как-то: массовая мобилизация на фронт с последующей демобилизацией, частично начавшейся уже в военные годы; перемещение сельского населения в города и за пределы республики для работы в промышленности, на транспорте и строительстве, предварявшееся учёбой в школах фабрично-заводского обучения и ремесленных училищах; административный перевод сельских населённых пунктов в категорию рабочих посёлков; эвакуация и реэвакуация; естественное движение населения. Делается вывод о том, что Великая Отечественная война негативно сказалась на демографической структуре сельского населения Удмуртской АССР, отразилась как на развитии сельского хозяйства республики, так и на дальнейших воспроизводственных процессах.

Ключевые слова: сельское население, Удмуртская АССР, Великая Отечественная война, демография, миграция, рождаемость, смертность, мобилизация.

На сегодняшний день проблемы демографического развития сельского населения СССР в период 1941-1945 гг. довольно основательно изучены как на общесоюзном (общероссийском), так и на региональном уровне [3-4; 8-10; 12-14; 17; 21]. В историографии же Удмуртии вопросы влияния Великой Отечественной войны на демографические процессы в деревне по большей части до сих пор остаются без ответа. Специальные исследования по этой актуальнейшей проблеме (за исключением отдельных её аспектов) не проводились, а опубликованные источники содержат отрывочную информацию о численности, естественном движении и миграции сельских жителей в военные годы [22].

В данной статье впервые в региональной историографии предпринята попытка анализа демографических изменений, произошедших в структуре сельского населения Удмуртии под влиянием Великой Отечественной войны.

Источниковую базу работы составили в основном неопубликованные документы и материалы Статистического управления Удмуртской АССР (фонд Р-845), хранящиеся в Центральном государственном архиве Удмуртской Республики, а также Удмуртского обкома ВКП(б) (фонд 16), сосредоточенные в Центре документации новейшей истории Удмуртской Республики. В годы Великой Отечественной войны показатели естественного и механического движения населения фиксировались с большими погрешностями. Особенно большим был недоучёт умерших и мигрантов [17. С. 82]. Некоторые показатели не учитывались вовсе. Например, не регистрировались причины смертности среди селян, не отслеживалось передвижение в сельских населённых пунктах Удмуртии. Кроме того, после Всесоюзной переписи населения 1939 г. без разрешения СНК СССР не проводился учёт по национальному признаку [2. Ф. Р-845. Оп. 3. Д. 126. Л. 53]. Тем не менее имеющиеся источники позволяют в достаточно полной мере проследить ведущие тенденции и выявить причинно-следственные связи в развитии демографических процессов.

К началу Великой Отечественной войны территория Удмуртской АССР составляла 41,1 тыс. км2, административно республика включала 37 районов, 5 городов (Ижевск, Глазов, Сарапул, Воткинск, Можга), 6 посёлков городского типа (Яр, Балезино, Ува, Камбарка, Валамазский и Сергиевский) и 466 сельсоветов [2. Ф. Р-845. Оп. 1. Д. 113. Л. 18, 20]. По данным Всесоюзной переписи населения 1939 г., в Удмуртской АССР проживало 1 219,4 тыс. чел., в том числе сельского населения -898,9 тыс. чел., из них 417,3 тыс. мужчин и 481,5 тыс. женщин. Самой многочисленной этнической группой были русские - 679,3 тыс. чел. (55,7 %), далее шли удмурты - 480 тыс. чел. (39,4 %), татары -40,6 тыс. чел. (3,3 %) и прочие [5. С. 25, 67].

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ: научно-исследовательский проект «Сельское население Удмуртии в 1939-1989 гг.: демографические процессы и развитие», № 12-11-18005а(р).

К 1 января 1941 г. сельское население Удмуртской АССР сократилось до 848,2 тыс. чел. Причина убыли в 1939-1940 гг. объясняется мобилизациями для работы на заводах и увеличением призыва в Красную Армию. После принятия 1 сентября 1939 г. «Закона о всеобщей воинской обязанности» и снижения призывного возраста численность Красной Армии заметно увеличилась. Если на 1 сентября 1939 г. она составляла 1,9 млн чел., то на 22 июня 1941 г. - 5,7 млн чел. [9. С. 134].

Говоря о динамике сельского населения Удмуртской АССР в период Великой Отечественной войны (см. табл. 1), следует иметь в виду, что Статистическим управлением Удмуртской АССР учитывалось наличное гражданское население без воинских частей, спецконтингента, а также солдат и офицеров в госпиталях. К сельскому населению Статуправление относило жителей сельских населённых пунктов, а к городскому - жителей городов и посёлков городского типа (рабочих посёлков).

Таблица 1

Динамика населения Удмуртской АССР в 1939-1947 гг., тыс. чел.

