Научная статья на тему 'РОССИЙСКО-ГРУЗИНСКИЙ ДИАЛОГ НА ВЫСШЕМ УРОВНЕ В 2004-2008 ГГ. В КОНТЕКСТЕ АНАЛИЗА РОССИЙСКИХ И ГРУЗИНСКИХ ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ'

РОССИЙСКО-ГРУЗИНСКИЙ ДИАЛОГ НА ВЫСШЕМ УРОВНЕ В 2004-2008 ГГ. В КОНТЕКСТЕ АНАЛИЗА РОССИЙСКИХ И ГРУЗИНСКИХ ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

52
12
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «РОССИЙСКО-ГРУЗИНСКИЙ ДИАЛОГ НА ВЫСШЕМ УРОВНЕ В 2004-2008 ГГ. В КОНТЕКСТЕ АНАЛИЗА РОССИЙСКИХ И ГРУЗИНСКИХ ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ»

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

ББК 63.3(2)64-64

Г. А. Гамкрелидзе

РОССИЙСКО-ГРУЗИНСКИЙ ДИАЛОГ НА ВЫСШЕМ УРОВНЕ В 2004—2008 гг. В КОНТЕКСТЕ АНАЛИЗА РОССИЙСКИХ И ГРУЗИНСКИХ ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ

После распада СССР в период становления государственности основными целями внешней политики Грузии стали международное признание, обеспечение безопасности, национального суверенитета и территориальной целостности Республики Грузия, а также повышение уровня жизни граждан. Некоторые из них были практически неосуществимы в условиях дестабилизации, глубокого экономического кризиса, серьезных этнических и территориальных конфликтов. Грузинское руководство предполагало, что интеграция в западные структуры поможет стране успешно разрешить внутренние конфликты и экономические проблемы, которые являлись препятствием на пути обретения территориальной целостности страны1.

Большинство как российских, так и западных исследователей внешнеполитической стратегии Грузии считали, что по своей сути внешняя политика Грузии с момента обретения независимости имеет два основных направления: пророссийское и прозападное. Данная ситуация сложилась в силу ряда объективных факторов, в том числе географического положения Грузии и поиска

серьезных и могущественных партнеров для решения насущных

~ ~ 2 задач во внутренней и внешней политике .

© Гамкрелидзе Г. А., 2018

Гамкрелидзе Георгий Александрович — аспирант кафедры всеобщей истории и международных отношений Ивановского государственного университета. g.gamkr@yandex.ru

Новые власти Грузии после «революции роз» 2003 г. во главе с Михаилом Саакашвили предложили России начать выстраивать отношения «с чистого листа», давая понять ее руководству, что существование на юге Кавказа «единой и сильной Грузии» соответствует истинным интересам Москвы. Тогдашние власти Грузии заявляли, что новые отношения означали бы установление «равноправного партнерства» между двумя странами. По сути это означало бы признание Грузией интересов России в данном регионе, но в свою очередь они не должны были противостоять грузинским государственным интересам3. Однако понимание государственных интересов России и Грузии существенно расходилось в Москве и Тбилиси.

Стоит отметить, что отношение к работе М. Саакашвили в самой Грузии, по мнению некоторых экспертов, носит неоднозначный характер: он являет собой образ реформатора, создателя новой Грузии, борца с коррупцией, но при этом уходит от принципов демократии.

Марина Мусхелишвили, заместитель руководителя «Центра общественных исследований» (Тбилиси, Грузия), считает, что несмотря на свои прозападные устремления сама «революция роз» не принесла Грузии полной свободы и демократии. Она отмечает, что со временем политическая власть в стране всё больше концентрировалась в руках президента, переходя все установленные конституцией границы и вторгаясь во все сферы: в экономику, гражданское общество, судебную систему4.

Изначально сами российские политтехнологи давали президенту Грузии иную характеристику. В частности, Г. Павловский отмечал, что «он не настроен антирусски»: это политик, который «намерен найти новый способ восстановления государственности и экономики за счет внешнего финансирования после создания управляемого кризиса. Это гибкий и хороший импровизатор, стиль которого — "работать на блефе". Его цель — сформировать видимость конфликта между Россией и Грузией»5.

