Научная статья на тему 'РУССКИЙ ЯЗЫК: СТРЕМИТЕЛЬНАЯ АРХАИЗАЦИЯ ПЛАСТА СОВЕТИЗМОВ, АКТИВНАЯ НЕОЛОГИЗАЦИЯ И ИЗМЕНЕНИЯ В КОММУНИКАЦИИ'

РУССКИЙ ЯЗЫК: СТРЕМИТЕЛЬНАЯ АРХАИЗАЦИЯ ПЛАСТА СОВЕТИЗМОВ, АКТИВНАЯ НЕОЛОГИЗАЦИЯ И ИЗМЕНЕНИЯ В КОММУНИКАЦИИ Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
5
3
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИЗМЕНЕНИЯ ЯЗЫКА / ИЗМЕНЕНИЯ КОММУНИКАЦИИ / ЯЗЫКОВАЯ ЛИЧНОСТЬ / АРХАИЗАЦИЯ / НЕОЛОГИЯ / ВОЗВРАЩЕННАЯ ЛЕКСИКА / СЕТЕВАЯ КОММУНИКАЦИЯ / НОВЫЕ ДИСКУРСЫ / ДИСКУРСИВНЫЙ АНАЛИЗ

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Бушев Александр Борисович

В статье рассматриваются основные изменения в современном русском языке: архаизация обширного пласта советской лексики, активные процессы неологизации и заимствований, появление «возвращенной лексики». Анализируются языковые и риторические особенности коммуникации в блогах, для которой характерна новая нормативность, «разговорность» текста письменной фиксации, оценочность, ирония и вербальная агрессия. В качестве методологии анализа языковой личности используется дискурсивный анализ текстов вербального поведения последней. Языковая и риторическая специфика общения в блогах проливает свет на динамику складывания новой нормы, нового узуса коммуникации. Материал статьи релевантен для теории языка и для лингводидактики.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

DRAMATIC PROCESSES IN THE MODERN RUSSIAN LANGUAGE: SOVETISMS BECOME PART OF OBSOLETE VOCABULARY, NEOLOGISMS GROW IN NUMBER, COMMUNICATION UNDERGOES CHANGES

The paper discusses the main changes in the modern Russian language - the lexemes of the Soviet period become part of obsolete vocabulary, there appear more and more neologisms and borrowed words, particular lexical units revive. It analyses linguistic and rhetorical changes in blog communication, which establishes new language norms, contributes to the colloquial character of the written texts, displays evaluative and ironical attitude and verbal aggression as well. Studying the blog communication in terms of the participants’ linguistic identity, the author employs the discourse analysis to reveal the verbal aspect of the texts under consideration. The linguistic and rhetorical features of blog communication is what the new norms in the Russian language come from, they are what enter common usage. The target audience are those interested in the language theory and applied linguistics.

Текст научной работы на тему «РУССКИЙ ЯЗЫК: СТРЕМИТЕЛЬНАЯ АРХАИЗАЦИЯ ПЛАСТА СОВЕТИЗМОВ, АКТИВНАЯ НЕОЛОГИЗАЦИЯ И ИЗМЕНЕНИЯ В КОММУНИКАЦИИ»

Активные процессы в славянских языках

в начале XXI века

Active Processes in Slavic Languages in the Early Years of the 21st Century

УДК 811.161.1

РУССКИЙ ЯЗЫК: СТРЕМИТЕЛЬНАЯ АРХАИЗАЦИЯ ПЛАСТА СОВЕТИЗМОВ, АКТИВНАЯ НЕОЛОГИЗАЦИЯ И ИЗМЕНЕНИЯ В КОММУНИКАЦИИ

DRAMATIC PROCESSES IN THE MODERN RUSSIAN LANGUAGE: SOVETISMS BECOME PART OF OBSOLETE VOCABULARY, NEOLOGISMS GROW IN NUMBER, COMMUNICATION UNDERGOES CHANGES

© 2021

А.Б. Бушев A.B. Boushev

В статье рассматриваются основные изменения в современном русском языке: архаизация обширного пласта советской лексики, активные процессы неологизации и заимствований, появление «возвращенной лексики». Анализируются языковые и риторические особенности коммуникации в блогах, для которой характерна новая нормативность, «разговорность» текста письменной фиксации, оценочность, ирония и вербальная агрессия. В качестве методологии анализа языковой личности используется дискурсивный анализ текстов вербального поведения последней. Языковая и риторическая специфика общения в блогах проливает свет на динамику складывания новой нормы, нового узуса коммуникации. Материал статьи релевантен для теории языка и для лингводидактики.

