Научная статья на тему 'Самобытность культуры донского казачества и ее влияние на развитие хореографического искусства Воронежского края'

Самобытность культуры донского казачества и ее влияние на развитие хореографического искусства Воронежского края Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
1640
90
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
КУЛЬТУРА / CULTURE / ТРАДИЦИЯ / TRADITION / ДОНСКОЕ КАЗАЧЕСТВО / DON COSSACKS / ПЕСНИ И ТАНЦЫ / SONGS / ПРАЗДНИКИ / HOLIDAYS / ФЕСТИВАЛИ / FESTIVALS / DANCES

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Паничева Анастасия Константиновна

В статье автор обращается к изучению этнографических особенностей культуры донского казачества Воронежского края. На основе анализа историко-культурных традиций казачества выделяет стилевые и жанровые особенности танцевальной культуры донских казаков, которые объединены в группы по характеру их популярности на праздниках, смотрах и фестивалях.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по искусствоведению , автор научной работы — Паничева Анастасия Константиновна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ORIGINALITY OF THE CULTURE OF THE DON COSSACKS AND ITS INFLUENCE ON THE DEVELOPMENT OF THE CHOREOGRAPHIC ART OF THE VORONEZH REGION

In the article the author turns to the study of ethnographic features of the culture of the Don Cossacks of the Voronezh region. Based on the analysis of the historical and cultural traditions of the Cossacks, it singles out stylistic and genre features of the dancing culture of the Don Cossacks, which are grouped according to the nature of their popularity at festivals, shows and festivals.

Текст научной работы на тему «Самобытность культуры донского казачества и ее влияние на развитие хореографического искусства Воронежского края»

БЕРЕГИНЯ*777*СОВА, 2017, № 4 (35)_

УДК 793.3.03(470.324) ББК 85.325.2

САМОБЫТНОСТЬ КУЛЬТУРЫ ДОНСКОГО КАЗАЧЕСТВА И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА РАЗВИТИЕ ХОРЕОГРАФИЧЕСКОГО ИСКУССТВА ВОРОНЕЖСКОГО КРАЯ

Паничева Анастасия Константиновна,

Академия Русского балета имени А.Я. Вагановой (г. Санкт-Петербург)

Аннотация. В статье автор обращается к изучению этнографических особенностей культуры донского казачества Воронежского края. На основе анализа историко-культурных традиций казачества выделяет стилевые и жанровые особенности танцевальной культуры донских казаков, которые объединены в группы по характеру их популярности на праздниках, смотрах и фестивалях.

Ключевые слова: культура, традиция, донское казачество, песни и танцы, праздники, фестивали.

ORIGINALITY OF THE CULTURE OF THE DON COSSACKS AND ITS INFLUENCE ON THE DEVELOPMENT OF THE CHOREOGRAPHIC ART

OF THE VORONEZH REGION

Panicheva A.K.,

Vaganova Russian Ballet Academy (S.-Petersburg)

Abstract. In the article the author turns to the study of ethnographic features of the culture of the Don Cossacks of the Voronezh region. Based on the analysis of the historical and cultural traditions of the Cossacks, it singles out stylistic and genre features of the dancing culture of the Don Cossacks, which are grouped according to the nature of their popularity at festivals, shows and festivals. Key words: culture, tradition, Don Cossacks, songs, dances, holidays, festivals.

В статье автор обращается к историко-культурному анализу развития танцевальной культуры донского казачества в художественной культуре Воронежского края. Распространение устно-поэтического, фольклорного и песенно-танцевального творчества донского казачества в воронежском регионе имеет особое значение. Воронежский край на-

ряду с южными соседями - областями России и Украины - является родиной донского казачества, которое считается «первой и самой многочисленной ветвью казачьего народа» [1, с. 100]. Приветствуя участников традиционного фестиваля «Казачье братство», в селе Колодезное Подгоренского района губернатор области Алексей Гордеев отметил, что «рус-

ское казачество, из века в век хранящее православные традиции, всегда служило примером мужества и героизма» [2, с. 18]. Сохранение культурных ценностей казачества является важнейшим принципом восстановления культурно-бытовых традиций и обычаев, приобщение к ним разных групп населения края. В самобытной культуре казаков органично соединены две грани: одна обращена к прошлому, поддерживая с ним преемственную связь; другая направлена в будущее, на творческое создание новых ценностей. «Взаимодействие истории, культуры и образования, - отмечает Е.П. Белозерцев, - подчинено наиглавнейшему воспитанию гражданина России, которое происходит в реальных условиях культурно-образовательной среды» [3, с. 103]. Историческая культурная среда региона окружает человека с детства, в ней он приобретает нравственные ценности, приобщается к истории своего народа, города, села. В обычаях, обрядах, песнях, танцах заложена информация об истоках жизни казачества различных национальностей и этнических групп. Несмотря на огромные людские, материальные, культурные потери в страшные годы гражданской войны, расказачивания, коллективизации, Великой Отечественной войны, донское казачество сохранилось, выстояло. Оно положило начало Хоперскому, Гребенскому, Волжскому, Терскому, Кубанскому и др. [4, с. 479-480]. Сегодняшняя жизнь богата на возрождение казачества. Русский писатель, казак, участник Белого движения, депутат Первой Государственной думы от области Войска Донского Федор Дмитриевич Крюков (18701920) писал: «Тебя люблю, Родимый Край. И тихих вод твоих осоку и серебро песчаных кос, плач чибиса в куге зеленой, песнь хороводов на заре, и в праздник шум станичного майдана, и старый милый Дон - не променяю ни на что. Родимый Край» [5]. Воронежский писатель В.В. Будаков, воспевая поэтический образ реки «Дон», связывает с ним судьбы казачьего мира. В его тематическом сборнике стихотворений русских поэтов трех последних столетий «А Дон по-прежнему струится... Великая река в русской поэзии», прослеживается связь времен, поколений, судеб. Сборник открывается стихотворением А. Пушкина «Дон» (1829):