События, которые начали развиваться в дальнейшем, показали, что российско-грузинский конфликт отнюдь не был видимостью. Планомерное развитие кризиса в отношениях между двумя странами в конечном итоге привело к трагической пятидневной войне 2008 г. и поставило два близких народа в особые условия взаимоотношений.

Возникает вопрос, какие причины могли способствовать развитию столь необратимого процесса и в чем заключается его суть.

Причины развития конфликта обусловлены не только региональными, но и глобальными политическими факторами. Можно с уверенностью сказать, что за минувшие годы Южный Кавказ превратился в регион, в котором воплощаются в жизнь различные формы мирового и политического соперничества, наглядным примером которого является противоборство России и США в данном регионе. Важно отметить, что и в Москве, и в Вашингтоне проявляют значительный интерес к Грузии, однако сами мировые акторы преследуют различные цели, что не может не оказывать негативного воздействия на попытки преодолеть противоречия между ними.

В Грузии данные противоречия привели к президентству М. Саакашвили, который, используя активное влияние США, взял бескомпромиссный курс на сближение с Западом. Приоритетной целью его внешней политики ставилось вступление Грузии в НАТО. Говоря о процессе сближения Грузии и США, нельзя не отметить приверженность грузинского руководства решению вопросов по Южной Осетии и Абхазии6.

По мнению российского эксперта Александра Скакова, ситуация, складывавшаяся на Кавказе до лета 2008 г., определялась балансом сил и паритетом основных игроков: США и России — в первую очередь; а в качестве игроков второго плана выступали такие международные акторы, как Евросоюз, Турция и Иран7. По его мнению, в изменении баланса сил были заинтересованы США и Евросоюз (НАТО), считающие уровень своего присутствия в регионе незначительным. В качестве механизма размораживания выступали конфликты в Абхазии и Южной Осетии, при этом вокруг обеих непризнанных республик шло балансирование на грани войны8.

Для осмысления наиболее полной картины происходивших событий необходимо вернуться к началу становления режима М. Саакашвили и его команды «молодых реформаторов» и попытаться понять его личную роль как главы государства в выстраивании новых взаимоотношений с главой РФ В. Путиным и его окружением.

Первая официальная встреча между В. Путиным и М. Саакашвили состоялась 11 февраля 2004 г. в Москве, в Кремле.

В ходе данной встречи Президент России поздравил М. Саака-швили с избранием на пост главы государства. Также во время переговоров рассматривались перспективы торгово-экономических отношений, были затронуты вопросы поставок грузинской стороне российских энергоносителей и реструктуризации задолженности Грузии перед Россией9.

Помимо этого Владимир Путин и Михаил Саакашвили подробно обсудили вопросы борьбы с терроризмом на российско-грузинской границе. Самим силовым структурам России и Грузии были даны поручения о подготовке планов совместной работы. Кроме того, лидеры двух стран договорились о возобновлении «сочинского процесса», связанного с трехсторонним сотрудничеством России, Грузии и Абхазии в энергетике, восстановлении железнодорожного сообщения и возвращении беженцев10.

После первой встречи с Путиным в 2004 г. Саакашвили назвал российского президента «по-настоящему сильным человеком» и похвалил его методы обращения с оппозицией и прессой, что отмечал тогдашний министр иностранных дел Грузии Тедо Джапаридзе11.

Однако вскоре президент России В. В. Путин приходит к выводу о том, что Саакашвили доверять нельзя, так как последний не держит своего слова (подобные претензии высказывали и его грузинские противники). А сам Саакашвили решил, что Путин не хочет урегулировать конфликт вокруг самопровозглашенных республик и пытается дестабилизировать обстановку в Грузии, так как ей благоволят США12.

Уже в мае 2004 г. начинается кризис в Аджарии, по инициативе грузинской стороны состоялись два телефонных разговора между президентами Грузии и России. Информация совсем иного рода о непосредственном контакте двух лидеров относится уже к маю следующего года, когда М. Саакашвили позвонил В. Путину, чтобы объяснить, почему он не приедет на празднование 60-летия Победы. Основной причиной он назвал безрезультатность диалога с РФ о выводе военных баз. Но уже через три недели Путин и Саакашвили в телефонной беседе выражали удовлетворение результатами тбилисских переговоров по базам13.