Ключевые слова: изменения языка; изменения коммуникации; языковая личность; архаизация; неоло-гия; возвращенная лексика, сетевая коммуникация, новые дискурсы; дискурсивный анализ.

The paper discusses the main changes in the modern Russian language - the lexemes of the Soviet period become part of obsolete vocabulary, there appear more and more neologisms and borrowed words, particular lexical units revive. It analyses linguistic and rhetorical changes in blog communication, which establishes new language norms, contributes to the colloquial character of the written texts, displays evaluative and ironical attitude and verbal aggression as well. Studying the blog communication in terms of the participants' linguistic identity, the author employs the discourse analysis to reveal the verbal aspect of the texts under consideration. The linguistic and rhetorical features of blog communication is what the new norms in the Russian language come from, they are what enter common usage. The target audience are those interested in the language theory and applied linguistics.

Keywords: changes in the language; changes in communication; linguistic identity; obsolete vocabulary; neologisms; revived vocabulary; net communication; new discourses; discourse analysis.

Объекты современных лингвистических исследований могут быть разными, а именно:

- язык как системно-структурное образование;

- языковая личность (= носитель), представленная как автор и как реципиент

(её мышление, сознание, деятельность, намерения и т.д.);

- текст и дискурс (текст как отпечаток дискурса - речи в конкретных общественно-политических условиях);

- социальные группы (и присущие им вербализованные ценности, типичная текстовая деятельность);

- паралингвистические объекты (дизайн, кинесика);

- «нефилологические» объекты, поддающиеся дискурсии (политика, этика, культура).

Настоящая статья посвящена выявляемым в поведении русской языковой личности изменениям русского языка (точнее, русской речи) в начале XXI века.

Языковая личность в филологической герменевтике понимается и как носитель языка (группа носителей), и как языковая способность носителя языка, и как совокупность текстов и способность к их пониманию, и как словарная языковая личность (лексикон). Языковая личность определяется и как комплексный способ описания языковой способности индивида, соединяющий в себе системное представление языка с функционированием его в процессе порождения текстов. При этом показательна комплексность подхода: язык предстает не односторонне, а во всех своих ипостасях одновременно - и как система, и как текст, и как способность.

Примем следующее определение: языковая личность - это любой конкретный носитель того или иного языка-культуры, охарактеризованный на основе анализа произведенных им текстов с точки зрения специфики использования в этих тестах системных строевых средств данного языка для отражения видения им и оценки им окружающей действительности (картины мира) и для достижения определенных целей в этом мире.

Посмотрим на феномен динамичной нормы языка, меняющейся прежде всего под воздействием новых средств коммуникации (электронных форматов неустной -неписьменной речи).

Приведем пример. Преподаватель высшей школы, профессиональный филолог пишет мне в ответ на вопрос о программе конференций Zoom, вдруг ставшей так актуальной для всех нас в эпоху коронавирусного кризиса:

Не буду умничать. Я сама частенько захожу на ютуб и смотрю обучающие видео, как работать с той или иной программой. Я не буду посылать все ссылки. Можете забить в поиск, как работать в зум с компьютера, как работать в зум с телефона, как работать учителю и т.д. Просто для дискорда, когда я делала, не было обучающих видео. В зум у меня все получилось интуитивно. За последнее время появилось много тьюториалс по такого рода программам в ютубе. Я сама очень часто прибегаю к помощи таких видео. Надеюсь, что ответила. Я не продвинутая))) я люблю учиться у других на ютубе))) - Отправлено из Mail.ru для Android.

В этом тексте отражаются все изменения коммуникации - дисплейные тексты смартфонов в межличностном текстинге, новые феномены, имеющие транслитерированные названия (ютуб, зум, дискорд), кальки (Я не продвинутая), профессиональное просторечье компьютерщиков (захожу на ютуб, забить в поиск), использование престижных транслитерированных синонимов (много тьюториалз = много шпаргалок, подсказок, текстов), иконические значки типа скобок. В целом так бы никогда не сказали и не написали по-русски еще каких-то 20 лет назад. Это позволяет сделать первые выводы: норма характеризуется крайней динамичностью; на нее влияют средства коммуникации. Об этом еще совсем недавно говорил в интервью порталу «Православие и мир» В.Г. Костомаров [1].

