Научная статья на тему 'Русский перевод названий китайских блюд в аспекте транскультурной коммуникации'

Русский перевод названий китайских блюд в аспекте транскультурной коммуникации Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
818
118
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ТРАНСКУЛЬТУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ / CROSS CULTURAL COMMUNICATION / НАЗВАНИЯ КИТАЙСКИХ БЛЮД / THE NAMES OF CHINESE DISHES / ФАКТОРЫ НОМИНАЦИИ / NOMINATION FACTORS / МОДЕЛЬ НОМИНАЦИИ / NOMINATION MODEL

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Ван Хэйянь

В статье обсуждаются и анализируются культурно адекватные модели русского перевода названий китайских блюд с учетом мотивационных факторов номинаций.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Ван Хэйянь

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE TRANSLATION OF THE NAMES OF CHINESE DISHES IN THE ASPECT OF CROSS CULTURALCOMMUNICATION

The article is devoted to the culturally appropriate translation of the names of Chinese dishes. The author analyses motivational nomination factors which should be takeninto account when the names are translated.

Текст научной работы на тему «Русский перевод названий китайских блюд в аспекте транскультурной коммуникации»

УДК 811 ББК 81.2.

Ван Хэйянь

Северо-Западный педагогический университет, г. Ланьчжоу, КНР

РУССКИЙ ПЕРЕВОД НАЗВАНИЙ КИТАЙСКИХ БЛЮД В АСПЕКТЕ ТРАНСКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

В статье обсуждаются и анализируются культурно адекватные модели русского перевода названий китайских блюд с учетом мотивационных факторов номинаций.

Ключевые слова: транскультурная коммуникация, названия китайских блюд, факторы номинации, модель номинации.

Wang Haiyan

Northwest Pedagogical University, Lanzhou, People's Republic of China

THE TRANSLATION OF THE NAMES OF CHINESE DISHES IN THE ASPECT OF CROSS CULTURALCOMMUNICATION

The article is devoted to the culturally appropriate translation of the names of Chinese dishes. The author analyses motivational nomination factors which should be takeninto account when the names are translated.

Key words: cross cultural communication, the names of Chinese dishes, nomination factors, nomination model.

Китайская кухня - одна из самых древних и изысканных. Ей присущи устоявшиеся традиции, стилевое разнообразие и богатство способов приготовления пищи. Необходимо осознавать и учитывать, что национальная китайская кухня - важнейшая составляющая традиционной китайской культуры. Китайские блюда знамениты особым колоритом, специфическим вкусом и ароматом, внешней привлекательностью. Провинции Китая (географические регионы) бережно и трепетно хранят традиции приготовления пищи, а в номинациях блюд сокрыты тайны их неповторимого вкуса, выраженные порой настолько образно, что для представителей другой культуры в их восприятии возникают сложности.

Целью данной статьи является обсуждение и выявление оптимальных моделей русского перевода названий китайских блюд, транслирующих об объекте исследования максимально объективную культурно значимую информацию.

Специалисты часто сталкиваются с трудностями перевода на русский язык наименований китайских блюд, особенно локально ограниченных. Это не удивительно: помимо того, что название блюда должно быть благозвучным, легко запоминающимся и читаемым, желательно, чтобы оно также отражало вкусовые и внешние (эстетические) особенности кушанья, стимулирующие желание попробовать кушанье и способствующие его потребительской популярности.

Способы номинации блюд в Китае имеют различные мотивационные факторы: 1) по основному продукту (корень лотоса -ляньоу); 2) по способам приготовления (жареная лапша - чаомянь); 3) по форме и вкусу (ушки - хуньтунь: вид клёцек; тофу Ма По: «ма» означает пряный, острый, перечный вкус; 4) по месту их родины (утка по-пекински - бэйцзинкао я); 5) по названию национальных праздников (галушки

«Юаньсяо»: традиционное кушанье на «Праздник фонарей»); 6) по связи с прецедентным фактом («Будда, перелетающий через стену» - фотяоцян: в основе - легенда о блюде, приготовленном отдыхавшим на природе с друзьями ученым из Фучжоу. Привлеченные чудесным ароматом еды, буддийские монахи из соседнего храма перелетели через его стену, чтобы попробовать изысканное блюдо) [1, с. 99].