Дата Всего Городское Сельское

На 17 января 1939 г. (перепись) 1 219,4 320,5 898,9

На 17 января 1939 г. (перепись с учётом корректировки) 1 186,9 314,1 872,8

На 1 января 1941 г. 1 190,4 342,2 848,2

На 1 января 1942 г. 1 167,0 388,2 778,8

На 1 января 1943 г. 1 104,7 392,3 712,4

На 1 января 1944 г. 1 054,1 394,0 660,1

На 1 января 1945 г. 1 008,6 384,2 624,4

На 1 января 1947 г. 1 079,1 398,7 680,4

Сост. по: [2. Ф. Р-845. Оп. 3. Д. 116. Л. 301-336; Д. 118. Л. 39; Д. 126. Л. 5; Оп. 7. Д. 21. Л. 4, 7об, 8; Оп. 17. Д. 4. Л. 6, 8, 8об, 10, 14, 20, 25, 26; 5. С. 25].

Из таблицы видно, что вплоть до окончания войны численность селян уменьшалась - на 1 января 1945 г. в сёлах и деревнях Удмуртской АССР проживало только 73,6 % от численности сельского населения по состоянию на 1 января 1941 г., то есть на 223,8 тыс. чел. меньше. Городское население за 1941-1944 гг. в целом увеличилось на 12,3 % (на 42 тыс. чел.). В результате доля селян в общем объёме населения республики с 1 января 1941 г. по 1 января 1945 г. уменьшилась с 71,3 % до 61,9 %.

В годы Великой Отечественной войны динамика численности сельского населения Удмуртской АССР определялась следующими факторами: 1) массовая мобилизация на фронт с последующей демобилизацией, которая частично началась уже в военные годы (например, возвращались инвалиды); 2) перемещение сельского населения в города или за пределы республики для работы в промышленности, на транспорте и строительстве, которое могло предваряться учёбой в школах фабрично-заводского обучения и ремесленных училищах; 3) административный перевод сельских населённых пунктов в категорию посёлков городского типа (рабочих посёлков); 4) эвакуация и реэвакуация; 5) естественное движение населения. Рассмотрим действие этих факторов подробнее.

1. В наибольшей степени численность сельского населения Удмуртской АССР сократилась вследствие мобилизации в действующую армию. Однако точными данными о количестве сельских жителей республики, защищавших Родину с оружием в руках, региональная историография не располагает. В нашем распоряжении находятся лишь общие сведения о числе мобилизованных. По подсчётам С. П. Зубарева, к началу Великой Отечественной войны на действительной службе находились 25 тыс. уроженцев Удмуртии. За годы войны республика направила в ряды Красной Армии более 263 тыс. чел., или 23,4 % от общего количества населения, зафиксированного по состоянию на 1 января 1940 г. Из 480,1 тыс. удмуртов, проживавших накануне войны в Удмуртской АССР, в Красную Армию было призвано 107,6 тыс. чел., или 22,4 % [7. С. 7-8]. К сожалению, С. П. Зубаревым не был указан источник, из которого им были почерпнуты приведённые данные. Нет в его работах и сведений о численности селян среди мобилизованных.

В предисловиях к 1, 7 и 8-му томам «Книги Памяти Удмуртской Республики», изданным, соответственно, в 1993, 1994 и 1996 гг., говорится о 364 тыс. чел., призванных в Красную Армию из Удмуртии в годы войны, а в предисловиях к томам со 2-го по 6-й, изданным в 1994 г., приводится иная цифра - 263 тыс. чел. При этом в предисловиях к томам со 2-го по 7-й сообщается, что потери относительно общего количества призванных в Красную Армию составили 49,3 %, а в предисловиях к

1-му и 8-му томам - 58,7 %, хотя цифры о потерях во всех названных томах идентичны - 144 582 чел. [11]. Если суммировать количество ушедших на фронт по всем районам и городам Удмуртской АССР (в «Книге Памяти» отсутствуют данные только по Кезскому району), то получится около 260,4 тыс. чел. Но поскольку в «Книге Памяти» приводятся единые цифры по всем городам (без Ижевска) и посёлкам городского типа вместе с районами, на территории которых они были расположены, определить количество селян среди мобилизованных проблематично.

В республиканских архивах нами был обнаружен лишь один документ, содержащий информацию о количестве ушедших на фронт из Удмуртии. Это черновые материалы об итоговой работе гор-райвоенкоматов Удмуртской АССР за годы Великой Отечественной войны. Из них следует, что с 22 июня 1941 г. по 9 мая 1945 г. Военным комиссариатом Удмуртской АССР в Красную Армию было призвано 234 128 чел. военнообязанных сержантского и рядового состава запаса (из них - 3 196 женщин) и 5 086 чел. офицерского состава (из них 181 офицер - за весь 1945 г.), итого - 239 214 чел. Скорее всего, в это число вошли не только жители Удмуртии. Документ содержит указания на то, что в 1942-1943 гг. на территории республики было призвано в армию 58 408 военнообязанных и призывников из числа эвакуированных из других регионов СССР, кроме того, за 1941-1945 гг. были выписаны из госпиталей и отправлены на фронт 18539 военнослужащих [2. Ф. Р-843. Оп. 2. Д. 1. Л. 7, 9, 14, 34]. Однако источник не уточняет, были ли они включены в итоговую цифру - 239 214 чел.