Методы, позволяющие оценить изменения в языке, в речи, в коммуникации представляют собой наблюдения языкового поведения носителей языка и анализ их вербальной деятельности; это и словарная работа, и оценка дискурсов на предмет с точки зрения наличия неологизмов и особенностей стиля, и оценка типичных, статистически достоверных черт новой коммуникации.

Материалом дискурсных исследований служат публицистический, научный,

электронный, художественный, разговорный, деловой дискурсы во всем их многообразии. В них мы видим отражение и перевыражение нескольких процессов - стремительной архаизации части вокабуляра, увеличения числа неологизмов и особенно заимствований как стремления к обновлению части слов и отражения появления новых понятий, «возвращения» лексики, стремительных изменений в манере коммуникации в связи с появлением новых фактур речи.

Архаизация большого пласта лексики происходит очень стремительно, хотим мы того или нет. И это видно не только по фронтальному анализу Толкового словаря Совдепии (слова типа стахановец, бусы-гинец, твердозаданец) [2].

Советская история ушла в прошлое. Последнее советское поколение пытается запечатлеть свою Атлантиду: такова деятельность «Народного архива», сочувственное отношение к нему В. Шарова, Л. Улицкой. Вступает в жизнь поколение, которое не знает, что красный шейный платок назывался пионерским галстуком.

Многое из советской истории - отдельные предметы быта, феномены советской повседневности - уже не понятно: лимитчики, тунеядцы, 101 километр, черная суббота, несуны, налог на бездетность, тринадцатая зарплата, ударник коммунистического труда, калым, поездка на картошку, премия, местком, отказники, летуны, стенка, «Хельга», «Рамона», авоська, номер на руке, фарцовщик, боты «Прощай, молодость», жировка, шарага, шабашник, красный уголок, ОБХСС, самиздат, самопал, самострок, собачья радость, сидеть (прецедентное «Хорошо сидим!»), стоять («два часа отстоял»), сунуть («Я ей шоколадку сунул»), ходить по магазинам. Феномен коммунальной квартиры по законам словесности перекочевал из фольклора в авторские тексты. Эти авторские тексты фольклорны: «...Система коридорная: На тридцать восемь комнаток - Всего одна уборная» (В. Высоцкий). Данный феномен

нашел отражение в фильмах, цитаты из которых, в свою очередь, пошли в народ. Вспомним коммунальную квартиру в «Покровских воротах», трифоновский «Обмен», некоторые пьесы Розова, фильмы «По семейным обстоятельствам», «Москва слезам не верит» или даже роли - роль Л. Гурченко в фильме «Старые стены» и т.д. Феномен хрущевки нашел отражение в творчестве публициста Е. Пищиковой. На основе устных преданий создаются целые книги-описания.

Все вышесказанное стимулирует вывод: архаичный исторический контент уже не освоить без педагогических усилий, без дискурсивного обсуждения, в том числе с помощью материалов Сети.

Обращает на себя внимание желание зафиксировать это время в частном мемуарном дискурсе [см., например: 3-5].

«Возвращенная лексика» - это

прежде всего лексика, связанная с православием: ектенья, епитимья, соборование, евхаристия; это названия праздников, икон, церковной утвари, слова, выражающие понятия русской религиозной философии (теодицея, исихазм и т.д.). В какой-то мере возвращенной оказалась гимназическая, лицейская, кадетская лексика, консервативно-монархическая идея и средства её объяызковления.

Обратимся к заимствованиям и неологизмам. Анализ отдельных изменений в языке производился в исследованиях по неологии [6 ; 7]. Работы по неологии в романских, германских, славянских, тюркских языках описывают феномены франглэ, денглиш, англофеня и т.д.

Раздаются голоса о «порче языка». Но это не более, чем публицистическая метафора.