Рассматривая второй визит Саакашвили в Москву 3— 4 июля 2004 г., можно сказать о том, что он не был удачным

для грузинского лидера. В ходе переговоров М. Саакашвили так и не сумел договориться с В. Путиным о решении южноосетинской проблемы. Президенты двух стран лишь договорились об упрощении визового режима между Россией и Грузией.

Изначально основной целью М. Саакашвили было уговорить российского лидера создать на территории Грузии взамен военных баз совместный центр по борьбе с терроризмом. Владимир Путин посчитал инициативу Грузии «весьма интересной» и даже указал секретарю Совета безопасности РФ Игорю Иванову «проработать вопрос», при этом дав, однако, понять, что создание подобного центра вместо военных баз для Москвы абсолютно неприемлемо. Если говорить о ситуации по Южной Осетии, то Владимир Путин был готов «внимательно рассмотреть все предложения грузинской стороны по урегулированию конфликта», однако конкретных обещаний также дано не было14.

Даже фактическое фиаско в переговорах с российским президентом выразилось в стремлении М. Саакашвили попытаться сделать хорошую мину при плохой игре, долго убеждая журналистов в том, как ему «импонирует очень теплое отношение президента России к Грузии»15.

Рассуждая о подобных событиях, хочется вспомнить высказывание бывшего посла США в Грузии Ричарда Майлса (2002—2005 гг.), который в своем интервью тбилисской телекомпании «Имеди» утверждал, что Михаил Саакашвили, будучи президентом Грузии, проявил несдержанность при решении важных вопросов. Как подчеркнул экс-посол: «Саакашвили не смог урегулировать отношения с РФ, не смог наладить диалог с представителями абхазской и югоосетинской сторон, он во всем очень торопился». Как добавил бывший дипломат, Саакашвили имел странный «дар» оттолкнуть от себя тех политиков и деятелей, которые ранее были его соратниками. В качестве важных примеров он напомнил, как отдалились от Саакашвили и ушли в оппозицию Нино Бурджанадзе (председатель парламента в 2001— 2008 гг.), Саломе Зурабишвили (глава МИД в 2004—2006 гг.) и ряд других известных политиков16.

Если говорить о третьей встрече между лидерами двух стран, то она прошла 27 августа 2005 г. в рамках саммита СНГ в Казани. Президент Грузии сказал о том, что участвует в саммите

СНГ уже третий раз: «Кроме того, я приехал в интересный момент, когда мы продвинулись в цивилизованном решении вопроса о военных базах в Грузии. Я особенно ценю — и я об этом сказал сегодня утром на пресс-конференции — Ваши политическое мужество и решительность при решении вопроса, который казался вроде бы нерешаемым, сложнейшим для международных, двусторонних отношений — в целом стал таким общеевропейским вопросом. И после этого первого этапа, очень смелого прорыва, создаются совершенно новые перспективы для российско-грузинских отношений»17.

Можно с уверенностью сказать, что это была одна из ключевых встреч лидеров двух государств, которая позволяла выработать линию дальнейшего конструктивного внешнеполитического развития двух стран. Как заявила позднее экс-председатель парламента Грузии Нино Бурджанадзе, «в 2004-м был шанс на прорыв по Южной Осетии». Эта перспектива появилась после встречи Путина и Саакашвили на саммите СНГ, и ее можно было реализовать, если бы грузинская сторона в том же году не предприняла первую попытку военных действий. Она сказала, что тогда позитивный процесс был остановлен из-за начатых Саака-швили военных действий в Южной Осетии18.

Четвертая встреча между лидерами двух стран состоялась 13 июня 2006 г. в Санкт-Петербурге. По мнению грузинской общественности, центральным вопросом переговоров должны были стать конфликты в Абхазии и Южной Осетии. В частности, подобного мнения придерживался эксперт по конфликтам в Грузии Давид Джапаридзе. Следует подчеркнуть тот факт, что сам диалог между президентами был весьма интенсивным, о чем свидетельствуют личные встречи в рамках форумов СНГ и многочисленные телефонные беседы19.

«Я очень рад, что встреча состоялась, поскольку мы проанализировали то, как непросто складываются российско-грузинские отношения, поговорили о возможных путях не только в установлении, но и развитии наших связей», — заявил Владимир Путин. По словам президента Российской Федерации, и Россия, и Грузия должны предпринять шаги, направленные на нормализацию отношений между Москвой и Тбилиси, и создать хо-

"20

рошие условия для развития двусторонних связей .