Кроме этих традиционных способов номинации, можно выделить художественные (образные) названия, в основе которых - различные виды тропов (сравнения, метафоры, символы и т. д.), аллюзии. Подобные названия не отражают конкретных качеств блюд - вкусовых, цветовых, визуальных и пр. - и, как правило, нуждаются в специальных пояснениях: ЩР^ИРВ (п.и.: fengmingchaoyang, д.п.: феникс поет на восточном склоне горы); ^ШЖЙ (п.и.: ^^Исауи, д.п.: сбор хризантем у восточной ограды).

Статистика показывает, что самым продуктивным является первый способ номинации - по основному продукту. К примеру, в «Энциклопедии названий китайских блюд» среди 261 номинации пекинских блюд 205 (95%) именно этого типа, а среди 228 названий цзянсунских - таких 216 (94,8%) [14, с. 15]. Как правило, подобные наименования информативны в отношении состава и основного способа приготовления блюда, который можно предположить по типу продукта.

Перевод названий блюд - это своеобразный процесс кодирования и раскодирования. Отметим, что при переводе имени национальной еды на любой язык реализуются два момента - наименование и кодирование, то есть в переводной номинации китайского блюда имеет место смысловая компрессия инокультурной информации.

На наш взгляд, выбор принципов и стратегий перевода непосредственно влияет как на раскодирование адресатами названия, так и на объем передаваемой культурной информации. В связи с этим при переводе номинаций представляется правильным учитывать аспект и принципы транскультурной коммуникации, что созвучно рассуждениям известного американского исследователя С. Шапиро: «Иностранные ученые, конечно, знают, что китайская культура великая, но они не так глубоко понимают её, как китайские ученые и народ. Иногда в переводах совсем не отражается духовная суть оригинала» [6, с. 100].

Транскультурная коммуникация - это древний исторический культурный феномен, образ жизни и один из главных навыков современников, стимул расцвета и развития культур отдельных стран и мира в целом. Л. Самовар определяет ее как коммуникацию между людьми с разным культурным восприятием и знаковыми системами [4, с.12]. При этом идет передача общественной информации или функционирование системы общественной информации между разными культурами, то есть процесс передвижения, взаимодействия и совместного употребления разной культурной информации [3, с. 43]. Суть транскультурной коммуникации прежде всего в диффузии - проникновении и перемещении культурных факторов в человеческом обществе. Транскультурная коммуникация представляет собой культурное общение, создающее отношения оптимального сосуществования между людьми разных культур. По-другому, это процесс межкультурного и межрегионального продолжения общественных отношений и социального воздействия [15].

Развитие транспортной инфраструктуры, активизация миграционных процессов, экономическая глобализация стали главными факторами, которые стимулировали развитие транскультурной коммуникации, подразумевающей под собой обмен и общение: 1) индивидов с разными культурными фонами; 2) организаций и государств в сферах идеологии, экономической системы и культуры.

При транскультурной коммуникации на первый план рассмотрения выступает процесс «перехода границы» от одного культурного единства к другому («транс» означает «сквозь»). При каждой транскультурной интеракции всегда может быть предположена определенная двусторонняя, взаимообратная связь, «однако главный акцент делается, прежде всего, не на взаимном обмене культурными элементами, а на одностороннем «переходе границы» одной культуры в другую» [2, с. 78].

Транскультурная коммуникация не возникла на пустом месте: ее предпосылкой послужило признание различий между культурно-идеологическими ценностями. Однако ход и опыт развития человечества обусловил присутствие универсалий (культурно-языковых, нравственно-этических), которые китайский исследователь Чжоу Кэвэй называет ^{ЬШ'л - «культурными пересечениями» [13, с.5].