Дело в том, что новые слова появляются не просто так. Лексический уровень языка - наиболее подвижный, отражающий развитие общества, его науки, техники, культуры. Например, произошла тотальная смена экономического дискурса - появился рыночный дискурс. И при исследовании

русского экономического дискурса бросаются в глаза слова, выражающие новые понятия (новые концепты), скажем, в маркетинге, менеджменте: франчайзинг, факторинг и др.

Иноязычные заимствования вызваны модой и отсутствием в языке-рецепторе слов, обозначающих новые понятия, т.е. как языковыми, так и внелингвистическими причинами. За экологическими и социальными изменениями стоят целые дискурсы. В них отражение и интеграции и глобализации мира, и роли английского языка как новой латыни [8].

Вот примеры из сферы интернет-маркетига: лонгриды, лендинги, лайфхаки, лиды. Здесь есть свои премудрости. Лен-динг - страница, продвигаемая, как правило, с помощью контекстной рекламы, та, на которой посетитель (лид) должен совершить конверсионное действие, то есть заказать у вас нечто, составляющее ваш оф-фер. Лендинг должен быть максимально таргетированным. Сайты и блоги являют собой площадки для продвижения контента. При выборе площадки нужно обращать внимание на ее заспамленность. Количество входящих ссылок должно превышать число исходящих, на сайте не может быть много рекламы и должны иметься видимые «следы» реальных пользователей - лайки, расшаривания, комментарии.

Сфера экологии дает следующие неологизмы: carbon neutrality, sustainability, net zero...

Общеизвестно, скажем, что в неанглийском дискурсе поп-культуры правят бал англицизмы.

Показательны мнения о заимствовании концептов в «непереваренном» виде [9]. Исследователи изучают, как носитель оперирует этими новыми словами в дискурсе [7]. Изучается и обретение языком доселе малознакомых ему и мышлению концептов европейские ценности, прайваси и т.д. Работы по этнолингвистике А.Д. Шмелева, А.А. Зализняк, И.Б. Левонтиной [9] и их аргументированная критика [10] позволяют судить о «непереводимости», «русскости»,

«английскости» понятий. Вновь становится очевидной истина классической лексикологии: понятия интернациональны, слова национальны. Тождественность концептов демонстрируется тождественностью моделей метафорического осмысления мира. Скажем, показательны милиарная метафора, создание образа врага, битвы с ним в дискурсе о коронавирусе на всех языках.

Доказательность и универсальность полученных выводов демонстрируются при обращении к языкам другого строя. В современных тюркских языках бросаются в глаза слова «греко-латинского фонда», англицизмы, вкрапления из русских варваризмов: grants, marketing. В тюркоязычной академической речи слышатся европейские слова: конференция, республика, филология, кандидат, доктор, методика, кафедра, Пушкин. Обращает на себя внимание наличие заимствований в повседневной речи тюркских народов в сфере технологии.

Новые единицы в лексике - это не только заимствования, но и неологизмы. Возьмем, например, появление в эпоху ко-ронавируса связанных с ним неологизмов. Возникли новые феномены, которые требуют именования. «Самоизоляция» - калька с «self-isolation». «Социальное дистанцирование» - калька с «self-distancing». Продуктивна просторечная модель существительных на -ка (удаленка, дистанционка - как Манежка, молочка и т.д.). Существуют и другие просторечные элементы (подцепить корону). С одной стороны, неологизмы отражают новые социальные феномены, а с другой стороны, в них проявляются процессы варваризации и вульгаризации языка.

Появились неологизмы, выражающие ироническое отношение к объекту именования: ковидеворс, ковидеотки, карантиния (это «безбашенная вечеринка»), корониа-лы = миленниалы в эпоху коронавируса, за-разнорабочие, карантикулы, скарантинить время.

Язык шутит и играет. В русском лексиконе возникли такие слова, как коронавирье, карантец, ковидло, макароновирус и гречко-

хайп ('нездоровый ажиотаж, связанный с массовой закупкой макарон и гречки'), маскобесье, вируспруденция, карантэ ('умение владеть собой в самоизоляции'), расхла-минго ('популярное домашнее занятие, связанное с уборкой во время вынужденного карантинного безделья'). Появились «номинации людей и их отношением к пандемии: коронапофигисты, ковигисты, карантье ('владелец собаки, сдающий её в аренду для прогулок'), голомордые. Это типичные слова, созданные на случай.

