Научная статья на тему 'Санкт-Петербург в Балтийском регионе'

Санкт-Петербург в Балтийском регионе Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
788
140
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Балтийский регион
ВАК
RSCI
Ключевые слова
санкт-петербург / балтийский регион / международные связи / совет государств балтийского моря (сгбм) / союз балтийских городов / северное измерение / the council of baltic sea states (cbss) / saint-petersburg / the baltic sea region / international relations / the union of the baltic cities / the northern dimension

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Худолей Константин Константинович, Ланко Дмитрий Александрович

Рассматривается место Санкт-Петербурга в международном сотрудничестве в Балтийском регионе и роль Балтийского региона как одного из приоритетов системы внешних связей города. Отмечается неизменность внимания Санкт-Петербурга к международным связям в Балтийском регионе. Указано, что сейчас одним из важнейших направлений международного сотрудничества становится участие города в обновленной политике Северного измерения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по политологическим наукам , автор научной работы — Худолей Константин Константинович, Ланко Дмитрий Александрович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article describes the place of St Petersburg in international cooperation in the Baltic Sea region and the role of the Baltic region as one of the priorities of the international relations of the city. The authors show continual attention of SaintPetersburg to developing international relations in the Baltic Sea region. The article indicates one of the most important areas of international cooperation the participation of the city in the renewed Northern Dimension policy.

Текст научной работы на тему «Санкт-Петербург в Балтийском регионе»

Рассматривается место Санкт-Петербурга в международном сотрудничестве в Балтийском регионе и роль Балтийского региона как одного из приоритетов системы внешних связей города. Отмечается неизменность внимания Санкт-Петербурга к международным связям в Балтийском регионе. Указано, что сейчас одним из важнейших направлений международного сотрудничества становится участие города в обновленной политике Северного измерения.

The article describes the place of St Petersburg in international cooperation in the Baltic Sea region and the role of the Baltic region as one of the priorities of the international relations of the city. The authors show continual attention of Saint- Petersburg to developing international relations in the Baltic Sea region. The article indicates one of the most important areas of international cooperation - the participation of the city in the renewed Northern Dimension policy.

Ключевые слова: Санкт-Петербург, Балтийский регион, международные связи, Совет государств Балтийского моря (СГБМ), Союз балтийских городов, Северное измерение.

Key words: Saint-Petersburg, the Baltic Sea region, international relations, the Council of Baltic Sea States (CBSS), the Union of the Baltic Cities, the Northern Dimension.

В современном русском языке приставка «евро-» значит что-то хорошее. Например, слово «евроремонт» означает качественно сделанный ремонт. Это слово понятно жителям всей России — от Калининграда до Петропавловска-Камчатского. Одновременно в каждом российском регионе существуют свои слова, обозначающие не просто географические названия, топонимы, но и имеющие ярко выраженную позитивную коннотацию. Например, в Челябинске это прилагательное «уральский», а в Красноярске — «сибирский». Для Санкт-Петербурга таким словом является прилагательное «балтийский»; оно часто используется здесь в названиях фирм, специалисты по маркетингу пытаются с его помощью увеличить спрос на тот или иной товар, а простые петербуржцы с удовольствием покупают «балтийские» товары и пользуются услугами «балтийских» фирм. Интерес петербуржцев к «балтийским» товарам существовал и до появления в городе рыночной экономики, не ослабевает он и сегодня.

То особое место, которое международные связи в Балтийском регионе занимают в системе внешних связей Санкт-Петербурга, обусловлено не только и не столько географическим положением города. В самом деле, в период подготовки к празднованию своего трехсотлетия в 2003 г. Санкт-Петербург поставил целью развития своей системы внешних связей превращение его в город глобального значения. И на

УДК: 339.97 (474/476)

К. К. Худолей Д. А. Ланко

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ В БАЛТИЙСКОМ РЕГИОНЕ

«5>

протяжении вот уже почти десятилетия Правительство Санкт-Петербурга, «приписанные» к городу коммерческие предприятия и неправительственные организации, учреждения, работающие в сфере образования, науки и культуры, а также отдельные горожане успешно ведут город к достижению этой цели. Благодаря этим усилиям, географическое положение партнеров играет все меньшую роль при распределении приоритетов во внешних связях Санкт-Петербурга. Город активно сотрудничает и с ближайшей европейской столицей — Хельсинки, и с Нью-Йорком, расположенным в западном полушарии.

Гораздо большую роль в том, что сотрудничество в Балтийском регионе имеет для Санкт-Петербурга приоритетное значение, играет неослабевающий интерес петербуржцев ко всему «балтийскому». Высокая роль Балтийского региона в системе внешних связей города опирается на устойчивое общественное мнение. Петербургские политики и общественные деятели стояли у истоков формирования самого Балтийского региона — ведь еще двадцать лет назад словосочетание «Балтийский регион» не использовалось ни в практике мировой политики, ни в науке о международных отношениях. Они оказали существенную поддержку процессу создания региональных международных организаций: Совета государств Балтийского моря и многочисленных институтов, действующих под его эгидой, например Союза балтийских городов. Сегодня у Санкт-Петербурга появились новые приоритеты, которым отвечают новые проекты, например Балтийские метрополии. Однако «балтийский» вектор городской политики остается неизменным.

Рождение Балтийского региона

Основной характеристикой современной мировой политики является множественность и разнообразие ее участников. Уже давно миновали те времена, когда участниками мировой политики признавались исключительно государства, а все остальные участники международных связей либо были «столами переговоров» для государств, как международные организации, либо «инструментами» в реализации государственных интересов. Сегодня и политики, и исследователи мировой политики признают самостоятельность международных организаций по ряду вопросов, признают их самостоятельными участниками мировой политики. Помимо международных правительственных организаций, участниками мировой политики выступают также транснациональные корпорации, неправительственные организации, учреждения науки, образования и культуры, регионы внутри государств, наконец, отдельные люди. Участниками мировой политики следует считать и крупные города [22].

Такое многообразие участников значительно затрудняет составление «целостной картины» современной мировой политики, заставляет политиков и ученых создавать все новые способы классификации ее участников. Одним из важных способов классификации представляется региональный: мировая политика делится на европейскую и азиатскую,

североамериканскую и латиноамериканскую, африканскую и ближневосточную. В отношении всех участников мировой политики, за исключением государства, региональная классификация не является строгой, однако ее значение для мировой политики велико. Например, распространено мнение, что Ассоциация международных исследований является «американской» неправительственной организацией, хотя в ее работе могут принимать участие ученые из всех стран мира. Эта убежденность стала главной причиной попыток создания, начиная со Стамбульской конференции 2005 г. [26], Всемирной ассоциации международных исследований.

Способы классификации мировой политики по регионам различаются в разных странах. Например, американские политики и исследователи выделяют регион Центральная и Южная Азия1 [14]; к этому региону американцы относят страны постсоветской Средней Азии, а также Афганистан, Пакистан, Индию, Бангладеш, Шри-Ланку, Бутан и Мальдивы. По мнению же российских политиков и ученых, эти страны относятся к двум разным регионам: частично к региону, объединяющему страны Содружества Независимых Государств, а частично — к региону Азии, вместе со странами Северо-Восточной и Юго-Восточной Азии. Часто случается так, что во внешней политике одного государства две страны рассматриваются как часть одного региона, а во внешней политике другого государства — как части разных регионов. Отсюда происходят и внешнеполитические противоречия, когда одно государство утверждает, что в двух похожих случаях должны применяться одинаковые «правила игры», а другое — что эти два случая относятся к разным регионам, следовательно, правила также должны различаться.