Блеща средь полей широких,

Вот он льется! Здравствуй, Дон!

От сынов твоих далеких

Я привез тебе поклон [6, с. 5].

В пушкинском слове «поклон» чувствуется связь времен в пространстве человеческого бытия, духовный смысл реки «Дон». В исто-рико-лирическом очерке о Доне - «Донская стремнина» В.В. Будаков отмечает: «Мой край на стыке и во взаимно добрососедском пере-месе русского и малороссийского поселенческих пластов, в родственной близости русского, украинского и казачьего укладов; с детства российские и малороссийские песни звучали над моей зыбкой. С детства пушкинская строка и строка кобзаря были для меня равно притягательные, родные» [7, с. 484]. Писатель обращает наше внимание на силу исторических событий казачьей культуры, которая на протяжении веков и ассимилировала традиции, нравы, быт различных национальностей и этнических групп, проживающих в регионе. Например, в традиционной песенной культуре донских казаков можно найти схожие мелодии музыкального фольклора с традициями южнорусских областей России, украинской культурой. Поэтому в современных условиях традиционная культура казаков (в ее исторически сложившихся формах) продолжает жить не только в районах с традиционным казачьим поселением на Нижнем Дону, но и Данкове, Ельце, Лебе-дяни, Усмани. Верхний Дон сохранил память о казачестве не только в названиях городских слобод и сел: Покрово - Казаки, село Верхнее Казачье, Нижнее Казачье, деревня Казаковая, но и в искусстве.

В краеведческой и научной литературе чаще всего описываются казачьи песни и танцы, связанные с праздничной и обрядовой культурой казаков. Они наиболее полно отражают историко-культурные реалии бытия народа. В романе М.А. Шолохова «Тихий Дон» отмечается более двухсот случаев обращения к произведениям фольклора казаков. Это песни, пословицы и поговорки, заклички, заплачки, заговоры, сказки, потешки и небылицы. В них отражены жизненные принципы героев «Тихого Дона», природа общинных и межличностных отношений казаков [8, с. 146-152]. Слагая песни и танцы, казаки вкладывали в

них всю душу и воспевали в них воинскую доблесть, дружбу, родную природу. Исторически сложилось так, что потребность казачьей общины в песенных жанрах значительно выше, чем в инструментальных и танцевальных. В своем исследовании А.Н. Соколова отмечает, что «будучи культурой позднего формирования, казачья танцевальная культура не выработала и не «использовала» указанные функции в качестве доминирующих. Включение танца в казачью культуру на раннем этапе ее развития могло осуществляться только под знаком демонстрации силы, ловкости, воинской сноровки. Танцевальная культура становится прежде всего формой выражения звуковой среды, обеспечивающей воинскую подготовку» [9, с. 55-64]. По мнению А.И. Шилина в казачьей хореографической традиции европейской части России можно выделить три ее региональных вида - это прежде всего традиция донских казаков или выходцев с Дона (например, «линейные» казаки Краснодарского и Воронежского региона); традиция запорожских казаков («черноморские» казаки Краснодарского края), выходцев с Украины, в хореографической лексике которых часто встречаются подпрыгивания, характерные для распространенного у запорожских казаков танца гопак; традиция терских казаков, вобравшая в себя хореографические мотивы народов, населяющих Северный Кавказ [10, с. 175].

Изучение танцевальной культуры воронежских казаков в данном исследовании проходило через выявление общеказачьих и локально-казачьих элементов в танцах; через изучение инструментария и танцевальных жанров в творческой деятельности фольклорных коллективов и ансамблей песни и танца на праздниках, областных фестивалях. В Воронежском крае активное возрождение песенной и танцевальной культуры донского казачества началось с появления ансамбля «Казаки России», который был создан в 1985 году при клубе Воронежского вагоноремонтного завода имени Тельмана. Основу ансамбля составляли учащиеся профтехобразования, молодые рабочие воронежских предприятий и старшеклассники общеобразовательных школ. Руководителем ансамбля был Борис Филимонов - потомственный казак, правнук кубанского краевого атамана, воспитанник Краснодарско-

го института культуры. Он был избран первым казачьим кругом атаманов, активно участвовал в фольклорных экспедициях народного художественного творчества по Воронежскому краю. Традиционно концертную программу ансамбль открывает красочным прологом, в котором казаки демонстрируют удаль и храбрость, лихие скачки на конях.