«Грузия настроена на мирный, прогрессивный диалог, в первую очередь с участием России», — заявил в свою очередь на пресс-конференции президент Грузии Михаил Саакашвили. Он также признал, что «в российско-грузинских отношениях за последнее время накопилось множество нерешенных проблем, что является объектом опасности»21.

По мнению большинства наблюдателей, «больные» вопросы российско-грузинских отношений решены не были. В частности, говоря об урегулировании конфликтов, Путин объяснил: это очень сложный вопрос, «он не нами с Михаилом Николаевичем рожден». «Нельзя заниматься урегулированием конфликтов с помощью ножа и бритвы, нужно вырабатывать способ наведения мостов, и не между Россией и Грузией, а между народами Южной Осетии и Грузии», — заявил российский президент22.

На пресс-конференции по результатам встречи два президента продемонстрировали прямо противоположные подходы к решению территориальных вопросов. В частности, В. Путин утверждал, что на урегулирование грузино-абхазского конфликта на долгосрочной основе необходимо время, и провел аналогию с референдумом по конституции Чечни, заявив, что таким путем надо идти и грузинским властям.

На это М. Саакашвили отметил, что в Грузии насчитывается 300 тысяч беженцев из Абхазии и там уже некому высказываться в пользу сожительства в едином грузинском государстве. М. Саакашвили утверждал, что Грузия не отдаст ни метра своих земель в Абхазии и Южной Осетии, а потом перешел в своем разговоре к аннексии грузинских территорий. Возможно, президенты так и не определились по политическому статусу Абхазии23.

Без понимания закулисной информации итоги встречи анализировать сложно. Возможно, Саакашвили пообещал Путину пока не вытеснять российских миротворцев из Абхазии и не идти войной на Южную Осетию, а также не форсировать вступление в НАТО. В свою очередь Путин пообещал не бросать грузинскую экономику на произвол судьбы24.

Последняя встреча между лидерами двух стран произошла 21 февраля 2008 г. в преддверии неформального саммита СНГ. Президент России принял грузинского коллегу в своей резиденции в Ново-Огарево.

Обменявшись любезностями, стороны перешли к обсуждению ключевых вопросов. В самом начале Путин обратился к теме вступления Грузии в НАТО. По словам главы МИД РФ Сергея Лаврова, поведавшего журналистам некоторые подробности встречи в Ново-Огареве, «президент подтвердил принципиальную позицию России о том, что мы не видим реальных причин для этого процесса, и подробно разъяснил, какие последствия это может иметь, в том числе для российско-грузинских отношений»25.

Глава МИД РФ добавил, что была также затронута тема конфликтов Грузии с Южной Осетией и Абхазией. Российский лидер назвал одним из основных условий нормализации российско-грузинских отношений выполнение всех договоренностей по урегулированию этих конфликтов.

Глава МИД Грузии Давид Бакрадзе, принимавший участие во встрече в Ново-Огареве, сказал, что руководство России удостоверило грузинскую сторону в том, что не признает независимости Абхазии и Южной Осетии. «Для нас необычайно важно обещание, которое мы услышали от российской стороны — что она не собирается признавать независимость конфликтных регионов Грузии», — заявил Бакрадзе, отметив в свою очередь, что вопрос по урегулированию территориальных конфликтов еще не исчерпан.

Стороны также обсудили ситуацию с прерванным авиасообщением. Владимир Путин заявил по данному поводу: «Мне известно, что наши авиационные власти договорились о снятии разногласий, которые между ними были. Это касается, прежде всего, урегулирования вопросов задолженности. После решения финансового вопроса можно будет восстановить и авиационное сообщение, а также решить ряд других вопросов, которые возникли в прежнее время»26.

В свою очередь грузинский лидер подтвердил, что все протоколы уже подписаны и выразил надежду на скорое возобновление авиаперелетов. Сама договоренность, о которой идет речь, была достигнута накануне по итогам переговоров представителей Минтранса РФ и их грузинских коллег. Прямое воздушное сообщение между Россией и Грузией, прерванное осенью 2006 г., необходимо было возобновить после погашения долга грузинских авиакомпаний за аэронавигационное обслуживание, составляю-

п 27

щего около 3 млн долларов .