Регионы могут менять свои границы. То или иное государство, раньше рассматривавшееся как принадлежащее к одному региону, со временем может «переехать» в другой регион. Некоторые государства временно «застревают» на границе двух регионов. Например, нельзя однозначно определить, принадлежит ли Турция к Европе или к Азии. Или же Турция является частью региона Евразии вместе с Россией и Закавказскими республиками. Проведенные исследования показывают, что даже одни и те же европейские политики постоянно «путаются» в этом вопросе, иногда заявляя, что Турция уже является «частью общего европейского дома», а иногда — что она только «движется в направлении Европы» [16, р. 82—98]. Аналогично за последние несколько десятилетий исследователи стали свидетелями «переезда» Афганистана с Ближнего Востока в Центральную Азию, а также того факта, что Авст-

1 В соответствии с этой тенденцией, в начале 2006 г. Государственный департамент США принял решение о расширении полномочий Бюро по делам Южной Азии также на страны Средней Азии, благодаря чему оно получило название Бюро по делам Южной и Средней Азии. См. официальную биографию главы Бюро по делам Южной и Средней Азии Государственного департамента США Ричарда А. Бучера.

ралия более не является часть отдельного региона под названием Австралия и Океания, а стала частью Юго-Восточной Азии.

Регионы могут исчезать. Специалисты по международным отношениям в последние годы активно обсуждают перспективу исчезновения из мировой политики так называемого региона Запад [15]. В годы «холодной войны» слово «Запад» для большинства жителей «восточного блока» означало непримиримого врага, а для большинства из «западного блока» было символом демократии и процветания. После завершения «холодной войны» исчезновение «восточного блока» поставило под вопрос и существование Запада. В настоящее время обсуждаются два сценария исчезновения Запада как региона. Во-первых, противоречия между Европой и Америкой могут усугубиться, благодаря чему регион Запада распадется на два региона: Европа и Западное полушарие. Этот сценарий представляется маловероятным. Однако нарастающие противоречия между «глобальным севером» и «глобальным югом» могут привести к исчезновению Запада и без серьезного конфликта между Европой и Америкой — в этом случае на смену Западу придет регион Севера.

Наконец, в мировой политике могут возникать и новые регионы. Ярким примером здесь может служить Балтийский регион, или регион Балтийского моря. Двадцать лет назад Балтийский регион не упоминался в выступлениях политиков, в научной литературе понятие «регион Балтийского моря» существовало лишь в естественных науках: физической географии, биологии, экологии, климатологии. Политические, экономические, культурные и даже личные связи в границах того географического пространства, которое мы сегодня называем Балтийским регионом, существовали и в годы «холодной войны», однако они не рассматривались в качестве единого целого — этому мешал «железный занавес». Лишь после его падения Балтийский регион сформировался как понятие в социальных и гуманитарных науках [17], а вскоре нашел себе место и в выступлениях политиков. Санкт-Петербург — крупнейший город на Балтике — стал одним из первых городов, где руководители начали говорить о Балтийском регионе как одном из приоритетов системы внешних связей.

Роль Санкт-Петербурга в формировании системы международных организаций Совета государств Балтийского моря

С того самого момента, когда Балтийский регион стал неотъемлемым элементом мировой политики, Санкт-Петербург принимал активное участие в региональном сотрудничестве. И когда десять государств, расположенных на берегах Балтийского моря, включая и Российскую Федерацию, приняли решение о создании региональной международной организации — Совета государств Балтийского моря — российская сторона позаботилась о том, чтобы представитель Санкт-

Петербурга всегда включался в состав российской делегации на переговорах в рамках СГБМ [10, с. 78]. Представитель мэрии Санкт-Петербурга участвовал и в самой первой конференции министров иностранных дел стран Балтийского моря в Копенгагене в марте 1992 г., когда было принято решение о создании этой региональной организации. В июне 2002 г., когда Россия председательствовала в СГБМ, Санкт-Петербург принимал четвертую встречу глав правительств государств Балтийского моря, участие в которой принял и Президент Российской Федерации.

Сегодня СГБМ редко упоминается в числе международных организаций, играющих важнейшую роль в мировой политике. Эта организация не была упомянута в Концепциях внешней политики Российской Федерации ни в 2000 г., ни в 2008 г. [6; 7]. Вместе с тем в начале 1990-х гг. значение этой организации было трудно переоценить. Ведь, несмотря на падение «железного занавеса», с обеих его сторон сохранялась напряженность в отношениях с другой стороной. Эти опасения включали в себя не только озабоченность России по вопросу расширения НАТО или обеспокоенность Запада по поводу таких инициатив, как заключение Ташкентского договора о коллективной безопасности, но и недоверие к межблоковым организациям, считающимся «наследием холодной войны», например ОБСЕ. В отношении новых международных организаций, в том числе СГБМ, такой настороженности не существовало, благодаря чему они смогли сыграть позитивную роль в развитии отношений между Россией и НАТО, Россией и Евросоюзом [18, р. 30].

Благодаря тем инициативам, которые выдвинула или подержала Российская Федерация в контексте балтийского «вектора» своей внешней политики, в Балтийском регионе с самого момента окончания «холодной войны» была создана атмосфера, благоприятствующая развитию регионального сотрудничества на всех уровнях мировой политики. В отличие от Балканского региона, который в 1990-х гг. стал эпицентром многочисленных этнических конфликтов в Европе, международные отношения в Балтийском регионе развивались исключительно мирным путем. В журналистику, а затем и в научный оборот было введено понятие «балтинизация» [11] в качестве антонима понятию «бал-канизация», введенному бывшим комиссаром Евросоюза по внешним связям К. Паттэном [20]. Исключительно мирным характером международных отношений в регионе всецело воспользовался Санкт-Петербург, включая и городскую администрацию, и расположенные в городе компании, неправительственные организации, учреждения науки, образования и культуры, и горожан.

Их усилия помогли создать в Балтийском регионе многочисленные организации, нацеленные на развитие международного сотрудничества. В работе Парламентской конференции Балтийского моря принимали участие не только депутаты национальных парламентов, но и региональных; активную работу в рамках ассамблеи вели депутаты Законодательного собрания Санкт-Петербурга. Мэрия, а позднее — администрация и правительство Санкт-Петербурга участвовали в работе конфе-

ренции по субрегиональному сотрудничеству в Балтийском регионе, Санкт-Петербург стал одним из учредителей Союза Балтийских городов. Торгово-промышленная палата Санкт-Петербурга принимает деятельное участие в работе Ассоциации торговых палат Балтийского моря. Всего, по данным Министерства иностранных дел Российской Федерации, под эгидой СГБМ действует около шестидесяти международных организаций разных уровней [9], и Санкт-Петербург, а также его отдельные представители активно работают в этих организациях.

Именно благодаря существованию этих международных организаций представляется возможным говорить о существовании системы международных организаций Совета государств Балтийского моря, подобно тому, как говорят о системе международных организаций ООН. Всего же международных организаций разных уровней, действовавших в Балтийском регионе в середине 1990-х гг., насчитывалось в десять раз больше [21], и по крайней мере в работе половины из них принимали участие петербуржцы. Важное место среди этих организаций занимают экологические организации. Собственно, сотрудничество в области охраны окружающей среды Балтийского моря и легло в основу системы международных отношений в Балтийском регионе. Даже СГБМ первоначально формировался по геоэкологическому принципу: в организацию приглашались те страны, по территории которых пролегают русла рек, текущих в Балтийское море. Например, в работе Совета изначально участвовала Норвегия, не имеющая выхода к Балтийскому побережью. Тем же мотивировалась важность принятия Беларуси в СГБМ.