В определенной степени близко этому понятие «культурного стандарта» А. Томаса «как признака универсальной системы ориентирования для любого типа социума (общества, нации, организации, группы). Освоение действительности осуществляются с опорой на него» [2, с. 77].

Именно универсалии делают возможными процесс символизации (перевод и распространение информации). Учет различий и признание существования «культурных пересечений» создают возможность взаимопонимания, причем посредством оптимальных способов и стратегий распространения культурно-значимой информации [5, с. 6]. Обратимся непосредственно к ним.

Процесс межкультурного перевода названий китайских блюд представляет собой трансляцию культурно значимого компонента через русские языковые знаки, адекватно передающие культурный смысл. Их же транскультурный перевод предполагает учет «культурного пересечения» в языке-реципиенте, а также тщательный выбор языковых средств, транслирующих культурный смысл из языка-источника, максимально близкий аутентичному [8, с. 132-134].

Исходя из опыта можно констатировать, что русский перевод названий блюд в самом Китае не отличается высоким качеством. Это, прежде всего, связано с тем, что древняя и своеобразная китайская культура сильно отличается от русской - отсюда очень много культурно-языковых лакун. В свою очередь, китаисты-иностранцы, не являющиеся собственно носителями изучаемого языка и культуры, часто просто не чувствуют тонкостей смысла оригинальной номинации. Как утверждает в своих исследованиях Н. Адлер, наши система ценностей, интересы функционируют в качестве «культурного фильтра» и ведут к искажению, блокированию и формированию отбираемой для восприятия информации. Нами воспринимается только то, что мы хотим воспринимать. А конкретно: мы воспринимаем лишь то, к чему нас подготовила наша культура [2, с. 77]. Отсюда при переводе возникает культурно-коммуникативная неудача: либо чересчур сложные, либо нейтральные, безликие, лишенные культурно-ценностной коннотации переводы номинаций блюд. Но для иностранцев источником понимания новых реалий являются именно переводы, к сожалению, порой не совсем адекватные.

Критическое осмысление опыта перевода названий китайских блюд привело к необходимости выявления оптимальных моделей процесса их номинализации. Предполагаем, что знания иностранца о китайском блюде в идеале должно включать три момента: состав продуктов, искусство приготовления пищи (рецепт) и культурный компонент. Однако в китайской кухне набор продуктов и наличие различных кулинарных направлений весьма разнообразны, отсюда и множественность названий китайских блюд, чья внутренняя форма мотивирована разными факторами, о которых речь шла выше [19].

Рассмотрим продуктивные русские модели номинации китайских изысков, не противоречащие их формальному и содержательному плану.

A. Модель наименования "способ приготовления + продукт" [7]

По основным способам приготовления еды в китайской кухне можно выделить следующие ее типы: жареная, вареная, печеная, заварная, соленая, пареная, копченая, моченая (в вине, водке и пр.). Во время приготовления китайских блюд употребляют достаточно много продуктов и специй (имбирь, лук, чеснок, перец, зелень и т. д.). Понятно, что весь состав блюда невозможно отразить в названии, потому обозначается основной продукт. Данный принцип является самым простым и популярным. Например: «пареный окунь», «вареные ломтики говядины», «жареная фасоль» и т.д.

Стоит обсудить перевод особого способа приготовления блюда (п.и.: huiguo). Имеется несколько вариантов перевода названия блюда (п.и.: huiguorou) -

«тушёное мясо», «жаренная ломтикам свинина с овощами», «поджарка из отварной свинины» [9, с. 30-32]. Дословный перевод - «доваривать», но «доваренная свинина» вызовет недоумение. В этом случае надо иметь представление о последовательности процесса приготовления блюда: изначально свинина варится, а потом жарится. Очевидно, что самый точный перевод - «поджарка из отварной

свинины». Подобные переводы вполне приемлемы: «поджарка из отварной картошки», «поджарка из отварного корня лотоса» и т.д. Эта модель перевода также уместна, когда в блюде больше одного основного продукта: «жареный свиной желудок с печенью», «жареные помидоры с яйцами».