При этом следует учесть то обстоятельство, что не все мобилизованные в Красную Армию в конце концов попали на фронт. Часть из них оставлялась для работы в промышленности или строительстве, о чём свидетельствуют документы Статистического управления Удмуртской АССР, но без количественных данных. Всего в 1941-1945 гг. в промышленность было направлено 28 806 чел. военнообязанных запаса и военнослужащих, но в источнике вновь отсутствует уточнение, были ли они включены в итоговую цифру 239 214 чел. и были ли в итоге отправлены на фронт [2. Ф. Р-845. Оп. 7. Д. 5. Л. 35; Ф. Р-843. Оп. 2. Д. 1. Л. 8, 8об].

Точных сведений о том, сколько мобилизованных селян Удмуртии не вернулось с фронта, в изученных источниках нам также обнаружить не удалось. Подсчёты численности погибших и пропавших без вести, занесённых в «Книгу Памяти» по районам (кроме Кезского) и городам (без Ижевска) Удмуртской АССР, дают цифру в 102,2 тыс. чел. Это, конечно, приблизительные данные о потерях сельского населения на фронте, тем более что «Книга Памяти» содержит противоречие: сложение потерь по всем городам и районам республики (кроме Кезского) дает цифру в 124,8 тыс. чел., а в итоговом 9-м томе говорится о 133 тыс. жителей, занесённых в «Книгу Памяти» [11. Т. 9. С. 8].

Первыми возвращаться с фронта начали воины, ставшие инвалидами. По состоянию на 1 ноября 1944 г. на учёте состояло 10 652 инвалида Великой Отечественной войны, из которых в сельской местности проживало 8 041 чел., в том числе 123 инвалида I группы, 1 916 инвалидов II группы, 6 002 инвалида III группы. На работу в сельское хозяйство было трудоустроено 4 641 чел. [1. Ф. 228. Оп. 1. Д. 51. Л. 173]. Большинство из них становились председателями колхозов, бригадирами, счетоводами, пчеловодами, сторожами и т. д. В меру своих сил и возможностей инвалиды восполняли недостаток трудовых ресурсов, но, конечно, стать полноценной заменой ушедшим на фронт не могли.

Официально демобилизация началась в 1945 г. и проводилась в несколько этапов. К 1 марта 1946 г. в Удмуртскую АССР прибыло 26 931 чел. демобилизованных, из них 20 229 чел.- в сельскую местность, из которых 19 092 чел. было трудоустроено, в том числе в колхозы - 14 233 чел., совхозы -95 чел. [1. Ф. 16. Оп. 1. Д. 4415. Л. 35]. К 15 августа 1947 г. в республику прибыло 48 210 чел. демобилизованных, в том числе 34837 чел.- в сельскую местность, из них трудоустроено в колхозах и совхозах - 28594 чел. [2. Ф. Р-551. Оп. 2. Д. 796. Л. 63]. К концу 1947 г., когда демобилизация в основном завершилась, вернулось 118,8 тыс. чел. (Эта цифра приводится в предисловии к «Книге Памяти Удмуртской Республики», других данных не выявлено) [11. Т. 1. С. 14].

2. Значительная часть сельского населения в годы Великой Отечественной войны была мобилизована на постоянную работу в промышленность и на учёбу в школы фабрично-заводского обучения и ремесленные училища (окончившие ФЗО и РУ переходили на работу на заводы и становились горожанами). В 1941-1945 гг. Удмуртская АССР получила большие заказы на выпуск военной продукции, для выполнения которых потребовалось привлечение дополнительных рабочих рук. Вопрос о том, какое количество сельского населения было мобилизовано для работы и учёбы в городах, тоже является непростым. Ещё в 1956 г. Н. А. Мошкин утверждал, что всего на промышленные предприятия республики из сельских районов пришли работать 58 900 чел. молодых рабочих [15. С. 10]. Впо-

следствии на Н. А. Мошкина стали ссылаться другие исследователи, но поскольку им не был указан источник заимствования указанной цифры, использовать её следует с осторожностью.

Несмотря на создание 19 сентября 1941 г. при Управлении трудовых резервов Удмуртской АССР Группы по учёту трудовых ресурсов, а 15 января 1943 г. - Бюро по учёту и распределению рабочей силы при Совнаркоме Удмуртской АССР [18. С. 192], документально мобилизация на работу в промышленность в военный период прослеживается нечётко. Планы мобилизаций чаще всего не выполнялись. Руководство районов и колхозов республики неохотно расставалось со столь дефицитными в годы войны рабочими руками. 1 декабря 1941 г. секретарь парткома крупнейшего в Удмуртии завода № 74 жаловался на пленуме обкома ВКП(б) на то, что среди мобилизованных на предприятие колхозников встречались больные, слепые, безногие. К концу войны ситуация с трудовыми ресурсами ещё более обострилась. Так, в первом полугодии 1943 г. план мобилизации на работы в промышленность и строительство был выполнен на 55,4 %: из 9 690 чел., подлежавших мобилизации, работало 5 372 чел., из них 3 518 чел. - из сельской местности [1. Ф. 16. Оп. 1. Д. 3192. Л. 40; Д. 3675. Л. 6]. В 1944 г. план мобилизации удалось выполнить только на 63 %: из 15920 чел., подлежавших мобилизации, было мобилизовано 10038 чел., в том числе из сельской местности - 8104 чел. [2. Ф. Р-780. Оп. 1. Д. 22. Л. 3].