Экологическое сотрудничество в Балтийском регионе помогло Санкт-Петербургу — крупнейшему городу на Балтике и крупнейшему урбанистическому источнику загрязнения морской среды — существенно снизить количество загрязняющих веществ, выбрасываемых в море. В сентябре 2005 г. были открыты Юго-западные очистные сооружения, построенные благодаря капиталовложениям и технологиям, предоставленным городу партнерами по сотрудничеству в Балтийском регионе, в первую очередь странами Северной Европы. И если в начале 1990-х гг. именно российская часть побережья Балтийского моря считалась основным источником загрязнения окружающей среды, то сегодня эта «честь» принадлежит польской части побережья [24, р. 639— 649]. Единственными объектами, расположенными в окрестностях Санкт-Петербурга и продолжающими вызывать настороженность регионального экологического сообщества, являются огромные птицефабрики, построенные вокруг города еще в советское время.

Новые приоритеты Санкт-Петербурга в Балтийском регионе

К сожалению, в новом веке система международного сотрудничества в Балтийском регионе начала уделять меньше внимания взаимодействию в области охраны окружающей среды. Во-первых, снизилось

внимание к региональным экологическим проблемам. Например, важнейшей проблемой для окружающей среды Балтийского моря является химическое оружие, произведенное Германией накануне и в годы Второй мировой войны, которое на основе договоренностей между союзниками по антигитлеровской коалиции следовало уничтожить после победы. Изначально предполагалось затопить герметичные контейнеры с трофейным химическим оружием на дне Атлантического океана, но потом этот проект был признан слишком дорогим, и химическое оружие затопили на дне Балтийского моря. В годы «холодной войны» эта проблема практически не обсуждалась, поскольку захоронения химического оружия находились как раз на линии, где проходил «железный занавес».

После его падения эта проблема начала обсуждаться в научной литературе [19, р. 93—103], обсуждалась она и на второй сессии Парламентской конференции Балтийского моря. Санкт-Петербург, где обеспечение химической безопасности считается одним из основных направлений экологической политики города [8], сделал существенный вклад в эту дискуссию. Об этой проблеме писали петербургские ученые [1, с. 4—8], ее поднимали петербургские политики [3], в том числе те, кто в начале нового века перешел на работу в федеральные органы государственной власти Российской Федерации. В 1990-е гг. решение этой проблемы было затруднено в связи с тем, что все страны Балтийского региона испытывали материальные трудности: Германия в связи с объединением, Швеция и Финляндия — в связи с вступлением в Евросоюз, а Россия, страны Балтии и Польша — в связи с переходом к рыночной экономике. Однако и в новом веке, когда финансовые трудности были преодолены, этой проблемой всерьез не занимались.

Вновь о ней вспомнили лишь недавно, в связи с планами строительства Североевропейского газопровода. Лидеры стран Балтии, для которых строительство газопровода в обход их территории невыгодно, заявили об опасности его прокладки, связанной с тем, что во время работ может быть нарушена целостность контейнеров с химическим оружием [1]. Таким образом, позиция партнеров Санкт-Петербурга в Балтийском регионе по данной проблеме свелась к тому, что химическое оружие не следует «трогать», поскольку, таким образом, оно останется безопасным еще на какое-то время, а саму проблему придется решать будущим поколениям. Для Санкт-Петербурга, который в силу своих демографических проблем уделяет значительное внимание вопросам здравоохранения и сохранения безопасной окружающей среды, такая позиция неприемлема. Напротив, строительство Североевропейского газопровода — это возможность частично решить эту проблему за счет частных инвесторов.

Во-вторых, постепенно сменились и приоритеты работы СГБМ, а также международных организаций, работающих под его эгидой, в результате чего экологическим проблемам стало уделяться гораздо меньшее значение. Эта смена приоритетов стала особенно заметна в

1995 г., когда членом СГБМ стала Исландия, однако Беларуси было отказано во вступлении в организацию. Российская сторона не возражала против вступления Исландии в Совет, понимая, что раз Исландии все равно придется выполнять нормативно-правовые акты, выработанные в рамках СГБМ, когда они станут частью нормативно-правовой базы сотрудничества в рамках Северного Совета, страна должна иметь право принимать участие в их разработке. Однако возражения других стран-участниц СГБМ относительно Беларуси, основанные на представлениях о нарушениях в ходе демократизации этой страны, не могут не вызывать сожаления, поскольку демократизация не связана напрямую с проблематикой охраны окружающей среды.

Демократизация связана напрямую с проблематикой расширения Европейского союза, так как лишь демократические европейские государства могут стать членами этого интеграционного объединения. СГБМ, для которого подготовка к расширению Евросоюза и превращению Балтийского моря во «внутреннее море» ЕС, постепенно вытеснила охрану окружающей среды из списка важнейших приоритетов работы, изменил и свою политику принятия новых членов, благодаря чему Беларусь так и не стала его участницей. Для Санкт-Петербурга — «северной столицы» Российской Федерации, которая не собирается вступать в Европейский союз даже и в долгосрочной перспективе — такая расстановка приоритетов в Совете оказалась не самой выгодной. Это не означает, что Санкт-Петербург полностью утратил интерес к проектам, реализуемым под эгидой СГБМ. Например, проект «Еврофа-культет», сделавший значительный вклад в развитие системы высшего образования Калининградской области, представляет для Санкт-Петербурга определенный интерес.

Вместе с тем нельзя не отметить снижение интереса Санкт-Петербурга к работе международных организаций, созданных под эгидой СГБМ. Например, в последние годы значительно снизился интерес к работе Союза балтийских городов. Связано это с тем, что участниками Союза являются более сотни городов Балтийского региона, в большинстве из которых проживает от ста до двухсот тысяч жителей, а часто — и меньше. Представляется, что интересы малых городов не в полной мере соответствуют интересам городов крупных. Зачастую интересы городов глобального значения противоречат интересам примыкающего к нему региона; это справедливо и для малых городов, расположенных в этом регионе. Это не означает, что Санкт-Петербург планирует «сворачивать» программы сотрудничества с крупными городами Балтийского региона. Напротив, в этой сфере можно отметить новые инициативы. Так, в 2002 г. был запущен проект «Балтийские метрополии» [13], объединяющий столицы и крупные города, расположенные на Балтийском побережье.

Неизменность внимания Санкт-Петербурга к международным связям в Балтийском регионе

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Определенное снижение интереса Санкт-Петербурга к работе некоторых международных организаций системы СГБМ и к некоторым проектам сотрудничества в Балтийском регионе ни в коем случае не означает уменьшения интереса города к сотрудничеству на Балтике в целом. Ведь в Санкт-Петербурге «балтийские» товары, услуги и инициативы автоматически приобретают положительный имидж. Беглый просмотр телефонного справочника петербургских компаний показывает, что в городе работает больше «балтийских» компаний, чем «европейских», «российских» и даже «петербургских» [4, с. 9—13]2. Именно поэтому Санкт-Петербург поддерживает усилия ряда неправительственных организаций по созданию положительного имиджа Балтийского региона в глобальном масштабе [12]. К сожалению, эти усилия пока не принесли ожидаемого результата из-за внутренних конфликтов в Балтийском регионе, в частности из-за того негативного имиджа, который имеет Санкт-Петербург в некоторых странах Балтийского региона.