На Дону, Кубани, Волге, Енисее

Вы врагов рубали, сеяли хлеба...

Казаки России, вы сыны России,

Нам, потомкам, ваша слава дорога.

Эти слова из песни «Казаки России» являются визитной карточкой ансамбля (слова и музыка Б. Филимонова). Девиз ансамбля «За веру! За Отчизну! За любовь!». Репертуар ансамбля имеет историко-героическую, военно-патриотическую, народно-фольклорную направленность и рассчитан на все возрастные категории [11; 12, с. 7]. В разные годы на базе ансамбля «Казаки России» функционировал ансамбль «Донская застава» регионального пограничного Управления ФСБ РФ по Центральному федеральному округу; ансамбль песни и пляски Западной группы пограничных войск «Казачья удаль». Благодаря этим ансамблям в Воронежской области в начале 90-х годов активно стали развиваться фольклорные казачьи группы, студии, сельские смешанные ансамбли детей и взрослых. В настоящее время в Воронежской области существуют и пользуются успехом танцевальные коллективы: «Казаки России» (г. Воронеж), ансамбль казачьей песни «Пристанской» (Подгоренский р-н); «Тихий Дон» (Поворинский р-н); «Донская вольница» (Семилукский район); фольклорный ансамбль «Донские родники» (Павловский район); «Ста-ринушка» (Рамонский р-н); «Ладушки» (Хо-хольский р-н); «Кладезь» (Таловский р-н) и др. [13, с. 74-80]. Одним из важных направлений работы ансамблей казаков является изучение музыкальных песенных и танцевальных традиций села или района. В них воспитывается особое уважение к фольклорному первоисточнику культуры казаков. «Песня в том виде, в каком ее исполняют в народе, - сама по себе драгоценность. Она пришла из глубины веков, она отшлифована поколениями. И потомкам ансамбль обязан передать ее такой

же - старинной и вечно юной» [14, с. 2]. Деятельность ансамблей и студий направлена на художественно-эстетическую обработку самостоятельно записанных обрядов, песен и плясок и на воссоздание наиболее характерных черт, присущих традиции казаков своего региона. Активное функционирование творческих фольклорных коллективов во многих районах области свидетельствует, что традиционная казачья культура «приживается» и развивается в новых социокультурных условиях сельского и городского населения. Разновидностью сценического направления стали фольклорно-этно-графические хореографические композиции по истории казачьей культуры своего поселения (района). Многие коллективы ансамблей региона соединили в себе две тенденции - бытовую и сценическую. С деятельностью этих любительских ансамблей связаны важные находки, определившие стилевые особенности донского казачества в пропаганде своих локальных фольклорных традиций. Это в основном традиции донских, кубанских, терских и некрасовских казаков. Многие идеи фольклорного движения казачества рождались в результате совместных поисков в периоды подготовки к творческим районным и городским фестивалям и становились общим движением в регионе. В коллективах созревало понимание необходимости комплексного освоения народных традиций донских казаков в содружестве с коллективами Воронежского края. Общение между коллективами давало возможность в организации и проведении фольклорных праздников и фестивалей. Конечно, казачий фольклор в современном селе и городе не мог играть такую же роль, какую он играл в станицах старой деревни. Но он активно включается в праздничную культуру, в концертные программы народных календарных региональных праздников. Ансамбли, нацеленные на сценическую концертную деятельность, проводят большую работу по методике освоения репертуара, свойственных ведущим фольклорным ансамблям области. Получают консультации ученых-фольклористов Воронежского государственного университета (ВГУ) и краеведческого отдела Никитинской библиотеки города Воронежа.

Анализ репертуара фольклорных коллективов Воронежского края за период с 1985 г. и до 2017 года позволил выделить в них сти-

левые и жанровые особенности танцевальной культуры донских казаков, которые были объединены в группы по характеру их популярности у разных групп населения региона.

В первую группу мы включили фольклорные материалы, связанные с традиционными праздниками казаков с использованием игровых старинных песен. «Фольклорно-поэтиче-ские традиции, - пишет Д. С. Лихачев, - любовь к родному краю, знание его истории являются основой, на которой только и может осуществляться рост духовной культуры всего общества» [15, с. 353]. Песенный фольклор донских казаков и танец неотделимы друг от друга. «Песня для казака - это такая же неотъемлемая часть жизни, как шашка или воля», - считает хормейстер казачьего ансамбля «Любо» (Украина) Степан Табака. Мы, казаки, - братья, не смотрим на то, в какой местности приходится жить. Не волнует нас и то, что происходят размолвки между политиками двух стран. Мы, простые люди, - родные, а песни нас еще больше сближают» [16, с. 11]. «Играть» песню и танец связаны с обычаем казаков на гуляньях, праздниках. Через песню и движения разыгрывается сюжет в лицах на слова песни. На праздниках плясовые казачьи песни всегда отличались местным колоритом. Эмоциональную окраску им придавали танцевальные движения по кругу, парные выходы и проходки. К таким песням относятся «Марусенька», «Эх, донские казаки» и т. д. Игровые песни занимают особое место в казачьих гуляниях. Как правило, в них происходило соревновательное действие между группами исполнителей песни, что более ярко высвечивало характер её персонажей и придавало самой песни форму некой театрализации. Например, к числу игровых относятся и старинный казачий танец «Крыло». Он записан от старых некрасовских казаков, которые под предводительством хоперского казака Игната Некрасова, сподвижника и друга легендарного атамана Кондратия Булавина, участвовали в крестьянском восстании против феодального гнета. Танец «Крыло» своими корнями уходит в глубину веков, относится к языческим традициям, к дохристианскому периоду Руси. В старину танцевался он в течение трех дней без перерыва, в танце участвовало одновременно до нескольких тысяч человек. Танец был составной частью народных праздников, семейных