Мобилизация на учёбу в школы фабрично-заводского обучения и ремесленные училища проходила с ещё большим трудом. В ноябре 1943 г. начальник Управления трудовых резервов при СНК Удмуртской АССР указывал на то, что, помимо дефицита людских ресурсов, важной причиной затяжки работы в этом направлении является прекращение мобилизации руководителями районов на том основании, что у них есть более важные задания, за которые больше спрашивают: мобилизация рабочей силы на заводы, торфоразработки, лесозаготовки и т. д. В итоге в 1943 г. призыв в школы ФЗО и ремесленные училища проводился в сельской местности в значительной степени и почти полностью в городах за счёт учащихся. Но даже подобным образом план мобилизации выполнен не был [2. Ф. Р-551. Оп. 2. Д. 391. Л. 22-22об, 41-41об].

Из районов Удмуртской АССР в 1942 г. в школы ФЗО было мобилизовано 1 635 из 2 000 чел. по плану, или 81,6 %; в 1943 г. - 4 656 из 6 505 чел., или 71,6 %; в 1945 - первом квартале 1946 г. - 2 394 из 2 900 чел., или 82,6 %. В ремесленные училища мобилизация из районов шла лучше: в 1943 г. было мобилизовано 1646 из 1750 чел. по плану, или 94,1 %; в 1945 г. - первом квартале 1946 г. - 1 229 из 1 000 чел., или 123 % [1. Ф. 16. Оп. 1. Д. 3460. Л. 14аоб; 2. Ф. Р-551. Оп. 2. Д. 391. Л. 18, 26; Ф. Р-780. Оп. 1. Д. 50. Л. 19]. Всего за 1941-1945 гг. ремесленными училищами Удмуртии было передано промышленности (в том числе и за пределы республики) 10986 чел. молодых рабочих, школами ФЗО - 22 181 чел. [2. Ф. Р-1273. Оп. 2. Д. 6. Л. 2, 2об]. (В источнике не отражено их разделение на селян и горожан, юношей и девушек.)

3. Ещё одной причиной сокращения численности сельского населения Удмуртской АССР в годы Великой Отечественной войны был административный перевод сельских поселений в категорию посёлков городского типа (рабочих посёлков), что с точки зрения статистики превращало их жителей в горожан. На 1 января 1942 г. в посёлках городского типа проживало 36 тыс. чел. [2. Ф. Р-845. Оп. 17. Д. 4. Л. 6]. В 1942 г. к посёлкам городского типа были причислены Кез (1,8 тыс. чел.), Бутыш (1 тыс. чел.), Кизнер (2,4 тыс. чел), в 1943 г. - Чур (1,1 тыс. чел.) [2. Ф. Р-845. Оп. 3. Д. 126. Л. 5об, 55об; Оп. 17. Д. 4. Л. 6].

4. Убыль селян в годы Великой Отечественной войны была частично компенсирована эвакуацией населения. Уже к 9 июля 1941 г. в Удмуртскую АССР прибыло 13005 чел. эвакуированных, из которых 6 160 чел. было размещено в городах, остальные - на селе [2. Ф. Р-755. Оп. 1. Д. 5. Л. 2]. По состоянию на 1 июня 1942 г. в республике находилось 63554 чел. эвакуированных, из них на селе - 30 802 чел., на 1 июля 1943 г. - 78366 чел. (наибольшая цифра за военный период), из них на селе - 35 970 чел. [19. С. 147; 2. Ф. Р-775. Оп. 1. Д. 123. Л. 6]. После июля 1943 г. численность эвакуированных стала сокращаться, приём был прекращён, а через некоторое время началась реэвакуация [19. С. 147]. К 1 декабря 1944 г. в Удмуртской АССР оставалось 27899 чел. эвакуированных, из них 12 216 чел. - в районах, на 1 февраля 1946 г. соответственно - 14 907 и 4 395 чел., на 1 января 1947 г. - 10 154 и 1 712 чел. [2. Ф. Р-755. Оп. 1. Д. 165. Л. 77-79; Д. 234. Л. 6, 73-74]. Практически реэвакуация завершилась только в 1948 г. [20. С. 200].

Следует учесть, что приведённые цифры почерпнуты из материалов Отдела по хозяйственному устройству эвакуированного населения (до 1942 г. - Переселенческий отдел) при СНК Удмуртской АССР, который, в отличие от Статистического управления республики, делил население на городское, к

которому относил жителей пяти городов, и сельское (всех остальных). Таким образом, жителей посёлков городского типа он относил к сельскому населению. Поэтому по состоянию на 1 января 1944 г. по данным Отдела на территории республики оставалось 54 612 чел. эвакуированных, из них 26 621 чел. -в городах, 27 991 чел. - в районах, а по данным Статуправления в сельской местности проживало 18 015 чел., прибывших по эвакуации [2. Ф. Р-755. Оп. 1. Д. 165. Л. 1; Ф. Р-845. Оп. 17. Д. 4. Л. 10]. Соответственно, исследователям следует учитывать, с какими документами они работают.

5. Великая Отечественная война серьёзно отразилась на воспроизводстве сельского населения Удмуртии. С 1941 по 1944 г. рождаемость упала в три раза - заметнее, чем в городах (см. табл. 2). Если в городах рождаемость стала расти уже в 1944 г., то на селе - только в 1945 г. Очевидно, это произошло из-за того, что половозрастной состав деревни за годы войны деформировался сильнее, чем в городах.