Основой для создания нового региона в мировой политике часто являются представления людей, проживающих на определенной территории, разделенной государственными границами, об общности некоторых проблем, которые приобретают статус региональных. Для Балтийского региона важнейшими региональными проблемами являются экологические. Однако список региональных проблем не исчерпывается вопросами охраны окружающей среды. В регионе существуют экономические, энергетические и социальные проблемы, проблемы в области здравоохранения и образования, и даже — несмотря на исключительно мирный характер международных отношений в регионе и в годы «холодной войны», и после его завершения — проблемы военного характера [25]. В свое время осознание общности этих проблем привлекало значительное внимание региональной общественности к Калининградской области, где, как представлялось, были сосредоточены все эти проблемы.

Усилия калининградской элиты, среди которых особое место занимает работа преподавателей Российского государственного университета имени И. Канта [5, с. 128—133], позволили за последние десять лет существенно «исправить» имидж Калининградской области. Сегодня Калининград уже не рассматривается на Западе в качестве «сосредоточения всех бед» Балтийского региона, одновременно ведутся поиски другого населенного пункта, который смог бы занять это «почетное» место. Одно время в качестве кандидата на эту «роль» рассматривался Санкт-Петербург. Так, были сделаны отдельные попытки существенно преувеличить значение отдельных проблем Санкт-Петербурга, которые являются общими и для всего Балтийского региона. В частности, на рубеже веков была сделана попытка представить город в каче-

2 Научное исследование на эту тему было проведено И. Н. Барыгиным и А. С. Мартыновым и опубликовано на правах рукописи.

стве «криминальной столицы» и России, и Балтийского региона [23, S. 121—123], пятью годами позже — центром межэтнических конфликтов, российской и балтийской столицы «скинхедов».

Конечно, определенную выгоду можно извлечь и из отрицательного имиджа. Так, крупные российские корпорации приобретают небольшие пакеты акций социально значимых компаний в европейских странах, например компаний в сфере распределения энергии. Затем в прессе этих стран распространяются слухи о стремлении российской корпорации приобрести блокирующий пакет акций данной компании. Пресса и даже политические лидеры этих стран выступают с заявлениями, в которых высказываются о перспективах такой сделки крайне негативно. Представляется, что в основе таких заявлений лежит негативный политический имидж России. При этом цена акций компании растет, и российская корпорация, сэкономив на рекламе, продает свой пакет акций по более высокой цене, чем та, за которую он был приобретен. Однако Санкт-Петербург не стремится извлекать выгоду из негативного имиджа, напротив, он способствует формированию позитивного имиджа города, а вместе с ним — и позитивного имиджа всего Балтийского региона.

Тому существует несколько причин. Во-первых, в Санкт-Петербурге позитивный имидж Балтийского региона уже сформировался, а значит, его формирование и в более широком масштабе является возможным. Во-вторых, положительный имидж Балтийского региона выгоден Санкт-Петербургу с экономической точки зрения. Если потребители во всем мире станут покупать больше товаров, произведенных в Балтийском регионе, значит, они будут покупать и больше петербургских товаров. В-третьих, общественность в Санкт-Петербурге ощущает свою социальную ответственность не только за субъекты федерации российского Северо-Запада, но и за весь Балтийский регион. Выше уже говорилось о противоречии интересов городов глобального значения и окружающих регионов. Именно эти противоречия делают невозможным объединение Санкт-Петербурга и Ленинградской области даже и в долгосрочной перспективе, несмотря на то, что некоторые петербургские политики поднимают вопрос об объединении каждый раз накануне региональных выборов.

Однако тот факт, что в Санкт-Петербурге существуют сторонники объединения, доказывает, что горожане ощущают свою социальную ответственность. Представляется, что именно осознание этой ответственности позволит Балтийскому «вектору» сохраниться в качестве приоритета системы внешних связей Санкт-Петербурга. Благодаря сотрудничеству в Балтийском регионе Санкт-Петербург сумел многого достичь за последние два десятилетия. Были решены сложные экологические проблемы. В лучшую сторону изменился политический имидж города. Были привлечены иностранные инвестиции и создан рынок сбыта для петербургских товаров. Сотрудничество в гуманитарной сфере позволило обогатить разнообразие культурной жизни Санкт-Пе-

тербурга, а в области науки и высшего образования — выйти на качественно новый уровень. Сегодня Санкт-Петербург считает себя должным и имеет возможность «отдавать» больше, чем «брать» от международного сотрудничества на Балтике.

Заключение

Регионы в мировой политике появляются, меняют свои границы и исчезают. Двадцать лет назад вокруг Балтийского моря начал формироваться Балтийский регион. Сегодня представляется возможным заявить, что Балтийский регион состоялся, его существование уже не вызывает сомнений у политиков и ученых не только в самом Балтийском регионе, но и далеко за его пределами. За почти двадцать лет существования Балтийского региона удалось разрешить значительное число конфликтов, наладить сотрудничество по множеству вопросов. В этом есть большая заслуга и Санкт-Петербурга, на всех этапах участвовавшего в формировании и развитии международных институтов сотрудничества — как СГБМ и международных организаций, действующих под его эгидой, так и самостоятельных организаций. Но самое главное — Санкт-Петербург всегда участвовал в дискуссии о Балтийском регионе, в том числе, если этого требовали обстоятельства, — полемизировал и с международными институтами, созданными при его участии.

Три года назад в международном сотрудничестве в Балтийском регионе была открыта новая страница. Северное измерение, до этого бывшее политикой Европейского союза, направленной на превращение Балтийского моря во «внутренне море» ЕС, стало четырехсторонней политикой, совместно реализуемой Россией, Евросоюзом, Норвегией и Исландией. В свое время ученые немало потрудились над концепцией обновленного Северного измерения, размышляя о том, чем оно должно стать. За три года было сделано немало. Осуществлено огромное количество международных проектов. И сегодня ученые должны приложить усилия к тому, чтобы переосмыслить этот опыт, понять, чем же Северное измерение в итоге стало. Примечательно, что инициатива в этом вопросе принадлежит Санкт-Петербургскому государственному университету, выступившему с инициативой создания научно-исследовательского института Северного измерения. Сегодня эта инициатива получила поддержку партнеров из других стран Балтийского региона.

Между Санкт-Петербургом и другими городами Балтийского региона, как и между Санкт-Петербургским университетом и его партнерами на разных берегах Балтийского моря, всегда существовали разногласия о том, какую роль Балтийский регион должен играть в мировой политике и какая роль принадлежит ему в настоящее время. В данной статье авторам удалось лишь бегло коснуться некоторых из них. Такие разногласия существуют и сегодня. Их научное переосмысление станет одной из важнейших задач Института Северного измерения, создающегося сегодня по инициативе из Санкт-Петербурга. И само существование этих разногласий показывает, что дискуссия о Балтийском регионе будет продолжаться и впредь, и участвовать в ней будут и политики, и

ученые, и общественные деятели, и средства массовой информации. А будет продолжаться дискуссия о Балтийском регионе — значит, к нему будет сохраняться интерес, а следовательно, будет существовать и сам Балтийский регион.

Список литературы

1. Адамкус В. Это дорогостоящая альтернатива наземному газопроводу // Время новостей. 2007. № 3. 12 янв.

2. Алимов А. А. «Мягкие риски» и социально-экологические проблемы Балтийского региона // Риски мягкой безопасности: приоритетные проблемы Балтийского региона / под ред. С. Л. Ткаченко. СПб., 2002.

3. Депутатов Санкт-Петербурга волнует проблема захоронения химического оружия в Балтийском море // ИА «Регнум». 2002. 3 апр.

4. Дискурс в региональном контексте: Балтийское измерение: материалы исследовательского семинара / под ред. И. Н. Барыгина. СПб., 2005.