и общественных обрядов. Казачья молодежь под праздники по вечерам собиралась на «улицах». Главный центр ее часто был занят хороводом, молодежь танцевала кадрили, «играла в конец», исполняли песни с прибаутками и приплясом. В своих танцах казаки используют различные атрибуты: пики, бунчуки, исторические знамена, клинки.

Самой популярной песней на праздниках казаков в селах Воронежского края стала песня «Распрягайте, хлопцы, коней да лягайтес почивать...», «Ты ж мэнэ пидманула...». Исполняются они в чистой украинской манере с разнообразной импровизацией обыгрывания текста. Эти песни особенно характерны для села Хреновое Бобровского района, в котором живут и трудятся на Хопре потомки донских казаков [17, с. 3]. На казачьих гуляньях, посиделках часто использовались плясовые частушки. Эти коротенькие плясовые песенки, называемые припевками, всегда сопровождались притопом, с выходом на середину круга, для придания словам частушки большей выразительности и значимости. Пела их в основном молодежь, где чаще было безобидное подтрунивание друг над другом.

Все вышеперечисленные игровые формы казачьей культуры многие годы использует фольклорный ансамбль народной песни «Калинушка» в селе Татарино Каменского района Воронежской области, который существует более 60 лет. Заведующая клубом и руководитель ансамбля Анна Алексеевна Болдырева вспоминает, как «в разграбленном, опустошенном войной, фашистской оккупацией Татарино жизнь светлела от электрической лампочки, радио. Хотелось чего-то лучшего. Мы почему-то лучшее увидели в песнях наших бабушек. Неосознанно. Порывались не только в памяти, но и в сундуках. Если петь старинное, то и наряд должен быть соответствующим. На сцену вышли девчата постарше - в праздничных одеждах, которые коноплей-льном произрастали в поле, своими руками ткались, шились, украшались. Из глубины веков воскрешались не позабытые в селе старинные песни: «Не беда зоря», «Голубь сизый воду пил», «Ходила Машенька по борочку». Две сотни народных песен - слова и мелодии - оживила «Калинушка» [18, с. 3]. В репертуаре ансамбля «Пристанский» (создан в 1993) Новохопёрского района Воронежской области протяжные, плясовые, строевые и по-

ходные песни, а также песни героико-патрио-тического содержания. В их фонотеке насчитывается более 400 песен, собранных в казачьих хуторах, куренях, станицах разных областей и районов. В ансамбле возродили традицию исполнения танца «Казачок» под быструю музыку. Исполняя танец, девушки, взявшись за плечи или положив руки на талию друг другу, крутились, слегка держась за руки. Если с девушками танцевали ребята, то они не держались с девушками за руки, а выполняли отдельные движения, присущие танцу казака, били трепака, садились гайдука, витиналы голубцы.

Во вторую группу вошли хороводные песни, которые чаще всего используются в массовых праздниках и в концертной программе фольклорных коллективов края. Во многих хороводных песнях большое место занимает тема труда, где последовательно перечисляются все виды работ: пахота, посев, жатва и т.д. Исполнение таких песен сочетается с пантомимой, где посредством движений и жестов воспроизводятся трудовые движения, связанные с возделыванием сельскохозяйственной культуры. Для таких песен характерна степенная, плавная поступь: соответствие ритма напева с хороводным шагом, а на припеве в игровой форме проводятся соревнования: кто быстрее, проделав круг, пройдет через «воротца» и вернется на место. В хороводе девушки надевали венки на голову или на шею, дарили их юношам, ведь вьюн в народных песнях имеет двойственное значение: головной убор или платок, обвивающий шею. В далёком прошлом украшая себя венком из зелени и цветов, восточные славяне полагали, что они приобщают себя к жизненной силе, заключенной в молодой растительности. Венок также символизировал брак. В хороводах женские танцевальные движения отличаются плавностью. В пляске ей свойственны гордость, степенность и необычная легкость поступи. Танцуют руки, кисти рук. А притопы выполняются или на пальцах, или на пружинящем приседании, но так, чтобы голова не подскакивала. Руки ее в кадрилях, хороводах пластичны, нет лишних жестов, корпус строен и грациозен. В танцевальной культуре донского казачества лирический хоровод занимает особое место, этот танец, контрастируя с удалью мужской пляски, является украшением репертуара любого коллектива.