Б. Модель "продукт + продукт"

В номинации, построенной по данной модели, идет перечисление основных продуктов: «карп с кислой капустой», «мясные ломтики с древесными грибами, лилией, кешью и ямсом». Модель перевода примерно совпадает с моделью оригинального наименования и для полноты картины может конкретизироваться способом приготовления и характеристикой вкуса.

B. Модель "название местности + продукты"

Региональные особенности кулинарного искусства и представленности продуктов -особая гордость национальной кухни Поднебесной. Мастера китайской кухни придают важное значение выбору продуктов, поэтому некоторые названия блюд отсылают к месту их локализации, произрастания: «жареная картошка Дунсян», «вареное таро Фунхуа».

Во время перевода надо отличать блюда, получившие свои названия от места локализации, произрастания, от тех, имена которых связаны с особыми способами приготовления, свойственными той или иной провинции: «жареный рис по-янчжоуски», «печеная курица по-дунански » и т.д.

Итак, данная модель включает два варианта: «способ приготовления + продукты + название местности» и «способ приготовления + название местности».

Г. Модель "форма + продукты"

Причиной наименования некоторых блюд служит их вид, форма: "ШШШШ" (д.п.: белка-гольян, т.е. по форме блюдо напоминает белку) - «жареный гольян «Белка» в кисло-сладком соусе»; д.п.: зеленый перец - «тигровая шкура»), при

жарке поверхность перца приобретает сходство с тигровым окрасом; здесь уместен дословный перевод, сохраняющий метафору: «жареный зеленый перец «Тигровая шкура»»; д.п.: суп из ушей кошек), на самом деле это бульон с кусочками

раскатанного теста в форме кошачьих ушек, потому вполне возможно название «суп с клецками «Кошачьи ушки»» [10, с. 97-98].

Иногда дословный перевод совсем не соответствует описанию блюда: (д.п.: жареная голова льва). На самом деле это фрикадельки из свинины, процесс приготовления которых включает стадию тушения в небольшом количестве воды и позже в особом соусе, поэтому адекватнее звучит перевод «тушеные фрикадельки в коричневом соусе» [15]. Предпочтительнее переводить по модели: «способ приготовления (прилагательное) + продукт(-ы) + форма (слово или конструкция для описания формы блюда) + тип соуса».

Д. Модель "вкус/способ + продукты", "тип посуды + продукты", "сорт + продукты"

Эти модели совсем простые: «вкус/способ + продукты» соответствует формуле «кислый, острый, соленый» или «жареный, вареный, копчёный + продукты»; «способы приготовления + продукты + тип соуса (в кисло-сладком, остро-соленом и т.д.)»; «продукт + аромат/вкус (чего»Л' «жареные ломтики свинины в кисло-сладком соусе», «жареная нарезанная соломкой свинина с ароматом рыбы».

Модель «посуда + продукты» соответствует последовательности «способы приготовления + продукты + в чем (тип посуды)»: «тушеная курица в кувшине». Модель «сорт + продукты» - «способы приготовления + продукты + сорт (обычно главного продукта)»: «печеная утка первого сорта».

Рассмотренные модели не вызывают сложностей в использовании и отражают специфику состава, способа приготовления, вкуса и формы.

Следующий блок моделей наименований китайских блюд тесно связан с прецедентными фактами (именами, событиями, текстами) - составляющими культурного фона.

Е. Модель "имя собственное + продукт" и "художественные (образные) номинации"

Некоторые названия китайских кушаний образовались от имени собственного или связаны с интересными происшествиями, культурно-историческими явлениями. Художественные номинации реализуют воздействующую функцию посредством особого образа с культурно-исторической коннотацией.