5. Клемешев А. П. Глобализация и регионализм как факторы преодоления конфликтогенности эксклавов // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 2: История. Языкознание. Литературоведение. 2005. № 1.

6. Концепция внешней политики Российской Федерации, Утверждена Президентом Российской Федерации 28 июня 2000 г. // СПС «Гарант».

7. Концепция внешней политики Российской Федерации, Утверждена Президентом Российской Федерации 12 июля 2008 года // СПС «Гарант».

8. Постановление Правительства Санкт-Петербурга «Об экологической политике Санкт-Петербурга на 2008—2012 годы» от 25.12.2007, № 1662 // СПС «Гарант».

9. Совет государств Балтийского моря: информация департамента информации и печати Министерства иностранных дел Российской Федерации. URL: http://www. mid. ru/ns-dos. nsf/45682f63b9f5b253432569e7004278c8/ 0591e 37431 a9 b97dc3257022002a7a2c?0penD0cument (дата обращения: 07.04.2009).

10. Ягья В. С. Балтийская идея и роль Санкт-Петербурга на рубеже ХХ — XXI веков // Рассвет над Петербургом: Санкт-Петербург в мировом сообществе / под ред. В. С. Ягья. СПб., 2005.

11. Ягья В. С. Назовем мир именем нашего моря // Невское время. 2002. 15 февр.

12. Anholt S. Government Advisor on Nation Branding and Public Diplomacy, UK. Presentation at the 8th Summit of the Baltic Development Forum. Helsinki, October 31, 2006.

13. Baltic Metropolis Network. URL: http://www. baltmet. org/ (07.04.2009)

14. Boucher Richard A. URL: http://www. state. gov/r/pa/ei/biog/61773.htm (дата обращения: 07.04.2009)

15. Browning C., Lehti M. (eds.) The Struggle for the West: A Divided/ Contested Legacy. London: Routledge, 2009.

16. Huelsse R. Turkey's Europeanness, Europe's Identity and the EU: Explorations below the Surface of the Enlargement Discourse // Borders, Identities and Nationalism: Understanding the Relationship / ed. by K. K. Khudoley, D. Lanko. St. Petersburg, 2004.

17. Joenniemi P. Cooperation in the Baltic Sea Region. London: Taylor and Francis, 1993.

18. Khudoley K. K. Russia and NATO: What Expects Us in the Future // Challenges to International Relations in Post — Cold War Europe / ed. by K. Khudoley and S. Tkachenko. St. Petersburg, 2002.

19. Krohn A. The challenge of dumped chemical ammunition in the Baltic Sea // Security dialogue. 1994. Vol. 25, No. 1.

20. Patten C., Rt. Hon. Examination of Witness: Minutes of Evidence: Committee on Foreign Affairs: House of Commons: March 1, 2001.

21. Perko S. Verkostojen Itameri. Vuorovaikutus ja sen merkitys alueellistumi-skehitykselle. Tampere: Rauha- ja konfliktitutkimuskeskuksen julkaisuja, 1995.

22. Sassen S. Globalization and its Discontents: Essays on the New Mobility of People and Money. New York: New Press, 1998.

23. Susiluoto I. Pieni Pietarikirja. Helsinki: Ajatus, 2000.

24. Tynkkynen N. Action Frames of Environmental Organizations of Post — Soviet St. Petersburg // Environmental Politics. 2006. Vol. 15. No. 4.

25. Vesa U., Moeller F. Security Community in the Baltic Sea Region: Recent Debate and Recent Trends. Tampere, 2003. No. 88.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

26. World International Studies Committee: URL: http://www. essex. ac. uk/ ecpr/ events/wisc/index. htm (дата обращения: 07.04.2009)

Konstantin Khudoley Dmitriy Lanko

SAINT-PETERSBURG IN THE BALTIC SEA REGION

<S>

The article describes the place of St Petersburg in international cooperation in the Baltic Sea region and the role of the Baltic region as one of the priorities of the international relations of the city. The authors show continual attention of Saint- Petersburg to developing international relations in the Baltic Sea region. The article indicates one of the most important areas of international cooperation - the participation of the city in the renewed Northern Dimension policy.

Key words: Saint-Petersburg, the Baltic Sea region, international relations, the Council of Baltic Sea States (CBSS), the Union of the Baltic Cities, the Northern Dimension.

In the modern Russian language, the prefix "euro-" has a connotation of "being good". For example, "euro-refurbishment" simply means a refurbishment of good quality. The meaning of the word is quite clear to all residents of Russia — from Kaliningrad to Petropavlovsk-Kamchatsky. At the same time every Russian region has its own word having a similar meaning of being good, not just denoting proper names or toponyms, but having a strong positive connotation. For example, in Chelyabinsk such a word is the adjective "Ural", and in Krasnoyarsk — the adjective "Siberian". In Saint-Petersburg this word is the adjective "Baltic"; it is often used here in the names of companies. Specialists in marketing use it trying to increase the demand for a product, and ordinary citizens of Saint-Petersburg are happy to buy "Baltic" goods and services from "Baltic companies". The interest of Saint-Petersburg residents to "Baltic" goods had existed before the introduction of market economy in the city, and it is as strong today as it was back then.

The special place that international relations in the Baltic Sea region took in the international relations of Saint-Petersburg is not exclusively predetermined by the geographic position of the city. In fact, during the preparation for the tercentenary celebration in 2003, Saint-Petersburg had to develop its system of international relations, turning into a city of global significance. For almost a decade the Government of Saint-Petersburg, city businesses and non-governmental organizations, agencies, education, scientific and cultural institutions, as well as ordinary citizens have been successful in achieving this goal. Owing to these efforts, the geographical location of the city partners plays a lesser role in the identification of priorities in international relations of Saint-Petersburg. The city is actively cooperating with its nearest European capital — Helsinki, and with New York, which is located in the western hemisphere.

A much greater role in the development of cooperation in the Baltic Sea region seen as a priority is played by an unflagging interest of Saint-Petersburg to everything "Baltic".

Such an important role of the Baltic Sea region in the international relations of the city is based on sustainable public opinion. Saint-Petersburg politicians and public figures are "father-founders" of the very concept of the Baltic region. In fact, even twenty years ago, the words "Baltic region" were not used either in world politics, or in political science. Saint-Petersburg supported the establishment of a number of regional and international organizations: the Council of Baltic Sea States and numerous institutions working under its auspices, such as the Union of Baltic Cities.

Today, Saint-Petersburg has new priorities, implementing new projects, such as the Baltic metropolis. However, the "Baltic" vector of the city international policy remains unchanged.

The birth of the Baltic Sea Region

The main characteristic feature of contemporary world politics is multiplicity and diversity of its actors. Long gone are the days when only states were recognized as actors in world politics, and all other parties engaged in international relations served as a "negotiation table" for states (or international organizations), or "tools" used for the implementation of state interests. Today, policy makers and researchers in world politics recognize the independence of international organizations in a wide range of issues. International organizations are independent actors in world politics. Besides international governmental organizations, some other parties such as multinational corporations, nongovernmental organizations, scientific, cultural and education institutions, as well as regions within states, and, finally, people are considered actors in world politics. Major cities should be considered important actors in world politics as well.

Such a diversity of participants significantly impedes drawing a "holistic picture" of contemporary world politics, forcing politicians and scientists to elaborate new approaches to the classification of its participants. One of the important approaches to creating such a classification is the regional one: world politics is divided into European and Asian, North American and Latin American, African and Middle Eastern. The regional classification is not rigid when applied to all participants of world politics with the exception of independent states. Nevertheless, the significance of the regional classification is great. For instance, it is believed that the Association of International Studies is an "American" non-governmental organization, although scientists from all over the world may be involved in its work. This belief was the main cause of attempts to create, starting with the Istanbul Conference (2005), the World Association of International Studies.