Таблица 2

Рождаемость населения Удмуртской АССР в 1939-1947 гг. на 1000 населения (по данным органов здравоохранения)

Годы 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947

Города 41,4 37,8 36,6 22,4 14 14,5 19,9 29 30,4

Сёла* 48,5 40,6 39,8 27,2 14,2 13,6 17,1 29,8 36,5

вместе с рабочими поселками.

Сост. по: [2. Ф. Р-568. Оп. 1. Д. 198. Л. 18; Оп. 3. Д. 11. Л. 11].

При сохранении показателей рождаемости 1939-1941 гг. (1940 г. был неблагополучным с демографической точки зрения, а в 1941 г. на рождаемости ещё не отразилась начавшаяся война), в 19421945 гг. в сельской местности Удмуртии родилось бы как минимум на 103 тыс. чел. больше, а вместе с городами - на 126 тыс. чел. (см. табл. 7). Однако косвенные потери деревня Удмуртии несла и после завершения войны. Хотя рождаемость в 1946-1947 гг. резко повысилась, реализация вынужденно отложенных в 1942-1945 гг. рождений - так называемая компенсаторная волна - не была в состоянии восполнить потери военных лет. Кроме того, рост был недолгим - в 1948 г. имело место значительное падение. В последующем довоенный уровень рождаемости в Удмуртии уже не восстановится.

Сокращение в военное время числа мужчин трудоспособного возраста привело к снижению числа браков (см. табл. 3). Минимальное их количество в годы войны приходится на 1942 г., затем наблюдается постепенный рост, сменившийся в 1946 г. настоящим бумом, обусловленным, в первую очередь, возвращением большого количества демобилизованных. Крайне любопытной представляется ситуация с разводами: в 1945-1946 гг. не было зафиксировано ни одного развода. Это объяснялось ужесточением юридической процедуры развода, введённой указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. И если до июля 1944 г. разводы в Удмуртии ещё имели место, то с августа 1944 г. не было зарегистрировано ни одного развода [2. Ф. Р-845. Оп. 7. Д. 10. Л. 26об].

Таблица 3

Число браков и разводов среди сельского населения Удмуртской АССР в 1940-1947 гг.

Годы Число браков Число разводов

Всего по республике Сельское население Всего по республике Сельское население

1940 5 492 2 711 598 130

1941 6 034 3 130 484 124

1942 2 660 9 87 470 81

1943 3 211 1 306 544 128

1944 4 251 1 850 356 117

1945 6 607 2 702 - -

1946 12 670 5 918 - -

1947 10 002 5 557 118 23

Сост. по: [2. Ф. Р-845. Оп. 7. Д. 2. Л. 14об, 15об; Д. 4. Л. 17об, 18об; Д. 6. Л. 8об, 9об; Д. 8. Л. 9об, 10об; Д. 10. Л. 25об, 26об; Д. 12. Л. 78об, 84об; Д. 16. Л. 23об, 24об; Д. 19. Л. 10об, 11об].

Великая Отечественная война существенно изменила показатели смертности населения в сторону увеличения, которые и накануне её были высокими. Военные лишения усугубили ситуацию, на 1942 г. пришёлся пик смертности сельских жителей (см. табл. 4).

Таблица 4

Смертность населения РСФСР и Удмуртской АССР в 1939-1947 гг., на 1000 населения

(по данным органов здравоохранения)

РСФСР (в годы войны - по тыловым областям) Удмуртская АССР

Города Сёла Города Сёла

1939 19,3 19,8 25,5 29,1

1940 23,9 21,7 26,1 32,4

1941 21,6 20,2 26,4 29,4

1942 32,8 23,1 37,6 35,9

1943 24,4 15,9 25,9 27,1

1944 17,2 14,5 17,5 24,6

1945 11,8 11,4 13,3 17,5

вместе с рабочими посёлками

Сост. по: [2. Ф. Р-568; Оп. 1. Д. 198. Л. 18; Оп. 3. Д. 11. Л. 11; 4. С. 152, 158].

Основной причиной высокой смертности были болезни и инфекции (см. табл. 5), распространению которых способствовало массовое прибытие эвакуированных. Поскольку статистика причин смертности селян не велась, мы имеем лишь отрывочные сведения о них. Так, за первые четыре месяца 1943 г. в районах Удмуртской АССР основными причинами смертности являлись: воспаление лёгких (15,8 % от общего количества умерших), туберкулёз (14,7 %), болезни сердца (13,9 %), рахит (4,7 %), истощение (3,6 %). Из 6 735 чел. за этот период от токсической диспепсии умерло 112 чел., коклюша - 39, дизентерии - 27, дифтерии - 25, сыпного тифа - 30, кори - 12, брюшного тифа - 7 [2. Р-845. Оп. 3. Д. 126. Л. 21-22].