По словам главы МИД РФ Сергея Лаврова, на переговорах «была достигнута договоренность о дальнейших шагах по нормализации наших связей». Михаил Саакашвили позвал Владимира Путина в гости, выразив надежду, что тот приедет в Грузию в качестве премьера.

Следует подчеркнуть очень важный момент, что за всё время существования грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов, которые и явились камнем преткновения в российско-грузинских отношениях, грузинское руководство не смогло выработать политических инструментов для полного урегулирования ситуации вокруг неконтролируемых территорий.

Можно отметить тот факт, что Россия и Грузия постоянно прибегали к односторонним действиям, вызывающим осуждение противной стороны. Само желание политической элиты Грузии привлечь страны Запада в качестве сил, способных решить проблему ее территориальной целостности, воспринималось в России крайне негативно. Важным моментом, по мнению некоторых оппозиционных экспертов, также является тот факт, что реактивные и необдуманные действия самого грузинского лидера только усугубляли и так весьма мрачную картину разворачивающихся событий28.

С другой стороны, те действия, которые предпринимала Россия в отношении Абхазии и Южной Осетии, прежде всего безвизовый проезд и предоставление абхазам и коренным жителям Южной Осетии российского гражданства, а также контакты российских официальных представителей с руководителями самопровозглашенных республик, — вызывали в Грузии недоверие к политике российского руководства. Всё это приводило к формированию явно негативного общественного мнения по отношению к России. Возможно, Россия как более могущественная сторона конфликта не использовала все возможности мягкой силы для влияния на Грузию, что могло бы способствовать поиску мирных путей решения вопроса.

Если рассматривать внешнюю политику России при В. Путине по отношению к ближнему зарубежью, то по его действиям можно понять, что он является приверженцем евразийской идеи. Стратегическая направленность РФ на страны Кавказа и Центральной Азии, побуждающие их к более тесной интеграции, а также нежелание допускать в регион весь остальной мир,

в особенности страны Запада и НАТО, и попытки использовать «тройственный инструмент» (экономическое, политическое и военное воздействие), всё это является признаками приверженности Путина евразийской школе в ее сочетании с прагматизмом29.

В Москве с большим подозрением относятся к стремлению Грузии вступить в НАТО. В самом расширении НАТО на постсоветском пространстве и ее выходе к границам России видится проявление политики враждебности, унаследованной от холодной войны. Эти действия, в конечном счете, представляют собой угрозу безопасности России, особенно ее статусу великой державы, а также ее региональной и международной роли.

В стратегическом отношении Абхазия является областью особенно ценной для России, т. к. это важный в военном и экономическом плане регион. Поэтому вступление Грузии в НАТО может оказаться очень болезненным для России30.

Руководители Российской Федерации исходят из того, что расширение НАТО на территориях постсоветского пространства не является мерой по укреплению безопасности, а способствует устранению России с мировой и европейской арены. К тому же всё это воспринимается как средство, чтобы ограничить влияние России в регионе и сдерживать ее подъем в качестве региональной и мировой державы. Расширение сферы влияния НАТО выглядит и как унижение России, поскольку не оставляет РФ простора для действий в изменяющемся контексте европейской безопасности. Важным моментом является тот факт, что Россия видит в расширении НАТО нарушение слова, данного ее генеральным секретарем Вернером в 1990 г., когда тот заявил, что НАТО не будет расширяться за пределы Германии31.

В заключение следует отметить, что в условиях нового политического порядка, установившегося в мире после распада Советского Союза, в кавказский регион пришли международные организации, которые занимались поддержанием безопасности. Их основной целью было сохранение стабильности и укрепление слабых государственных структур и свободной рыночной экономики в Грузии, а также на конфликтных территориях Южной Осетии и Абхазии. Сама российско-грузинская война в августе 2008 г. дала четко понять, что инициативы, которые были призваны умиротворить регион, не привели к формированию системы

безопасности, всё это не смогло предотвратить или сдержать

внутренние или межгосударственные конфликты или хотя бы

локализовать их, не дав перерасти в военное столкновение32.

Примечания

1 Мурванидзе Б. Ю. Россия и США в ориентирах внешней политики Грузии в период президентства Эдуарда Шеварнадзе : автореф. дис. ... канд. ист. наук. Иваново, 2009. С. 21.