Methods of world politics classification according to regions differ in different countries. For example, U. S. policymakers and researchers identify the region of Central and South Asia, the Americans add countries of postSoviet Central Asia to it, as well as Afghanistan, Pakistan, India, Bangla-

desh, Sri Lanka, Bhutan and the Maldives. According to Russian politicians and scientists, these countries belong to two different regions: partly to the region that brings together countries of the Commonwealth of Independent States, and in part — to the region of Asia, together with the countries of North-East and South-East Asia. It often happens that in the foreign policy of a state, two countries are considered to be part of one and the same region, while in the foreign policy of another state — they are parts of different regions. Hence, the foreign policy controversies which occur when one state claims that in two similar cases the same "rules of the game" should be applied, while another state claims that these two cases belong to different regions, therefore, the rules must also be different.

Regions can change their borders. A state, previously considered as belonging to one region, over time, can "move" to another region. Some states temporarily "get stuck" on the boundary of two regions. For example, one cannot unequivocally say whether Turkey belongs to Europe or Asia. Alternatively, Turkey is part of the Eurasia region, together with Russia and the Transcaucasian republics. Studies show that even the same European politicians are constantly "confused" considering this issue, some arguing that Turkey is already a "part of the common European home", and in some cases — that it was only "moving to Europe". Similarly, over the past few decades, researchers have seen other examples of the kind -Afghanistan "moving" from the Middle East to Central Asia, and Australia no longer being a part of a separate region under the name of Australia and Oceania, and becoming a part of South-East Asia.

Regions may disappear. In recent years, specialists in international relations have been actively discussing the prospect of the so-called "West" region fading away from global politics. During the "Cold war", the word "West" for the majority of the "Eastern Bloc" almost meant "an irreconcilable enemy", but for most of the "western bloc" this word was a symbol of democracy and prosperity. After the end of the "Cold War", the demise of the "Eastern Bloc" put into question the very existence of the West as a concept. Currently, two scenarios of the disappearance of the West Region are being discussed. First, contradictions between Europe and America may aggravate, resulting in the West region division into two regions: Europe and the Western hemisphere. This scenario seems unlikely. However, the growing contradiction between the "World North" and "World South" could lead to the disappearance of the West, and with no serious conflict between Europe and America. In this case, the North will replace the West.

Finally, new regions may appear in world politics. A striking example of this kind is the Baltic region or the Baltic Sea region. Twenty years ago, the Baltic Sea region was not even mentioned in the speeches of politicians. In scientific literature, the notion of "The Baltic Sea" existed only in natural sciences — physical geography, biology, ecology, and climatology. Political, economic, cultural and even personal relations within the boundaries of the geographical space, which we now call the Baltic region, did exist even during the "Cold war", but they were not considered as a whole because of the "Iron curtain". Only after the fall of the "Iron curtain", the Baltic region emerged as a concept in social sciences and the Humanities, and soon this

was reflected in the speeches of politicians. Saint-Petersburg, the biggest city on the Baltic Sea, was one of the first cities where the leaders began to speak about the Baltic Sea region as one of the priorities in international relations. The role of Saint-Petersburg in the formation of a system of international organizations of the Council of Baltic Sea

States

From the very moment when the Baltic region became an integral element of world politics, Saint-Petersburg has actively participated in regional cooperation. And when ten states, located on the Baltic Sea coasts, including Russia, decided to establish a regional and international organization — the Council of the Baltic Sea States — the Russian party made sure that a representative of Saint-Petersburg is always included in the Russian delegation at all the CBSS talks. A representative of Saint-Petersburg participated in the first Conference of Foreign Ministers of the Baltic Sea Region, held in Copenhagen in March 1992. It was at this conference that the decision to establish the Council of the Baltic Sea States was made. In June 2002, when Russia took the Presidency in the CBSS, Saint-Petersburg hosted the Fourth Summit of Heads of States of the Baltic Sea region. President of the Russian Federation participated in the summit.

Today the CBSS is rarely mentioned among the international organizations that play a crucial role in world politics. This organization was not mentioned in the Foreign Policy Concept of the Russian Federation either in 2000, or in 2008. However, in the early 1990's the importance of this organization was difficult to overestimate. Indeed, despite the fall of the "Iron curtain", both Russia and the West, felt a certain tension coming from each other. Russia expressed its concern about the enlargement of NATO. The West was concerned about such initiatives as the signing of the Tashkent Collective Security Treaty. Both parties had a certain distrust of interbloc organizations, "legacy of the Cold War", such as the OSCE. There was no such distrust of new international organizations, including the CBSS, and owing to this fact, new international organizations can play a positive role in the development of relations between Russia and NATO, and Russia and the European Union.

Thanks to the initiatives launched or supported by Russia in the Baltic Sea region after the end of "the Cold war", a favourable atmosphere was created in the Baltic Sea region for the development of regional cooperation at all levels of world politics. In contrast to the Balkan region, which in the 1990s became the epicentre of many ethnic conflicts in Europe, international relations in the Baltic region have always been governed by solely peaceful means. A new concept, that of "baltinization" emerged first in journalism and later, in the language of science as an antonym of "balkanization". The term was introduced by the former EU Commissioner for External Relations Christopher Patten. Saint-Petersburg, including the city administration, NGOs, businesses, science, education and culture institutions and common people benefited from this peaceful character of international relations.

These efforts helped to establish many organizations aimed at promoting international cooperation in the Baltic Sea region. The Baltic Sea Parliamentary Conference was attended not only deputies of the national parliaments, but also regional ones; particularly active were deputies of the Legislative Assembly of Saint-Petersburg. The City Hall, and later the Government and Administration of Saint-Petersburg, participated in subregional cooperation in the Baltic region.

Saint-Petersburg became one of the founders of the Union of the Baltic Cities. The Chamber of Commerce and Industry of Saint-Petersburg takes an active part in the work of the Association of Chambers of Commerce of the Baltic Sea region. Overall, according to the Ministry of Foreign Affairs of the Russian Federation, there are about sixty international organizations of various levels under the auspices of the CBSS. Saint-Petersburg as a city and its individual representatives are active in the work of these organizations.

It is due to the existence of these international organizations that it is possible to speak of the existence of a system of international organizations of the Council of Baltic Sea States, just in the same way one can speak about the UN system of international organizations. There were much more international organizations of various levels in the Baltic region in the middle of the 1990's, and at least in half of them there were representatives of Saint-Petersburg. Environmental organizations played a prominent role then. Indeed, cooperation in environmental protection of the Baltic Sea formed the basis of international relations in the Baltic Sea region. Even the CBSS was originally formed according to the geoecological principle: only countries having rivers flowing into the Baltic Sea could become a member. For example, Norway having no direct access to the Baltic coast has been participating in the work of the Council from the very beginning. The same principle was taken into account when motivating the importance of accepting Belarus as a CBSS member.

Environmental cooperation in the Baltic Sea region helped Saint-Petersburg, the biggest city on the Baltic Sea and a major urban polluter of the marine environment, to significantly reduce the amount of pollutants emitted into the sea. In September 2005, the South-Western waste water treatment plants were opened up. These water purification facilities were built thanks to the investment and technology of the city partners in the Baltic Sea region, primarily the Nordic countries. And if in the early 1990's, the Russian coast of the Baltic Sea was considered to be the major source of pollution, today, this "privilege" belongs to the Polish coast. The only pollution points located in the vicinity of Saint-Petersburg and still causing concern are huge poultry farms that were built around the city back in the Soviet times.