В третью группу вошли обрядовые сцены, связанные с обрядовыми традициями свадьбы казаков. Многие черты, структура казачьей свадьбы сложились на основе украинской и южнорусской обрядности конца ХУ11 - начала Х1Х века. Свадьбы игрались по строгому порядку, каждому моменту свадебного обряда соответствовали определенные действия, песни и танцы [19, с. 140-168]. Выбор невесты, запой, зарученье, шитье приданого, перенос приданого невесты в дом жениха, приготовление каравая, венчание, дары - вот наиболее общая структура казачьей свадьбы. В ней наблюдается смешение национальных элементов культуры русских, украинцев, кавказских горцев. В них можно увидеть невесту с Дона и жениха с Кубани, то есть постановщик решает как бы задачу этнографического объединения донского и кубанского казачества. Эти традиционные свадебные элементы М. А. Шолохов описывает в романе «Тихий Дон» (свадьба Натальи и Гри -гория Мелехова на хуторе Татарском в семье Коршунова). Характерным для свадьбы является «русская пляска», которая дает возможность гостям импровизировать свои «незатейливые рисунки». Вот как описывает сцены с пляской М.А. Шолохов:

«Под уханье и взвизги топотались в круговые бабы. Трясли полными задами (худых не было, на каждой по пять-семь юбок). Махали кружевными утирками, сучили в пляске локтями. Требовательно резнула слух трехрядка. Гармонист заиграл казачка с басовыми переливами.

- Круг дайте! Круг!

- Потеснитесь. Гостечки! - упрашивал Пе-тро, толкая разопревшие от пляски бабьи животы.

Григорий, оживившись, мигнул Наталье.

- Петро зараз «Казачка» урежет, гляди.

- С кем это он? - не видишь? С матерью твоей.

Лукинична уперла руки в боки, в левой -утирка.

- Ходину, а то я.

Петро, мелко перебирая ногами, прошел до нее, сделал чудеснейшее коленце, вернулся к месту. Лукинична подобрала подол, будто собираясь через лужу прыгать, выбила дробь носком, пошла, пол гул одобрения, выбрасывая ноги по-мужски. Гармонист пустил на нижних

ладах мельчайшей дробью, смыла эта дробь Петра с места, и, ухнув, ударился он вприсядку, щелкая ладонями о голенища сапог, закусив углом рта кончик уса. Ноги его трепетали, выделывая неуловимую частуху коленец; на лбу, не успевая за ногами, метался мокрый от пота чуб. Под конец плясал Мирон Григорьевич с Ильиничной, плясал деловито и серьезно, как и все, что он делал. Пантелей Прокофьевич стоял на табуретке, мотал хромой ногой, чмокал языком. Вместо ног у него плясали губы, не находившие себе покоя, да серьги. Бились в казачке завзятые плясуны, и те, которые не умели ног согнуть по-настоящему.

Всем кричали:

- Не подгадь!

- Режь мельче! Ух, ты!..

- Ноги легкие, а зад мешается.

- Сыпь, сыпь!

- Наш край побивает:

- Дай взвару, а то я.

- Запалился, стерва. Пляши, а то бутылкой!» [20, с. 97-99].

Основа свадьбы во многих станицах казаков Воронежской области была более или менее одинакова, зато песенно-танцевальная и обрядовая стороны отличались своим своеобразием. «Свадьбы бывают большею частью осенью, после Покрова. Высмотрев девушку лично или узнавши от сына, какая ему полюбилась, мать жениха отправляется в дом к родителям девушки и ведет дело более или менее тонкими намеками, хотя суть-то дела всем понятна. После этого делается формальное предложение, для чего отец и мать идут в дом уже с женихом. Жениха оставляют в сенях, а старики ведут в комнате беседу о посторонних предметах, пока кто-нибудь из родни девушки не скажет: «Да с чем же вы, сваты милые, приехали, где ваш товар?» Жениха вводят в комнату, и он становится посередине, потупив глаза в землю. «Вот наш товар», - говорят родители жениха, -нравится ли он вам? Если бы к нашему товару да хорошую пару!» Из другой комнаты выводят невесту и становят ее рядом с женихом, а затем спрашивают: «Хороша ли пара?» - «Голова головы стоит», - отвечают те. После этого следует угощение водкой или вином, причем невеста и жених подносят напитки всем присутствующим по очереди, а в заключение откушивают, то есть отпивают понемногу сами и целуются

друг с другом. Старики в это время меняются хлебами, в верхней стороне которых вырезаны четырехугольники, наполненные солью».

Традиционные обряды свадьбы казаков в наши дни мы встречаем в Верхнехавском районе Воронежской области. В центре обряда свадебный хоровод или медленный свадебный танец, главными исполнителями которого являются жених и невеста. Особенно активно исполняются свадебные кадрили, где каждая фигура танца торжественно представляла жениха и невесту, сватов, «дружка», «полудружье» или «старшего боярина». В этих кадрилях отчетливо прослеживается смешение элементов танцевальной культуры русских украинских народов. Традиции русского танца в них выразились в форме сдержанных дробных выстукиваний (четкие, но сдержанные стелющиеся дроби). В танцевальных элементах с платочками. Шуточные игровые фигуры сватов в кадрилях - это своеобразное влияние украинской культуры.