В этих случаях дословный перевод может иметь обратный эффект и привести к культурному шоку [11, с.108]: наименование (д.п.: творог МаПо или Тофу

МаПо) дословно переводится как "соевый творог бабушки с лицом в оспах". Встретились и такие варианты русского перевода: «соевый творог, приготовленный рябой женщиной», «тофурябой старухи». История возникновения этого блюда сопровождается преданием. По одной из версий, во времена династии Цин в Сычуани (г. Чэнду) жила рябая женщина, супруга повара маленького ресторана «Люши». Однажды она смешала соевый творог, нарезанный кубиками, с говяжьим фаршем, сычуаньским перцем и чили. Результат превзошел все ожидания [17, 18]. Историю в переводное название не вместить, потому предлагается перевод по известной модели: «острый соевый творог МаПо по-сычуаньски (Тофу МаПо)». В скобках представлена транскрипция названия, краткого и легко запоминающегося.

Другое популярное блюдо легкие супругов) появилось в Чэнду в

30-е годы прошлого века. В его основе реальная история: торговец по имени Го Чаохуэй и его супруга были искусны в приготовлении нарезки из холодной легочной массы. В шутку люди назвали блюдо «Легкие супругов». Название сохранилось до наших дней [15]. Возможный перевод - «холодные бычьи легкие по рецепту супругов Чаохуэй» (Фуцифэйпянь).

Художественные номинации типа ИИША? (д.п.: фрикадельки «Четыре радости») имеют культурно значимое сакральное символическое значение. Дело в том, что в китайской культуре четное число считается хорошим, так как несет идею парности,

избавления от одиночества. К примеру, на праздничных новогодних и свадебных столах количество блюд и приборов должно быть четным (отметим, что в России четное число в некоторых ситуациях имеет отрицательную символику). В этом случае возможен перевод, состоящий из номинации хорошо известного россиянам вида блюда (фрикадельки) и сохраненного аутентичного китайского названия («Четыре радости») - «фрикадельки из свинины «Четырерадости»» (Сысиванцзи).

Интерпретируя художественные (образные) названия, некоторые специалисты применяют метод «реалистического перевода», то есть само имя игнорируется, а акцентируются способ приготовления, вкус и основные продукты: название блюда МПШ^РВ (п.и.: fengmingchaoyang, д.п.: феникс поёт навстречу утреннему солнцу [20]) переведено как «жареная курица с вареными яйцами». В основе же названия -литературная аллюзия, перекликающаяся с цитатой из древней книги песен и гимнов «Шицзин» (раздел «Да я» - «Великие оды»): «ЩЩР^^ • ТЖЖй ; •

^Ж^ИРВ» («Феникс поет на высокой горе, платан растет навстречу утреннему солнцу...»). Образ Феникса, поющего во время восхода солнца, - счастливое предзнаменование или успешная возможность проявить свой талант. В Китае птица Феникс -один из императорских символов процветания и благоденствия.

Другое, не менее поэтичное название блюда ^ШЖЙ (п.и.: ^^Исаг^, д.п.: сбор хризантем у восточной ограды) было переведено как «пареная свинина». В основе оригинальной номинации - символика одного из самых любимых китайцами цветков - хризантем. Культурно-символическое восприятие хризантемы многогранно: это зрелая красота, долголетие, возвышенное одиночество и умиротворение, совершенство и изобилие, стойкость перед лицом приближающейся зимы, т.е. жизненных невзгод. Не случайно хризантема входит в число «четырех совершенных» (И^^): орхидея, мейхуа, бамбук и хризантема объединены символикой светлой чистоты. Этот цветок, воспетый во многих стихотворных произведениях, был особенно любим «другом хризантемы» - почитаемым поэтом древности Тао Юань-миньем (IV- н.У вв.), именуемым «Богом цветов девятого месяца». Из всех стихов, посвященных хризантеме, наибольшей популярностью пользуются строки: «ЖЙ^ШТ '/^^ЯШШ» («Хризантему сорвал / Под восточной оградой в саду,/И мой взор в вышине/Встретил склоны Южной горы... ») В оригинальной номинации блюда легко угадывается известная цитата.