New Saint-Petersburg priorities in the Baltic Sea region

Unfortunately, in the new century the system of international cooperation in the Baltic Sea region has become less concerned about the cooperation in the field of environmental protection. Firstly, regional environmental

problems are not given primary attention. For example, a critical issue for the environment of the Baltic Sea is chemical weapons produced by Germany before and during World War II. According to the agreements signed by the anti-Hitler coalition allies, the weapons were to be destroyed when the war was over. Originally tightly closed containers with chemical weapons were expected to be scuttled at the bottom of the Atlantic, but then the project seemed too expensive, and the chemicals were dumped into the Baltic Sea. During the "cold war", the problem was practically silenced since the chemical dump was located just on the line of the "iron curtain".

After the "iron curtain" fell, the problem was mentioned in research literature [19, pp. 93—103], and discussed at the second session of the Parliamentary Conference of the Baltic Sea region. Saint-Petersburg, where chemical safety is considered to be one of the main issues of environmental policy [8], made a significant contribution to this debate. The issue was raised by Saint-Petersburg scientists [1, pp. 4—8] and politicians [3], including those who moved to Moscow and started working for the federal authorities of the Russian Federation at the turn of the century. In the 1990s, the fact that the whole Baltic region experienced financial difficulties resulted in new challenges: Germany was going through the process of re-unification, Sweden and Finland were joining the EU, Russia, the Baltic countries and Poland were in transition to market economy. However, even in the new century, when financial difficulties had been solved, the problem was not given any serious consideration.

This problem has been re-introduced only recently, in connection with a plan to build the North European gas pipeline. The leaders of the Baltic countries, for which the construction of a pipeline bypassing their territory did not seem profitable, warned about the dangers of such construction, due to the fact that the construction work may disrupt the integrity of the containers with chemical weapons [1]. Thus, partners of Saint-Petersburg in the Baltic Sea region came to the idea that the chemical weapons should not be "touched", because being intact they would remain safe at least for a while, but the problem would have to be dealt with by future generations. Due to its own demographic problems Saint-Petersburg pays considerable attention to health issues and preserving safe environment, and such a position is not considered acceptable. On the contrary, the construction of the North European Gas Pipeline is seen as an opportunity to partially solve this problem by attracting private investments.

Secondly, the priorities of the CBSS, as well as international organizations, working under its auspices, gradually shifted and it resulted in much less importance given to environmental problems. This change of priorities got particularly noticeable in 1995 when Iceland became a member of the CBSS, but Belarus was refused membership. The Russian party did not oppose Iceland's accession to the Council, realizing that as soon as Iceland complied with the regulations of the CBSS, when the country became part of the regulatory framework of cooperation within the Nordic Council, it should have the right to participate in the process of elaborating such regulations. However, objections of other CBSS member-countries to the accession of Belarus, mainly based on violations in the course of democratization in

this country, cannot but cause regret, because democracy is not directly linked to environmental issues.

Democratization refers directly to the issues of the EU enlargement, since only a democratic European country can participate in such integration. The CBSS was engaged into preparation activities for the EU enlargement and changing the Baltic Sea status into the EU "inland sea". This work gradually pushed the environmental issues aside and changed the accession policy which prevented Belarus from becoming its member. To Saint-Petersburg, the "Northern capital" of the Russian Federation, which is not going to join the European Union either now or in the long run, such prioritization of the Council did not seem favourable. This does not mean that Saint-Petersburg completely lost its interest in the projects implemented under the auspices of the CBSS. For example, the "Eurofaculty" project, which significantly contributed to the development of higher education the Kaliningrad region, was of a certain interest for Saint-Petersburg.

However, one can not help but notice certain decline in Saint-Petersburg's involvement in the work of international organizations established under the auspices of the CBSS. For example, the work of the Union of Baltic Cities has aroused less interest recently. It can be explained by the fact that members of this Union are the Baltic cities whose population is one or two hundred thousand people, but often less. It seems that the interests of small towns are not fully consistent with the ones of big cities. Often the interests of major cities contradict the interests of the region they belong to. It is true for small towns located in the region. This does not mean that Saint-Petersburg is planning to reduce cooperation with the major cities of the Baltic Sea region. On the contrary, this is an area of new initiatives. For example, the project "The Baltic metropolis" [13] was launched in 2002 and it involves the capitals and large cities on the Baltic Sea coast.

Stability of Saint-Petersburg's interest to international cooperation in the Baltic Sea region

A certain decrease in Saint-Petersburg's interest to the work of some international organizations within the CBSS and to some cooperation projects in the Baltic Sea region does not mean the loss of interest in cooperation in the Baltic Sea region in general. Indeed, in Saint-Petersburg, "Baltic" goods, services and initiatives automatically get a positive image. A quick glance at the telephone directory of Saint-Petersburg shows that there are more "Baltic" companies in the city than "European", "Russian" and even "Petersburg" ones [3, pp. 9—13]. That is why Saint-Petersburg supports the efforts of several NGOs to create a positive image of the Baltic region on a global scale [12]. Unfortunately, these efforts have not yet demonstrated the expected results because of some internal conflicts in the Baltic Sea region, and, in particular, because of the negative image, which Saint-Petersburg has in some countries of the Baltic Sea region.

The grounds for establishing a new region in world politics often lie in the understanding that the problems, shared by people living in a territory that is divided by national borders, are common and regional. The most urgent problems shared by the population of the Baltic Sea Region are environmental ones. But the list of regional problems is not limited to environmental protection only. The region faces a variety of economic, energy and social challenges, difficulties in healthcare and education, and even in the military field, no matter how peaceful the nature of international relations in the region was during the "cold war" and has been since it was over [25]. At one particular point in time, the awareness of such issues attracted considerable attention of the regional community to the Kaliningrad region, which appeared to have accumulated all these problems.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Efforts of the Kaliningrad intellectual elite, and particularly of professors of the I. Kant State University of Russia [5, pp. 128—133], have improved the image of the Kaliningrad region over the past ten years. Today, Kaliningrad is not regarded in the West as a "concentration of all the ills" in the Baltic Sea region, and another place which could have such "nomination" is being looked for. Once Saint-Petersburg was being considered a suitable "candidate". For example, some efforts had been made to significantly exaggerate the scale of certain problems of Saint-Petersburg, which are common to the whole Baltic region. In particular, at the turn of the century there was an attempt to represent the city as a "criminal capital", both of Russia and the Baltic Sea region [23, pp. 121—123]. Five years later, there was another attempt to label it as a centre of ethnic conflicts, Russian and the Baltic "skinhead" capital.

Of course, some benefit can be derived even from a negative image. Thus, major Russian companies acquire small stakes in socially significant companies in Europe, for example, energy distribution companies. Then, mass media of these countries spread rumours that a Russian corporation is seeking to become the majority stockholder. The press and even political leaders of these countries make statements, in which they speak very negatively about the prospects of such a transaction. It seems that the basis for such statements is the negative political image of Russia. When the price of the company's shares rises, the Russian company, having saved on advertising, sells the shares at a higher price than it paid. But Saint-Petersburg is not seeking to profit from the negative image; on the contrary, it promotes a positive image of the city along with a positive image of the whole Baltic Sea region.