2 Бахтуридзе З. З. Внешняя политика Грузии в контексте развития международных отношений на постсоветском пространстве : дис. ... д-ра полит. наук. СПб., 2016. С. 126.

3 Мацаберидзе М. Грузия — Россия: поиск цивилизованной модели отношений // Центральная Азия и Кавказ. 2007. № 5. С. 81.

4 Мусхелишвили М. Грузия в новой волне преобразований // Кавказ и глобализация. 2010. № 1. С. 46.

5 Павловский Г. Саакашвили будет искать и находить все новые поводы выйти на обострение отношений с Россией. URL: www.Sakartvelo.Info (дата обращения: 19.02.2017).

6 Попхадзе А. Конфликтогенность Южного Кавказа: причины «пятидневной войны» // Вестник Российского университета дружбы народов. 2010. № 4. С. 70.

7 Скаков А. Августовский кризис на Кавказе и его последствия // Центральная Азия и Кавказ. 2009. № 1. С. 25.

8 Там же.

9 Владимир Путин встретился с Президентом Грузии Михаилом Саакашвили. URL: http://kremlin.ru/events/president/news/30340 (дата обращения: 13.01.2017).

10 Там же.

11 The Georgian and Putin: a Hate Story. URL: http://www.nytimes.com/ 2009/04/19/weekinreview/19levy.html?_r=1&ref=world (дата обращения: 28.01.2017).

12 Ibid.

13 Встретятся ли Медведев и Саакашвили. URL: http://www.interfax.ru/ russia/15029 (дата обращения: 19.02.2017).

14 М. Саакашвили не удалось договориться с Путиным о решении юго-осетинской проблемы. URL: http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/58004 /?print=true (дата обращения: 13.01.2017).

15 Там же.

16 Экс-посол США в Грузии: Саакашвили обладал даром отталкивать людей. URL: http://m.rosbalt.ru/world/2013/11/25/1203415.html (дата обращения: 15.01.2017).

17 Начало встречи с Президентом Грузии Михаилом Саакашвили. URL: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/23142 (дата обращения: 03.01.2017).

18 Бурджанадзе рассказала, как Путин умеет выполнять обещания. URL: https://vz.ru/news/2014/12/29/722811.html (дата обращения: 17.01.2017).

19 Эксперт: С чем едут в Санкт-Петербург Путин и Саакашвили. URL: https://regnum.ru/news/655315.html (дата обращения: 13.01.2017).

20 Встреча Путин — Саакашвили: сухая ничья на своем поле. URL: http://www.svoboda.Org/a/160978.html (дата обращения: 03.01.2017).

21 Там же.

22 Конфликты не решить с помощью ножа и бритвы, считает Путин. URL: https://ria.ru/politics/20060614/49439108.html (дата обращения: 04.01.2017).

23 Пресс-конференция по окончании встречи с Президентом Грузии Михаилом Саакашвили. URL: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/ 23636 (дата обращения: 04.01.2017).

24 Путин — Саакашвили: ну вот и поговорили... URL: http://www.rosbalt.ru/main/2006/06/14/256768.html (дата обращения: 04.01.2017).

25 Начало встречи с Президентом Грузии Михаилом Саакашвили. URL: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/24850 (дата обращения: 04.01.2017).

26 Владимир Путин встретился с Президентом Грузии Михаилом Саакашвили. URL: http://kremlin.ru/events/president/news/43849 (дата обращения: 05.01.2017).

27 Начало встречи с Президентом Грузии Михаилом Саакашвили. URL: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/24850 (дата обращения: 03.01.2017).

28 Бахтуридзе З. Направление внешнеполитического курса Грузии при президенте Саакашвили // Современные исследования социальных проблем. 2011. Т. 7, № 3. С. 12.

29 Фараджирад А., Хезерзаде А. Внешняя политика России на Кавказе при Владимире Путине // Центральная Азия и Кавказ. 2010. № 4. С. 30.

30 См.: Bendelingi K. Two dynamics of Georgia in NATO // Inter Press News. 2008. 15 March.

31 Фараджирад А., Хезерзаде А. Указ. соч. С. 44.

32 См.: Celikpala M. Security in the Black Sea Region // Commission on the Black Sea Policy Report II, 2010. URL: www.blackseacom.eu/uploads/ media/Black_Sea_Report II_Security/pdf (дата обращения: 13.03.2017).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.