В четвертую группу были объединены танцы, связанные с военизированной культурой казаков. В них казаки демонстрируют силу, ловкость, воинскую сноровку, виртуозность. Программы строятся по театральному принципу, то есть все номера органично сплетены в красочный венок, скрепленный какой-либо сюжетной линией, основой для которой зачастую служит старинный казачий обряд. В числе подобных венков можно назвать вокально-хореографические композиции заслуженного артиста ансамбля «Казаки России» Виктора Драгавцева: «Проводы казака на войну», «Пролог» («Булавинцы»), «Свадьба», «Покровская ярмарка», «Хоперская вечерня». В них демонстрируются старинные обряды донских, кубанских, терских и некрасовских казаков по материалам полевых находок в селах Воронежского края [21, с. 7]. В композиции «Посвящение в казаки» перед зрителями проходят картины с трогательной церемонией вручения молодому защитнику Отечества традиционной шашки с наказами атамана. Церемония проходит под слова песни: «Не было в нашем роду трусов и предателей. Мы послужим мать-Отчизне. Пришел, сыночек, и твой черед».

Обряд «Проводы казаков», зародившийся в конце Х1Х века, является апофеозом песен-но-танцевального творчества казачества. Этот обряд сопровождался не только грустными и

заунывными, но также и бодрыми песнями и танцами, в которых рассказывалось о тяжелой жизни казака в походе и казачки дома, о смелости и стойкости казаков в жестоких боях и об ожидании их возвращения в станицы [22, с. 148]. Композиционные сцены боевых искусств казаков встречаются в танце «Гопак». По мнению А. И. Гуменика, этот танец всегда отличался героической окраской. Он отмечал, что «в гопаке выделяются две тенденции: героизм, удаль, сила мужской партии и изящество, грациозность, игривость - женской [23, с. 26]. Существует множество вариаций этого танца в фольклорных коллективах региона. Он связан с местом проживания казаков. Их хореографические рисунки часто переплетаются, находя отражение в танцах казаков-соседей. Но при этом разнообразии в технике исполнения чувствуется единая жанровая система, взятая из опыта профессиональных Кубанского и Воронежского ансамблей «Казаки России». Исполнение этих композиций характерно для Поворинско-го ансамбля казачьей песни и танца «Тихий Дон» Русско-Буйловского сельского поселения казаков Павловского муниципального района. Оно находится на юге Воронежской области, в живописном уголке природы, у берегов величавой реки Дон. Традиционно ансамбль исполняет походную песню «Как Донские казаки и «Мазуры», которая исполняется традиционно под плясовую песню с использованием подтан-цовки с шашками; хореографическую композицию «Казачий разгуляй на Хопре». В честь защитников-воинов казаков ансамбль песни и пляски «Зори донские» Павловского районного Дома культуры традиционно исполняет танец «Казачок». Это веселый танец импровизационного характера, исполняемый парами. Он более лиричен и нежен из-за участия девушек. В нем демонстрируется не воинская удаль, а легкость и игривость романтических отношений. И если гопак позволяет танцору показать силу, выносливость и готовность идти в бой, то «Казачок» больше связан с флиртом. Но так же, как и в гопаке, танцоры зачастую соревнуются между собой, выявляя лучшего. В репертуаре ансамбля вокально-хореографическая сюита «Зори донские»; «театрализованное представление «Расцветай, земля Придонская» и «Солнце над тихим Доном». В этих композициях музыкально-поэтическими средствами раскрывается

история казачьего быта и жизнь сегодняшних павловчан [24, с. 2; 25, с. 3].

Особое место в возрождении и сохранении традиций самобытной культуры казаков в последнее время занимают ежегодные фестивали казачьего творчества: «Казачье братство»; «Казачий круг»; «Казачий бал». В последнее время популярность у фольклорных коллективов завоевал фестиваль «Казачье братство», который традиционно проходит в Подгоренском районе Воронежской области один раз в два года. Первый фестиваль состоялся в 2003 году, тогда он собрал около 10 коллективов. В 2016 году более 40 коллективов из разных регионов нашей страны и ближайшего зарубежья. По традиции на этих праздниках устраиваются «казачьи подворья». Каждое из них стремится пригласить гостей фестиваля и показать особенности своих станиц (волгоградских, краснодарских и воронежских казаков). Подворья поражают не только угощениями, но и убранством в русском стиле, атмосферой праздника. Одни стилизованы под широкую ярмарку, другие - под уютный дом, третьи - под разгульный трактир или деревенский двор. Везде гостей встречают хлебом-солью, приглашают к столу, угощают разносолами. Но как бы ни отличались друг от друга казачьи подворья, везде звучали стихи, песни с пляской. Говорили казаки и пели, пританцовывая, о Руси и о казачьей жизни и воле. Корреспондент газеты «Берег» Н. Дрозд пишет: «Основная часть фестиваля проходила на берегу реки Дон в селе Колодежное, где собралось более шести тысяч человек. Перед началом театрализованного представления на берегу реки был отслужен молебен, после которого над Доном разлился звон колоколов специально установленной на холме звонницы. Театрализованное представление началось под громкое тысячеголосое «Любо», залп пушки и многоцветный фейерверк, вихрем взлетевший над Доном. Все театрализованное представление, согласно режиссерскому замыслу, было подчинено одной сюжетной линии - жизни русского казака. Таким образом, во время концерта были представлены основные этапы жизни казака: его рождение, женитьба, проводы на войну и сражения. Последующее возвращение домой. В знак открытия фестиваля в небо выстреливает пушка. После каждого приветственного слова гостей в знак одобрения и