There are several reasons for it. First, Saint-Petersburg has already shaped a positive image of the Baltic region, and thus, its formation on a larger scale is possible. Second, the positive image of the Baltic Sea region is advantageous for Saint-Petersburg from an economic point of view. If consumers worldwide opt for buying more goods produced in the Baltic region, then they will simultaneously buy more goods produced in Saint-Petersburg. And third, people in Saint-Petersburg feel socially responsible both for the North-Western subjects of the Russian Federation and for the entire Baltic region. We have already mentioned contradictions between the interests of

major cities and surrounding regions. It is these contradictions which make it impossible to merge Saint-Petersburg and the Leningrad region, even in the long run, despite the fact that some of Saint-Petersburg policy makers raise this issue time after time before the regional elections.

However, the fact that there are supporters of this merger in Saint-Petersburg, demonstrates that citizens feel their social responsibility. It seems that it is this very awareness that allows the Baltic "vector" to remain a priority for the international relations of Saint-Petersburg. Thanks to the cooperation in the Baltic Sea region, Saint-Petersburg has been able to achieve much over the past two decades. Urgent environmental problems have been resolved. The political image of the city has changed for the better. Foreign investments have been attracted and a market for Saint-Petersburg goods has been set up. Cooperation in the field of culture has enriched the diversity of the cultural life of Saint-Petersburg, research and higher education have stepped on a new level. Today, Saint-Petersburg must and can "give" more rather than "take" from international cooperation in the Baltic Sea region.

Conclusion

Regions in world politics appear, change their boundaries and disappear. Twenty years ago, the Baltic region started to form around the Baltic Sea. Today it seems possible to state that the Baltic region is a reality, which is doubtless for politicians and scientists, not only in the Baltic Sea region, but also far beyond. For almost twenty years of the existence of the Baltic Sea region, it has been possible to resolve a significant number of conflicts, and to cooperate on many issues. Saint-Petersburg has contributed a lot to this work. At different stages the city has been involved in the formation and evolution of international cooperation institutions, both the CBSS and international organizations within its structure, as well as independent organizations. But most importantly, Saint-Petersburg has always been involved in discussing the Baltic regional issues, including, if the situation concerned, polemics with international institutions, which were established with its support.

Three years ago, international cooperation in the Baltic region entered a new stage. The Northern Dimension, which used to be an EU policy aimed at transforming the Baltic Sea into an "inland sea", turned into a four-party policy implemented jointly by Russia, the European Union, Norway and Iceland. At some point in time, many scholars worked on the concept of a renewed Northern Dimension, reflecting on what it should be. Much has been done over the last three years. A large number of international projects were carried out. Today scientists should revise this experience and understand what the Northern Dimension has ultimately become. It is worth mentioning that the initiative in this matter was taken by Saint-Petersburg State University. The University suggested establishing a Research Institute of the Northern Dimension. Today, the idea has received support of the partners from other countries in the Baltic Sea region.

Saint-Petersburg and other cities in the Baltic Sea region, as well as Saint-Petersburg University and its partners on the shores of the Baltic Sea have always had disagreements about the role that the Baltic Sea region should play in world politics, and what role it is playing now. The authors of this article have only briefly touched upon some of them. Such opinion differences exist even today. Studying them will make one of the most important tasks for the Research Institute of the Northern Dimension, which is being created today at the initiative of Saint-Petersburg. The very existence of these differences shows that the debate on the Baltic Sea region will continue, and it will be attracting policy makers, scientists, public figures, and the media. Continued discussion on the Baltic Sea region means that it will remain in the centre of interest, and consequently, will have reasons to exist.

Bibliography

1. Адамкус В. Это дорогостоящая альтернатива наземному газопроводу // Время новостей. 2007. № 3. 12 янв.

2. Алимов А. А. «Мягкие риски» и социально-экологические проблемы Балтийского региона // Риски мягкой безопасности: приоритетные проблемы Балтийского региона / под ред. С. Л. Ткаченко. СПб., 2002.

3. Депутатов Санкт-Петербурга волнует проблема захоронения химического оружия в Балтийском море // ИА «Регнум». 2002. 3 апр.

4. Дискурс в региональном контексте: Балтийское измерение: материалы исследовательского семинара / под ред. И. Н. Барыгина. СПб., 2005.

5. Клемешев А. П. Глобализация и регионализм как факторы преодоления конфликтогенности эксклавов // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 2: История. Языкознание. Литературоведение. 2005. № 1.

6. Концепция внешней политики Российской Федерации, Утверждена Президентом Российской Федерации 28 июня 2000 г. // СПС «Гарант».

7. Концепция внешней политики Российской Федерации, Утверждена Президентом Российской Федерации 12 июля 2008 года // СПС «Гарант».

8. Постановление Правительства Санкт-Петербурга «Об экологической политике Санкт-Петербурга на 2008—2012 годы» от 25.12.2007, № 1662 // СПС «Гарант».

9. Совет государств Балтийского моря: информация департамента информации и печати Министерства иностранных дел Российской Федерации. URL: http://www. mid. ru/ns-dos. nsf/45682f63b9f5b253432569e7004278c8/ 0591e 37431 a9 b97dc3257022002a7a2c?0penDocument (дата обращения: 07.04.2009).

10. Ягья В. С. Балтийская идея и роль Санкт-Петербурга на рубеже ХХ — XXI веков // Рассвет над Петербургом: Санкт-Петербург в мировом сообществе / под ред. В. С. Ягья. СПб., 2005.

11. Ягья В. С. Назовем мир именем нашего моря // Невское время. 2002. 15 февр.

12. Anholt S. Government Advisor on Nation Branding and Public Diplomacy, UK. Presentation at the 8th Summit of the Baltic Development Forum. Helsinki, October 31, 2006.

13. Baltic Metropolis Network. URL: http://www. baltmet. org/ (07.04.2009)

14. Boucher Richard A. URL: http://www. state. gov/r/pa/ei/biog/61773.htm (дата обращения: 07.04.2009)

15. Browning C., Lehti M. (eds.) The Struggle for the West: A Divided/ Contested Legacy. London: Routledge, 2009.

16. Huelsse R. Turkey's Europeanness, Europe's Identity and the EU: Explorations below the Surface of the Enlargement Discourse // Borders, Identities and Nationalism: Understanding the Relationship / ed. by K. K. Khudoley, D. Lanko. St. Petersburg, 2004.

17. Joenniemi P. Cooperation in the Baltic Sea Region. London: Taylor and Francis, 1993.

18. Khudoley K. K. Russia and NATO: What Expects Us in the Future // Challenges to International Relations in Post — Cold War Europe / ed. by K. Khudoley and S. Tkachenko. St. Petersburg, 2002.

19. Krohn A. The challenge of dumped chemical ammunition in the Baltic Sea // Security dialogue. 1994. Vol. 25, No. 1.

20. Patten C., Rt. Hon. Examination of Witness: Minutes of Evidence: Committee on Foreign Affairs: House of Commons: March 1, 2001.

21. Perko S. Verkostojen Itameri. Vuorovaikutus ja sen merkitys alueellistumi-skehitykselle. Tampere: Rauha- ja konfliktitutkimuskeskuksen julkaisuja, 1995.

22. Sassen S. Globalization and its Discontents: Essays on the New Mobility of People and Money. New York: New Press, 1998.

23. Susiluoto I. Pieni Pietarikiija. Helsinki: Ajatus, 2000.

24. Tynkkynen N. Action Frames of Environmental Organizations of Post — Soviet St. Petersburg // Environmental Politics. 2006. Vol. 15. No. 4.

25. Vesa U., Moeller F. Security Community in the Baltic Sea Region: Recent Debate and Recent Trends. Tampere, 2003. No. 88.

26. World International Studies Committee: URL: http://www. essex. ac. uk/ ecpr/ events/wisc/index. htm (дата обращения: 07.04.2009)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.