Интересно, что ни вешний вид блюд, ни состав продуктов не имеют непосредственного отношения к этим образам. Это лишь способ трансляции поэтического сознания китайского народа - через символы с исключительно позитивным посылом.

Приведенные для примера русские переводы художественных номинаций китайских блюд, с одной стороны, прагматичны, легко воспринимаются, с другой же - они совершенно теряют культурно-значимый образный компонент и эстетически безоговорочно проигрывают оригиналу. С позиций транскультурной коммуникации, такие переводы стоит усовершенствовать.

В этих случаях, на наш взгляд, оптимален перевод из трех элементов: «транскрипция + прагматичный перевод + дословный перевод». Во-первых, транскрипция воспроизводит китайскую фонику, создавая звуковой образ, и одновременно способствует популяризации китайского пиньиня; во-вторых, прагматичный перевод предоставляет объективную информацию о блюде; в-третьих, дословный перевод метафорического названия создает «картинку» в воображении - то есть работает принцип взаимодополнения.

Таким образом, при переводе художественных (образных) названий блюд, связанных с прецедентными фактами, советуем применять способы интерпретации и транскрипции. Если есть возможность (например, в меню), можно привести краткий вариант объяснение сути названия, то есть создать интерпретативный фон, позволяющий российским гурманам соприкоснуться с культурой и историей китайского народа. Ведь китайская кухня с ее колоритными названиями блюд - не просто важная составляющая национальной культуры Поднебесной - это особый мир, неотделимый от истории народа, постижение которого интересно, многогранно и познавательно.

В связи с глобализацией мировой экономики, развитием дружественных русско-китайских отношений на важность разработки принципов, методов и стратегий культурно адекватных переводов иноязычных и инокультурных реалий обращается особое внимание. Подобная работа ориентирована не столько на трансформацию языковых знаков, сколько на сближение культур [12, с.43-46]. Предложенные модели русских переводов китайских блюд - очередной шаг на пути поиска оптимальных принципов перевода, при этом проблема остается открытой для обсуждения.

Таким образом, основная задача переводчика заключается в реализации культурно адекватного перевода, чтобы реципиент (получатель) смог правильно воспринять и декодировать языковую реалию, получив максимальный информационный объем и культурный посыл.

Сокращения

[д.п.] - дословный перевод

[п.и.] - пиньинь (китайский фонетический алфавит)

Список литературы

1. Зуева Т. А., Чжан Хунлэй. Принципы номинаций кушаний в китайском языке// Диалог культур - Диалог в культуре// Уральский гос. пед. университет, 2014.

2. Шамне Н.Л. Межкультурная и транскультурная коммуникация: к определению понятий//Вестник ВолГУ// Серия 2, Вып. 3, 2003 - 2004.

3. г^ь^ржё/^ьт -.шт^ът, 2004.

4. Ш • #. //ГШ: ГШ

2002.

5. : 2012.

6. «гг^Ь^РШёТЙФЯж^гВД^/Ш® : 2013.

7. 2000.

8. : ^^¥^,2010.

9. ;Ш~ТтШШШ]/±Ж : ±ШЩ 2007.

10. : ЙЯ^ЖЬ, 2016.

11. : ( 2011.

12. тшш. Фттшшъжшш\// жжт: \тжтт, 2013.

13. т^Л. : 2009.

14. тжт-^шшкш: тшА^я&^т, 2001.

15. http://wiki.mbalib.com/wiki/гf^íЫ^ͧ

16. https://bkrsinfo/slovo.php?ch=¿I^ВДí^

17. http://www.nstrade.ru/blog/item/sychuanskaya-kuhnya/

18. http://kungpao.ru/fotorecept-ma-po-tofu.html

19. https://wenku.baidu.com/view/8a4efa07312b3169a451a4f4.html

20. http://www.qianyix.com/

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.