уважения казаки кричат «Любо!» На площадке «Казачьи потехи» проводились игры: перетягивание каната, поднятие гири, бой подушками, где все желающие могли посоревноваться в смелости и ловкости. Фестиваль «Казачье братство» - это веселый, шумный и по-казачьи широкий праздник. В огромном хороводе пляшут мужчины и женщины, взрослые и дети. Веселые песни сменяются печальными, а частушки уступают место русским народным мотивам в современной обработке. Все участники подпевают казачьи песни. Казаки демонстрируют владение шашкой, изумляя трюками с лошадьми» [25, с. 15].

Такой фестиваль, по мнению участников, дает возможность познакомиться с традициями казачества. «Для нас большая честь принимать фестиваль «Казачье братство» на Подго-ренской земле, - признался глава района Иван Воробьев. - Ведь казачья культура - это нечто особенное. Казаки своими выступлениями восхваляют нашу страну, поют о чести, свободе. Это люди, которые чтят традиции, не дают забыть русские песни, пляски, обычаи. От них получаешь небывалый заряд энергии». «Благодаря казачеству и таким фестивалям, - считает благочинный Борисоглебского церковного округа протоиерей Андрей Черницын, казачий священник, - возрождается дух любви и свободы. Не вседозволенности, а именно свободы. Это значит, что смело можно говорить о своей вере и убеждениях. Казачество живет в атмосфере воли, и, находясь рядом, каждый проникается особым чувством». Свою оценку празднику дает верховный атаман союза казаков России Павел Задорожный: «Смотрю я на праздник, и душа радуется. Все сделано красиво, масштабно, от чистого сердца. Кажется, здесь все пропитано духом казачества, духом русского человека. Ведь казаки - это прежде всего люди, которые любят свой народ, культуру» [26, с. 4]. Таким образом, анализ концертных программ, традиционных праздников и фестивалей многих фольклорных коллективов, ансамблей песни и танца казаков Воронежского края показал, что танцевальная культура казаков включала в себя старинные русские и украинские танцы, ряд горских танцев. Казаки знали и исполняли «Круговую», «Казачка», «Журавля», «Метелицу», «Барыню», «Гопак», «Лезгинку» и др. В основном все танцы испол-

нялись под гармошку и барабаны, дудки и пищалки, в военной среде под казенные духовые и струнные инструменты. В некоторых станицах имелись свои казенные оркестры, которые всегда приглашались на праздничные гулянья. Обязательно проводились состязания плясунов. Переплясывая, один из плясунов показывал какое-либо движение или связку, соперник должен был их в точности повторить, потом показывал свои. Иногда в переплясе были другие правила: соревнующиеся попеременно показывали свои движения, при этом нельзя было повторять предыдущие. Проигрывал тот, у кого заканчивался набор плясовых «выкрутасов». Для исполнения сложных плясовых движений требовались сноровка и умение владеть своим телодвижением. На плясунов «спорили» и делали ставки. Победитель получал хороший приз в виде подарка. Вина или денег. Добыча делилась на всю артель. В танцах казаков просматривается их свободолюбивый и независимый характер. Подчеркнуто выпрямленная спина, высоко поднятая голова, ловкие и замысловатые движения ногами, часто на полупальцах, вращение вокруг своей оси. Перемещение по сцене - по большому кругу. В славянских танцах часто встречается движение «вприсядку» с высоким выпрыгиванием вверх. В большом количестве используются шаги с притопом, дроби, удары пяткой в пол. Работа ног, вообще, очень ярко проявляется во всех казачьих танцах. Любили казаки исполнять «Барыню». «Барыню» плясали с женщиной, когда все те же коленца нужно было выбивать вокруг партнерши, не подпуская к ней плясуна-соперника. Тот, в свою очередь, старался отбить плясунью, оттереть умелым движением соперника и самому продолжить пляс. Этот вариант был очень труден, требовался высокий контроль за сложными движениями. Недопустимым считалось не только коснуться ударом партнёрши, но даже напугать её опасным движением. Для многих коллективов основой жанрового комплекса казачьей хореографической традиции были мужские пляски «Всадник на лошади». Для данного танца характерен подчеркнутый, прямой, ритмично опускающийся и поднимающийся корпус (как при езде на лошади), часто выворотно-направленные согнутые колени, создающие ощущение «кривых ног» наездника, «дроби», напоминающие ритм цокота копыт

лошади, движения - «галоп внизу», «двойной галоп». Мужчины плясали обязательно в головных уборах. Уронить шапку, фуражку считалось плохой приметой. Часто в руках или за голенищем сапога держали нагайку, плетку, ко -торой иногда эффективно размахивали в танце. Манера держаться в пляске была у казаков более вызывающей, воинственной, чем у исполнителей других народностей. Хотя в пляске казаков порой встречаются вольные, «ленивые» движения. Основу пляски составляют трюки острого, наступательного характера, синкопированного ритма. Сложность мужских плясок являлась необходимым условием в самосовершенствовании и развитии ловкости для бойцов, раньше этим умением владели все взрослые мужчины в той или иной степени. Женский казачий пляс независимо от региона отличается от скромного русского большей энергичностью и свободой - девушки «летают» по сцене. Их движения смелые, даже дерзкие. Характерна игра с подолом юбки, положение рук - на поясе, упираясь кулаками в бока, игривое, «вольное» настроение.