Таблица 5

Динамика инфекционных заболеваний в Удмуртской АССР, на 10000 населения

Сыпной тиф Брюшной тиф Дизентерия Дифтерия Скарлатина Корь

1940 7,7 3 66 10,7 20 70

1941 6,6 2,7 29,9 10,2 22,4 77

1942 25,6 5,4 31,8 10,9 8 33

1943 15,3 5,5 31,4 8,6 3,9 7,4

1944 48,7 3,8 6,5 6,5 4,4 8,2

1945 19,3 2,6 4,3 4 10,3 9,8

Сост. по: [2. Ф. Р-568. Оп. 1. Д. 169. Л. 2об, 6; Ф. Р-845. Оп. 17. Д. 4. Л. 1, 2об].

Серьёзной проблемой в годы войны стал рост смертности младенцев (см. табл. 6). Больше всего детей погибало от воспаления лёгких, желудочно-кишечных заболеваний (в особенности, на селе), врождённой слабости (сказывалось плохое питание беременных матерей) и инфекционных болезней [9. С. 143].

Таблица 6

Смертность детей до 1 года в Удмуртской АССР, на 100 родившихся (по данным органов здравоохранения)

1940 1941 1942 1943 1944 1945

УАССР - город 29 27,1 31,4 21,1 12,3 9,4

УАССР - село* 29,1 23,3 30,6 21,9 13,2 10,3

РСФСР - село* 17,7 18,6 23,7 12,5 10,5 7,8

вместе с рабочими поселками

Сост. по: [2. Ф. Р-568. Оп. 1. Д. 575. Л. 4об; 4. С. 160, 161].

Существенным фактором роста смертности вследствие болезней и инфекций в 1941-1942 гг. было резкое сокращение производства медикаментов. Так, например, в 1942 г. производство препаратов сульфаниламида по отношению к 1940 г. сократилось в 2,2 раза, акрихина - в 14 раз, кофеина - в 6 раз, фенацетина - в 33 раза. Вместе с тем при распределении запасов медикаментов приоритет отдавался военным госпиталям [9. С. 154].

Вследствие мобилизации значительной части медицинских работников на фронт в Удмуртской АССР уже к 1 августа 1941 г. осталось 243 врача из 565, имевшихся накануне войны. Некоторые районы, например, Больше-Учинский, Воткинский, Кулигинский, Пудемский, Сарапульский, вообще остались без врачей [2. Ф. Р-568. Оп. 3. Д. 11. Л. 28об]. В 1942 г. Ижевский медицинский институт (ИМИ) выпустил 174 врача, в 1943 г. - 150, в 1944 г. - 104, однако часть из них распределялась в соседние регионы [2. Ф. Р-568. Оп. 1. Д. 96. Л. 4]. На 1 января 1943 г. в гражданских лечебных учреждениях Удмуртской АССР по штатному расписанию было предусмотрено 883 врачебных должности, в реальности имелось всего 443, из которых 103 - в сельской местности. Вследствие этого уровень проводимой работниками здравоохранения санитарно-просветительской работы среди сельского населения, нацеленной на профилактику болезней, был слабым [2. Ф. Р-568. Оп. 1. Д. 142. Л. 2об].

Вместе с тем следует сказать и о существовании такого фактора, как определённая дистанция между медицинскими работниками и удмуртским населением сельских районов, часть которого зачастую обращалась к врачам поздно, когда спасти человека уже было невозможно, или не обращались вовсе. В какой-то степени такая ситуация была обусловлена традиционализмом удмуртских крестьян, продолжавших регулярно обращаться к народной медицине, отчасти - недостатком медицинских работников со знанием удмуртского языка: в 1942 г. ИМИ выпустил 19 врачей-удмуртов, в 1943 г. - 9, в 1944 г. - 7. В конце 1943 г. в республике насчитывалось 39 врачей-удмуртов [2. Ф. Р-568. Оп. 1. Д. 96. Л. 4; Д. 142. Л. 2об].

Основным средством борьбы с ростом смертности населения в 1943-1945 гг. была система государственных мероприятий по форсированному развитию здравоохранения и фармацевтической промышленности [9. С. 161]. С 1942 г. в СССР активно стали использоваться сульфаниламидные препараты, с 1944 г. - пенициллин [4. С. 159].

Сведение показателей рождаемости и смертности населения Удмуртской АССР в годы войны позволяет составить общую картину естественного прироста (см. табл. 7). Начиная с 1942 г. он был отрицательным как в городских, так и сельских населённых пунктах. В 1944 г. в сельской местности смертность всё ещё превышала рождаемость, а в городах естественный прирост уже стал положительным. В сельской местности положительный прирост начался лишь с 1945 г.

Таблица 7

Естественный прирост населения Удмуртской АССР в 1939-1946 гг., чел.

Городское население Сельское население Всего

Родилось* Умерло Баланс Родилось* Умерло Баланс Родилось* Умерло Баланс

1939 13 666 8 419 +5 247 43 840 26 347 +17 493 57 506 34 766 +22 740

1940 12 660 8 857 +3 803 37 105 29 603 +7 502 49 765 38 460 +11 305

1941 12 367 9 633 +2 734 33 740 25 252 +8 488 46 107 34 885 +11 222

1942 8 872 12 736 -3 864 20 362 26 755 -6 393 29 234 39 491 -10 257

1943 5 550 10 272 -4 722 9 719 18 579 -8 860 15 269 28 851 -13 582

1944 5 895 6 875 -980 9 127 16 383 -7 256 15 022 23 258 -8 236

1945 8 073 4 926 +3 147 10 977 11 234 -257 19 050 16 160 +2 890

1946 11 420 5 112 +6 308 20 168 10 872 +9 296 31 588 15 984 +15 604

без мертворождённых.