Жаргон - явление исключительно лексическое, паразитирующее на литературном языке. Слова, создаваемые на случай, демонстрируют лингвокреативность, лингвоцентризм современного жаргона -вплоть до нарочитой неграмотности, игры, фонетизации письма и т.д.

Таким образом, часть понятий (и следовательно) слов устаревает, часть появляется. То, что появляется в языке, регистрирует неология. Типичные списки новых и ключевых слов, слов года публикуют многие авторитетные издательства.

Описание вербального поведения и коммуникации, стилистики новых дискурсов позволяет говорить об инновациях в речи, в коммуникации.

Если изменения в языке несущественны и проявляются в основном на лексическом уровне, то изменения в речи очень существенны. Меняется употребление языка в речи, нормы стилей (нормы публицистики, нормы научного дискурса), появляются новые фактуры речи - электронный дискурс лично-публичного общения [11 ; 12].

Возникли новые дискурсы: дискурс равных возможностей, дискурсы субкультур, дискурсы определённых политических идеологий, поп-дискурсы (хипстерский дискурс) и т.д. Есть расхожая метафора: «язык попался в сети». В сети попался не язык, а речь.

Так, по-иному происходит выражение эмоций: Упс! Вау! Вах!

Иным представляется в речи соотношение стандарт/субстандарт. Новые пла-

сты субстандарта, так называемые «общий жаргон», «молодёжный жаргон», «компьютерный жаргон», отражают изменение условий коммуникации, темпа жизни и т.п. - цивилизации [13].

Мы видим следующие причинно-следственные связи: изменения коммуникационных возможностей и коммуникационных стилей - изменения в коммуникации; изменение коммуникации - новые фактуры речи (неустная и неписьменная речь).

То, что речь очень изменилась, в какой-то мере отражает современная беллетристика. В какой-то мере мы можем понять это, обращаясь к электронной фактуре [10 ; 11].

В языковой ткани современного русского медийного дискурса мы наблюдаем тенденции варваризации, вульгаризации, стереотипизации и лингвокреатив-ности, что отражено в выдвигаемой нами концепции русской языковой личности профессионального переводчика [16]. Не будем забывать и о том, что социальные сети характеризуют демонстрация приватного, пренебрежение нормами грамотной речи в угоду «спонтанности».

Вульгаризация языка проявляется прежде всего в арго, вульгаризмах, сквернословии. Достаточно назвать количество литераторов, оскоромившихся матом.

Показательны сокращения, риторические особенности - нарочитая неграмотность, языковая игра, инвективность, вербальная агрессия, ирония.

Нормировать сетевую коммуникацию бесполезно (хотя элементарные этикетные решения существуют). Со временем медийный узус будет существенно влиять на разрушение нормы литературного языка, складывание новой нормы, нового узуса коммуникации.

Сетевая коммуникация отражает личностные свойства и интересы участников. Она оказалась весьма агрессивной, ли-шеннной рефлексивности.

Для нее характерно такое явление, как социальный солипсизм, описанный социологами еще в конце прошлого века. В их исследованиях общение предстаёт не

как лингвистический, а как психологический, социологический феномен. Это общение лично-публичного характера, для которого характерны анонимность, безнаказанность, карнавализация, бесчисленные легкие возможности самопрезентации [17].

Конкретные методики анализа языковой личности включают в том числе дискурсивный анализ ее вербального поведения. В качестве материала нами взяты популярные блоги в Тинькоф-журнале и на Яндекс-дзене.

Продемонстрируем оценочность суждений (примеры приводятся с сохранением орфографии и пунктуации):

Ее имя Земфира Исмаиловна, и этим сказано все;

Като эта дама?;

Очень неприятная и безответственная особа. Должна уйти (оскорбительная оценка);

Непонятно, кто крышует эту темную личность (агрессивность, оскорбительная оценка);

Почему до сих пор на свободе эта дама?;

Это настоящая идеологическая диверсия против русского искусства;

Страшилище (оскорбительная оценка);

Вот что значит нерусский человек в Третьяковке (разжигание межнациональной розни);

Мне кажется, что эту нехариз-матичную и недалекую женщину специально поставили, а зачем? сами догадайтесь (намек, инсинуация);