Итак, в рамках данного исследования в основу изучения танцевальной культуры донских казаков положены материалы, полученные во время встреч, бесед с исполнителями народных песен и танцев во время фестивалей и праздников в Воронежском крае. Главное в репертуаре творческих коллективов как самодеятельных, так и профессиональных - это история, память и Родина.

Литература:

1. Культурно-национальные особенности населения Воронежской области / Сост. Н.А. Макаров, Л.Ф. Попова. - Воронеж: Центр духовного возрождения Черноземного края, 2013. - С. 100.

2. Карякина, Л. Губернатору «Любо». IV областной фестиваль «Казачье братство» / «Московский комсомолец» в Воронеже. - 2009. - 26.08.-2.09. - С. 18.

3. Белозерцев, Е.П. Философско-педагогическое наследие Отчего края: монография / Е.П. Белозерцев, В.В. Будаков, В.В. Варава. - Воронеж: Воронежский государственный педагогический университет, 2015. -С. 103.

4. Казачество / Народы России: энциклопедия / Гл. ред. В. А. Ташков. - М.: Большая Российская энциклопедия. - 1994. - С. 479-480.

5. Кулаков, О. Донские казаки. Иллюстративный альбом / О. Кулаков, М. Сарычев, М. Воронцов. - Воронеж, 2012.

6. «А Дон по-прежнему струится... Великая река в русской поэзии» [Текст]: сборник стихотворений о Доне / Составители: В.В. Будаков, И. Будаков, О. Будаков. - издательско-полиграфический центр «Научная книга», 2015. - С. 5.

7. Будаков, В. В. Времена и дороги. - Воронеж, издательство им. Е.А. Болховитинова, 2007. - С. 484.

8. Данилов, И. Наш Шолохов [Текст] / Из книги народной памяти. - Дон. - 1989. - № 5. - С. 146-152.

9. Соколова, А.Н. Кавказские танцы в традиционной культуре Кубани // Проблемы изучения и пропаганды казачьей культуры. - Майкоп, 1998. - С. 55-64.

10. Шилин, А.И. Традиции мужского исполнительства в русской народной хореографии // Мужской сборник. М.: Изд-во «Лабиринт», 2001. - № 1. - С. 175.

11. Поспеловский, Ю. Живут и среди нас казаки / Коммуна. - 1989. - 2 декабря.

12. Сигида, А. Казаки-железнодорожники / Гудок. -2008. - 14 февраля. - С. 7.

13. Сульженко, Ю. Деятельность фольклорных коллективов со званием «Народный (образцовый)» / Куль-турно-досуговая деятельность клубных учреждений и работа коллективов самодеятельного художественного творчества Воронежской области / Воронежский областной центр народного творчества. - Воронеж. - 2013. - С. 74-80.

14. Вигура, А. Для души отрада / Коммуна. - 1999. -8 мая. - С. 2.

15. Лихачев, Д.С. Поэтика древнерусской литературы / Д.С. Лихачев. - М., 1979. - С. 353.

16. Смирнова, С. Казаки поют / Народное творчество. -2013. - № 4. - С. 11.

17. Тищенко, В.В. Гуляй, казак! / Коммуна. - 1992. -11 апреля. - С. 3.

18. Чалый, Петр. Цвет калины под окном / Коммуна. -2008. 12 января. - С. 3.

19. Новикосов, С. Народный казачий быт / Статистическое описание области войска Донского. Новочеркасск, 1884. - С. 140-168.

20. Шолохов, М.А. Тихий Дон: Роман в 4 кн. и 2 т. Т. 1. Кн. 1 и 2 / М. А. Шолохов. - М.: ООО «Издательство Астрель»; ООО «Издательство АСТ», 2003. - С. 9799.

21. Сигида, А. Казаки-железнодорожники / Гудок. -

2008. - 14 февраля. - № 24 (24017). - С. 7.

22. Танцевальный фольклор: проблемы сохранения. Материалы межвузовской научно-практической конференции. 26-27 октября 2000 г. / Отв. редактор И.М. Аверин. - Тамбов: ТГУ, 2000. - С. 148.

23. Гуменюк, А.И. Народное хореографическое искусство Украины: автореф. дис. доктор. искусствоведения / А.И. Гуменюк. - Киев, 1968. - С. 26.

24. Фоминых, В. И песней, и словом / Коммуна. - 1974.

- 4 апреля. - С. 2; Бричковский, Л. С любовью к делу / Коммуна. - 2 февраля. - № 26. - С. 3.

25. Дрозд, Н. Любо, братцы! / Берег. - 28 августа. -

2009. - № 94 (1084). - С. 15.

26. Константинов, А. В наследство - волю, да казачью долю / В округе. - 20 августа. - № 34 (6089). - 2003.

- С. 4.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.