Сост. по: [2. Ф. Р-845. Оп. 7. Д. 1. Л. 24, 24об, 44, 44об, 54, 54об; Д. 2. Л. 13-15об; Д. 4. Л. 16-18об; Д. 6. Л. 7-9об; Д. 8. Л. 8-10об; Д. 10. Л. 24-26об; Д. 12. Л. 43, 43об, 78, 78об, 84, 84об; Д. 16. Л. 22-24об].

Уход в армию, в промышленность и на учёбу наиболее трудоспособной, в основном мужской, части сельского населения, прибытие эвакуированных, в основном женщин и детей, сокращение рождаемости и рост смертности существенно деформировали половозрастную структуру сельского населения Удмуртской АССР (см. табл. 8).

Сельское население Удмуртии в годы Великой Отечественной войны... 71

ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ 2014. Вып. 1

Таблица 8

Распределение наличного сельского населения Удмуртской АССР по полу и возрасту, чел.

Возраст На 17 января 1939 г. (по официальным данным переписи) На 1 января 1943 г. На 1 января 1944 г. На 1 января 1945 г. На 1 января 1948 г.

Муж. Жен. Муж. Жен. Муж. Жен. Муж. Жен. Муж. Жен.

0-3 52 889 52 742 81 445 84 090 30 415 31 197 22 685 22 939 23 030 23 364

4-7 47 296 47 580 43 551 45 268 39 178 40 608 26 709 27 048

8-13 89 488 91 873 61 318 64 784 58 473 62 157 57 798 62 099 58 285 61 757

14-15 23 047 26 159 19 874 22 280 19 307 22 248 18 914 20 245

16-17 173 268 207 725 15262 20779 11 054 17 566 12 218 18 571 19 875 21 420

18-24 9 231 39 276 8 246 34 011 9 172 35 400 93 480 186 999

25-49 29 156 129 970 25 361 127 254 24 710 120 332

50-54 22 871 37 959 13 260 27 429 8 820 21 662 8 660 21 380 9 752 18 850

55-59 31 717 55 496 10 586 21 856 9 582 20 726 9 585 19 685

60 и старше 29 409 41 574 21 744 38 701 19 845 36 970 19 397 39 494

Итого 415 221 479 453 264 436 447 983 238 124 421 952 223 155 401 274 279 027 418 862

Сост. по: [2. Ф. Р-845. Оп. 3. Д. 118. Л. 39; Оп. 7. Д. 21. Л. 22, 22об; Оп. 17. Д. 4. Л. 12, 21, 26].

Преобладание женщин отмечалось и до войны. По данным Всесоюзной переписи населения 1939 г., количество женщин в 1,15 раза превышало число мужского населения деревни. Начавшаяся война радикально увеличила разрыв между полами: на 1 января 1943 г. женщин было больше в 1,7 раза, на 1 января 1944 г. - в 1,77 раза, на 1 января 1945 г. - в 1,8 раза. Победа и возвращение солдат с фронта, казалось бы, должны были исправить ситуацию, но на 1 января 1948 г. сохранялась разница в 1,5 раза.

В возрастном аспекте в 1939-1948 гг. мальчики и девочки (0-15 лет) распределялись примерно одинаково с небольшим преобладанием вторых. Начиная с 16-летнего возраста, разрыв между мужчинами и женщинами увеличивается. По ходу войны он возрастает, достигая соотношения 1:5 в наиболее дееспособном возрасте (25-49 лет) к 1 января 1944 г.

Всё это, наряду с сокращением количества лошадей, тракторов и машин, самым непосредственным образом отразилось на сельском хозяйстве, так как основная нагрузка легла на плечи женщин, стариков и детей. К началу 1945 г. в колхозах Удмуртской АССР осталось всего 28 тыс. трудоспособных мужчин старше 16 лет [2. Ф. Р-845. Оп. 6а. Д. 26. Л. 40]. Валовое производство зерновых в республике упало с 11 556 тыс. ц в 1940 г. до 5 936 тыс. ц в 1944 г., то есть почти в 2 раза [2. Ф. Р-845. Оп. 17. Д. 3. Л. 16].

Таким образом, Великая Отечественная война оказала катастрофическое влияние на демографическую структуру и воспроизводственные процессы сельского населения Удмуртии. Наибольшее влияние оказала миграция, в результате которой селяне понесли серьёзные прямые потери. В наибольшей степени убыль пришлась на мужскую часть населения. В 1942-1945 гг. наблюдался отрицательный естественный прирост сельского населения. В целом за военный период число умерших селян Удмуртии превысило число родившихся на 14 тыс. чел. Война привела к значительным косвенным потерям - только неродившимися деревня республики потеряла около 103 тыс. чел. Резко ухудшилась половозрастная структура сельского населения, что негативно сказалось на последующих воспроизводственных процессах. Демографический фактор в определяющей степени повлиял на развитие сельского хозяйства республики в годы войны и после неё.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Центр документации новейшей истории Удмуртской Республики (ЦДНИ УР).