Чем быстрее ее убрать, тем меньше накосячит (разговорность, юмористическая оценка);

По каким критериям выбирают таких унылых вялых старух, которые оживляются очевидно только при получении бешеных зарплат;

Но куда смотрит министерство культурки? (ирония, пейоративность);

Не в кражах дело. Всегда из музеев воруют, и не только у нас. Трегу-лова как личность не внятна. И не менеджер, и не художник. Да и внешность. С другой стороны Москва требует доходов от музеев, а как их добыть? Вот и мечется тетка;

Одна дюже старая. Загубит там

все;

Неужели власть имущие не видят, что «девушка» не тянет? Или такие же и власти;

Серая мышь;

Видимо, у нее надежная крыша;

На пресс-конференции по поводу кражи Куинджи она сидела с пофигистским видом, как будто не у нее украли. И вообще клон Набиулиной. Непробиваемая броня;

Статья хамская, заказная, написана вульгарным, пошлым языком!

Нередко вызывать иронию и навлекать на себя оскорбления может автор постов (в данном случае - об известном актере Д.):

Красавицы, хающие Д., выкладывайте свои фото. Очень хочется посмотреть на вашу красоту;

Востребованный актёр, несмотря на внешность. Вы бы на себя посмотрели. Вы на себя в зеркало смотрели, бабули?);

Сколько же здесь праведных женщин и мужичков. Ой, мля!;

Автор статьи туп, глуп и неразвит. Д. - целая эпоха кинематографа. Куда вам дешевки до него;

Афтар решил блеснуть умением облить помоями талантливого артиста. Сам оказался в дерьме. Это участь всех подобных;

Ну что вы накинулись, оскорбляете злоба прет через край. Будьте снисходительны.

В текстах обращают на себя внимание грамотность и (нарочитая?) неграмотность, эмотиконы, употребление прописных букв, знаков препинания. Как видно, при оценках блогеры не чураются сквернословия. Блог об известном актере являет собой креоли-зованный текст, сопровождается фото: был и стал, могила сына, фото бывшей жены.

Стиль электронного текста своеобразен и отличается от стиля печатного текста. Даже в простейших текстах мы уже видим средства языковой экономии, типичные для 8М5-сообщений. Показательными характеристиками таких текстов являются краткость, ожидание незамедлительного ответа, неформальный характер сообщений, пренебрежение ошибками и допущение творчества в способах сокращения информации [18]. В глаза сразу бросаются безграмот-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ность и словотворчество. Говоря о сокращениях на уровне слова, отметим, что часто используются лишь согласные, лишь несколько начальных букв слова или первые и последние буквы. Характерно использование цифр, звучащих как определенное сочетание букв, небуквенных символов, отражающих смысл слова, букв (их алфавитного чтения) вместо слов с аналогичным звучанием (www http, КГ/АМ, ИМХО). Возможна фонетизация письма. Надо ли обижаться на ПАМАГИТЕ, ВАШЕ? Характерны неологизмы, слова общего жаргона типа хай, лук, фэшн-блогер, кликбейт. Показателен язык вражды [13]. Люди пишут в блогах зло: «Морщинистую Стриженову попёрли с первого канала». Добрейшей души люди, наши блогеры придумывают заголовки типа «Почему в МГУ сливают факультеты» или (о космонавте) «Карьера Валентины Т. - от звезд до обнуления».

Изложенный материал и его обсуждение позволяют сделать ясный вывод, релевантный и для лингводидактики, и для теории: язык не портится. Практически (за исключением динамики лексического фонда, связанной с социальными и технологическими изменениями) не меняется. В речи наблюдаются процессы вульгаризации и вар-варизаии, лингвокреативности и стереотип-

ности. Коммуникация в новых средах характеризуется анонимностью, вербальной агрессией, инвективностью, ироничностью, солипсизмом, карнавализацией. В последнем случае меняются экстралингвистические условия речевого действия.

Уже в первых исследованиях общения в Сети содержались наблюдения над характером коммуникации в ней: отмечались ироничность, агрессивность, аддикция, безграничные игровые возможности при анонимности масок и т.д [17]. Это общение лично-публичного характера, для которого характерны анонимность, безнаказанность, карнавализация, бесчисленные легкие возможности самопрезентации. Изучение особенностей коммуникации в сети позволяет подчеркнуть такие ее особенности, как использование графики и эмотиконов, грамотность и нарочитую неграмотность вплоть до фонетизации письма, разговорность, сни-женность лексики, агрессивность (прежде всего инвективность), публичность приватного, оценочность.

Изложенный материал релевантен для лингводидактики в связи с медиасоциали-зацией. Имеющаяся языковая и риторическая специфика общения в блогах проливает свет на динамику складывания новой нормы, нового узуса коммуникации.

* * *

1. Филолог Виталий Костомаров. Норма языка скоро погибнет (интервью с А. Матрусовой). URL: https://www.pravmir.ru/filolog-vitaliy-kostomarov-norma-yazyika-skoro-pogibnet/ (дата обращения: 01.06.2020).

2. Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Толковый словарь языка Совдепии. СПб. : Фолио-пресс, 1998. 700 с.

3. https://zen.yandex.ru/media/moscowstories/esli-ne-putaet-na-taganke-i-v-taganke-znachit-svoi-5f9d639c3910530e0dd932b7 (дата обращения: 01.04.2021).

4. https://zen.yandex.ru/media/moscowstories/taganka-pacanami-my-zabiralis-v-podvalchik-hrama-sviatogo-nikolaia-i-igrali-v-kladoiskatelei-5f9994138dfa154b7e39604a (дата обращения: 01.04.2021).

5. https://zen.yandex.ru/media/moscowstories/malyi-palashevskii-bani-rassol-poeziia-5a3c1b09dcaf 8e894aad02a8 (дата обращения: 01.04.2021).

6. Гончарова Е.А. Динамические процессы в лексиконе языковой личности : автореф. дис. ... канд. филол. наук. Новосибирск, 2009. 21 с.

7. Томашевская К.В. Экономический дискурс современника в его лексическом представлении : автореф. дис. ... д-ра филол. наук. СПб., 2000. 40 с.

8. Крысин Л.П. Толковый словарь иноязычных слов. М. : Русский язык, 1998. 846 с.

9. Зализняк А.А., Левонтина И.Б., Шмелев А.Д. Ключевые идеи русской языковой картины мира. М. : Языки славянской культуры, 2005. 544 с.

10. Павлова А.В., Прожилов А.В. От лингвистики к псевдолингвистике // Антропологический форум. 2013. № 18. С. 89-109.

11. Язык и речь в Интернете: личность, общество, коммуникация, культура : сборник статей

III междунар. науч.-практ. конференции. Москва, РУДН, 25 апреля 2019 г. : в 2 т. / под общ. ред. А.В. Должиковой, В В. Барабаша. М. : РУДН, 2019. Т. 1. 396 с. ; Т. 2. 380 с.

12. Язык и речь в Интернете: личность, общество, коммуникация, культура : сборник статей

IV междунар. науч.-практ. конференции. Москва, РУДН, 29 апреля 2020 г. : в 2 т. / под общ. ред. А.В. Должиковой, В В. Барабаша. М. : РУДН, 2020. Т. 1. 396 c. ; Т 2. 376 с.

13. Вербальный буллинг в соцсетях и иноязычном медиадискурсе : материалы междунар. за-оч. науч. конференции. 16 марта 2018 г., г. Таганрог / отв. ред. О.В. Кравец. Ростов на-Дону : РГЭУ (РИНХ), 2018. 1 электрон., опт диск (CD-ROM).

14. Асмус Н.Г. Лингвистические особенности виртуального коммуникативного пространства : автореф. дис. ... канд. филол. наук. Челябинск, 2005. 24 с.

15. Калашникова А.А. Языковая личность в русскоязычном блоге: когнитивно-прагматический аспект : автореф. дис. ... канд. филол. наук. Ростов-на-Дону, 2011. 19 с.

16. Бушев А.Б. Языковая личность профессионального переводчика : монография. Тверь : Лаборатория деловой графики, 2010. 265 с.

17. Мечковская Н.Б. История языка и история коммуникации: от клинописи до Интернета. М. : Флинта : Наука: 2009. 584 с.

18. Палкова А.В. Лексический курс носителей немецкого языка - пользователей Интернета : дис. ... канд. филол. наук. М., 2005. 200 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.