2. Центральный государственный архив Удмуртской Республики (ЦГА УР).

3. Арутюнян Ю. В. Советское крестьянство в годы Великой Отечественной войны. М., 1963.

4. Вербицкая О. М. Сельское население Российской Федерации в 1939-1959 гг.: демографические процессы и семья: дис. ... д-ра ист. наук. М., 2002.

5. Всесоюзная перепись населения 1939 года: основные итоги. М., 1992.

6. Денисевич М. Н. Индивидуальные хозяйства на Урале (1930-1985 гг.). Екатеринбург, 1991.

7. Зубарев С. П. В боях за Родину: о ратных подвигах сыновей и дочерей Удмуртии. Ижевск, 1990.

8. Ильина О. В. Демографические процессы в деревне Европейского Севера России в первой половине 1940-х гг. // Сельская Россия: прошлое и настоящее: материалы XIII всерос. науч.-практ. конф. М., 2012.

9. Исупов В. А. Демографические катастрофы и кризисы в России в первой половине ХХ века: историко-демографические очерки. Новосибирск, 2000.

10. Исупов В. А. Население Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны: численность, состав, воспроизводство // Рос. история. 2010. № 4.

11. Книга Памяти Удмуртской Республики. Т. 1-9. Ижевск, 1993-2000.

12. Кривоножкина Е. Г. Сельское население Татарской АССР в годы Великой Отечественной войны: дис. ... канд. ист. наук. Казань, 2001.

13. Корнилов Г. Е. Миграция сельского населения Уральского региона в годы войны // Отеч. история. 1993. № 3.

14. Корнилов Г. Е. Уральская деревня в период Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). Свердловск, 1990.

15. Мошкин Н. А. Патриотизм трудящихся Удмуртии в годы Великой Отечественной войны. Ижевск, 1956.

16. Население России в ХХ веке: в 3 т. Т. 1: 1900-1939 гг. М., 2000.

17. Население России в ХХ веке: в 3 т. Т. 2: 1940-1959 гг. М., 2001.

18. Репников Д. В. Организаторская деятельность СНК Удмуртской АССР по налаживанию процесса трудовых мобилизаций населения республики в годы Великой Отечественной войны // Седьмая науч.-практ. конф. преподавателей и сотрудников УдГУ, посвященная 245-летию г. Ижевска: материалы конф. Ижевск, 2005. Ч. 1.

19. Родионов Н. А. Приём, размещение и трудовая деятельность эвакуированного населения в Удмуртской АССР (1941-1945 гг.) // В годы суровых испытаний: о ратном и трудовом подвиге сынов и дочерей Удмуртии: сб. ст. Устинов, 1986.

20. Родионов Н. А. Реэвакуация советских и иностранных граждан из Удмуртской АССР в 1943-1948 гг. // Новые исследования по истории Удмуртии. Ижевск, 1991.

21. Русских Н.В. Сельское население Кировской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.): демографический аспект // Вестн. Нижегород. ун-та. 2009. № 4.

22. Уваров С.Н. К вопросу о демографическом составе сельского населения Удмуртии в годы Великой Отечественной войны // Шибановские чтения.: сб. ст. всерос. науч.-практ. конф. Ижевск, 2012. Вып. 6.

23. Ушакова Е. М. Документы Центра документации новейшей истории Удмуртской Республики о проблемах развития сельского хозяйства Удмуртии в годы Великой Отечественной войны // Удмуртия в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.: материалы респ. науч.-практ. конф., посвящ. 60-летию Победы, 7-8 апр. 2005 г. Ижевск, 2005.

Поступила в редакцию 05.04.13

S.N. Uvarov

RURAL POPULATION OF UDMURTIA DURING THE GREAT PATRIOTIC WAR: HISTORICAL AND DEMOGRAPHICAL ANALYSIS

The article deals with the demographic changes of the rural population in Udmurtia during the Great Patriotic War. On the basis of archival materials, previously mainly unpublished, the author analyzes the rural population of Udmurtia in 1941-1945 and the factors which influenced its dynamics: military mobilization with the following demobilization partially started already during the war; migration of rural population to the cities or outside the republic for labor in the industry, transport and building (ongoing by learning in the factory training schools); administrative transformation of a number of rural settlements into the factory housing estate; evacuation and reevacuation; natural movement of population. The author concludes that war catastrophically influenced the demographic structure of rural population in Udmurtia and had a negative impact on the development of agriculture and the further reproduction processes.

Keywords: rural population, Udmurtia, the Great Patriotic War, migration, birthrate, mortality, mobilization.

Уваров Сергей Николаевич, кандидат исторических наук, доцент

ФГБОУ ВПО «Ижевская государственная сельскохозяйственная академия» 426069, Россия, г. Ижевск, ул. Студенческая, 11 E-mail: sergey.uvarov@mail.ru

Uvarov S.N.,

Candidate of History, Associate Professor

Izhevsk State Agricultural Academy 426069, Russia, Izhevsk, Studencheskaya st., 11 E-mail: sergey.uvarov@mail.ru